Статьи в иностранных журналах, газетах 1994-1995 гг вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 1994-1995 гг


  1. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №2 в pdf — 7,72 Мб
  2. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №3 в pdf — 8,53 Мб
  3. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №4 в pdf — 7,88 Мб
  4. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №5 в pdf — 7,18 Мб
  5. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №6 в pdf — 8,75 Мб
  6. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №7 в pdf — 9,68 Мб
  7. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №8 в pdf — 9,00 Мб
  8. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №9 в pdf — 8,26 Мб
  9. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №10 в pdf — 7,20 Мб
  10. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №11 в pdf — 8,82 Мб
  11. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1994 №12 в pdf — 8,23 Мб
  12. номер полностью (на англ.) JBIS 1994 №9 в pdf — 7,07 Мб
  13. Марша Фримен, Уильям Джонс. Влияние Германа Оберта на советскую космонавтику (Интервью с Борисом Раушенбахом) (Marsha Freeman, William C. Jones, Hermann Oberth's influence on Soviet space exploration (Interview with Boris V. Rauschenbach) (на англ.) «Executive Intelligence Review», том 21, №32, 1994 г., стр. 16-21 в pdf — 2,87 Мб
    Раушенбах сказал, что, хотя влияние Оберта в России было "не прямое, но его косвенное влияние через свои книги было огромным". Оберт, пожалуй, больше ценится в России, чем в Германии, добавил он. (...) Раушенбах предложил свои объяснения аспектов советской космической программы, которые несколько отличаются от обычного представления в истории. Объяснения включают в себя воздействие на советскую программу чисток, которые начались в 1937 году, роль немцев, захваченных после Второй мировой войны в советской ракетной программе, а также причины, почему Советы не отправляли людей на Луну".
  14. А. М. Виницкий. «О конструкции летающей машины Н. И. Кибальчича» (100-летний юбилей) (A. M. Vinitsky, On the Design of N. I. Kibal'chich's Flying Machine (on the 100th Year of its Development)) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 3-4 в pdf — 111 кб
    «Рассматривая проект Кибальчича XIX века в целом, нужно принять во внимание его оригинальность: его летательный аппарат включил среди других характеристик: (1) ракетный двигатель для летающей машины, (2) управление отклонением двигателя (3) обеспечение устойчивости полета по расположению центра тяжести транспортного средства и ракетного двигателя, (4) изменение скорости за счет изменения тяги ракеты (размер твердотопливного элемента) и (5) возможность мягкой посадки».
  15. А.Ю. Ишлинский. «Происхождение инерциальной навигации в космосе» (A. Yu. Ishlinsky. The Origins of Inertial Navigation in Space) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 7-11 в pdf — 291 кб
    «Современная инерциальная навигация — яркий пример реализации идеи, которая сначала выглядела как чистая фантазия, но в настоящее время она пользуется широким практическим применением. (...) Общие черты проблемы инерциальной навигации хорошо поняты сегодня. Существуют системы, обеспечивающие управление ракет, самолетов, кораблей и космических аппаратов. Однако рутинность, с которой работают эти инерционные навигационные системы, маскирует извилистый путь, ведущий к развитию этих практических систем. (...) Подробное описание концепция инерциальной навигации в космосе содержалась в книге Роберта Эсно-Пельтри в 1930 году. (...) Простым анализом можно показать, что инерциальная навигационная система, рассмотренная Эсно-Пельтри, неустойчива...) В 1934 году концепция инерциальной навигации в космосе была реализована на практике в Центральном авиационно-гидродинамическом институте В. С. Ведрова и его коллегами, которые разработали методику анализа самолетного движения во время нестационарного вращения. (...) В работе В. С. Ведрова, по-видимому, содержатся наиболее полные из первых сообщений теории инерциальной навигации в космосе».
  16. Фредерик I Ордвей III. Эволюция космических фантастических фильмов) (Frederick I. Ordway, III, Evolution of Space Fiction in Film) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 13-29 в pdf — 10,5 Мб
    «Проведен обзор эволюции темы космического полета в кино с рубежа двадцатого века до начала лунных экспедиций Аполлона конца 1960-х годов. Обзор охватывает как основные, так и второстепенные постановки, начиная с новаторства 1902 года, 16-минутое немое "Лунное путешествие" Джорджа Мельеса во Франции до эпохи "2001: Космическая одиссея", чьи спецэффекты и реализм устанавливают новые стандарты для жанра. Фильмы рассматриваются в контексте современной научной фантастической литературы и параллельного продвижения в мышлении человека в лунном и межпланетном путешествии, описанного в научной литературе и событиях. Обследование выполнено с помощью иллюстраций и исчерпывающей библиографии». — [Советские научно-фантастические фильмы не упоминаются.]
  17. Е. К. Мошкин, А. Ф. Нистратов. Обучение персонала ракет в СССР, 1924-1936 (E. K. Moshkin, A. F. Nistratov, Rocketry Personnel Training in the U.S.S.R., 1924-1936) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 33-37 в pdf — 362 кб
    «В конце 1920-х — начале 1930-х годов в Советском Союзе большое внимание уделялось изучению проблем межпланетноо полёта. Различные рабочие группы и команды были созданы энтузиастами реактивного движения для обсуждения возможностей межпланетного полета и разработки схемных диаграмм ракет и их двигателей. Кроме того, некоторые ученые уделяли большое внимание определению оптимальных параметров процессов сжигания ракетных двигателей и оценке лучших баллистических траекторий. Для содействия дальнейшему развитию ракетной техники высшие руководители считали необходимым централизовать исследование поэтому было целесообразно обучить специалистов, способных охватить широкий спектр проблем ракетного полета: дизайнеров, инженеров и техников для проведения теоретических и экспериментальных исследований, результатом чего было создание учебной программы для технического персонала — ракетчиков, начиная с середины 20-х годов и её расширения в течение остальной части этого десятилетия в соответствии с быстрым научно-техническим развитием в Советском Союзе. (...) В 1930-х годах под эгидой Центрального совета Общества Осоавиахим проводилась подготовка персонала ракетостроения, которая стала систематической и планируемой: была создана группа по изучению реактивного движения (ГИРД), которая на самом деле, стала первой советской высшей школой ракетной техники».
  18. Рудольф Херманн. Аэродинамическая труба в Пенемюнде и её вклад в аэродинамику управляемых ракет (Rudolph Hermann, The Supersonic Wind Tunnel Installations at Peenemünde and Kochel and Their Contributions to the Aerodynamics of Rocket-Powered Vehicles) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 39-56 в pdf — 2,76 Мб
    «С целью создать в 1937 году исследовательский институт по аэродинамике и баллистике для получения аэродинамических, стационарных и тепловых данных, необходимых для развития ракетных аппаратов, исследования космических аппаратов в Германии переросли в новый этап. Описывается конструкция и компановка созданной сверхзвуковой аэродинамической трубы с испытательной секцией 40 см х 40 см, которая начала функционировать в Пенемюнде в 1939 году и была перевезена в Кохель в 1943 году. Семь аэродинамических трубок Лаваля со скоростью до 5M, были использованы на этом объекте, и их теория, конструкция и компановка, а также их волновые модели занимают важное место в этом обсуждении. Кроме того, результаты испытаний на этом объекте для аппаратов без крыльев, таких как A-4, а для аппаратов с крыльями, в том числе дельтообразных, таких как «Планер A-9» или «Wasserfall», дают полезные примеры исследований, проводимых там. Наконец, я опишу влияние реактивной тяги на сопротивление и устойчивость».
  19. Джеймс А. Ван Аллен. «Происхождение магнитосферной физики» (James A. Van Allen, The Origins of Magnetospheric Physics) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 59-74 в pdf — 1,08 Мб
    «С 1981 года магнитосферная физика представляет собой большую и процветающую науку, которая привлекает усилия более тысячи исследователей по меньшей мере в двадцать разных странах. (...) Нынешняя изощренность магнитосферной физики резко контрастирует с ее примитивными началами ( ...) Радиосигналы со Спутника-1, на 20.005 и 40.002 МГц, были получены станциями по всему миру. Эти сигналы ознаменовали начало новой научной эпохи. Спутник-2, запущенный 3 ноября 1957 года, имел первые детекторы заряженных энергичных частиц, попадающих на спутник. (...) В ожидании возможности распространения нашего редкого в географическом смысле обзора с помощью ракет интенсивности космических лучей над атмосферой я предложил полет простого радиационного детектора на раннем спутнике Земли в США. (...) Один из таких инструментов был частью полезной нагрузки (рис. 2) первого спутника США, Эксплорер I, запущенного 1 февраля 1958 (UT), 31 января, EST с мыса Канаверал, штат Флорида (...). Вышеупомянутый отчет о наблюдениях и интерпретации по существу тот, который я дал на специальной совместной сессии Американского физического общества и Национальной академии наук на его последнем собрании 1 мая 1958 года. После лекций моих и других участников программы Explorer I и Explorer III состоялась большая пресс-конференция, и на следующий день результаты широко освещались новостями. (...) Нет никаких доказательств, насколько я могу судить, о том, что советские ученые знали о существовании геомагнитно захваченной радиации до моего выступления 1 мая 1958 года в докладе наблюдений Explorer III / I. (...) комбинация данных от Pioneer III с данными с малой высоты от Explorer IV впервые выявила полную геометрическую форму двух совершенно разных радиационных поясов, внутреннего и внешнего (...) Pioneer III завершил этап открытия в исследовании радиационных поясов Земли, (...) позже названных магнитосферой».
  20. Мартин Саммерфилд. Фундаментальные научные вопросы в ранний период развития ракетных двигателей (Martin Summerfield, Fundamental Scientific Questions in the Early Period of Rocket Propulsion Development) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 141-143 в pdf — 229 кб
    «В этой статье я расскажу о некоторых важнейших проблемах, возникших на самой ранней стадии разработки ракетных двигателей, конкретно — с жидкостным ракетным двигателем. В основном умные мысли, которые определили окончательный технический выбор, были связаны с фон Карманом и Малиной, автор был их помощником и исполнитель исследований в конкретных проблемах, описанных здесь. В пересказе этой ранней истории поиска технологических решений есть надежда, что читателям будут понятны полезные принципы, как научный подход подходит и решает сложные инженерные вопросы. Начало восходит к периоду 1940-1942 гг. в Калифорнийском технологическом институте, когда главный вопрос, стоящий перед Теодором фон Карманом и его небольшой группой сотрудников, состоял в следующем: возможен ли высокоэффективный ракетный полет, или существуют фундаментальные термодинамические, физические и/или химические кинетические барьеры, которые стоят на пути?"
  21. В. И. Яздовский, Ю. Ведешин, Научные основы для осуществления космического полета человека (V. I. Yazdovsky, Y. Vedeshyne, Scientific Foundations for the Implementation of Human Space Flight) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 145-146 в pdf — 125 кб
    «Научные основы для возможности полета человека в космос и его внедрение были систематически разработаны большой командой советских ученых на протяжении многих лет. Результаты первых исследований (1948-1952) показали, что герметичная кабина небольшого объема с системой жизнеобеспечения, используемая во время полета ракеты до высоты 100,8 км, создала условия, необходимые для пребывания животных в космосе на срок до трех часов. Влияние факторов полета (перегрузка, невесомость, космические лучи и т. д.) практически не вызывают изменений в поведении и условиях отдельных физиологических функций у животных. При проведении второго этапа исследований было ясно, что космические костюмы обеспечивают необходимые условия для жизни животных во время их полета в негерметичной каюте ракеты до высоты 110 км. (...) Все это позволило Советскому Союзу в первый раз в истории провести космический полет с человеком на борту космического корабля Восток весной 1961 года».
  22. Р. Скотт Милликан. История внекорабельной деятельности (ВКД) в космических полётах США (R. Scott Millican, The History of Extravehicular Acitivity (EVA) in U.S. Human Spaceflight) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 147-159 в pdf — 4,59 Мб
    «История внекорабельной деятельности (ВКД) в пилотируемых космических полётах США восходит к началу 1960-х годов. Она стала важной частью американской деятельности, и, возможно, работа на поверхности Луны не была бы действенной без способности космонавта покинуть космический корабль, извлекать лунные образцы, развертывать эксперименты и делать наблюдения, выносить решения относительно получения научных данных. Возможности ВКД были дополнительно продемонстрированы во время программы Skylab, когда астронавты выполнили несколько крупных ремонтов космической станции. Продолжение миссии считалось основным фактором успешного завершения программных целей Skylab. ВКД теперь является такой важной и неотъемлемой частью космического полета США, что самые современные исследования космических аппаратов и космических станций включают возможности ВКД для выполнения задания по строительству и обслуживанию."
  23. А. А. Космодемьянский. Константин Эдуардович Циолковский и современники (A. A. Kosmodemjansky, Konstantin Eduardovich Tsiolkovsky and the Present Times) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 165-173 в pdf — 1,06 Мб
    «Настоящая краткая статья посвящена анализу прогнозов, отобранных из фундаментальных открытий и разработок, сделанных Константином Эдуардовичем Циолковским — ведущим ученым и пионером космических полетов из России».
  24. Фрэнк Х. Винтер. Рынин Николай Алексеевич (1877-1942), советский пионер астронавтики: американская оценка (Frank H. Winter, Nikolai Alexeyevich Rynin (1877-1942), Soviet Astronautical Pioneer: An American Appreciation) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 175-193 в pdf — 2,39 Мб
    «Николай Алексеевич Рынин мало известен за пределами своего родного СССР, за исключением своего шедевра, девятитомной энциклопедии космического полета, первой в мире космической энциклопедии «Межпланетные сообщения», опубликованной в Москве и Ленинграде между 1928-1932 гг. (...) настоящая статья будет посвящена карьере Н. А. Рынина».
    [Эта статья уже была опубликована в 1982 году
    http://epizodyspace.ru/bibl/inostr-yazyki/earth-oriented/1982/winter-rynin.pdf]
  25. П. Контенсу, «Вклад Роберта Эснаута-Пельтери в космонавтику» (P. Contensou, The Contribution of Robert Esnault-Pelterie to Astronautics) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 195-199 в pdf — 410 кб
    «Пионерская работа Роберта Эсно-Пельтри отличается исключительным значением в области, которую он охватил — в аэронавтике и космонавтике — широким спектром технологий, которые он усовершенствовал, и разнообразием его способностей как инженера, каким был (...) Прекрасно видно, что человек, который так решительно продвинулся от успехов, сделанным им в авиации, и кто мог бы посвятить славную карьеру своему развитию и прогрессу, сразу посмотрел далеко вперед. Границы, которые человек начинал успешно продвигать в нижние слои атмосферы, были в его глазах лишь стадией великого подъема, который однажды разорвет путы его родной планеты и приведет его к звездам. (...) Но Эсно-Пельтри был не только блестящим теоретиком, но и инженером, который относился ответственно к доказательству точности своих экспериментов. Именно в этом случае была разработана техника ракеты, которая была ключом к космонавтике. Именно развитие этой технологии он должен был посвятить свою работу в течение десяти лет между 1930 и 1940 годами. (...) в 1929 году он основал международную премию за космонавтику со своим другом, банкиром Гиршем и она впервые была присуждена Герману Оберту. Тем не менее, Оберт был конкурентом в научной области и в то же время гражданином страны, чьи отношения с Францией по-прежнему были плохими из-за недавней и жестокой войны. Оберт выразил свою благодарность в словах, которые остались напечатаны во всех изданиях, которые он опубликовал несколько позже, несмотря на события, которые снова оказались трагическими. Эсно-Пельтри считал, что космонавтика является предметом достаточно амбициозным и увлекательным, чтобы оправдать скоординированные усилия всего человечества, надеясь, что она может отвлечь человека от своих традиционных конфликтов».
  26. Флорин Зэгэнеску. Румынский профессор Эли Карафоли: Пятьдесят пять лет преданности современной аэронавтике и астронавтике (Florin Zăgănescu, Romanian Professor Elie Carafoli: Fifty-Five Years of Devotion to Modern Aeronautics and Astronautics) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 201-207 в pdf — 483 кб
    «Основатель румынской школы авиастроения профессор Карафоли вместе с Траяном Вуё, Аурелом Влаху и Анри Коандой составляют знаменитый квартет румынских авиационных пионеров, который выводит Румынию в число стран, добившихся замечательных достижений в этой области науки и технологии в двадцатом веке. Будучи более тридцати лет студентом и соавтором академика профессора Карафоли, я имею честь сказать, что деятельность этого именитого профессора материализовалась во внушительном числе основных работ по механике жидкостей, аэродинамике, прикладной аэронавтике и космонавтике, а также некоторыми замечательными достижениями в области изготовления самолетов и аэродинамических испытательных установок. Я рассмотрю основные аспекты жизни и работы профессора Карафоли, его деятельность продолжается с молодой энергией и гордостью его студентами и сотрудниками».
  27. Владислав Гейслер. Ари Штернфельд: Пионер космической навигации (Władysław Geisler, Ary Szternfeld: Pioneer of Space Navigation) (на англ.) in: Roger D. Launius (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Fifteenth and Sixteenth History Symposia of the International Academy of Astronautics, Rome, Italy, 1981 / Paris, France, 1982, San Diego, California, 1994 г., стр. 209-217 в pdf — 698 кб
    «Ари Штернфельд родился в 1905 году в маленьком городке Серадз в Польше. Он учился в средней школе в Лодзи, неподалеку от города, а затем начал учебу в Ягеллонском университете в Кракове. После этого он переехал во Францию, чтобы продолжить учебу в Университете Нанси, где в 1927 году получил степень инженера-механика, заняв второе место среди 31 выпускника, прошедшего экзамен. С ранней юности он интересовался механикой, космонавтикой и космическим полетом, и он был уверен, что скоро люди начнут исследовать космос. Работая над своей докторской степенью в Университете Сорбонны в Париже, он написал свои тезисы о межпланетном полете. Работая над этим исследованием, на что потребовалось три года, он столкнулся с неоднократными попытками своего академического комитета отговорить его от защиты темы по космонавтике и движения небесных тел. Члены Комитета считали это нецелесообразным, ведь речь идет о слишком далеком будущем, они предложили другие темы диссертации, которые давали престижные стипендии. Несмотря на это, Штернфельд предпочел отказаться от получения докторской степени в пользу продолжения работы своей жизни. Таким образом, он оставил Париж без степени (...) Основываясь на уже известных теоретических принципах механики ракетного движения и на расчетах, проведенных предыдущими теоретиками и пионерами, Штернфельд тщательно проверил эти ранние результаты, а иногда даже обнаруживал ошибки в работе его предшественников. Соответственно, он разработал и отполировал новые элементы теории полета ракет путем вывода десятков своих собственных формул и получил неоспоримый приоритет в следующих областях и предметах: (...) Ари Штернфельд получил также во Франции международный Приз РЭП-Гирша. Однако он не мог найти польского издателя для своей первой книги, хотя он старался усердно. В 1935 году он принял приглашение посетить Москву, где лидеры советского научного сообщества проявили интерес к его работам. Он поехал туда со своей женой, надеясь найти хорошие условия для продолжения своей работы в космонавтике и встретиться с Циолковским, с которым он переписывался. Однако неожиданная смерть Циолковского в сентябре 1935 года сделала невозможным личную встречу. (...) Даже с этими достижениями Ари Штернфельд считал, что ему нужно бороться за космонавтику, чтобы научный мир её принял как законную область человеческой деятельности. Он действовал упорно и настойчиво в течение более чем тридцати лет в качестве сторонника астронавтических исследований, стремясь преодолеть технические трудности, и человеческое равнодушие. (...) Этот советский ученый дожил, чтобы получить международную известность и несколько высоких научных почестей Советского Союза, Франции и Польши. (...) 5 июля 1980 года, Ари Стернфельд умер в Москве в возрасте 75 лет»
  28. Сергей Крикалёв... (Sergej Krikaljow ...) (на немецком) «Wostok», том 39, №1, 1994 г., стр. 95 в pdf — 28 кб
    Сергей Крикалев участвовал в экипаже первой американо-российской миссии на борту американского космического челнока Discovery, который был запущен 3 февраля 1994 на восемь дней полета. Хотя Крикалев был самым молодым членом экипажа, он имел самый большой опыт в космосе. Он провел более 15 месяцев в космосе и выполнил семь выходов в открытый космос, как бортовой инженер советских космических полетов. Он стал известен во всем мире как человек, который покинул Советский Союз 19 мая 1991 года, увидел его распад из космоса и вернулся в независимую Республику Казахстан 25 марта 1992 года. Крикалев надеется, что полет Discovery станет лишь началом различных российско-американских космических миссий.
  29. Совместная русско-американская миссия к Плутону (Gemeinsame russisch-amerikanische Mission zum Pluto) (на немецком) «Wostok», том 39, №3, 1994 г., стр. 93 в pdf — 16 кб
    Сообщение, что НАСА рассматривает совместный российско-американский полет к Плутону. Также совместная миссия к Солнцу может оказаться невозможной.
  30. Договор о Байконуре (Vertrag über Baikonur) (на немецком) «Wostok», том 39, №6, 1994 г., стр. 98 в pdf — 20 кб
    Россия и Казахстан парафировали договор о космодроме Байконур 18 ноября 1994 года, он будет сдан в аренду России на двадцать лет. Договор будет продлен, если ни один из партнеров не заявит о его прекращении. Ежегодно за аренду плата $ 15 млн. Все объекты и активы, которые уже существовали в 1991 будут принадлежать Казахстану. Все вещи, которые будут созданы позже, принадлежит тому, кто заплатил.
  31. Российский орбитальный комплекс "Мир". Монография НАСА (на англ.) 1994 г. в pdf — 10,3 Мб
  32. Советские исследования Венеры (R. Z. Sagdeev, V. I. Moroz, T. Breus, Soviet Study Results, in: Richard O.Fimmel, Lawrence Colin, Eric Burgess, Pioneering Venus. A Planet Unveiled) (на англ.) Washington, D. C., 1995 (NASA SP-518), стр. 238-272 в pdf — 19,4 Мб
    Глава 7 книги НАСА по результатам Pioneer Venus посвящена результатам советских исследований Венеры от Венера-4 до -12, которая была написана советскими специалистами. Она был обновлена с учетом Венер с 13 по 16 и Вега-1 и -2 американскими авторами (см. информацию на с. 239).
  33. Роберто Пинотти. Индо-арийские традиции и история космонавтики (Roberto Pinotti, Indo-Aryan Traditions and the History of Astronautics) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 3-12 в pdf — 735 кб
    "Индия является страной, которая сохранила свои традиции мифических полетов и сражений в далеком прошлом. Индийские боги и герои сражаюся в небе, но не на драконах или птицах: они используют "виманы", пилотируемые летательные устройства с кошмарным оружием. (...) Без сомнения, эти описания очень похожи на современные реактивные летательные аппараты. (...) мы должны помнить эти древние тексты, которые не свидетельские, но строки из поэм или описания событий, которые уже давно существуют в народной памяти и передавались в устной форме от одного поколения к другому. (...) Тем не менее, некоторые описания кажутся слишком детализированы и имеют слишком «технический» характер, чтобы быть простыми компонентами общего мифа. (...) легко представить все описания Вимана и традиции как простой миф, пока, никто не встречал их (...) Важность таких исследований является очевидной и может оказаться шокирующим для сегодняшнего человека. Потому что наличие передовых знаний и летательных аппаратов, помимо мифологии, в доисторической Индии может быть объяснена не только забытыми цивилизациями на Земле, но и возможными контактами с внеземными пришельцами, в конце концов.".
    [Нет никаких археологических свидетельств "высшей цивилизации" на Земле. Возможный контакт с инопланетянами просто спекуляция.]
  34. Жан-Поль Эскалеттес, Филипп Юнг. Конгрев и город Тулуза (Jean-Paul Escalettes, Philippe Jung, William Congreve and the City of Toulouse) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988/Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 13-32 в pdf — 6,07 Мб
    "Эта статья объясняет значение использования ракет Конгрева во время битвы при Тулузе, которая была последней наполеоновской битвой. Это простое исследование пытаться прояснить многие неясности по поводу пребывания Конгрева в Тулузе в конце своей жизни. Оно включает в себя поиск его могилы, так как кладбище в центре города было уничтожено и застроено".
  35. Рэнди Либерман. Сотрудничество Вернера фон Брауна и Фреда Фримана (Randy Liebermann, The Collaboration of Wernher von Braun and Fred Freeman) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 35-39 в pdf — 430 кб
    "В этой статье я остановлюсь на рабочих отношениях между Фредом Фрименом, один из трех иллюстраторов Collier's, один из величайших исторических и технических художников Америки и Вернера фон Брауна, возможно, самым влиятельным инженером астронавтической истории. За период около десяти лет Фримен и фон Браун работал над несколькими проектами. Для целей данной статьи, я сосредоточусь на их сотрудничество для Collier's.
  36. Джон Р. Лондон III. Наследие для будущего: сохранить исторические места (John R. London III, A Legacy for the Future: Preserving Space-Related Historic Sites) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 63-83 в pdf — 6,07 Мб
    "Период 1945-1975 — уникальное, эпохальное время в истории. В течение этих 30 лет родилась эра освоения космоса, начаты и доведены до конца успешно различные национальные пилотируемые и беспилотные программы. Несмотря на историческое значение этих событий, очень мало было сделано, чтобы сохранить исторические места, где творилась история. (...) Многие места, имеющие историческое значение, уже разрушены, и должны быть предприняты в ближайшее время меры, чтобы сохранить те, которые ещё остались и должны быть защищены. (...) Такая работа, чтобы защитить наше космическое наследие будет непроста. Тем не менее, преимущества правильно сохранённого исторического космического объекта может быть огромно. Сохранение этих исторических мест обеспечит создание космического наследования, где будущие поколения могли увидеть, потрогать и ощутить дух нашего времени. В 1983-1984 согласованные усилия для сохранения конкретного исторического космического ресурса, трудности, возникающие при попытке сохранить эту структуру показали проблемы, характерных для сохранения любого проекта".
  37. Б. В. Раушенбах, Система управления первых космических аппаратов (Boris V. Rauschenbach, The First Control System for Space Vehicles) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 197-201 в pdf — 390 кб
    "В 1989 году исполнилось 30 лет с момента первого управляемого космического аппарата, запущенного в межпланетное пространство. Советский автоматический зонд, Луна-3, стартовал 4 октября 1959 года, облетел Луну, направив бортовые фотокамеры на обратную сторону Луны, которую никто никогда не видел до начала космической эры. Работа по контролю за полетом космических аппаратов началось в СССР в 1954-1955 годах, так что к началу космической эры в 1957 году основные контуры будущих систем наведения уже имелись. (...) в процессе разработки системы управления ориентацией для Луна-3, советские космические ученые стремились создать систему, которая была бы в конечном итоге простота и надежна. Таким образом, принципы проектирования, которыми должны были следовать, быть настолько очевидны, как обошлись без обширных предварительных исследований и затрат времени на разработку сложных измерительных приборов".
  38. К. П. Феоктистов. Основные тенденции развития орбитальных космических станций (K. P. Feoktistov, Major Development Trends of Orbital Space Stations) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 203-207 в pdf — 376 кб
    "В течение 15 лет (1971-1986) мы достигли многого в этой области. В первую очередь, мы доказали, что человек может жить и работать на орбите в течение длительного времени. (...) То, что было сказано до сих пор относится к формированию возможной тенденции в развитии космической станции, а именно, создание многофункциональных орбитальных лабораторий, но вероятно, можно представить себе некоторые другие тенденции. Они могут включать в себя создание специализированных орбитальных станций для решения конкретных задач. (.. .) Другая возможная эволюция в развитии орбитальных станций является создание средств для обслуживания космических аппаратов на орбите (...) можно представить себе еще одну тенденцию:. создание «строительной площадки», где можно было бы собрать большие радиотелескопы. (...) Другое использование орбитальных станций может быть связано с производственными проблемами. (...) была задумана идея орбитальной станции ''Облако", состоящей из нескольких (возможно, от трех до четырех или до десяти ) объектов, летящих на расстоянии нескольких километров друг от друга и поддерживающих стабильное расстояние".
  39. Джеймс Дж Харфорд. Американское ракетное общество 1953-1963: Мемуары (James J. Harford, The American Rocket Society 1953-1963: A Memoir) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 209-216 в pdf — 376 кб
    Личные воспоминания Исполнительного секретаря Американского ракетного общества с момента, когда он "вошел в одну комнату (...) в Нью-Йорке, здание инженерных обществ, и присоединился к двум другим сотрудникам" 3 октября 1953 года до времени, когда общество слилось с другим обществом, институтом авиационных наук, 1 февраля 1963 года.
  40. Борис Кит. Краткая история немецкого ракетного общества (Boris Kit, A Brief History of the German Rocket Society) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 217-220 в pdf — 1,3 Мб
    "Поощрение космических исследований и их развитие в Германии, а также во всём мире было провозглашено главной целью на первом сборе 11 бывших членов команды Пенемюнде, в том числе А. Ф. Стац (Staats) и Х. Ленгкрек (Langkraer), 21 сентября 1952 в Бремене. Это привело к созданию немецкого национального ракетного общества, первоначально названного 'Arbeitsgemeinschaft für Raketentechnik' (рабочая группа по ракетной технике) Вскоре после этого официальное было организовано немецкое ракетное общество под названием "Deutsche Raketen-Gesellschaft (DRG) e.V." (Немецкое Ракетное Общество). Вновь созданное общество пользовалось успехом и привлекло много новых членов, большинство из них выдающиеся немецкие ученые и бывшие ракетные исследователи с Пенемюнде. Через некоторое время, многие зарубежные ученые выразили желание присоединиться к обществу. Таким образом, из-за его все более и более международного характера, общество решило изменить свое название на «Hermann-Oberth-Gesellschaft e.V.» (HOG), в честь одного из величайших астронавтических пионеров, живущих в Германии ". Краткий обзор такой: о деятельности общества, его основных достижениях и решающей роли А. Ф. Стац (Staats), его бессменного президента. "В 1961 году общество Оберта организовало первый немецкий ракетный проект твердотопливных метеорологических ракет "Cumulus "и "Cirrus".
    Подробная информация о ракетных проектах есть в статье "Забытые ракетные испытания Куксхафена"
    http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/inostr-yazyki/nemets/sterne-und-weltraum/2005/Lutz_Die_vergessenen_Raketenexperimente_von_Cuxhaven_Sterne_und_Weltraum_44_no_03_(2005).pdf
  41. Терри Л. Сандей, Джон Р. Лондон III. Космические планы X-20: прошлые инновации, перспективы (Terry L. Sunday, John R. London, III, The X-20 Space Plane: Past Innovation, Future Vision) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 253-284 в pdf — 8,12 Мб
    "В ноябре 1957 года ВВС США инициировали аэрокосмический проект, который был одним из самых инновационных своего времени, а также нацелен далеко в будущее. X-20 космический самолет, известный как Dyna-Сор, никогда не достиг штатного состояния — он был отменен в декабре 1963 года до того, как первый прототип был построен. Но даже несмотря на то, что крохотный аппарат никогда не летал, технологические достижения, сделанные в ходе его разработки заложили основу для многих последующих пилотируемых космических систем, в том числе некоторые настолько новые, что по-прежнему в будущем. (...) Параметры для Dyna-Сор были заложены боевыми опытными офицерами ВВС явно с военными целями. Концепция пилотируемого космического корабля напоминала самолет для космоса. После орбитальной миссии, планер вновь войдёт в атмосферу под управлением пилота и приземлится на взлетно-посадочной полосе, как обычный реактивный истребитель. Задуманный в первые дни космической эры, Dyna-Сор был первой попыткой ВВС материализировать часть их мечты о пилотируемой военно-космической системе. (...) До, во время и после разработки Dyna-Сор, ВВС безуспешно пытались определить требования для военной пилотируемой космонавтики. Каждое предложение ВВС отклонялось на самом высоком уровне управления Министерства обороны, и были достаточно веские причины для дальнейшего продолжения развития Dyna-Сор".
  42. Грегори Ф. Кеннеди. Приматы "Меркурия" (Gregory F. Kennedy, Mercury Primates) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 319-339 в pdf — 6,58 Мб
    "Первый запуск обезьяны на борту ракеты произошёл 11 июня 1948 г. Ракета была третья по счёту ФАУ-2 операции Blossom, стартовала с испытательного полигона Уайт Сэндз (...) Следующая обезьяна полетела на исследовательской ракете "Аэроби". (...) Первый полет "Аэроби" был осенью 1947 года, но без обезьяны. Первый полёт с обезьяной был в 1951 году". Дальнейшие полеты с обезьянами были в декабре 1958 года и в мае 1959 года "На фоне этого исследования, решение НАСА испытывать космический аппарат "Меркурий" с использованием приматов было логическим. (...) Предстоящие испытания космического корабля "Меркурий" имели важное значение в нескольких отношениях. Во-первых, они предоставили доказательства того, что СЖО работала в реальных космических условиях. Психомоторные испытания доказали, что высшие приматы могли функционировать в космосе, и что шум и ускорение при запуске, невесомость орбитального полета, и стресс при входе в атмосферу не обездвижат пилота-человека. Испытания прошли также системы запуска, управление полетами, станции слежения, а также персонал по спасению приобрёл ценный опыт работы при наличии живых пассажиров при полетах на "Меркурии" до пилотируемых полетов."
  43. Митчелл Р. Шарп, Бетти Б. Беркхолтер. Меркурий-Редстоун: Первый американский пилотируемая космическая ракета-носитель (Mitchell R. Sharpe, Bettye B. Burkhalter. Mercury-Redstone: The First American Man-Rated Space Launch Vehicle) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 341-388 в pdf — 10,9 Мб
    В данной статье описывается разработка ракеты-носителя Меркурий-Редстоун, используемой Соединенными Штатами в 1961 году в проекте полёта двух пилотируемых кораблей на суборбитальных траекториях. Прогресс в области технологий создания баллистических ракет, начиная со времен Второй мировой войны способствовал развитию ракеты Редстоун, которая сама по себе была адаптирована для запуска космических аппаратов миссии Меркурий. Среди других идей было предложение использовать модифицированный Редстоун в качестве пилотируемой ракеты-носителя в предлагаемом проекте "Адам" для "Hermes C-1". Особое внимание уделяется технической адаптации и надежности ракеты Редстоун для выполнения полёта человека. Описаны процедуры проектирования, разработки и тестирования, разработанные для Меркурий-Редстоун. Рассматриваются ключевые моменты в процессе проектирования и решений, обеспечивающих успех миссии и безопасность астронавтов. И, наконец, приведены результаты полетов космических аппаратов Mercury Freedom 7, пилотируемого космонавтом Аланом Шепардом 6 мая 1961 года и Меркурий Либерти Белл 7, пилотируемый Вирджилом Гриссомом. После этого полета возник вопрос о том, нужны ли долнительные миссии Меркурий-Редстоун. Меркурий-Редстоун выполнил задачу полёта и все операции на траектории. Ракета-носитель также доказала надёжность устройств для космонавтов. Кроме того, Меркурий-Редстоун выявил множество технических проблем, но ни одна из них не считались неразрешимой перед совершением человеком орбитального полета. Тем не менее, остальные полеты были отменены, и программа была прекращена.
  44. Грегори П. Кеннеди. Полевая лаборатория аэрокосмической медицины (Gregory P. Kennedy, The Aerospace Field Laboratory of Space Medicine) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 389-403 в pdf — 4,27 Мб
    "На протяжении 1950-х годов, полевая лаборатория аэрокосмической медицины в Холомане (Holloman, база ВВС вблизи Аламогордо, Нью-Мексико), был местом многих достижений в области космической медицины. Программы лаборатории в течение этого периода включали проект MX-1450R, физиология при полете ракеты, Проект 7851, человеческий фактор космического полета, Проект 7857, исследования в области био-наук; проект 7850, биодинамика человеческого фактора в авиации в рамках этих проектов, подзадачи включали полеты животных и человека на воздушном шаре на больших высотах, ракетные полеты и ракето-трековые (ракетные сани) исследования. Чрезвычайно важным результатом исследования на ракетных санях было развитие конструкции пилотских сидений. (...) Соединенные Штаты начали исследования в области космической биологии вскоре после Второй мировой войны. (...) Шимпанзе, небольшая обезьянка, были использованы медведи и даже свиньи для исследования. Таким образом, когда Национальному управлению по аэронавтике и исследованию космического пространства необходимо было запустить в космическом корабле "Меркурий" шимпанзе перед полётом астронавтов, Холоман предоставил средства и данные. Первым шимпанзе в космосе был Хэм (Ham). Его имя было сокращением от Holloman Aero Med. Полет Хэма, 31 января 1961 года, был суборбитальный. Позже в том же году, Энос дважды облетел Землю в генеральной репетиции миссии Джона Гленна. Перед тем как шимпанзе полетели, они прошли обучение в Холомане. (...) К этому времени человек был готов для его первых посещений космоса. Это стало возможным, в значительной мере, на фундаменте, заложенном полевой лабораторией аэрокосмической медицины."
  45. Дэвид Комптон. Научные исследования Луны программы "Аполлон" (Wm. David Compton, Apollo Scientific Exploration of the Moon) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 405-419 в pdf — 1,11 Мб
    "Решение президента Джона Ф. Кеннеди осуществить пилотируемую лунную посадку как главную задачу для космической программы Соединенных Штатов не содержало никакого научного интереса к Луне. Основной целью проекта "Аполлон" было восстановление престижа нации, которая, по мнению многих, серьезно снизилось в результате первых успехов Советского Союза в области космических полетов. (...) американское научное сообщество имело серьезные сомнения, чтобы по меньшей мере, говорить о пригодности "Аполлона" как проекта для освоения космоса. ( ...) летом 1962 г. группа ученых, созванная научным советом космических исследований Национальной академии наук для рассмотрения космических научных программ НАСА, неохотно одобрила проект "Аполлон", но они рекомендовали сделать научные исследования Луны главной целью пилотируемых лунных экспедиций, как только технологические и эксплуатационные проблемы будут решены. (...) научный потенциал "Аполлона" был огромен (...) так мало было известно о Луне до "Аполлона", что первый образцы дали больше вопросов, чем ответов".
  46. Франклин П. Диксон. Американские пилотируемые планетарные миссии. Исследования 1962-1968 (Franklin P. Dixon, American Manned Planetary Mission Studies, 1962-1968) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 421-448 в pdf — 5,85 Мб
    "В 1960-е годы основная программа для определения будущих миссий для космических полетов и для американской космической программы эволюционировала из-за целого ряда значимых событий и людей. (...) В центре внимания этой презентации будет сделан анализ миссии, идентификация технологии, развитие потенциала, изучение системных альтернатив и меняющихся параметров программы, которые стали основой планирования для будущих пилотируемых межпланетных полетов в 1960-е годы. (...) только позже, после того, как Аполлон стал успешным, станет ясно, что продолжение программы полёта на Марс, или даже на космическую станцию, будет отложено почти 20 лет в 1970-е годы. Вернер фон Браун старался изо всех сил, но проект "Марс" пришлось отложить по крайней мере на один синодический цикл с 1982 по 2006 год, или на более позднюю дату. (... ) Я считаю, что надо принимать программы всех передовых технологий в мире в единый проект, чтобы сделать успешным это приключение для всего человечества".
  47. И. М. Яцунский. Роль Михаила Клавдиевича Тихонравова в создании многоступенчатой ракеты, 1947-1953 гг (I. M. Yatsunsky, The Role of Mikhail Klavdiyevich Tikhonravov in Creating Stage Rockets, 1947-1953) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 451-456 в pdf — 480 кб
    "В жизни и деятельности Михаила Клавдиевича Тихонравова, период с 1947 по 1953 г. (включительно) был определяющим и решающим. Именно в это время он делал первые шаги, чтобы помочь воплотить в реальность мечту К.Э. Циолковского о космическом полете в ближайшие годы (...) Академик Тихонравов (...) обратился к пакетной конфигурации многоступенчатой ракеты: все двигатели включаются на Земле (...) по сравнению с ракетными поездами К.Э. Циолковского, пакеты были более конструктивными. Он приняли во внимание технологические возможности производства ракет в послевоенное время. (...) Начало 1949 года был особенно неудачным для дальнейшего развития работ по созданию ракет. Соответствующий отдел Института был закрыт. С большим трудом академику Тихонравову удалось сохранить только одного человека (меня) для его работы. (...) в скром времени он достиг своей цели [создания группы, которая может продолжать работу по проектированию ракеты]. (...) конференция состоялась в марте 1950 года, академик Тихонравов выступил со вторым публичным отчетом, в котором в первый раз он прямо говорил о непосредственной перспективе запуска искусственного спутника Земли, в том числе пилотируемого. (...) Тем не менее, при всей своей простоте, эта [пакетная] ракета оказалась намного тяжелее, чем другие, более сложные мешины. Было необходимо оптимизировать простейший пакет. (...) После этой оптимизации стартовая масса оказалась практически идентичной другим, более сложным конструкциям. Работа позволила С. П. Королеву принять решение о разработке оптимально сконфигурированного двухступенчатого простейшего пакета. (...) В 1953 и в начале 1954 года группа М. К. Тихонравов подготовила три меморандума. Они отражали результаты неофициального исследования искусственных спутников Земли, полученные группой. (...) Как оказалось позже, меморандумы о которых идет речь, были призваны сыграть важную роль в выборе концепций в ОКБ Королева по созданию искусственных спутников Земли и космических объектов в целом".
  48. Б. Л. Белов. Деятельность и роль Владимира Петровича Ветчинкина в области ракетостроения (B. L. Belov, The Activities and the Role of Vladimir Petrovich Vetchinkin in the Field of Rocketry) (на англ.) in: John Becklake (ed.), History of Rocketry and Astronautics. Proceedings of the Twenty-Second and Twenty-Third History Symposia of the International Academy of Astronautics, Bangalore, India, 1988 / Málaga, Spain, 1989, San Diego, California, 1995 г., стр. 457-460 в pdf — 327 кб
    "Владимир Петрович Ветчинкин (1888-1950) занимает видное место среди пионеров ракетостроения и космонавтики. Он выдающийся ученый в области аэродинамики, динамики полета самолета, теории воздушных винтов и является первым русским исследователем и создателем методов расчета прочности самолета. В.П. Ветчинкин проявлял интерес к «космическим» проблемам, когда он уже был специалистом с большой научной репутацией, одним из основателей Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), где он возглавлял общий отдел теории. Ученик и непосредственный соратник Николая Жуковского, профессор Ветчинкин был с научной точки зрения человек широких взглядов и имел особый вид демократического зрения на пути научного развития, что позволило ему правильно оценить перспективность исследований в области космонавтики, еще до того, как появились многие статьи по этой проблеме как в своей стране, так и за рубежом".
  49. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №1 в pdf — 11,0 Мб
  50. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №2 в pdf — 12,7 Мб
  51. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №3 в pdf — 11,9 Мб
  52. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №4 в pdf — 14,3 Мб
  53. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №5 в pdf — 13,2 Мб
  54. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №6 в pdf — 13,6 Мб
  55. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №7 в pdf — 13,8 Мб
  56. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №8 в pdf — 14,6 Мб
  57. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №9 в pdf — 14,5 Мб
  58. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №10 в pdf — 13,9 Мб
  59. номер полностью (на англ.) «Spaceflight» 1995 №11 в pdf — 13,7 Мб
  60. Испытание ракеты почти спровоцировало атомную тревогу (Versuchsrakete löst beinahe Atomalarm aus) (на немецком) «Wostok», том 40, №2, 1995 г., стр. 92 в pdf — 31 кб
    Президент Ельцин запустил механизм вызова атомной тревоги после запуска испытательной ракеты в Норвегии. Он использовал "атомный чемоданчик" впервые, как он заявил. "Возможно, кто-то хотел испытать нас (...) Однако мы обнаружили ракету очень быстро." Министерство обороны Норвегии сообщило, что это было испытание научной ракеты НАСА; Россия была проинформирована о запуске заранее за четыре недели. Тем не менее, МИД России заявил, что там не получили такой информации.
  61. Евромир '95 — Валентина Терешкова: Назад в деревню? (Euromir '95 — Valentina Tereschkowa: Zurück ins Dorf?) (на немецком) «Wostok», том 40, №3, 1995 г., стр. 2, 74-75 в pdf — 1,61 Мб
    ESA представило участников ЕвроМир'95, совместной миссии Роскосмоса, НПО Энергия и ЕКА. По подготовке к Международной космической станции, которая будет реализована в 2002 году Союз ТМ-22 будет запущен 22 августа 1995 года. Экипаж — Юрий Гидзенко, Сергей Авдеев и немец Томас Райтер. Райтер проведёт 135 дней на ОКС Мир; также планируется пятичасовой выход в открытый космос. Сорок экспериментов будут проводиться, восемнадцать из которых носят медицинский характер. Представители ЕКА, а также Томас Райтер полны похвал за условия обучения в Звездном городке и за сотрудничество с российской космической организацией. — Как гласит легенда: после возвращения на Землю Терешкову спросили, что она хотела бы иметь в эту историческую минуту. Она ответила: кусок хлеба с луком. Она всегда была девушкой из народа и партия дала ей роль героини народа. Она была выбрана в качестве женщины-космонавта, потому что она была парашютистка, хотя она не была лучшей в составе своей команды, но в то же время была лидером комсомола на её заводе. Позже она стала председателем Комитета советских женщин, представляющих Советский Союз на многих женских конференциях по всему миру. Хотя будучи членом партийной номенклатуры она была доступна для жалоб и просьб женщин в своей приемной, но возможностей Комитета были весьма ограничены. Ничего не известно о ней в эти дни и никто ничего не слышал, она появляется на публике нечасто. В последнее время она посетила родную деревню несколько раз, чтобы увидеть, как идёт строительство своего дома. Возможно, она хотела бы поселиться там навсегда?
  62. Иконы в космосе (Ikonen im Weltall) (на немецком) «Wostok», том 40, №5, 1995 г., стр. 9 в pdf — 16 кб
    Две иконы, освященные Алексием II и Папой Иоанном Павлом II, доставлены на борт орбитальной станции МИР. Космонавты Анатолий Соловьев и Николай Бударин надеются, что космическая экскурсия портретов Святой Анастасии четвертого века поможет усилить надежду на мир для всех народов, особенно в бывшей Югославии.
Статьи в иностраных журналах, газетах 1996-2000 года

Статьи в иностраных журналах, газетах 1991-1993 года