Рейтинг с комментариями. Часть 5-1

Список-5:
7 января 1610 — Открыты три спутника Юпитера. Галилео-Галилей (Италия)
1613 - первый телескоп-рефрактор. Кристоф Шейнер (Германия)
1629 — Йозеф Фуртенбах. «Военно-морская архитектура» (Германия)
1633 — Хасан Челеби Легари. Первый пилотируемый полёт на ракете (Турция)
1638 — Фрэнсис Годвин. «Человек на Луне» (Англия)
1638 — Джон Уилкинс. «Открытие мира на Луне...» (Англия)
4.12.1639 — Дж.Хоррокс. Первое наблюдение транзита Венеры. У.Крабтри (Англия)
ок. 1640 — выстрел из пушки в небо. Марэн Мерсенн и Пьер Пти (Франция)
1645 — первая карта Луны. Михаэль Флоран ван Лангрен (Голландия)

7 января 1610 — Открыты три спутника Юпитера. Галилео-Галилей (Италия)


Галилей. Художник Доменико Робусти (1605-1607 гг.)
Галилей перед пыточной камерой

Монолог сопровождающего


— Послушай, Галилей,
Ну что ты так уперся?
Как будто в жизни сей
Ты плохо пообтерся.
Что гелио, что гео
И кто вокруг чего, -
Кормило бы да грело
И денег не брало!

Притом еще учти,
Что в массе закоснелой
Земля для всех почти
Плоска, как блин горелый.
Ведь тока-тока-тока
Сказали нам об ней,
Что тоже круглобока,
Но все же всех главней!

Ведь наш Верховный Поп
Стрижет свои проценты
С того, что мы, как пуп,
Находимся по центру,
А Солнце, как Венера, -
Такой же сателлит.
Ну чем плохая вера?
Ну что тебя свербит?

Но что смешней всего -
Хоть шеф и отрицает,
Но что вокруг чего,
Мне кажется, он знает,
Но точно так же знает,
Что будет на мели,
Как только он признает
Вращение Земли!

Ведь вот все дело в чем:
Вращается — и пес с ней.
Но лишь бы не при нем,
А, скажем, — сразу после.
Отбросьте сантименты,
Поймите, силь ву пле,
Что ежли мы не в центре,
То он — не во главе!

А между прочим, шеф -
Не зверь, а так, слегка лишь.
Он не желает жертв,
Но ты ж его толкаешь!
Ведь все твои догадки
Изустная печать
Разносит без оглядки -
Ну что б тебе смолчать?!

Что ж, раз уж ты посмел
Так истиной увлечься,
То будь настолько смел
При всех от ней отречься, -
А там... шуруй как знаешь!
Спокойно,
Без потерь...
А?
Нет?
Тогда, товарищ,
Пройдемте в эту дверь.
Юлий Ким

Ах, поэты и мудрецы,
Мы моральный несем убыток
В час, когда святые отцы
Волокут нас к станкам для пыток.
Отрекись глупцам вопреки, -
Кто из умных тебя осудит?
Отрекись, Галилей, отрекись, -
Нам от этого легче будет.
А.Городницкий
Род Галилея принадлежал к числу флорентийских нобилей; первоначальная фамилия предков его была Бонайути, но один из них, Галилео Бонайути, врач, достигнув звания гонфалоньера юстиции Флорентийской республики , стал называться Galileo dei Galilei и эта фамилия перешла к его потомкам.
Галилео Галилей родился в 1564 в Пизе. Его полное имя Галилео ди Винченцо Бонайути де Галилей (итал. Galileo di Vincenzo Bonaiuti de' Galilei). Происходил из знатной, но обедневшей дворянской семьи. Отец его был музыкантом и теоретиком музыки, играл на лютне. Мать — Юлия (Giulia) (в девичестве Амманнати), родители женились в 1562 году. В семье было шестеро детей, но выжило до совершеннолетия четверо. Младший брат Галилея, Микеланджело Галилей, стал известным музыкантом, тоже играл на лютне, странствовал по Европе, но в основном в Речи Посполитой, а в конце жизни в Мюнхене, было у него 8 детей (из которых минимум трое тоже стали лютнистами), часто просил у Галилео Галилея деньги (что неудивительно), тот не давал (за неимением их), умер в 55 лет. Сёстры — Вирджиния, Ливия
Отец Галилео хотел, чтобы сын стал врачом. А тот хотел стать священником. А стал учёным.
До одиннадцати лет Галилей жил в Пизе и учился в обычной школе, а затем вместе с семьей переехал во Флоренцию. Здесь он продолжил образование в монастыре бенедиктинцев в Валломброза, в 35 км к юго-востоку от Флоренции, где изучал грамматику, арифметику, риторику и другие предметы. В детские годы Галилей увлекался конструированием механических игрушек, мастерил действующие модели машин, мельниц и кораблей, отличался редкой наблюдательностью, благодаря которой сделал свое первое важное открытие: наблюдая качания люстры в Пизанском соборе и отмечая время по биению пульса на руке, установил закон изохронности колебаний маятника. У него был несомненный литературный талант, а художником он был столь хорошим, что лучшие художники Флоренции — Чиголи, Бронзино и др. — советовались с ним о вопросах перспективы и композиции; Чиголи даже утверждал, что именно Галилею он обязан своей славой.
А в 1581-м, после окончания монастырской школы, отец определил его на медицинский факультет Пизанского университета. Но к медицине юноша не стремился. Бросив университет, он уехал во Флоренцию и начал самостоятельное изучение сочинений Евклида и Архимеда (вероятнее всего, у него просто не было денег на дальнейшую учебу). По совету профессора философии Риччи и уступая просьбам сына, отец Галилео перевел его на философский факультет, где более углубленно изучались философия и математика. Интересно, что своим учителем Галилей всегда называл Архимеда. Был неукротимым спорщиком, никаких авторитетов для него не существовало.
В 1586 году он написал свою первую научную работу «Маленькие гидростатические весы», которая принесла ему некоторую известность и позволила познакомиться с несколькими учеными. По протекции одного из них — автора «Учебника механики» Гвидо Убальдо дель Монте Галилео-Галилей в 1589 году получил кафедру математики в Пизанском университете (правда, с минимальным окладом). В двадцать пять лет он стал профессором там, где учился, но не завершил свое образование.
Одновременно с лекциями он ставит простые публичные опыты, разбивая тысячелетние догмы Аристотеля. Скажем, он бросал шары разного веса, но одинаковых размеров с Пизанской башни и наглядно показал, что утверждение Аристотеля о присущей телам различных «свойств легкости», отчего одни тела падают быстрее других — полная ерунда.
В 1590 Галилео-Галилей пишет трактат «О движении». Есть в ней замечательная фраза, которую каждый может взять на вооружение: «Если разум и опыт в чем-нибудь совпадают, для меня не играет роли то, что это противоречит мнению большинства». Работа вызвала недовольство схоластов от науки, а вскоре представился повод к его удалению с кафедры за неодобрительный отзыв, данный им относительно нелепого проекта какой-то машины, поданного одним из побочных сыновей Козьмы I-го Медичи. Галилей был вынужден по приглашению правительства Венецианской республики поехать на работу в университет в Падую.
В 1591 году умер отец, и ответственность за семью перешла к Галилео. В первую очередь он должен был позаботиться о воспитании младшего брата и о приданом двух незамужних сестёр.
Во время одной из своих частых поездок в Венецию Галилей встретил молодую женщину по имени Марина ди Андреа Гамба и начал с ней отношения, она переехала к нему, числилась экономкой, родила ему двух дочерей — Вирджинию (в 1600) и Ливию (в 1601) и сына Винченцо в 1606 году. Неясно, по какой причине набожный католик Галилей жил столь греховной жизнью. Возможно, на него сильно подействовала бедность отца, потом споры из-за наследства, проблемы со своими сёстрами, Галилей долгие годы выплачивал долги за приданное, в которые он влез, без приданного сёстры не могли выйти замуж. Ни в одной из трех крещальных записей Галилей не назван как отец. Вирджиния была отмечена как "дочь от блуда Марины из Венеции," без упоминания отца; на крещенской записи Ливии имя отца было оставлено пустым; крестильная запись Винченцо значит: "отец неизвестен". Когда Галилей покинул Падую навсегда в 1610 году, чтобы занять свой пост в суде Медичи во Флоренции, он взял обеих дочерей с собой, но оставил свою мать в Падуе с 4-летним Винченцо, который приехал к своему отцу во Флоренции несколько лет спустя. Марина Гамба, вероятно, 42 лет, умерла 21 августа 1612 в приходе Сан-Даниэле. Скоро Галилей сам отправил обеих дочерей в монастырь одновременно (им было 12 и 13 лет). Обе девушки были приняты в монастырь Сан-Маттео в Арчетри и оставались там до конца своей жизни. Вирджиния приняла имя Мария Селеста. Она ухаживала за старым отцом, который её очень любил, но умерла 2 апреля 1634, была похоронена с Галилеем в Санта-Кроче. Не столь давно в честь неё назвали кратер на астероиде Эрос. Ливия приняла имя Аркангела и проболела большую часть жизни. Позже, в 1619 году, Галилей официально узаконил сына. Он, кстати, как и дед, стал лютнистом. А внук Галилея вырос религиозным фанатиком, считал деда исчадьем ада и сжёг бесценные рукописи великого учёного.
В Падуанском университете Галилей занял кафедру математики. Его лекции столь красноречивы и изящны, что слушать их приезжают из других стран. Иногда на лекциях собирается 2000 человек! И без всяких микрофонов Галилей вливает в них знание! Здесь он изучает законы динамики, исследует механические свойства материалов, изобретает первый из физических приборов для исследования тепловых процессов — термоскоп, совершенствует подзорную трубу и первым догадывается использовать ее для астрономических наблюдений, здесь становится самым активным и авторитетным сторонником системы Коперника. Важнейшим достижением Галилео-Галилея в динамике было создание принципа относительности, ставшего основой современной теории относительности. Решительно отказавшись от представлений Аристотеля о движении, Галилей пришел к выводу, что движение относительно; законы же движения безотносительны, и поэтому, находясь в закрытой кабине, нельзя никакими опытами установить, покоится ли эта кабина или же движется равномерно и прямолинейно («без толчков», по выражению Галилея). Термоскоп фактически явился прообразом термометра, и чтобы подойти к его изобретению, Галилей радикально пересмотрел существующие в то время представления о тепле и холоде.
В Падуе у него немало учеников и друзей, довольно влиятельных, например, Фра Паоло Сарпи, генеральный прокурор ордена Сервитов, и Сагредо, впоследствии дож Венеции.
Крайне важных чисто бытовых изобретений Галилей сделал немало. Например, известный всем медицинский градусник. 1597 год. Полый стеклянный шарик с припаянной стеклянной трубкой. Шарик нагревали и опускали трубку в подкрашенную воду. Когда шарик остывал, вода поднималась на какой-то уровень. Много позже в шарик залили спирт и ртуть, запаяли совсем и перевернули. Но суть от этого не изменилась.
Но нас интересует, конечно, его влияние на космонавтику. Космической эре предшествовали столетия оптических наблюдений космических тел, это целый мир, без которого космонавтика и не возникла бы и первым телескоп в небо направил Галилей. Подзорную трубу, правда, изобрёл не он (см. 1608 г — изобретение подзорной трубы).
Новость о изобретении быстро распространялись по Европе. В апреле 1609 трехкратные подзорные трубы могли быть куплены в магазинчиках на Понт Нёф в Париже. Как только Галилей получил информацию о зрительной трубе, он разобрался и с её устройством, научно разобрал её принцип и сам смастерил такую. В том же году он построил телескоп с восьмикратным увеличением длиной около полуметра. Позже им был создан телескоп, дававший 32-кратное увеличение: длина телескопа была около метра, а диаметр объектива — 4,5 см. Это был очень несовершенный инструмент, обладавший всеми возможными аберрациями, тем не менее, с его помощью Галилей сделал ряд открытий.



Карта Луны, нарисованная 30 ноября 1609 года



Изображение Луны от 3 декабря 1609 года, опубликованное Галилеем

Ещё не было самого слова — «телескоп»*, в просторечье штука именовалась "голландская труба"), а выдающиеся открытия не заставили себя ждать. 7 января 1610 он разом увидел три спутника Юпитера (позже обнаружил и четвертый). Затем он убедился, что спутники обращаются вокруг Юпитера, что послужило наглядной моделью кеплеровской системы. Времена обращения их он определил и дал мысль пользоваться их затмениями для определения долгот на море. Он увидел в телескоп новую звезду, фазы Венеры и убедился, что Млечный Путь состоит из огромного числа звезд. Галилео открыл солнечные пятна и наблюдая их перемещение, совершенно правильно объяснил это вращением Солнца. Изучение поверхности Луны показало, что она покрыта горами и изрыта кратерами. Позже Галилео-Галилей обнаружил феномен Сатурна. Он не понял, в чем дело и как было принято, опубликовал анаграмму, чтобы застолбить приоритет. Анаграмма расшифровывалась так: "Великую планету тройную наблюдал" — никак не мог понять, откуда у планеты какие-то "уши". Страшно заинтригованный Кеплер был убеждён, что Галилей смог обнаружить спутники Марса и "расшифровал" анаграмму так: "Привет вам близнецы, Марса порожденье". Так спутники Марса были "открыты" задолго до своего открытия. Галилей уже мог бы считаться величайшим астрономом, но так как он положил начало инструментальной астрономии в целом, то роль его в астрономии вообще совершенно исключительная.
*В «Звездном вестнике» Галилей назвал свой инструмент perspicillum, перспективной трубой. В апреле 1611 года ученого избрали в римскую Академию рысьеглазых, Accademia dei Lincei. После банкета Галилей продемонстрировал новым коллегам одну из своих труб, и основатель Академии князь Федерико Чези назвал ее телескопом. Его светлость сказал, что это слово только что придумал один из гостей, Джованни Демисиани. Этот проживавший в Риме греческий теолог, математик и химик спустя год тоже был удостоен членства в вышеназванном ученом собрании. Демисиани объединил в новом термине греческие слова «теле» – далеко, и «скопеин» – смотреть, разглядывать.


Джузеппе Бертини — итальянский художник.
Фреска Бертини: Галилей показывает дожу Венеции, как пользоваться телескопом.
Уместно будет привести рассказ самого Галилея о его создании телескопа. В «Звездном вестнике» Галилей писал: «Месяцев десять тому назад дошел до наших ушей слух, что некий бельгиец построил перспективу (perspicillum)6, при помощи коей видимые предметы, далеко расположенные от глаз, становятся отчетливо различимыми, как будто бы они были близкими. Сообщалось об опытах с этим удивительным прибором, одни их подтверждали, другие отрицали. Несколько дней спустя это было подтверждено мне в письме Французским дворянином Жаком Балодоверо (Jaques Balodouere) из Парижа. Это и было причиной, по которой я обратился к изысканию оснований и средств для изобретения сходного органа. Вскоре после сего, опираясь на учение о преломлениях, я постиг дело и сначала изготовил свинцовую трубу, на концах коей я поместил два очковых стекла, оба плоских с одной стороны, с другой стороны одно стекло было выпукло-сферическим, другое же вогнутым. Помещая за сим глаз у вогнутого стекла, я видел предметы достаточно большими и близкими, именно они казались в три раза ближе и в десять раз больше, чем при рассматривании естественным глазом. После сего я разработал более точную трубу, которая представляла предметы увеличенными больше чем в шестьдесят раз. За сим, не жалея никакого труда и никаких средств, я достиг того, что построил себе орган, настолько превосходный, что вещи казались через него при взгляде почти в тысячу раз крупнее и более чем в тридцать раз приближенными, чем при рассматривании с помощью естественных способностей»
Галилей понимал важность сделанных им астрономических открытий и описал свои наблюдения в сочинении, вышедшем в 1610 под примечательным названием «Звездный вестник». Полное название этой книги выглядит так: «Звездный вестник, возвещающий о великих и удивительных зрелищах и предлагающий их вниманию философов и астрономов, каковые зрелища наблюдаемы были Галилео Галилеем с помощью недавно изобретенной им зрительной трубы на лике Луны, в бесчисленных неподвижных звездах, в Млечном пути, в туманных звездах, в особенности же при наблюдении четырех планет, обращающихся вокруг Юпитера в разные промежутки времени с удивительной скоростью, планет, которые до последнего времени никому известны не были и которые автор совсем недавно открыл первый и решил назвать Медицейскими светилами». (Названия некоторых средневековых книг так обстоятельны, что делают ненужным чтение самой книги).
Он посвятил сочинение новому Тосканскому герцогу Козимо II Медичи, а спутники Юпитера назвал "звёздами Медичи" (у герцога было 4 сына), после чего на вершине славы принимает приглашение герцога вернуться во Флоренцию, где становится придворным «философом» и «первым математиком» университета, без обязательства читать лекции. Слава его прокатилась по всей Европе. Когда в 1611 Галилео-Галилей приехал в Рим, ему был оказан восторженный прием «первыми лицами» города и церкви. Одновременно за ним была учреждена секретная слежка. В 1613 его ученик аббат Кастелли, профессор Пизанского университета, сообщает ему, что поднят вопрос о несовместимости открытий Галилея со Священным Писанием, причем в числе обвинителей активно выступает и мать герцога Тосканского.
В ответном письме Кастелли Галилео-Галилей дал глубокий и развернутый ответ на все обвинения, предприняв попытку четко разграничить сферы науки и церкви. Копия письма (к тому же с намеренными искажениями) была направлена в инквизицию года через два. Узнавший об этом Галилей в начале февраля 1616 едет в Рим в надежде отстоять свое учение.
Рекомендательные письма герцога Тосканского, убедили инквизицию, что обвинения Галилея в ереси безосновательны. Ученому, однако, предстояло легализовать свои научные взгляды. По воспоминаниям современников, Галилей обладал блестящим даром популяризатора и полемиста. И всё же проиграл.
В Рим посыпались доносы на Галилея. В марте 1616 по просьбе Конгрегации святого индекса (церковного учреждения, ведающего вопросами разрешений и запрещений) одиннадцать видных богословов рассмотрели учение Коперника и пришли к выводу о его ложности. На основе этого заключения гелиоцентрическое учение было объявлено еретическим, а книга Коперника «Об обращении небесных сфер» внесена в индекс запрещенных книг. Одновременно запрещались все книги, поддерживавшие эту теорию, — существовавшие и те, которые будут написаны в будущем. Имя Галилея в декрете не было названо, но частным образом ему было приказано принести покаяние церкви и отказаться от своих взглядов. Галилей формально подчинился приказу. В течение многих лет он не выступал с открытой пропагандой учения Коперника. За этот период Галилей выпустил единственное большое сочинение — полемический трактат «Пробирные весы» (1623) по поводу трех комет, появившихся в 1618. По форме, остроумию и изысканности стиля это — одно из лучших произведений Галилея.
В 1623 году под именем Урбана VIII папой становится друг Галилея кардинал Маффео Барберини. Ученый спешит в Рим. Он надеется добиться отмены запрещения «гипотезы» Коперника, но тщетно. Папа объясняет Галилею, что сейчас, когда католический мир раздирается ересью, недопустимо ставить под сомнение истинность святой веры.
Хотя открытая защита системы Коперника и была под запретом, не возбранялась форма диалога-диспута. В 1630 Галилео-Галилей едет в Рим с готовой рукописью «Диалога о приливах и отливах», где в форме разговора трех собеседников дано представление о двух главных системах мира — Птолемея и Коперника. Рассмотрение сочинения Галилея в цензуре тянулось два года, затем последовал запрет. Тогда Галилей решил издать свой труд в родной Флоренции. Ему удалось искусно обмануть тамошних цензоров, и в августе 1632 книга увидела свет. Она называлась «Диалог о двух системах мира — птолемеевой и коперниковой». В предисловии Галилей вынужден заявить, что, поскольку учение Коперника противно святой вере и запрещено, он вовсе не является его сторонником и в книге теория Коперника только обсуждается, а не утверждается. Но ни предисловие, ни форма изложения не могли скрыть истины: догмы аристотелевской физики и птолемеевской астрономий терпят здесь такой очевидный крах, а теория Коперника настолько убедительно торжествует, что вопреки сказанному в предисловии личное отношение Галилея к учению Коперника и его убежденность в справедливости этого учения не вызывают сомнений.
Правда, из изложения вытекает, что Галилео-Галилей все еще верил в равномерное и круговое движение планет вокруг Солнца, т. е. не сумел оценить и не принял кеплеровых законов движения планет. Он также не согласился с предположениями Кеплера относительно причин возникновения приливов и отливов (притяжение Луны), развив взамен собственную теорию этого явления, оказавшуюся неверной.
Инквизиция перешла в наступление. Продажу «Диалога» запретили, а 23 ноября 1632 Галилею предписано явиться в Рим на суд. Напрасно семидесятилетний старец представил свидетельство трех врачей о том, что он болен. Из Рима сообщили, что если он не приедет добровольно, то его привезут силой, в кандалах. И престарелый ученый отправился в путь. В феврале 1633 Галилея на носилках доставляют в Рим. «Я прибыл в Рим, — пишет Галилей в одном из писем, — 10 февраля 1633 года и положился на милость инквизиции и святого отца.. Сначала меня заперли в замке Троицы на горе, а на следующий день меня посетил комиссар инквизиции и увез меня в своей карете. По дороге он задавал мне разные вопросы и выразил пожелание, чтобы я прекратил скандал, вызванный в Италии моим открытием, касающимся движения земли... На все математические доказательства, которые я мог ему противопоставить, он отвечал мне словами из священного писания: «Земля была и будет неподвижна вовеки веков»».
До 12 апреля он живет в доме тосканского посланника, а затем его водворяют в тюрьму инквизиции. Допросы, требования отречения, угрозы пыток и уничтожения всех его трудов. Галилей оправдывается, что «Диалоги» — всего лишь дискуссия. Бесполезно. Следствие тянулось с апреля по июнь 1633 года, а 22 июня в той же церкви, почти на том же самом месте, где Джордано Бруно выслушал смертный приговор, Галилей, стоя на коленях, произнес предложенный ему текст отречения. Под угрозой пыток Галилей, опровергая обвинение в том, что он нарушил запрет о пропаганде учения Коперника, вынужден был признать, что «неосознанно» способствовал подтверждению правоты этого учения, и публично от него отрекся.
То, что он якобы сказал, поднявшись с колен: «E pur si muove» (а все-таки она движется) — конечно, миф. Данный миф запущен в 1757 г журналистом Джузеппи Баретти и стал широко известен в 1761 г после перевода его книги на французский.



Суд над Галилеем. Картина Жозефа-Николя Робер-Флёри, 1847

После процесса Галилей объявлен «узником святой инквизиции», и местом его жительства определен сначала герцогский дворец в Риме, а затем вилла Арчетри под Флоренцией. На вилле в Арчетри он находился под домашним арестом (под постоянным надзором инквизиции). Вот что Галилео-Галилей пишет, например, своему другу в Париж: «В Арчетри я живу под строжайшим запретом не выезжать в город и не принимать ни много друзей одновременно, ни с теми, кого я принимаю, не общаться иначе как крайне сдержанно... И мнится мне, что... теперешняя моя тюрьма заменена будет лишь на ту долгую и тесную, которая всех нас ожидает».
Вплоть до 1637, когда он потерял зрение, Галилей продолжал напряженно работать и завершил подготовку книги «Беседы и математические доказательства, касающиеся двух новых отраслей науки, относящихся к механике и местному движению», где, в частности, излагает основы динамики. Когда книга закончена, весь католический мир (Италия, Франция, Германия, Австрия) отказывается ее печатать. В мае 1636 года ученый ведет переговоры об издании своего труда в Голландии, а затем тайно переправляет туда рукопись. «Беседы» выходят в свет в Лейдене в июле 1638 года, а в Арчетри книга попадает почти через год — в июне 1639 года. К тому времени ослепший Галилей (сказались годы упорной работы, возраст и то, что ученый часто смотрел на Солнце без хороших светофильтров) мог лишь ощупать свое детище руками. Галилео-Галилей умер 8 января 1642 на вилле Арчетри в возрасте 77 лет. В 1732, согласно последней воле Галилея, его прах был перенесен во Флоренцию в церковь Санта-Кроче, где он погребен рядом с Микеланджело. Только в ноябре 1979 года папа римский Иоанн-Павел II официально признал, что инквизиция в 1633 году совершила ошибку, силой вынудив отречься ученого от теории Коперника. Это был первый и единственный в истории католической церкви случай публичного признания несправедливости осуждения еретика, совершенный спустя 337 лет после его смерти.

1613 - первый телескоп-рефрактор. Кристоф Шейнер (Германия)
Кристоф Шейнер Был у меня одноклассник - Миша К. Мы дружили все 10 лет школы да и потом лет 10 дружески встречались, хотя уже никогда не жили ближе 1000 км друг от друга. Ну, что может быть общего у почти круглого отличника и тщательно воспитуемого юноши с вечным троечником и хулиганом, прогульщиком школьных занятий? Однако Миша не кичился явным перевесом своих положительных качеств и со мной дружил. Мы оба закончили институты, хотя и разные. Но жизнь расставила всё на свои места - я вышел на пенсию с 30-летним стажем грузчика, а Михаил К. - руководитель научной школы, ректор университетов, доктор наук, профессор, лауреат, Заслуженный работник высшей школы РФ, Академик, Член Ученого Совета, Председатель, автор десятков изданий и т.д. Вот догонит наша страна по экономике хотя бы Португалию, найдут меня его биографы и попросят поделиться воспоминаниями о детстве выдающегося учёного. Но увы, не помню, за что он получал свои пятёрки, почему-то в памяти остаётся какая-то чепуха. Ну, не рассказывать же, как его родители не позволили ему вместе со мной заняться увлекательнейшем делом - ловить на ближайшей помойке крыс в капканы. А из школьных его подвигов запомнился лишь один, зато намертво. На физике его вызвали к доске и попросили назвать два основных типа линз. Миша сказал: "выпуклые и..." другие он забыл, но после многосекундного раздумья (как сказали бы сейчас - семантического анализа слова) выпалил: "... и впуклые!". И так это было сказано - смачно, гулко и уверенно, что класс взорвался от хохота. Впрочем, я отвлёкся. Перейдём к мастерам впуклых и выпуклых линз.
Первые зрительные трубы, а потом и телескопы имели две линзы: выпуклую и вогнутую. Великий Кеплер за несколько лет до их появления рисовал схемы телескопов. В 1608 году (если не раньше) появились зрительные трубы, в 1609 сразу несколько астрономов исследовали небо в эти трубы, слава в основном досталась Галилею. В 1611 Кеплер первым нарисовал схему телескопа-рефрактора, но приоритет их изготовления к своей славе не прибавил - не было возможности, да и вообще, какой из него наблюдатель - у него была сильнейшая близорукость и редкий дефект зрения, когда 1 объект видится множественным (вместо 1 звезды он видел много). И первым по схеме Кеплера телескоп с двумя выпуклыми стеклами изготовил Шейнер. Что же такого революционного он совершил? Дело в том, что те трубы, в которые увидели спутники Юпитера, горы на Луне и пятна на Солнце, вообще-то телескопами не являются. Их оптика даёт прекрасное увеличенное прямое изображение, но есть и недостатки - малое поле зрения. И чем больше увеличение, тем меньше поле зрения. А если поставить 2 выпуклые линзы, то изображение будет перевёрнутым, но поле зрения намного больше. В зрительной трубе перевёрнутые объекты разглядывать неинтересно, а для астрономов - практически безразлично. Конечно, со временем придумали много иных, многолинзовых и призматических инструментов, сам Шейнер примерно в 1619-м ввёл в телескоп третью линзу, ещё раз перевернув изображение. Но для астрономов это было лишнее. Чудовищно много открытий сделано именно рефрактором с перевёрнутым изображением.
А ещё он изобрёл гелиоскоп - чтобы рассматривать Солнце, заменял прозрачные линзы на цветные, посеребрённые, закопчённые и т.д. Вероятно, он это делал вначале в зрительной трубе, а потом и в рефракторе.


Кристоф Шейнер (нем. Christoph Scheiner) родился 25 июля 1575 в Маркт-Вальд, возле Миндельхайма в Швабии, Бавария, владение Габсбургов.
Учился в иезуитской Санкт-Сальваторской гимназии в Аугсбурге с мая 1591 по 24 октября 1595. Закончил со званием «ритор» и вступил 26 октября 1595 г. в орден иезуитов.
В местной семинарии он служил два года как послушник (1595-1597). С 1597 по 1598 он более тщательно изучал риторику в Аугсбурге. Совершил постриг и получил работу у епископа Аугсбурга Себастьяна Бройнинга. Он провел 1598-1601 годы в Ингольштадте в изучении философии (метафизики и математики). В 1603 году Шейнер изобрел пантограф, прибор для воспроизведения параллельных и взаимно перпендикулярных линий, увеличения или уменьшения чертежей. От 1603 до 1605 года он преподавал гуманитарные науки: преподавал латынь в гимназии иезуитов в Диллингене, получил там звание магистра.
С осени 1605 г. до 1609 г Шейнер изучал богословие в Ингольштадте. Благодаря изобретению пантографа он уже приобрел статус знаменитости. Герцог Баварии Вильгельм V даже пригласил его в Мюнхен, чтобы продемонстрировать прибор.
14 марта 1609 года он вошел в духовный сан диакона. Шейнер закончил свои исследования 30 июня 1609 года и получил звание доктора наук по теологии. 18 апреля 1609 года началась его служба в Айхштете, откуда он отправился в Эберсберг. В период между 1610 и 1616/1617, Scheiner работал в Ингольштадте, преподавал математику (физику и астрономию) и иврит. Он читал лекции по практической геометрии, астрономии, оптике и телескопическим работам.
В 1611 году Шейнер наблюдал пятна и факелы на Солнце, в 1612 году он опубликовал "Apelles letters" в Аугсбурге. Первые три "Апеллесовы письма" напечатаны в Аугсбурге 5 января 1612. Они стали одной из многих причин для последующего спора между Шейнером и Галилео Галилеем. Шейнер наблюдал их позже Галилея, но гораздо более тщательнее, дольше и с лучшим инструментом. Хотя... Галилей был довольно независим в своих работах, разве что финансово озабочен, а Шейнер был иезуитом. Его начальству крайне не понравились усмотренные им пятна на Солнце - теологическая литература всегда называла Солнце идеальным творением бога, без каких либо изъянов. Поэтому Шейнер опубликовал сообщение об открытии под псевдонимом «Apelles latens post tabulam». Галилей письмом от 4 мая 1612 г. известил Вельзера, что он открыл солнечные пятна еще в середине августа 1610 г. и затем не только многим показывал их, но и занимался изучением их движения и изменений. В 1624 Шейнер пишет работу о солнечных пятнах, изучает похожую работу Галилея, после чего оба начинают обвинять друг друга в плагиате и ссорятся навсегда. Галилей издал «Istoria e dimostrationi intorno alle macchie solari e loro accidenti» (1613), а Шейнер: «Rosa Ursina, sive sol ex admirando facularum et macularum suarum phaenomeno varius, nec non circa centrum suum et axem fixum ab ortu in occasum conversione quasi menstrua, super polos proprios mobilis» (1626-30). С разрешения начальства ордена иезуитов, «Rosa Ursina» была опубликована под настоящим именем автора. Впоследствии Шейнер написал посмертно опубликованное полемическое сочинение против гелиоцентрической системы мира Галилея: «Prodromus de sole mobili et stabili terra contra Galilaeum de Galileis» (1651).
Шейнер принял обеты бедности, целомудрия, послушания и верности перед Папой 31 июля 1617 года в городе Ингольштадте. В том же году Шейнер сообщил о своём желании поехать в Китай в качестве миссионера. Однако его предпочли оставить в Европе для математических исследований. Зимой 1617/1618 Шейнер вернулся в Инсбрук по приказу эрцгерцога Максимилиана III.
С ноября 1614 года эрцгерцог Максимилиан III вызывал Шейнера в Инсбрук несколько раз, чтобы обсудить астрономические и математические вопросы. Эрцгерцог получил от Шейнера астрономический телескоп с двумя выпуклыми линзами. Но эрцгерцог не был увлечённым астрономом и Шейнер добавил третью линзу, что позволило Максимилиану рассматривать недоступные горы своей страны не в перевёрнутом виде. Там же он изготовил портативную камеру-обскуру.
После смерти Максимилиана III в 1618 году, эрцгерцог Леопольд V был назначен имперским представителем в Тироле и Верхних провинциях. Шейнер издал в Инсбруке "Oculus hoc est: Fundamentum opticum", куда поместил много нового в понимании физиологической природы глаза, книга была написана ранее в Ингольштадте. Особенного внимания в этой книге заслуживает определение преломляющей силы каждой из жидкостей, находящихся в глазе. Не зная общего закона преломления, Шейнер вывел из своих наблюдений, что преломляющие силы хрусталика и водянистой влаги почти равны соответственно тем же силам стекла и воды; середину же между ними занимает преломляющая сила стекловидной влаги. Вместе с Кеплером он считает местом зрения сетчатую оболочку и независимо от него доказывает это непосредственным наблюдением, обнажая эту оболочку посредством срезания задних частей сперва бычьего или телячьего глаза, а позднее, в 1623 году в Риме, и человеческого.
Следующие годы он строит церковь иезуитов в Инсбруке, является духовником у эрцгерцогов, сопровождает их в Вену, Рим, настоятель нового колледжа в Нейссе. Шейнер эти годы работает в Риме. В 1629 и 1630 он описывает паргелий ("ложное солнце"). Наблюдения были описаны в его книге "Parhelia", которая имела большое влияние на работу Рене Декарта, а затем на Христиана Гюйгенса. Его наблюдения также включали затмение 8 апреля 1633 г. 22 июня 1633 г. Галилей получил свое наказание и был вынужден отказаться от своих взглядов. Влияние Шейнера на судебный процесс над Галилеем не доказано.
Занимается наблюдением Солнца. В своем сочинении о солнечных пятнах (Scheiner Chr. Described and illustrated in Scheiners. - In: «Rosa Ursina sive sol etc. Bracciano», 1630) он писал: «Этим способом я представил тринадцать лет тому назад изображение рассматриваемых объектов светлейшему эрцгерцогу австрийскому Максимилиану, а позже и его святейшему величеству Императору... Если приладить две подобные линзы в трубе и должным образом приставить глаз, то можно увидеть различные земные объекты в перевернутом, правда, положении, но зато невероятными по своим размерам, отчетливости и обширности; но еще удобнее наблюдать звезды, ибо, поскольку все они круглые, перевернутое положение не нарушает их внешнего вида и видимой конфигурации, что, конечно, не так в отношении земных объектов... Если равным образом укрепить в трубе две выпуклые окрашенные линзы и приблизить ее к глазу, вы будете иметь изумительный гелиоскоп».
Шейнер произвел над солнечными пятнами более 2000 наблюдений, причем он не только обратил внимание на пояса солнечной поверхности, в которых появляются пятна, но и открыл наряду с последними еще и факелы. Кроме того, он определил положение солнечного экватора и время вращения Солнца вокруг оси (1 оборот за 27 дней). Его взгляды относительно природы солнечных пятен менялись со временем. В начале для спасения, в угоду своему начальству и учению перипатетиков о совершенной чистоте Солнца он высказывал мысль, что пятна - это темные тела, вращающиеся около Солнца. Позднее он пришел к заключению, что пятна - это впадины на солнечной поверхности. Шейнер опубликовал множество сочинений, посвященных своим наблюдениям над Солнцем. В работе 1617 года «Refractiones coelestes sive solis elliptici phaenomenon illustratum etc.» он высказал едва ли не впервые правильную мысль о том, что уменьшение вертикального диаметра Солнца и Луны происходит от рефракции.
В декабре 1633 или январе 1634 он вернулся в Вену. В Нейсс (Силезия), где у него были раньше крупные неприятности, он отказался сначала ехать, но прибыл туда после 15 ноября 1637. Духовник студентов, советник ректора, воспитатель.
Энциклопедии сухи, как песок в Сахаре в июльский полдень. Вроде бы астроном-иезуит только тем и занимался, что в своей келье делал телескопы, водил знакомства с эрцгерцогами и писал книги. А ведь его время - это Тридцатилетняя война, которая с полным правом может считаться Мировой. Воевали все, за исключением Швейцарии. Корабли сражались на всех океанах. Турецкая армия сражалась то у стен Вены, то в Персии. Город Нейсс, где так много работал и умер Шейнер, осаждался трижды. В некоторых районах Германии население сократилось втрое. Силезия была опустошена. Католики дрались с протестантами, клан Габсбургов против всех прочих, претендуя на мировое господство. Россия, граница которой проходила у Можайска, попыталась в союзе с турками и шведами отвоевать у поляков Смоленск, 8 месяцев его осаждали, после чего польский король осадил осаждавших, русские войска капитулировали (им разрешили уйти в Москву), главнокомандующий Шеин, безусловно герой всех русско-польских компаний за последние 40 лет, был казнён на Красной площади и Россия уже через 2 года из войны выбыла. Не до того стало - крымские татары к Москве подошли. А война в Европе лишь ширилась. Шведы в победных сражениях прошли всю Германию, но не одолели объединённую армию Католической лиги. Чехи, зачинщики войны, были разгромлены в первый же год и надолго лишились своего государства. Наконец, перепуталось всё. Война, начавшись как религиозная, быстро переформатировалась в типично феодальную. Трансильванцы пошли на Вену, в тыл им ударили венгры. Кардинал Ришелье, установив в стране религиозный мир, берёт в союзники протестантов Швеции, протестанты Голландии и православные Дуная зовут на помощь мусульман... Армии кормились за счёт грабежа, зачастую им вообще не платили жалования. Крестьянские восстания, партизанская война. Но, может быть, в Италии, оплоте папства и ордена иезуитов, было спокойно? Как бы не так! Избранный по рекомендации Ришелье папа Урбан VIII прочно становится на сторону Франции. Весь север Италии в междоусобных и гражданских войнах. И эпидемия чумы. Вот такой была обстановка во время первых телескопов, первых карт Луны, великих астрономических открытий, проще говоря - 1-й астрономической революции.
Некролог 1650 года утверждает, что Шейнер должен был остаться в Вене из-за войны, что он был вынужден бежать из Нейсса со всеми своими астрономическими инструментами, что он обычно вставал рано, чтобы писать или читать, ухаживать за садом собственноручно. Автор этого некролога упоминает скромность и целомудрие Шейнера. Шейнер умер 18 июня 1650 в Нейссе (ныне Ныса, Польша, у самой границы с Чехией) в возрасте 74 лет.
В честь него назван кратер на Луне Шейнер




Зарисовки солнечных пятен



Карта Луны Кристофа Шейнера (1619 г.)



Карта Луны Кристофа Шейнера (1636 г.)

1629 — Йозеф Фуртенбах. «Военно-морская архитектура» (Германия)
Фуртенбах 1652 год Йозеф Фуртенбах (Furttenbach), родился 30 декабря 1591 в г.Лауткирхе, вблизи Ульма (Швабия). Его полное имя Йозеф фон Шертель Фуртенбах (иногда пишут Иосиф Фуртембах). Его часто путают с другим Йозефом Фуртенбахом (1632 — 8 марта 1655). Это его сын, художник и гравер.
Отец "нашего" Фуртенбаха был судьёй в Ульме. Но сын выбрал свой путь. Хотя Иосиф провел большую часть своей жизни в Ульме, но жил в Италии с 1605 по 1625 . В возрасте пятнадцати лет он приехал в Милан, чтобы выучить итальянский язык и остался, вероятно, примерно на двадцать лет в Италии. Там он изучал рисование и военную и гражданскую архитектуру в Тоскане, в Милане и Флоренции. Он доехал на лошади до Рима и рассказал о своих путешествиях в книге, озаглавленной: «Новое путешествие в Италию», опубликованной в Ульме в 1627 году. Документ включает в себя карту и тридцать глав. Он изучал судостроение в Генуе. Основываясь на своих наблюдениях и практике, полученных на верфях в этом порту написал книгу о итальянских парусных и гребных судах — «Architectura navalis» — «Военно-морская архитектура». Эта книга является одним из первых о кораблестроении. Там много красивых иллюстраций, но они только для развлечения и не имеют ничего общего с реальностью. Тем не менее эта книга служила учебником для голландских кораблестроителей XVII-XVIII веков.
Потом он вернулся к Ульм. Занимал ряд официальных должностей в нескольких областях: архитектура, мостостроение, химия, картография, кораблестроение. С 1631— городской архитектор г. Ульма, построил нескольких зданий и сооружений: больницу, здание первого постоянного немецкого театра (1641-51) на 1000 мест, создал для него сценическое оборудование и декорации. Фуртенбаху принадлежит серия теоретических работ (22 тома.), посвященных строительству, архитектуре и др. Как декоратор, Фуртенбах стремился воспроизводить на сцене живую жизнь, усиливать театральную иллюзию. Он заменяет неподвижные декорации XVI века изобретённой в Италии системой телариев (треугольные призмы, на двух сторонах которых натянут холст). Смена декораций осуществлялась при повороте призм. Эта система давала возможность быстро менять декорации. Для этой же цели Фуртенбах разработал технику освещения сцены, устройства люков, подмостков, "рва для музыкантов", задней сцены, систему бутафории и сценических эффектов. Теоретические работы Фуртенбаха, так же как и его практическая деятельность, оказали большое влияние на развитие сценической техники XVII в.
Он также построил свой собственный дом, описав его в одним из своих трактатов: «Architectura Privata» («Частная архитектура», опубликован в Аугсбурге в 1641 г.)
Но, столь далёкий от ратных подвигов человек написал две интересные книги о применении ракет в военно-морском деле. Как утверждал Фуртенбах, ракеты могли использоваться на море не только для сигнализации, но и в качестве зажигательного средства, рассчитанного на поджог просмоленного такелажа кораблей противника. Фуртенбах отмечал, что пираты уже пользуются этим средством, и предлагал применять его для борьбы с пиратами. Вероятно, это написано в книге «Architectura navalis» — «Военно-морская архитектура».
Он не случайно пришёл к этой мысли. Один из первых он начал применять пиротехнику в театре.
Умер 17 января 1667 в возрасте 76 лет.



Рисунок 1645 г. Театр Фуртенбаха.


Из книги 1627 г — ракеты всех систем


Из книги Фуртенбаха 1629 г

1633 — Хасан Челеби Легари. Первый пилотируемый полёт на ракете (Турция)
Челеби на турецком языке XVII века означало "благородный" и являлось титулом примерно как "фон" у фон Брауна. В смысле фамилий у турков довольно сложно. Гораздо более известен великий путешественник Эвлия Челеби, современник деяний двух братьев Челеби и, возможно, их родственник. Именно он, описавший ок. 40 стран (включая и Русь, по Волге он добрался почти до Казани), а также быт Османской империи, оставил нам описание подвига двух братьев.
Надо сразу сказать, почему мифический полёт Ван Гу я оценил выше, чем реальный полёт Челеби Легари. Во-первых, Ван Гу жил на 200 лет раньше, но важнее то, что он стал легендой (невзирая на сомнительность существования) за полвека ДО начала Космической эры, в то время как о подвиге Челеби мир узнал лишь в августе 1971 г. в Москве на конгрессе по истории науки. Турецкий делегат, доктор А.Терзиоглу доложил, что во время правления султана Myрада IV турок Легари Хасан Челеби построил ракетный аппарат, зарядил его 70 кг пороха и в день рождения дочери султана взлетел на этой ракете в замке Топкапы. После того как порох сгорел, Челеби спланировал на крыльях, «подобных крыльям орла», опустился на воду и остался цел. Султан наградил отважного изобретателя кошельком с золотом. Последние годы своей жизни Челеби жил в Крыму, где и похоронен. Гость из Турции показывал копию гравюры, переснятую из старинной книги, находящейся в одной из библиотек Анкары, на гравюре был изображен этот полет. Вот эта картина:



кадр из фильма «Стамбул под моими крыльями» — старт ракетолётчика
Хасан Челеби Легари стартовал на 7-крылой ракете, зарядив её 50 окка (140 фунтов) пороха от самой воды ниже дворца Топкапы в Стамбуле. Эвлия Челеби писал, что Легари провозгласил перед запуском "О, мой султан будьте благословенны, я собираюсь поговорить с Иисусом!". После взлёта в ракете, он приземлился в море, доплыл до берега и отчитался: "О, мой султан, Иисус посылает вам благословение!". Он был вознагражден султаном серебром и офицерским званием в Османской армии.
А еще у Хасана Челеби Легари был брат, Хезарфен Ахмет Челеби, который тоже учудил на год раньше, в 1632 г. В отличие от ракетолётчика Легари, стартовавшего от самой воды, он поднялся на башню Галата (высота 62,59 м, 97,59 м над уровнем моря) и бросился с неё на аппарате, похожим на дельтоплан. Приземлился на площади на расстоянии 3,358 км (12 м над уровнем моря). Пропорция планирования 39:1. Использовал юго-западный ветер. До этого он 8 или 9 раз совершал тренировочные полёты, используя ветер и крылья орла. Султан наградил его мешком золота и отправил в ссылку в Алжир, каким-то образом решив, что он опасен. В Алжире тот и умер. Один из трёх аэропортов Стамбула носит его имя.
Известные "Разрушители легенд" взялись разрушить оба эти мифа, (эпизод от 11 ноября 2009 года, «Разрушить и сжечь»). Впрочем, на русском я передачи не видел, а на английском смотрите сами:
http://video.yandex.ru/search?text=MythBusters%20%20%22Crash%20and%20Burn&filmId=ldzmDV8ls3M
Надо сказать, что шоумены не заморачивались поиском средневековых материалов и строгим соответствием аппаратов. Короче, миф о дельтоплане они разрушили полностью, а миф о ракете — частично. Хотя, надо сказать, они разрушали киношную версию, в котором герой перелетает Босфор.
А шоуменов раззадорил турецкий фильм http://video.yandex.ru/search?text=%C4%B0stanbul%20Kanatlar%C4%B1m%C4%B1n%20Alt%C4%B1nda&filmId=qV1MtvhOUXI «Стамбул под моими крыльями» (отрывок), 1996 года — фильм о жизни двух братьев и османского общества в начале XVII века, во время правления султана Мурада IV, основанный на описаниях Эвлии Челеби.

1638 — Фрэнсис Годвин. «Человек на Луне» (Англия)
«До тех пор, пока мы своими глазами, как желал Декарт, не сумеем рассматривать отдельные части лунной поверхности размером не больше наших домов, мы не сможем определить, что же на самом деле представляют собою миры, отличные от нашего»

Лейбниц, вспоминая книгу Годвина

Фрэнсис Годвин
В этом испытании я сделал открытие, о котором философы до сих пор и не помышляли: тяжелые предметы не притягиваются к центру Земли как к своему естественному месту, скорее их притягивает какое-то определенное свойство земного шара или что-то находящееся глубоко внутри него, подобно тому, как магнит притягивает железо. Так, без всякой материальной поддержки, эти птицы повисли в воздухе, как рыбы в спокойной воде... Было так страшно, что, признаюсь, я наверняка умер бы со страху, если бы не обладал испанской решимостью и мужеством, достойным ее...

Фрэнсис Годвин. «Человек на Луне»


Фрэнсис Годвин (англ. Francis Godwin) родился в 1562 г в Ханнигтоне, Нортгемптоншир, Англия. Был он сыном Томаса Годвина, епископа Уэллса. Студентом Церкви Христа в Оксфорде (1578-80) Годвин слушал лекции Джордано Бруно и стал сторонником коперниканской теории. В 1580 получил степень бакалавра, в 1583 — магистра. В 1587 году назначен заместителем декана Эксетера. Получил степень бакалавра богословия в 1593 году , а в 1595 году степень доктора. Писал исторические труды. В 1601 году он опубликовал биографическую книгу епископов Англии с самого зарождения христианской религии на острове, опубликована в том же году. Второе издание вышло в 1615, и в 1616 году он опубликовал его на латыни с посвящением королю Джеймсу, который в следующем году назначил его епископом Херефорда.



Первое издание книги 1638 г

А это более познее издание, 1659 г.

Между 1599 и 1603 написал книгу о фантастическом путешествии на Луну «Человек на Луне, или Необыкновенное путешествие, совершенное Домиником Гонсалесом, испанским искателем приключений, или Воздушный посол» [The Man in the Moone: or a Discourse of a Voyage Thither] (издано посмертно в 1638), в котором впервые вводится понятие невесомости. Эта книга была переведена на французский и повлияла на создание «Иного света» Сирано де Бержерака. Сирано там впрямую поминает бравого Гонзалеса. Множество подражаний вызвала эта книга. Вплоть до ракетных стартов герои летали на упряжках птиц на Луну и Марс. Надо признать, что в распоряжении Годвина не нашлось ничего более научного — даже до изобретения воздушного шара два века. Примечательно также, что книга издана через 40 лет после написания и через 5 лет после смерти автора. К 1768 году она выдержала 25 изданий на четырех языках. В Мадриде, к XVII Международному конгрессу по астронавтике в 1965 году, вышло факсимильное издание старинного французского перевода этой книги, сделанного Жаном Бодуэном.


Лунарии говорили музыкой. Годвин не поленился — изобразил их речь
Испанец, оказавшись на острове Святой Елены, обнаружил там стаю странных плотоядных лебедей. Отобрав птенцов, он сделал их ручными и запряг в упряжку, научил носить себя по воздуху. И отправился в Европу (не на лебедях, конечно, это уж слишком фантастично, а на корабле). Однако корабль налетел на скалу и начал тонуть. Укротитель не спеша запряг лебедей, прихватил ларец с драгоценностями и стал ждать, когда корабль потонет, здраво рассудив, что лебеди тонуть не пожелают и полетят к земле. Однако лебеди оказались совсем уж странными — они полетели, но прямиком на Луну, куда летали обычно зимовать. Полёт продолжался 11 дней.
Интересно, что героем романа автор сделал именно испанца. В конце XVI века именно испанцы считались авантюристами и первооткрывателями. Англия еще не стала "королевой морей" и лишь завидовала умопомрачительным испанским авантюрам в Америке. И еще интересный факт — Гонзалес постепенно приучает лебедей таскать тяжести и прикрепляет к ним живого ягнёнка. «Первое живое существо, которому удалось совершить такой редкий и поразительный полет». Первое существо в полёте! Годвин пророчески угадал, что первыми пассажирами воздушных кораблей будут братья наши меньшие. 200 лет до барана братьев Монгольфье, 250 лет до барана на ракете Руиджери, 350 лет до Лайки в космосе!
Годвин описывает невесомость, вид Земли с высоты, на Луне знакомится с аборигенами — дружелюбными селенитами гигантского роста. Правда, не все такие, есть совершенно обычного роста, которые не отличаются от людей. Луна представляет собой сущий рай, здесь отсутствуют резкие колебания температуры, которые описывал Кеплер. Это страна, в которой нет места нужде, беспокойству и войнам. Больший размер аборигенов указывает на более высокое положение и, по-видимому, большую мудрость. Естественные науки на Луне достигли значительных высот, но более всего интересен метод достижения социального мира — спокойствие достигаются ранней "диагностикой" потенциальных преступников и высылкой их после рождения на Землю, в Северную Америку (что, возможно, объясняет современную криминогенную обстановку там и успех программы "Аполлон"). Точно указана дата старта обратно — 29 марта 1602 года, в четверг. Обратный путь длился 9 дней, при вхождении в облака едва не случилась катастрофа, пришлось применять подарки селенитов — камень, делающий тело невесомым (антигравитатор обыкновенный).
С чисто литературной точки зрения книга Годвина превосходит работу ("Сон") Кеплера, но как труд, отражающий уровень научных знаний того времени, она значительно уступает последней. Годвин не был последователем Коперника. Хотя он и разделял идею суточного вращения Земли вокруг своей оси, древнюю идею, которая утверждалась и отвергалась десятки раз за время, прошедшее от Пифагора до Коперника, однако Годвин отвергал всякую мысль, что Земля может обращаться вокруг Солнца. Не разделял он и взглядов Кеплера на действие силы тяжести и существование безвоздушного пространства между Землей и Луной. Он называл Землю «большим магнитом» и высказывал предположение, что «притягивающая сила» не распространяется на большую высоту, а прекращает свое действие несколько выше зоны облаков. В то же время он заявлял, что притяжение Луны намного слабее, поскольку она имеет меньшие размеры, чем Земля. Что касается воздуха, находящегося за пределами сферы притяжения, то из описания Годвина следует, что он исключительно нежный и приятный, не горячий и не холодный и обладает чудесным свойством предотвращать ощущение голода.
Эта книга Годвина оказала большое влияние на литературу, и особенно на английскую.
Годвину принадлежит также сочинение по криптографии «Nuncius inanimatus, издано в Утопии» (1629).
Он умер после продолжительной болезни в апреле 1633 года, в возрасте ок. 71 года.



Книга 1638 г

1638 — Джон Уилкинс. «Открытие мира на Луне или рассуждение, в котором доказывается, что эта планета, возможно, обитаема» (Англия)
Джон Уилкинс
«Надо либо приделать себе крылья и подражать полету птиц, либо взобраться на спину исполинских птиц, которые, как рассказывают, водятся на Мадагаскаре, либо, наконец, соорудить летающую колесницу, наподобие того деревянного голубя, который некогда был изготовлен Архитом».

«Изобретение снаряда, при помощи которого можно подняться на Луну, не должно казаться нам более невероятным, чем казалось невероятным, на первых порах, изобретение кораблей, и нет поводов отказываться от надежды на успех.

"Прочитав Плутарха, Галилея, Кеплера и некоторых других и обнаружив, что мысли мои собственные совпадают с высказываниями столь известных авторитетов, я заключил, что не только возможно, но и вероятно встретить на Луне другой обитаемый мир"

Джон Уилкинс

Джон Уилкинс (Джон Вилкинс; англ. John Wilkins) родился 1 января 1614, вероятно, в Кэнонс Эшби, Нортгемптоншир. Его отец был ювелиром и умер, когда Джон был молодым, его мать затем снова вышла замуж и родила ему брата в 1627. Уолтер Поп, сводный брат Уилкинса, тоже стал известным человеком в Англии, астрономом и поэтом, одним из первых членов Королевского общества, распутник, книги которого сожгли и одновременно благочестивый профессор астрономии, которого хоронили с почётом. Дед по материнской линии Джон Дод был священником Англиканской церкви и Уилкинс тоже пошёл в священники. Он получил образование в Magdalen Hall (который позже стал Хертфордом) в Оксфорде, получил степень бакалавра в 1631 и магистра в 1634 году. Он изучал астрономию вместе с Джоном Бейнбриджем, позже ставшим астрономом.
После рукоположения, Уилкинс стал викарием своего родного города Фейвслоу в 1637 году, но вскоре подал в отставку. И начал приближение к королям. Стал священником лорда Беркли, а в 1644 году — капелланом принца Чарльза Луи, племянника короля Карла I. Уилкинс, возможно, сопровождал его при поездке в Гейдельберг.
Уилкинс был одним из группы ученых, занимающихся экспериментальной философией. Позже из этой группы возникло Королевское общество.



«Открытие мира на Луне или рассуждение, в котором доказывается, что эта планета, возможно, обитаема»



Издание 1708 года

В 1656 году Уилкинс женился на француженке Робине, младшой сестре Оливера Кромвеля , которая овдовела в 1655 году. Уилкинс, таким образом, попал в верхний эшелон власти, ему было выделена пара комнат во дворце. Незадолго до своей смерти, Оливер Кромвель назначил Уилкинса главой Тринити-колледжа, Кембридж, это назначение было подтверждено Ричардом Кромвелем, который сменил его на посту лорда-протектора.
Уилкинс помимо всего был изобретателем. Он изобрёл пневматическое ружье, построил аппарат, создающий искусственную радугу, чтобы развлекать гостей в своем саду и надувную камеру — прототип пневматической шины.
Ньютон еще не был известен со своей теорией тяготения, поэтому Уилкинс считал, что тут нас держит особая сила магнетизма. И надо подняться вверх всего на 20 миль, чтоб избавиться от неё совсем. Между прочим, он считал, что без магнетизма не будет и пищеворения, а следовательно голода. Короче, полёт к Луне он предлагал осуществить без еды
3 сентября 1658 Оливер Кромвель, вождь Английской революции умер (от лихорадки или порции яда), его сменил его сын Ричард. Он терпеть не мог суету политики и уже в мае 1659 отказался от власти и бежал на континент. В Англии вновь восстановлена монархия, Оливер Кромвель был поднят из могилы, повешен и четвертован.
После реставрации в 1660 году, новая власть лишила Уилкинса постов, данных ему Кромвелем , он был ректором в Кранфорде, Миддлсекс. В 1661 году он был разжалован до проповедника в Грейс Инн. В 1662 году он стал викарием в Лондоне. Во время Большого пожара (1666) потерял дом, библиотеку и научные приборы.
Постепенно он набирал влияние, меняя должности и города и в 1668 году стал епископом Честера. Он был обязан своим назначением епископом Честера Джорджу Вильерсу, герцогу Букингемскому. Тот тоже исповедывал религиозную терпимость. Однако религиозная война в Англии была в самом разгаре.
Уилкинс умер в Лондоне 19 ноября 1672 в возрасте 58 лет, скорее всего, от лекарств, используемых для лечения вывода камней из почек, что вызвало уремию.
Труды Уилкинса имеют религиозно-назидательный характер и почти все фантастичны и утопичны. Первая его книга "Рассуждение относительно нового мира и иной планеты" [A Discourse Concerning a New World and Another Planet] (1638 год). (Надо подчеркнуть, что издана она на несколько месяцев позже книги епископа Годвина). В третье издание этой книги в 1640 была включена глава о реальности путешествия людей на Луну. Он совершенно серьезно утверждал, что можно построить «летающую колесницу», в которой могли бы разместиться несколько человек. С помощью соответствующих средств, которые, как автор надеялся, наука скоро изобретет, эти люди могли бы управлять своим кораблем и подняться на такую высоту, которая позволила бы им достичь Луны. Мысли Уилкинса оказали известное стимулирующее влияние как на науку, так и на литературу, в результате чего Королевское научное общество решило уделить внимание принципам воздухоплавания.
И еще "Математическая магия" [Mathematicall Magick] (1648). В ней он разрабатывает "варианты" подобных межпланетных путешествий: в списке Уилкинса рядом с "ангелами" и "мысленным усилием" соседствуют "летающие колесницы". Космический корабль Уилкинса с крыльями, покрыт перьями самых быстрых птиц и стартует под небольшим углом к горизонту. Документы показывают, что Уилкинс произвёл эксперимент в создании летательного аппарата с великим ученым того времени, Робертом Гуком, в садах своего колледжа в Оксфорде, около 1654 года. Но к 1660-м годам он начал понимать, что космическое путешествие не так просто, как он предполагал.
В трактате "Меркурий, или Тайный и быстрый посланец" [Mercury, or, The Secret and Swift Messenger] (1641) содержится одно из первых в литературе упоминаний о сверхбыстрых средствах коммуникации ("радио", "телеграфе" — для этой цели предполагалось использовать различные шумовые эффекты, например последовательность выстрелов), о звукозаписи ("вертикальных полых цилиндрах", в которых звук сохраняется часы и дни), о передаче звука через стены посредством особых "магнитов", о транспорте ("подводные лодки", "летательные аппараты", "яхты для движения по суше").
«Математическая магия» (1648) Дж. Уилкинса состоит из двух книг «Архимед» и «Дедал». Во второй из них рассказывается, что некий английский монах в XI веке, пользуясь механическими крыльями, совершил полёт с самой высокой колокольни одного испанского собора. В дальнейших примерах и рассуждениях о «летучих людях» совершенно недвусмысленно описывается некая металлическая конструкция, весьма напоминающая моноплан в нашем современном виде. Его объёмный трактат «Опыт о Подлинной символике и философском языке» (1668) содержит систематический каталог Вселенной, на основе которого создан единый интернациональный язык, — предтеча эсперанто (универсальные письмо, словарь, грамматика и фонетика). В «Математической магии» есть такой абзац: "Четыре различных способа назову я, последством коих полет в небеса был или будет осуществлен. Два первых достигаются с помощью иных материй, остальные — с помощью нашей собственной силы: 1. С помощью духов или ангелов. 2. С помощью птиц небесных. 3. С помощью искусственных крыльев, пристегнутых непосредственно к телу. 4. На летающих колесницах"

4.12.1639 — Джереми Хоррокс. Первое наблюдение транзита Венеры. Уточнение расстояния до Солнца. Уильям Крабтри (Англия)


Джереми Хоррокс. Картина 1903 г.
Джереми Хоррокс (англ. Jeremiah Horrocks) родился в Токстет-Парке, Ливерпуль, Англия в 1618 году. Его отец Джеймс был простым фермером, а потом отдан в учение часовщику и женился на его дочери Мэри. И обе семьи жили вместе, дружно. Профессия часовщика была достаточно прибыльной, но непрерывно над ними висела опасность быть обвиннёнными в магии и колдовстве. Джереми с детских лет вменили в обязанность определять полдень по солнечным часам и подводить механические. 11 мая 1632 года Хоррокс поступил в Колледж Иммануила, а 5 июля 1632 года был зачислен в Кембриджский университет. С ним вместе учились Джон Уоллис, ставший знаменитым математиком и придворным священником, изобретатель стенографического алфавита (в честь него даже назвали астероид) и Джон Уортингтон, в будущем великий преподаватель колледжа Иисуса в Кембридже и вице-канцлер Англии. Утверждается, что Хоррокс был единственным студентом в университете, верящим в гелиоцентрическую систему мира.
В 1635 году он покинул университет, не сдав выпускные экзамены, предположительно из-за нехватки средств на обучение. Распространена точка зрения, что Хоррокс обеспечивал себя, исполняя обязанности священника в деревне Мач-Хуле, недалеко от Престона, Ланкашир, но, скорее всего, это миф — с чего бы недоучившийся студиозус был допущен на амвон? По традиции, он проживал в Карр-Хаус, принадлежавшем семье зажиточных фермеров и торговцев Стоунов, обучая их детей. Возможно, Хоррокс был кальвинистом и, как студент Колледжа Иммануила, пуританином, однако подтверждений этому не найдено.
В Кембридже Хоррокс познакомился с работами Иоганна Кеплера, Тихо Браге и других известных астрономов. К 17 годам Хоррокс прочитал большинство астрономических трактатов своего времени, обнаружил в них слабые места и определил новые направления исследований. В 1638 году он купил лучший телескоп, какой смог достать. Он первым показал, что Луна движется по эллиптической, а не круговой орбите и поддержал Ньютона в предположении, что на форму орбиты влияют как Земля, так и Солнце. Исаак Ньютон называл работу Хоррокса мостом, соединившим его собственные работы и работы Коперника, Галилея, Браге и Кеплера. Хоррокс убедился, что таблицы Лансберга содержат неточности и предсказанное Кеплером прохождение Венеры возле Солнца в 1639 на самом деле будет прохождением планеты по диску Солнца. Это предсказание Хоррокс сделал, основываясь на собственных многолетних наблюдениях за Венерой. Он смог вычислить лишь за месяц до прохождения, разослал письма всем знакомым астрономам, но, очевидно, смотрел он один с другом. Он также рассчитал таблицы транзита Венеры вплоть до 2004 г.
Свои наблюдения Крабтри и Хоррокс производили порознь у себя дома. Хоррокс спроецировал изображение Cолнца через простой телескоп на лист бумаги, чтобы наблюдать предсказанное событие (Крабтри сделал так же). Учитывая своё местонахождение, он вычислил, что проход Венеры начнется примерно в 3 часа пополудни 24 ноября 1639 года по Юлианскому календарю (4 декабря по Григорианскому календарю). Несмотря на облачную погоду, первое изображение Венеры, пересекающей солнечный диск, Хоррокс увидел в 3:15 вечера и смог продолжать наблюдения в течение получаса до захода. Проход Венеры также наблюдал его друг Уильям Крабтри, находившийся у себя дома в Броутоне, Большой Манчестер.



Зарисовки Хоррокса транзита Венеры, опубликованные в 1662 Гевелием



Книга Хоррокса, изданная в 1672 в Англии
Венера тогда считалась планетой больше Земли и расположенной ближе к Земле, чем на самом деле. Наблюдения позволили Хорроксу оценить размеры Венеры, а также вычислить приблизительное расстояние от Земли до Солнца (вероятнее всего, что расчёты делал Крабтри). Его оценка — 95 миллионов км или 0,63 а. е. — далека от действительности, но для своего времени была определена с наилучшей точностью. Сравнительно точно Хоррокс определил видимый диаметр Венеры (74"4"), а также поправки к положениям Солнца и планеты.
Крабтри и Хоррокс так никогда и не встретились — Хоррокс скоропостижно скончался за день до запланированной встречи с Уильямом Крабтри. Причина смерти неизвестна.
Трактат Хоррокса Venus in sub sole visa («Проход Венеры по диску Солнца») был издан Яном Гевелием на собственные средства в 1662 году. Эта работа, вызвавшая восхищение Лондонского королевского общества через 20 лет после написания, содержала множество свидетельств энтузиазма и романтичности Хоррокса, в том числе шутливые замечания и стихи. Рассказывая о столетии, отделяющем одно прохождение Венеры от другого, Хоррокс писал:
(Смысл мне понятен, но переводить стихи я не берусь!)

«...thy return

Posterity shall witness; years must roll
Away, but then at length the splendid sight
Again shall greet our distant children's eyes.»

Последние месяцы жизни Хоррокс посвятил подробному изучению приливов, пытаясь определить природу влияния на них Луны.
Летом 1640 года Хоррокс вернулся в Токстет-Парк, а 3 января 1641 года скоропостижно скончался по неизвестной причине в возрасте 22 лет.
Отчаянно жаль. Сколько мог бы такой перспективный юноша сделать...
Возможно, у него были и другие труды, но 23 августа 1642 года в Англии началась гражданская война, хаос, длящийся 18 лет... Хоррокс считается отцом английской астрономии. В честь Хоррокса назван кратер на Луне.



Современная картина (2007), копия с картины конца XIX века Форда Брауна. Так и называется — "Первое наблюдение транзита Венеры Уильямом Крабтри в 1639 году"

Сведений о жизни Крабтри сохранилось мало. Родился в 1610 г в деревне Броутон на берегу реки Фёрвелл, образование получил в грамматической школе при Манчестерском кафедральном соборе. Выгодно женился на дочери манчестерского купца и преуспел в делах, но более всего в жизни его влекла астрономия. Преимущественно наблюдал движения планет и существенно уточнил Рудольфовы таблицы И. Кеплера.
Крабтри состоял с 1636 г. в переписке с астрономом Джереми Хорроксом. Они были первыми последователями Кеплера в Англии, и поставили своей задачей уточнение размеров Солнечной системы. Хоррокс вычислил, что 24 ноября 1639 г. произойдёт прохождение Венеры через солнечный диск (по юлианскому календарю, принятому тогда в Англии) и написал Крабтри.
Завещание У. Крабтри датировано 19 июля 1644 г. Похоронен он был 1 августа 1644 г. близ Манчестерского кафедрального собора, где некогда получал образование. Было ему всего 34 года.
Джон Флемстид однажды заявил, что Крабтри и Хоррокс подвели фундамент под его положение королевского астронома.

ок. 1640 — выстрел из пушки в небо. Марэн Мерсенн и Пьер Пти (Франция)
Прошло лет 300 с начала повального увлечения огнестрельным оружием в Европе, но никто ни разу не стрелял из пушки в небо. Вот из мушкетов, пищалей, аркебузов, револьверов, винтовок, автоматов и пулемётов палили по всякому удобному случаю, причём я никогда не слышал, чтобы пуля упала на голову стрелявшему. Или хотя бы соседу. А вот из пушек опасались — понятное дело, ядро упадёт назад, если по голове — шишкой не отделаешься. Первый — и едва ли не единственный опыт проделали во Франции монах-францисканец из ордена Минимов, преподобный отец Марэн Мерсенн и интендант фортификаций господин Пти (M. Petit, Intendant des Fortifications) в XVII веке. Из чистой любознательности — когда вернётся назад ядро и куда упадёт. Точная дата неизвестна, но мы попробуем вычислить её из биографий артиллеристов. Было сделано несколько выстрелов и ни одно ядро не вернулось. Застряли ядра в небе. Экспериментаторы сделали следующий вывод — «ядро повисло в воздухе, где и пробудет, без всякого сомнения, долгое время». Возможно, сам Марэн Мерсенн не проявил должного рвения в поисках упавших обратно на Землю ядер, так как изначально предполагал, что ядра «зависнут в воздухе» и этот результат вполне совпадал с его предположениями. Смешного в этом ничего нет. Ведь с неба на нас падает дождь, снег, иногда град. А тут еще и его старинный друг Декарт пишет о том, что с неба падают камни — метеориты. Все это и привело к ошибке при оценке результатов опыта, и, вероятно, вывод о возможности зависания ядер в воздухе на продолжительное время оказывал определенное воздействие на умы ученых того времени. Так или инвче — оба учёных посчитали это вполне возможным и рассказали своему другу — великому Декарту. И даже Декарт посчитал этот «факт» совершенно естественным. То есть этот Великий считал, что вес с удалением от Земли будет уменьшаться (что правильно) и достаточно далеко достигнет нуля.
В действительности дело обстояло гораздо проще. Пушка Мерсенна и Пти не стояла строго вертикально, самый ствол её не был точно центрирован, и к тому же между снарядом и стенками ствола, как и у всех пушек того времени, был изрядный зазор. Из-за всего этого снаряды отклонялись от вертикального направления и, описав в воздухе крутую дугу, падали далеко в стороне от недостаточно наблюдательных экспериментаторов. Даже при строго вертикальной стрельбе из современных орудий снаряд не может упасть обратно в точку выстрела, так как его движение отклоняется от строго вертикального вследствие вращения Земли.



Пьер Вариньон. «Новые предположения о весе». 1690 г

Но тогда этот случай породил массу толков. Ядро, повисшее над головой, поражало воображение. Лишь много лет спустя в Страссбурге решили опыт повторить. И нашли ядра в нескольких сотнях метрах от пушки. "Красивая мечта убита безобразным фактом".
В 1690 году член Королевской Академии Наук в Париже, профессор математики коллежа Мазарини, Пьер Вариньон написал в своей книге «Новые предположения о весе» о том, что Мерсенн ошибся в своих выводах. (Профессор Пьер Вариньон известен своими работами по теоретической механике, геометрии, анализу бесконечно малых, гидромеханике. В работе «Проект новой механики» он дал формулировку закона параллелограмма сил, развил понятие момента сил и вывел, так называемую, теорему Вариньона. Это о том, что если соединить отрезками средние точки каждой стороны любого четырехугольника, в результате получится ромб. В трактате «Новая механика или статика, проект которой был дан в 1687 году» сформулировал правила сложения и разложения сил и правила оперирования моментами сил). Вариньон начинает свою книгу убийственным доводом против выводов Мерсенна и Пти: "Во-первых, всякий раз, когда мы подбрасываем деревяшку в воздух, она всегда падает на землю. И, размышляя над вопросом, почему так происходит, говорим: Дело в том, что она тяжелая."
«Но что мне доставило значительно больше удовольствия, чем все остальное, так это опыт, которого я не видел и о котором раньше никогда не слышал, и описание которого я обнаружил в письмах г-на Декарта. Отец Мерсенн, член ордена Минимов из Парижа, увлекающийся физикой, сообщал, что он и интендант крепости г-н Пти, установили, насколько смогли вертикально, заряженное ядром орудие дулом вверх, выстрелили, и не смогли потом найти ядро. Повторив этот опыт несколько раз, они не смогли разыскать ни самих ядер, ни хотя бы следов их падения на Землю. И так как они не зафиксировали ни единого факта возвращения ядра, то решили, что ядра до сих пор находятся в воздухе, и очевидно, пробудут там неопределенно долго. Пушечные ядра над нашими головами, которые остаются висеть в невесомости! Это действительно удивительно, и это взаправду меня удивило, и мысли об этом доставили мне столько удовольствия, что сначала я даже хотел рассказать о море наших антиподов, и об испанских кораблях, которые плавают там вверх тормашками без какого-либо страха упасть на небо, что они, как кажется вначале, обязаны сделать. Между тем г-н Декарт, который привык к сверхъестественным вещам, абсолютно не был этим удивлен, во всяком случае, он так говорит, и отвечает отцу Мерсенну, что этот опыт лучше всего сходится с его версией объяснения притяжения: так мне сообщили. Я, наслышанный о его гипотезе, утверждаю, что у него абсолютно отсутствует eё экспериментальное подтверждение. И только именно поэтому я озадачился разработкой другой теории.»


Марэн Мерсенн
Идеологом эксперимента, вероятно, был преподобный Марэн Мерсенн — очень интересный человек, оставивший огромный след в истории науки.
Марэн Мерсенн (R.P. Marin Mersenne) родился 8 сентября 1588 в городке д'Уасе на реке Мэн в уважаемой в этом месте семье Жюльена Мерсенна и Жанны Мульер. Марэн начал учиться в Коллеже города Мэн (College du Mans), но вскоре рядом открылся иезуитский коллеж Ла Флэш (la Fleche, Стрела) и его родители, сами никогда не удалявшиеся от своего родного города дальше трех лье (примерно 12 км), тотчас же перевели его туда. Поэтому Мерсенна иногда ошибочно причисляют к иезуитам. В коллеже Ла Флэш он учился одновременно с Рене Декартом, дружба с которым продолжалась всю жизнь. По окончании коллежа Марэн прибывает в Париж, где поступает в Сорбонну. Там он изучает теологию у трех знаменитых докторов того времени — Андре дю Валя, Филиппа де Гамаше и Никола Исамбера. По окончании обучения в Сорбонне Марэн Мерсенн вступил в орден Минимов, форму одежды которых он надел 17 июля 1611 года в монастыре Нигеон около Парижа. Через два с половиной месяца его отправили в монастырь Святого Петра около города Мо, где 17 июля 1612 года, он, сдав нужные экзамены, стал профессиональным священнослужителем (ему было 24 года). Два месяца спустя он перешел в Парижский монастырь, и, пройдя ступени поддьякона, дьякона и священника, отпраздновал 18 октября 1613 г. свою первую мессу. Именно преподобный отец Марен Мерсенн создал нечто вроде прообраза Академии наук во Франции. У него в Париже еженедельно происходили собрания математиков и физиков, так называемые четверги Мерсенна, на которых собравшиеся обменивались идеями и результатами своих экспериментов. Участниками этих четвергов были и юный Блез Паскаль и известный геометр того времени Жерар Дезарг. Уже после смерти Мерсенна, в 1666 году, интендант финансов, а по сути, премьер-министр Людовика XIV, Жан Батист Кольбер создал практически на основе этого кружка Королевскую Академию Наук. Помимо своего кружка, Мерсенн переписывался и с другими известными французскими учеными того времени, как например, с членом королевского суда в Тулузе Пьером де Ферма. А также и со своим старым другом, обвиненным иезуитами в ереси и поэтому с 1628 года жившим в Голландии Рене Декартом. Переписывался и с зарубежными — Галилеем, Кавальери, Торричелли, Гассенди. В XX веке переписка Мерсенна издана — 17 томов! Преподобный отец Марэн Мерсенн знал несколько языков. У отца Жана Брюно он изучал идиш, а свои научные труды в основном писал на латыни. На латыни он вел и часть своей переписки. Часть переписки велась на французском языке. Мерсенн также издал перевод на французский язык «Механики» Галилея, редактировал издания Евклида, Архимеда и других античных классиков. Именно Мерсенн в одной из своих книг начал называть науку о движении снаряда баллистикой, от греческого слова «баллист» — бросать, метать. Вероятно, он прекрасно знал и греческий язык. В 1634 году Мерсенн впервые предложил проект подводной лодки, предназначенной для военных целей. Лодка должна была иметь металлический корпус в виде рыбы. В качестве оружия он предложил использовать сверла для разрушения корпуса неприятельских кораблей ниже ватерлинии и две, расположенные по разным бортам, подводные пушки с клапанами, предотвращающими попадание воды в лодку через стволы после выстрела. Мерсенн одним из первых численно оценил скорость звука. Он описал схему зеркального телескопа, позднее реализованную Исааком Ньютоном.
Умер 1 сентября 1648, неделю не дожив до 60-ти.
Пьер Пти родился 8 декабря 1594 в Монлюсоне, в центральной Франции, к северо-западу от Клермон-Феррана.
Был сыном мелкого провинциального чиновника в Монлюсоне. Получив образование в Монлюсоне, он последовал за отцом в местную администрацию и провел первые годы своей взрослой жизни чиновником. Во Франции было неспокойно. Король Генрих IV был убит фанатичным католиком, Людовик XIII стал королем Франции в 1610 году, но Луи было всего девять лет. Восстали французские крестьяне, чиновников, лояльных власти, иногда просто убивали. Кардинал Ришелье уверенно поднимался от рядового священника к верхам власти. В 1624 он госсекретарь, в 1628 первый министр.
В 1633 Пти переехал в Париж, чтобы стать чиновником национального, а не местного масштаба. Будучи в Париже, он заинтересовался наукой. Пти произвёл на Ришелье впечатление и сразу был назначен «комиссаром Провинциальной артиллерии Ришелье».
Почти сразу Пти стал другом Мерсенна и Блеза Паскаля, которого папа Этьен привёз в Париж за образованием.
Пти быстро стал влиятельной фигурой, пытался влиять на национальную политику в области науки. Как и вся группа Мерсенна, был "нефилософом", т.е. сторонником эксперимента. Пти решительно поддержал лучших астрономов во Франции. Он хотел, чтобы король устроил Королевские обсерватории, чтобы Франция снова взяла на себя ведущую роль в астрономии. Пти утверждал, что Франция отстала от некоторых других европейских стран. У него была прекрасная коллекция астрономических приборов и некоторые из них были его собственным изобретением. В частности, в конце своей жизни, Пти разработал ниточный микрометр для измерения диаметров небесных тел. К этому времени Пти был Главным интендантом фортификаций, на эту должность он был назначен в 1649 году. Инструментом Пти позже использовался Кассини в Королевской обсерватории в Париже.
Пти работал с Этьеном Паскалем и его сыном Блезом Паскалем в октябре 1646 в повторении эксперимента Торричелли в получении вакуума. Пти написал отчет об этих экспериментах, которые были опубликованы в 1647 году. Он постоянно переписывался с секретарем Королевского общества в Лондоне после его основания в 1660 году и был одним из первых иностранных стипендиатов этого общества.
Забавно, что когда Жан-Батист Кольбер (генеральный контролер финансов Франции) в 1666 году создал Академию наук в Париже, он не включил в состав её участников Пти, который долгие годы бился за её создание. На то были личные причины.
Умер Пти 20 августа 1677 в Лани-сюр-Марн, Франция, в возрасте 82 лет.

1645 — первая карта Луны. Михаэль Флоран ван Лангрен (Голландия)
В 1647 году Ян Гевелий (см.ниже) издал свою знаменитую "Селенографию" с лунными картами, назвав моря и горы на Луне, и эти названия сохранились, в 1651 год появился "Новый Альмагест" работы Риччоли и Гримальди, было дано пару сотен названий кратеров и много названий тоже сохранилось. Но на несколько лет раньше карту Луны с названиями издал Лангрен. Но его почти не знают, а из названий сохранилось немного (насколько я понял) — кратер Лангрен и ещё что-то ("Море Лангрена" кануло в Лету)
Между тем его работа по картированию Луны считается "первой настоящей, правдоподобной картой", там изображены различные лунные моря, кратеры, горные вершины и хребты. У него, конечно, были предшественники — Уильям Гилберт, Томас Хэрриот, Христоф Шейнер, но их зарисовки не были достаточно хорошими.
Названия Лангрена не прижились, вероятно, из-за того, что имели ярко выраженный католический религиозный характер. Небольшим кратерам были даны имена астрономов, математиков и других известных ученых прошлого и настоящего, но крупным объектам — имена Изабеллы и Филиппа и прочих коронованных и святых особ.
Почему Лангрен ушёл в забытьё вместе с морями Изабеллы и Филиппа? Во-первых, называл он не ради увековечения памяти, а для более прагматических целей — чёткого распознавания объектов на Луне для навигации в море. Но есть и во-вторых. Надо разобраться не только в работе Лангрена, но и в истории.
Михаэль Флоран ван Лангрен является очередным тружеником династии голландских картографов. Его дед, Якоб Флорис ван Лангрен, родился в Гелдерланде, впоследствии переехал в Южные Нидерланды, а затем в Амстердам, где родились его сыновья Арнольд (отец Михаэля) и Генрик. С 1580 года Якоб Лангрен с сыновьями занялся производством глобусов, как земных, так и небесных. В 1586 году семья Лангрен изготовила небесный глобус на основе астрономических данных, предоставленных Рудольфом Снеллиусом, и сотрудничала с Петером Планциусом в разработке небесного глобуса в 1589 году. В 1592 году Генеральные штаты предоставили семье Лангрен монополию на производство глобусов, что привело к конфликту с фламандским картографом и издателем Йодокусом Хондиусом (создатель глобусов Йодокус Хондиус был гораздо более знаменит, умер в 1612-м). Старший Иаков в возрасте 75 лет отошёл от дел, а сыновья развернули работу ещё шире. Арнольд в 1590 и 1593 ездил к Тихо Браге на остров Вен, чтобы купить звёздные карты для небесного глобуса. Небесный глобус 1594 года не имел себе равных до 1630 года.


Одна из схем определения долготы
Михаэль Флоран ван Лангрен (лат. — Langrenus) родился 27 апреля 1598 в семье Арнольда ван Лангрена в Амстердаме*, в 1609 году отец Михаэля с семьёй переехал в Антверпен в Южных Нидерландах, находившихся под испанским владычеством. Король Испании Филипп III удостоил Арнольда ван Лангрена титула «Сферограф их Величеств» и пособия в 300 ливров на ведение работ. Арнольд умер в 1621-м, дело продолжил его сын. Михаэль не смог получить хорошего образования, вероятно, не окончил даже латинской школы, но стал хорошим картографом и инженером, получив впоследствии от короля Филиппа IV титул королевского космографа и математика, и вёл работы под патронажем инфанты испанских Нидерландов Изабеллы Клары Евгении и эрцгерцога Австрии Альберта.
* называют и другие даты и места: возможно, в Малине или Антверпене, ок 1600
Михаэль ван Лангрен родился и прожил полвека во время нескончаемой, казалось, войны Голландии за независимость. Всего она длилась 80 лет и была лишь частью более длительной европейской религиозной войны. За столетия со дня рождения Христа Церковь его имени обюрократилась и очень располнели штаты. В сотни тысяч раз, если считать началом 12 апостолов. Далеко не всем, даже ревностным христианам, нравилось содержать такую толпу посредников между собой и богом. Протестанты, которые существовали всегда, в XVI веке так окрепли и размножились, что начали целыми странами уходить из-под папской власти. Естественно, были объявлены еретиками и с ними начали бороться самыми радикальными способами. Голландия оказалась на переднем крае религиозных войн. Протестантов тут оказалось большинство, к церковным догмам они относились не столь ревностно, не исправляли мировоззрение паствы, как поступала инквизиция с Галилеем, Бруно, Коперником и многими тысячами иных, поэтому наука и ремёсла здесь расцвели быстро и надолго. Терпели и инакомыслие, включая религиозное. Антверпен с населением в 100 тыс. человек внезапно стал богатейшим городом в Европе. Евреи начали шлифовать тут алмазы, появилась масса изобретателей, книги печатались без всякой цензуры, торговые корабли ворвались в порты обеих Индий. Католические страны не потерпели такой распущенности. Ну, дальше на многие годы — сражения, осады, гёзы, "пепел Клааса стучит в моё сердце", " Да здравствует гёз!", красные знамёна с полумесяцем, "лучше турки, чем Папа", кровавый герцог Альба, принц Оранский, осада и взятие Антверпена... Все умелые и богатые люди Антверпена бежали на север, в основном в Амстердам и очень скоро маленькая Голландия (в разы меньше, чем сейчас) изрядно потеснила испанцев на море. В 1595 году первый голландский торговый флот отправился в Ост-Индию, чтобы обойти ограничения и блокаду на торговлю пряностями. Начинался Золотой век Голландии. Дивиденды Голландской Ост-Индской компании в 1609 году были 325%! По всему миру выросли фактории. В 1584 году Балтазар де Мушерон основал голландскую факторию недалеко от монастыря Михаила Архангела, положив начало расцвету Архангельска, в 1614 голландцы вытеснили всех иноземцев из Московии, в Амстердаме базировалось 10 000 кораблей!


План осады города Галле. Он неоднократно переходил из рук в руки, когда Испания воевала с Францией. Сам ли Лангрен разработал план или красиво оформил чужой — неизвестно.
Так вот, вернёмся в 1609 год. В 1608 году Леспергей демонстрировал свою зрительную трубу участникам переговоров о перемирии (о мире ещё 40 лет разговоров не будет). Стороны обнищали и устали от войны и были бы не против накопить сил. Посредники (французы) никак не могли решить претензии противников и уговорили их лишь на перемирие, но на немыслимый срок — 12 лет мира! Но договор был заключён и 12 лет мира (с трудом и с отдельными сражениями) соблюдались. После чего война возобновилась и шла до 1648 года. Так вот — что означает, что семейство Лангренов переехало в Антверпен, оставшийся под испанской властью, когда деловые люди ехали из города, отрезанного от моря и обречённого на прозябание? Это значит, что были они католиками, уехали из протестантской Голландии и работали на испанскую корону. Причём не только создавая глобусы, но и в качестве военных инженеров. Само собой, такое поведение их землякам понравиться не могло. И работа династии не получила должного внимания. Но! Другие историки пишут, что переезд в Антверпен больше напоминал бегство и дело тут не в религиозных делах, а чисто в финансовых. Долги, кредиторы. Семья сорвалась с места так внезапно, что оставила дорогое, но громоздкое оборудование. Но и в этом случае славы им не прибавилось.
Я это к тому, что приоритет Лангрена — безусловен, но трудновато отдать приоритет стране. Чистокровный голландец, родившийся и взрослевший в Голландии, он работал на противников Голландии — испанских оккупантов, деньги получал от Альберта Австрийского и 65 лет прожил и работал на территории, которая станет Бельгией. Правда, не скоро — лет через 200. Но ладно, пускай Голландия. Кстати, почему Голландия, если во всём мире и официально Нидерланды? Лишь 2 провинции из 12-ти (а было больше) называются Голландией (Северная и Южная). Это наш царь Пётр постарался. Посетил он самые передовые провинции, сам махал там топором, строил корабли и дела ему не было до официальных названий. И это неплохо — русский язык не принимает слова "нидерландцы", заскорузлое какое-то. Но я отвлёкся.
Главным среди работ Михаэля стали его труды по определению долготы. В 1644 году он создал первый (известный) график данных, показывающих многочисленные измерения расстояния по долготе между Толедо и Римом. Собственно, он показывал (в письме к Изабелле, правительнице испанских Нидерландов) на основе данных 12-ти измерений 12-ти астрономов со времён Птолемея, как трудно измерить долготу и почти невозможно — в Индиях. И уже в 1633 году просил дать патент на его способ. А придумал он его ещё в 1628 году. Суть способа — на основе точных карт Луны (с названиями, конечно) связать фазы Луны с положением Луны. Однако в декабре 1633 Изабелла умерла. Проект "завис" и так и не был доработан.
Диаграмма Лангрена стала математическим раритетом — оценки разницы в долготе между Толедо и Римом — считается первым известным экземпляром графика статистических данных. Причём он его нарисовал ещё до марта 1628 года.



Суть рисунка: много измерений дадут среднестатистически верное положение, но ошибки определения долготы огромны и для корабля в море этот метод не годится
Лангрен мечтал одолеть "проблему долготы". Уже был объявлен огромный приз Испанией и иными странами. Он нашёл свой способ — можно повысить точность определения долготы, особенно на море, путём наблюдения пиков и кратеров Луны как во время лунных затмений, так и в течение всего цикла смены фаз. И в 1645 он создал первую полномасштабную карту видимой стороны Луны; кроме того, он планировал выпускать карты Луны в тридцати различных фазах, но так и не реализовал этот план. Михаэль ван Лангрен также был первым астрономом, который начал давать имена различным объектам на поверхности Луны, но лишь немногие из этих названий были приняты астрономическим сообществом, поскольку они в основном носили имена членов испанского королевского суда и католических правителей. Инфанта Изабелла названа на карте Луны три раза: в честь неё названо море, кратер и гора. Есть Иннокентий X и Людовик XIV и чаще всего короли Филиппы (их несколько), нынешний кратер Тихо назван в честь Владислава IV.
Он же опубликовал свои наблюдения кометы 1652 года.
В качестве картографа Михаэль ван Лангрен изготовил ряд различных карт Испанских Нидерландов, разработал план порта в районе Дюнкерка (главный конкурент Амстердама!), проект реконструкции порта Остенде, планы по расчистке каналов Антверпена и борьбе с наводнениями.
В качестве военного инженера он занимался сооружением фортификаций в различных городах, включая Брюссель. Кроме того, Михаэль ван Лангрен участвовал в проектировании и строительстве канала (оставшегося незавершённым) между Рейном и Маасом, названного в честь инфанты Fossa Eugeniana. Лангрен также является автором самых старых известных рисунков и отчеканенной на меди схемы всего канала.
Однако надо сказать, что его планы постоянно отвергались критиками, но он получал очень большое жалование от всех испанских королей, которое, скорее, можно назвать меценатством, чем платой за работу.
Умер в Брюсселе в мае 1675, в возрасте примерно 77 лет.
В 1935 в честь Михаэля ван Лангрена назван кратер на Луне (утвердили его название с 1645 года).



А это одна из копий карты, сохранилось 3-4 копии. Вряд ли их было более десятка:


вперёд к файлу 6

назад к файлу 5-5