Рейтинг с комментариями. Часть 35

1.08.1938 - РСЗО "Катюша". И.А.Флёров. Георгий Эрихович Лангемак. (СССР)
30 октября 1938 - Орсон Уэллс. радиопостановка по книге «Война миров» (США)
ноябрь 1938 - К.К.Арцеулов. Начало работ по офомлению журналов (СССР)
10.01.1939 - Айзек Азимов. Рассказ «В плену у Весты» (США)
20.06.1939 - 1-й полёт 1-го ракетного самолёта He-176. Эрих Варзиц (Германия)
1939 - Фильм «Старт первого космического корабля» (Германия)

1.08.1938 - РСЗО "Катюша" (БМ-8 и БМ-13). Иван Андреевич Флёров. Георгий Эрихович Лангемак. (СССР)
Иван Андреевич Флёров родился 24 апреля 1905 года (по другим данным - 6 апреля) в селе Двуречки Грязинского района (ныне Липецкой области) в семье служащего. Окончил земскую школу, работал сначала в селе, затем учеником слесаря на Боринском сахарном заводе. В 1926 году окончил школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при чугунолитейном заводе в городе Липецке. Здесь же, как один из лучших выпускников школы, некоторое время работал мастером производственного обучения. В 1927-1928 годах проходил срочную службу в Красной Армии, в артиллерийских частях. В 1933 году был призван на 45-дневные курсы офицеров запаса и с того времени остался в армии. В 1939 году был зачислен слушателем Военной артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского. Участник войны с Финляндией 1939-1940 годов. Будучи командиром батареи 94-го гаубичного артиллерийского полка старший лейтенант Флёров отличился в боях при прорыве «линии Маннергейма». В 1940 году за проявленный героизм во время Советско-финской войны в боях у озера Саунаярви награждён орденом Красной Звезды. После окончания боевых действий вернулся к учёбе в академии. Жил в городе Балашихе Московской области.
28 июня 1941 г. было принято решение о формировании первой батареи реактивной артиллерии. Флёров назначен её командиром. В ночь на 3 (4) июля 1941 года из Москвы по Можайскому шоссе, батарея капитана Флёрова выехала на фронт по маршруту: Москва-Ярцево-Смоленск-Орша. Через два дня (6 июля) батарея прибыла на место и вошла в состав артиллерии 20 армии Западного фронта. Батарея состояла из взвода управления, пристрелочного взвода, трех огневых взводов, взвода боевого питания, хозяйственного отделения, отделения горюче-смазочных материалов, санитарной части. Она имела на вооружении семь пусковых установок БМ-13 и 122-мм гаубицу образца 1910-1930 гг. для пристрелки (позже гаубицы отменили и пристрелки тоже - демаскирует и совершенно рассогласовано со стрельбой РС). Кроме того, в ней было 44 грузовые машины для перевозки 600 реактивных снарядов М-13, 100 снарядов для гаубицы, шанцевого инструмента, трех заправок ГСМ, семи суточных норм продовольствия и другого имущества. Личный состав батареи составлял 160 человек (вышло из окружения к своим 46 человек).
Впервые установки БМ-13 были опробованы в боевых условиях в 10 часов утра 14 июля 1941 года при обстреле вражеских войск и техники в городе Рудня, поддержав обороняющиеся части Красной Армии. 16 июля в 15.15 по прямому приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Г. С. Кариофилли батарея Флёрова произвела залп по железнодорожному узлу Орша.
Во многих книгах уточняется "14 июля в 15.15 по железнодорожному узлу Орша, заполненным немецкими эшелонами с войсками и боевой техникой", а порой добавляют, что там было "огромное количество боеприпасов и цистерн с топливом". Если первая часть абзаца - чистая правда, за исключением даты, то вторая станет правдой, если слово "немецкими" заменить на "советскими". Немцев в Орше, за исключением разведки, не было. На станции Орша в тот момент находилось очень много прибывших советских эшелонов с имуществом 1-й Московской пролетарской мотострелковой дивизии, 14-й и 18-й танковых дивизий, 403-го гаубичного и 592-го пушечного артиллерийских полков, приписной личный состав 18-й стрелковой дивизии, имущество нескольких головных артиллерийских складов и складов горючего из МВО и огромные запасы боеприпасов, продовольствия и снаряжения, скопившимися на станции после вывоза из западных районов Белоруссии. Кроме того, на станции находились вывозимые c окружного зенитного артиллерийского полигона у станции Крупки зенитные орудия дивизионов армейской ПВО почти всех соединений, дислоцировавшихся в Московском, Орловском, Харьковском, Западном Особом, Киевском Особом, Приволжском военных округах, которые прибыли на полигон на учения перед войной. Однако эвакуировать наши эшелоны не было никакой возможности. Поэтому их и уничтожили таким способом. Откровенно говоря, поражает сама нелепица подобного мифа. Представить, чтоб немцы забили ж/д станцию, которая на расстоянии буквально ружейного выстрела от передовой эшелонами с топливом - это полнейшая нелепица. Складывается впечатление, что в авангарде наступления шли немецкие поезда с топливом. Флёров ясным днём, совершенно не маскируясь, сделав 3 пристрелочных выстрела из гаубицы, которая придавалась батарее, действительно превратил станцию в море огня. У меня нет никаких упрёков в адрес ракетчиков Флёрова - они прекрасно выполнили задачу, но историки врут уж слишком тупо. Чего стоят такие строки "на глазах ракетчиков немцы загоняли на станцию всё новые и новые эшелоны".
Вторым залпом батарея разрушила понтонный мост через реку Оршица на дороге Минск-Москва наведённый немецкими сапёрами на месте взорванного Заградотрядом Западного фронта. Под удар попала 17-я танковая дивизия Вермахта. 15 июля тремя залпами помогла сломить сопротивление немецких войск занявших г. Рудню. Батарея в составе 42-го дивизиона принимала участие в Ельницком контрнаступлении.
Во второй половине июля в результате наступательных действий немецко-фашистских войск на западном направлении 20-я армия попала в оперативное окружение в районе Смоленска. Обстановка для нашей батареи, действующей в составе этой армии, еще более осложнилась. Интенсивность залпов была не особенно высокой: командование армии экономило снаряды, так как их подвоз из тыла совершенно прекратился.
К началу августа батарея вместе с армией отошла к Днепру и вместе с отступающими войсками переправилась на левый берег реки в районе деревни Ратчино. На Западном фронте был создан первый дивизион реактивной артиллерии. В дивизион вошли батареи капитана Флерова, старшего лейтенанта Черкасова и капитана Смирнова. Его командиром был назначен капитан Смирнов.
В августе дивизион перешёл в 24 армию, впервые огонь корректировался с самолёта У-2. В начале сентября НП батареи был окружён немцами и Флёров вызвал огонь на себя, немцы отступили. 25 сентября батарея была переброшена в район 43 армии. 2 октября немцы перешли в наступление и армия попала в Спас-Демянский "котёл". Расстреляв остатки боезапаса "в направлении противника" (не было ни связи, ни разведки), батарея стала двигаться на восток в направлении на Вязьму. Батарейцы прошли по вражеским тылам более 150 километров. 6 октября, слив остатки бензина из оставшихся машин в БМ-13, сняв и закопав двигатели с прочих машин, батарея продолжала двигаться в окружении на восток. Остальные батареи дивизиона двигались туда же отдельно и без связи. Однако немцы уже заняли переправы через Угру, в воздухе постоянно летали их разведывательные самолёты. Машины батареи Черкасова и других батарей взорвали 9 октября, батарея же Флёрова попала в засаду у деревни Богатыри (Знаменского района Смоленской области) 7 октября ночью. Все БМ-13 взорвали, при этом Флёров погиб. Оставшиеся в живых рассказывали, что он поджёг слишком короткий бикфордов шнур. Часть бойцов батареи вышли к своим, некоторые попали в плен, но до конца войны и много-много позже командир первой ракетной батареи числился в списках пропавших без вести.
Долгие годы о судьбе командира первой батареи "Катюш" ничего не было известно. Всплывали даже нелепые слухи о том, что будто бы Флёров преднамеренно завел батарею в засаду. И только тогда, когда удалось обнаружить документы одного из армейских штабов вермахта, где с немецкой пунктуальностью сообщалось о том, что же произошло на самом деле в ночь с 6 на 7 октября 1941-го года у смоленской деревушки Богатыри - сомнения развеялись. Капитан Флёров был исключен из списков пропавших без вести.
В начале 1960-х годов Флёров представлялся на звание героя Советского Союза. Связано это с написанием по приказу Хрущёва многотомной "Истории Великой Отечественной войны". Вся история войны подверглась искажениям в угоду стоящим у власти. Вспомнили и про первую батарею, приукрасив её подвиги. 14 ноября 1963 года указом президиума Верховного Совета СССР Иван Андреевич Флёров посмертно был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.
21 июня 1995 года указом президента Российской Федерации (№ 619) за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне капитану Флёрову Ивану Андреевичу присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.
Осенью 1995 года группа вяземских поисковиков в 250-ти метрах западнее деревни Богатырь нашла погибших вместе с «Катюшами» артиллеристов. Были найдены останки 7 ракетчиков. Среди них опознаны останки капитана Флёрова. 6 октября 1995 года все останки перезахоронены рядом с обелиском у деревни Богатырь, установленным в память о подвиге ракетчиков.
5 марта 1998 года приказом Министра обороны Российской Федерации № 111 Герой Российской Федерации капитан Флёров Иван Андреевич навечно зачислен в списки командного факультета Военной академии Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) имени Петра Великого.
Самое известное и самое массовое (если не считать "базуки" и "фауспатроны") ракетное оружие 2-й мировой войны. Совершенно оригинальная разработка, вызвавшая ряд подражаний. К космонавтике имеет лишь то отношение, что по ракетчикам (ни тени иронии!) СССР вышел на 1-е место в мире еще в 1945-м. Только по Берлину стреляли 1785 пусковых станков М-30 и М-31 и 1620 БМ (219 дивизионов)



Боевая машина МУ-1 на базе автомобиля ЗИС-5

В СССР, точно так же, как и в Германии, готовились к химической войне.
132-мм химические снаряды РХС-132 были испытаны стрельбой на Павлоградском артиллерийском полигоне 1 августа 1938 года. Огонь велся одиночными снарядами и сериями по 6 и 12 снарядов. Продолжительность стрельбы серией полным боезапасом не превышала 4 секунд. За это время района цели достигло 156 л ОВ, что в пересчете на артиллерийский калибр 152 мм было равноценно 63 артиллерийским снарядам при стрельбе 21 залпом трехорудийной батареи или 1,3 артполка при условии, что огонь велся нестойкими ОВ. Испытания акцентировали внимание на то, что расход металла на 156 л ОВ при стрельбе реактивными снарядами составлял 550 кг, в то время как при стрельбе химическими 152-мм снарядами вес металла составлял 2370 кг, то есть в 4,3 раза больше.
В отчете об испытаниях написано:
«Автомобильная механизированная ракетная установка для химического нападения при испытании показала значительные преимущества перед артиллерийскими системами. На трехтонной машине установлена система, способная вести как одиночный огонь, так и серией в 24 выстрела в течение 3 секунд. Скорость передвижения - обычная для грузового автомобиля. Перевод из походного в боевое положение занимает 3-4 минуты. Ведение огня - из кабины водителя или из укрытия.
БЧ одного РХС (реактивно-химического снаряда) вмещает 8 л ОВ, а в артиллерийских снарядах аналогичного калибра - всего 2 л. Для создания мертвой зоны на площади 12 га достаточно одного залпа с трех грузовиков, что заменяет 150 гаубиц или 3 артполка. На дистанции 6 км площадь заражения ОВ одним залпом составляет 6-8 га».

Нет сомнений - наиболее серьёзное оружие химической войны - особой точности не надо, разлёт осколков не нужен, масса взрывчатки неважна. Важен объём снаряда, неожиданность и массовость. Химическая война, к счастью, не состоялась, РСЗО переделали под обычные снаряды, манёвренность и массовость остались, а точность и поражающие параметры снарядов всю войну улучшались, но остались всё же низкими - конструкция в этом не позволяла конкурировать с пушками, не для того создавалась. Но, необходимо признать, что не успев усовершенствовать РСЗО в течении войны, за послевоенные годы конструкторы создали действительно грозных потомков "Катюши".
Итак, история кратко.
Ракетные снаряды в СССР были созданы раньше, чем установки для них. В 1939 они уже воевали на Халкин-Голе на советских самолётах.
В 1939 году Реактивный НИИ разработал 132-мм осколочно-фугасный снаряд М-13, ставший основным снарядом советской реактивной артиллерии в годы второй мировой войны. Снаряд М-13 состоит из головной части и порохового реактивного двигателя. Головная часть по своей конструкции напоминает артиллерийский осколочно-фугасный снаряд и снаряжена зарядом взрывчатого вещества, для подрыва которого используются контактный взрыватель и дополнительный детонатор. Реактивный двигатель имеет камеру сгорания, в которой помещен пороховой метательный заряд в виде цилиндрических шашек с осевым каналом. Для воспламенения порохового заряда используются пирозапалы. Образующиеся при горении пороховых шашек газы истекают через сопло, перед которым расположена диафрагма, препятствующая выбросу шашек через сопло. Стабилизация снаряда в полете обеспечивается с помощью хвостового стабилизатора с четырьмя перьями, сваренными из стальных штампованных половинок. (Такой способ стабилизации обеспечивает более низкую кучность по сравнению со стабилизацией вращением вокруг продольной оси, однако позволяет получить большую дальность полета снаряда. Кроме того, использование оперенного стабилизатора весьма существенно упрощает технологию производства реактивных снарядов).
К снаряду разработана самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант, созданный на базе грузового автомобиля ЗИС-5 и имевший обозначение МУ-1 (механизированная установка, первый образец), имел 24 направляющих, установленных на специальной раме в поперечном положении по отношению к продольной оси автомобиля. Впервые о прототипе «Катюши» (БМ-13) было упомянуто 3 января 1939 года в письме наркома оборонной промышленности Михаила Кагановича своему брату - заместителю председателя Совнаркома Лазарю Кагановичу: «В октябре 1938 года автомобильная механизированная ракетная установка для организации внезапного химического нападения на противника в основном прошла заводские испытания отстрелом на Софринском контрольно-испытательном артиллерийском полигоне и в настоящее время проходит полигонные испытания на Центральном военно-химическом полигоне в Причернавской».
Проведенные в период с октября 1938-го по февраль 1939 года полигонные испытания установки показали, что она не в полной мере отвечает поставленным требованиям. Ее конструкция позволила производить пуск реактивных снарядов только перпендикулярно продольной оси автомашины, причем струи горячих газов повреждали элементы установки и корпус ЗИС-5. Не обеспечивалась также безопасность при управлении огнем из кабины водителя. Пусковая установка сильно раскачивалась, что ухудшало кучность стрельбы реактивных снарядов. Заряжание пусковой установки с передней части направляющих производить было неудобно и требовало много времени. Автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость. С учетом результатов испытаний Реактивный НИИ разработал новую пусковую МУ-2, которая в сентябре 1939 года была принята Главным артиллерийским управлением для полигонных испытаний. Установку создали на базе грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6. Она имела 16 направляющих, расположенных вдоль оси автомобиля. Каждые две направляющие соединялись (спаривались), образуя единую конструкцию, именовавшуюся «спаркой», число которых было восемь. Здесь также применялось поддомкрачивание машины, как и на установке первого варианта. Силы, раскачивающие пусковую установку, благодаря расположению направляющих вдоль шасси автомашины, прилагались по ее оси на два домкрата, находившиеся вблизи центра тяжести. Поэтому раскачивание стало минимальным. Заряжание в установке производилось с казенной части, то есть с заднего конца направляющих. Это было удобнее и позволяло значительно ускорить операцию. Установка имела простейшей конструкции поворотный и подъемный механизмы, кронштейн для крепления прицела с обычной артиллерийской панорамой и большой металлический бак для горючего, установленный сзади кабины. Стекла кабины закрывались броневыми откидными щитами. Против сиденья командира боевой машины на передней панели был смонтирован небольшой прямоугольный ящичек с вертушкой, напоминающий диск телефонного аппарата, и рукояткой для поворачивания диска. Этот прибор носил название «пульт управления огнем» (ПУО). От него шел жгут проводов к специальному аккумулятору и к каждой направляющей.


При одном обороте рукоятки ПУО происходило замыкание электроцепи, срабатывал пиропатрон, помещенный в передней части ракетной камеры снаряда, воспламенялся реактивный заряд и происходил выстрел. Темп стрельбы определялся темпом вращения рукоятки ПУО. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7-10 секунд. Дальность полета весящего 42 кг снаряда М-13 достигала 8470 м. Необходимо отметить, что при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности - 257 м. Время перевода пусковой установки из походного в боевое положение составляло 2-3 минуты, угол вертикального обстрела находился в пределах от 4° до 45°, угол горизонтального обстрела составлял 20°. Конструкция пусковой установки допускала ее передвижение в заряженном состоянии с довольно высокой скоростью (до 40 км/ч) и быстрое развертывание на огневой позиции, что способствовало нанесению внезапных ударов по противнику.
21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям правительства и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 (боевая машина 13). Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор».
5 установок - это всё, что имелось в СССР 22 июня 1941 г. 28 июня с завода вышли еще две и была создана 1-я батарея реактивной артиллерии под командованием И.А.Флёрова (по штату в батарее должно быть 12 установок). К началу августа на Западном фронте действовало уже несколько батарей реактивной артиллерии: лейтенанта А. М. Куна, лейтенанта Н.И.Денисенко, старшего лейтенанта Е.В.Черкасова, капитана В.А.Смирнова. Появились реактивные батареи и на других фронтах. Вскоре на Западном фронте был создан первый дивизион реактивной артиллерии. В дивизион вошли батареи капитана Флерова, старшего лейтенанта Черкасова и капитана Смирнова. Его командиром был назначен капитан Смирнов.
Быстро было налажено массовое производство пусковых установок, однако их широкое применение сдерживалось недостаточным количеством боеприпасов, главным образом из-за отсутствия развитой промышленной базы по изготовлению высококачественных порохов для двигателей снарядов. Обычные пороха не могли быть использованы. Требовались их особые сорта, с нужной поверхностью и конфигурацией, временем, характером и температурой горения. Позже такой порох был заказан в США и начал производиться на Урале, а в 1941 батареи остались без боеприпасов.
О БМ-13 сложено немало мифов. Миф первый - о первом залпе (см. справа)
Второй миф заключается в том, что "Катюши" стреляли зажигательными снарядами. Не было такого - снаряды были стандартными. Зато на снаряде было два взрывателя (это обычная практика у многих РС). При одновременном срабатывании с обоих концов ракеты шли 2 ударные волны взрыва, которые встречались в середине снаряда, при этом мгновенно разогревая в этом месте осколки до 800°.
Третий миф - о том что немцы были поражены столь страшным оружием, бежали, сходили с ума, а самые смелые долго и безуспешно охотились за ней. Да, БМ-13 (и БМ-8) считались сов.секретным оружием, каждая установка была сильно заминирована и фото машин стали появляться только в 1945-м. Да, батарея Флёрова, попав в окружение, взорвала свои машины и Флёров погиб в бою. Однако...
Судя по записям в записной книжке Клауса Риделя, уже 19 сентября 1941 г. во время наступления немецких войск на Вязьминском направлении в качестве военных трофеев были захвачены три автомобильные ракетные пусковые установки; еще две достались немцам в Орле. С целью оценить на месте их технические возможности Ридель был командирован осенью 1941 г. на фронт. Одним из экспертов-помощников К.Риделя 13 октября 1941 г. был составлен отчет, из которого видно, что к тому времени немецкие специалисты имели достаточно полное представление о типах использованных в боевых действиях советских ракет.
Отчет состоял из трех частей и заключения. В первой излагались общие сведения. Из них следовало, что советская сторона применяла в боях: 1) ракеты трех калибров, выпускавшиеся с наземных передвижных или стационарных установок, действие которых напоминало ураганный огонь и распространялось на большие площади; 2) ракетные снаряды, выпускавшиеся по наземным целям и низко летящим самолетам с круговых, поворачивавшихся на 360° платформ; 3) снаряды, выпускавшиеся с самолетов также по наземным целям и самолетам противника. При этом отмечалось более частое использование оружия первого типа и подчеркивалась его эффективность с целью ударов на значительные расстояния. РС-ы заслужили скупую и завистливую похвалу бедных на ресурсы немцев: "Не будучи стесненными недостатком сырья и производственными трудностями, имея возможность применять при изготовлении оболочки и сопла лучшие легированные сорта стали, а также использовать в качестве топлива порох на основе рекомендаций лучших специалистов и оборудования, русские сумели создать вполне приемлемое оружие для поражения больших площадей".
Среди преимуществ советских ракет отмечались: 1) Сопло, расположенное по центру. 2) Использование пороха на основе нитроглицерина, следствием чего явились безукоризненное воспламенение топлива при температуре от -40 до +33 °С, относительно низкое давление в камере сгорания и, следовательно, возможность избежать толстых стенок оболочки. "Тяжелое положение с сырьем в Германии", - говорилось далее, - "вынудило нас перейти на порох на основе дигликоля, воспламенение которого при минусовых температурах сопряжено со значительными трудностями и горение которого протекает в условиях повышенного давления". 3) Достигаемая при наличии стабилизаторов возможность установки на снаряды простейших направляющих и использования для пуска ракет разных калибров с одних и тех же пусковых установок. Автор отчета высказал даже предположение, что данное преимущество побудило советских конструкторов закрыть глаза на тот недостаток, который, по его мнению, влечет за собой стабилизация посредством оперения, а именно большую рассеиваемость снарядов.
К принципиальным недостаткам русских ракет автор отчета отнес: 1) Стабилизацию посредством оперения, которая при боковом ветре дает большую рассеиваемость. 2) Сложную систему зажигания, использованную на пусковых установках, приведение которой в готовность при их большом числе требует слишком много времени. 3) Относительно медленное передвижение снаряженной многими снарядами автомобильной пусковой установки. 4) Необходимость слишком точной работы при изготовлении отдельных снарядов из-за применения высококачественных материалов, которая в свою очередь в качестве обязательной предпосылки массового производства требует наличия развитой промышленности, высококвалифицированных рабочих кадров и соответствующего сырья. 5) Размещение полезного груза в головной части. "Головная часть русских ракет относительно мала по сравнению с их общим весом", - пояснялось далее, - "Поэтому большая часть осколков поглощается землей. В наших ракетах полезный груз находится в хвостовой части и разрыв на осколки происходит над земной поверхностью".
Мне кажется этот недостаток самым главным.
Особый интерес представляла третья часть с заключением: "Несмотря на строгую секретность проведения в Германии работ в области ракетного оружия, русская боевая техника либо получив толчок в результате шпионажа, либо под действием собственных движущих сил, прошла в своем развитии тот же путь, что и немецкая. Цели использования ракетного оружия в Германии и СССР одни и те же.
Русские ясно осознали значение ракетного оружия для проведения газовых атак и нанесения ураганных ударов на большие расстояния. Современное состояние русской ракетной техники за исключением обусловленных более благоприятным положением с сырьем разработок в области порохов, соответствует уровню развития немецкого ракетостроения 1934-1936 гг. По-видимому, русские приблизились к завершению работ только в самое последнее время, так что в войне против Германии пока были использованы лишь немногочисленные, сохраняемые в глубокой тайне опытные образцы.
Хотя некоторые преимущества русских ракет очевидны, все же их недостатки, особенно связанные с производственными возможностями, настолько преобладают, что об их воспроизведении в Германии не может быть и речи. Трофейные пусковые установки могут быть без всякого сомнения использованы при условии наличия достаточного количества снарядов и после короткого инструктажа относительно их обслуживания. Целесообразно, однако, будет переделать русскую систему зажигания на ту, которая используется на наших тяжелых метательных установках. Тем самым можно значительно увеличить скорость огня.
Если удастся вывезти на родину предположительно находящийся в Ростове-на-Дону завод по производству ракет и достаточное количество сырья, то можно будет использовать трофеи с учетом немецких возможностей и дополнить ими, - даже имея в виду их недостатки - немецкие ракетные части"
.
С Ростовом, вероятно, автор отчёта ошибся. Делались установки на разных заводах, а вот особый порох делался, кажется в Днепропетровске. Замена его на другой не пошла ракетам на пользу и тогда порох нужного состава заказали в США и получали по ленд-лизу.
Немецкие эксперты использовали и такие источники информации, как советских военнопленных. Военнопленные сначала допрашивались в лагерях. После того, как устанавливалась их компетентность в интересовавших немецкую сторону вопросах, пленные, имевшие то или иное отношение к ракетостроению, отправлялись в Берлин. Там к их допросам привлекались Вернер фон Браун и другие специалисты Армейского ракетного центра в Пенемюнде.
Складывается впечатление, что допрашиваемые использовали в ответах обрывки когда-то услышанного или прочитанного в средствах массовой информации, но при этом старались показать свою осведомленность. Суммарный ответ гласил, что ракетным учреждением является институт в Москве, созданный Циолковским, в котором его учениками, в частности Ветчинкиным, разрабатываются ракетно-космические корабли.
Можно, однако, предполагать, что соответствующие службы Германии не только занимались сбором сведений о развитии ракетостроения в Советском Союзе, но и проводили работу среди советских военнопленных по выявлению специалистов различного профиля и уровня, которые привлекались затем к выполнению некоторых заданий, связанных в том числе и с ракетной техникой. Обнаружены снимки, сделанных в первой половине 40-х годов в Ракетном центре в Пенемюнде, на которых запечатлены люди - явно советские военнопленные с характерной нашивкой на одежде SU, занятые слесарными и чертежными работами.
Миф четвёртый. Как "Катюши" стреляли по танкам. Частенько можно встретить утверждения, что наши БМ перебили в одном бою десятки танков. Иногда даже стреляли прямой наводкой. Однако 1) попасть в танк, даже выпустив сотню снарядов даже по армаде танков - редчайшая удача, ибо рассеивание на дистанции 6 км составляло метров 300 и 2) ничего с того тому танку не будет, кроме мелких повреждений. Кроме того, стрелять прямой наводкой БМ не может - надо предварительно направляющие сделать горизонтальными. Ну, хотя б заехать передними колёсами в случайно объявившуюся яму. И всё равно снаряд лобовую броню не пробивает. А уж что танк может сделать с БМ при встрече - можно представить.


Баранов возле своей установки
«Катюши» как зенитные ракетные установки и другие проекты блокадного Ленинграда
Интересно, что РС-82 вполне может считаться и зенитной ракетой. 14 ноября 1941 два бомбардировщика Ju-88 совершали налёт на советские войска близ Тихвина. Неожиданно с земли по ним ударил ракетный залп! Один самолёт рухнул, другой, бросив бомбы куда придётся, сбежал, не выполнив задания. Так в войну вступила батарея лейтенанта Баранова. Стрельбу вели сам изобретатель зенитных ракет Баранов и сержант Арбузов.


Установка М-8з
На Ленинградском фронте были хорошие оружейники, была мощная база для испытаний - артиллерийский полигон АНИОПа («Ржевский полигон»). Младший лейтенант Н.И.Баранов, командир взвода зенитных пулемётов 64-го батальона аэродромного обслуживания еще летом 1941 г разработал установку для стрельбы ракетами РС по самолётам. Надо сказать, что военным он был всего несколько дней, а до этого слесарь-инструментальщик ленинградского завода "Линотип". В полевых мастерских, размещенных в деревне Сарожа под Тихвином были изготовлены две 12-тизарядные установки для стрельбы как РС-82, так и РС-132. От "Катюш" они отличались тем, что могли вращаться на 360°. Собственно прицел и направляющие были взяты со списанных самолётов (на них применялись "эресы" в финскую войну). Угол возвышения достигал 85°. Устанавливались они в кузове ЗИС-5. Пульт управления был расположен прямо между направляющими, там же был и наводчик, укрытый защитными экранами. Устанавливались дистанционные взрыватели. Стрелять можно было по 1-2-4 или залпом. Их опробовали в боевых условиях еще летом 1941. Были составлены таблицы стрельбы. После чего по указанию генерала И.П.Журавлёва на полевом авиаремонтном заводе в Пикалево было изготовлено ещё 6 штук - две 12-зарядные для стрельбы РС-132 и четыре 24-зарядные для стрельбы РС-82. Опытные стрельбы показали, что ракеты достигали высоты 3-3,5 км. Применялись при организации заградительного огня. 6 установок принимали участие в боях в 4-й армии под Тихвином, где ракетой РС-82 был сбит упоминавшийся "Юнкерс". 5.12.1941 и 15.12.1941 зенитные "эресы" отражали налёты "Юнкерсов" на эшелоны с боеприпасами. 23 февраля 1943 г вблизи батареи Баранова произошёл воздушный бой. Погиб генерал Кравченко, только утром посетивший ракетчиков (был сбит и у него осколком перебило тросик парашюта). При налёте немецких истребителей залпом из 12 РС-82 ракетчики сбили один самолёт, но второй залп не удался - одна из ракет взорвалась от попадания осколка сразу после старта. Баранов был тяжело контужен. Он остался военным, ушел в запас в звании майора и до последних дней жизни работал в КБ инженером.


М-8П
А вот 4 установки в районе Песчаной (13-я воздушная армия) были не так эффективны. При стрельбе там обгорели несколько офицеров. На Волховском фронте установки Баранова вели огонь по наземным целям. В Ленинграде было изготовлено 38 зенитных установок Баранова с разным числом направляющих - от двух до двенадцати под РС-82. В основном они служили для защиты кораблей от налётов авиации и были сняты с вооружения в 1944 г.
Строго говоря, в СССР работы над зенитными ракетами впервые были начаты в 1940 году в НИИ-3. Там была спроектирована зенитная пусковая установка с 12 направляющими для стрельбы реактивными снарядами М-13. Она монтировалась на одноосном прицепе. В боевом положении пусковая установка устанавливалась на четырех откидных домкратах. Испытания ракет прошли неудачно, и работы по ним были прекращены.
Летом 1941 г в Ленинграде была разработана также установка "БМ-8А", которая напоминала "БМ-8", но устанавливалась на "ГАЗ-АА" (знаменитая "полуторка"). 28.08.1941 установка прошла испытания, а после устранения недостатков - дополнительные испытания 29.09.1941. Ленинград уже был в блокаде. Приказ о производстве 20 шт был отдан 30.10.1941.
Для отражения воздушных налётов была создана также наземная установка М-8з. На ней было 8 направляющих. 13-18 апреля 1942 г были проведены испытания на Ржевском полигоне - стрельбы по мишени, буксируемые самолётом СБ. Хотя было отмечено много недостатков, 24 июня 1942 было изготовлено 4 опытные установки. В серию они не пошли.
В феврале 1942 старший инженер по вооружению ВВС Ленинградского фронта Супрунов направил в бюро по изобретениям проект установки снарядов РС-82 и РБС-82 на станке пулемёта "Максим". Проект (М-8П) был утвержден в мае 1942, испытания прошли в июле. Число снарядов на станке - 2-4. 9.07.1942 на 6-м выстреле произошла авария - взорвалась камера РС-8 на направляющей. Установку отремонтировали и в июле 1942 испытали вновь. Было дано задание на изготовление 6 установок М-8П.
Были еще проекты 1941 г, тоже на пулемётном станке М-8-А и М-8-П, но до металла они не дошли.
Несколько типов импровизированных зенитных пусковых установок для ракет М-8 и М-13 было создано на Черноморском флоте в 1942-1943 годах. Первый случай стрельбы ракетами с корабля по самолетам произошел 2 апреля 1942 года. В связи с этим в 1944 году в «Военмориздате» были даже напечатаны таблицы стрельбы снарядом М-13 с баллистическим индексом ТС-13 по самолетам. Снаряды оснащались дистанционной 6-секундной трубкой. Рекомендовалось создавать неподвижные завесы по самолетам с наклонной дальностью 2400 м.
Кроме армейских и флотских умельцев проектированием зенитных пусковых установок в годы войны занимался и специализированный на создание пусковых установок конструкторский коллектив СКБ завода «Компрессор».
В 1943 году по заданию Главного управления вооружения гвардейских минометных частей СКБ разработало зенитные пусковые 40-зарядные установки на шасси автомобиля ГАЗ-АА и на одноосном прицепе для 82-мм реактивных снарядов М-8. Образцы установок были испытаны на прочность, безопасность, безотказность действия стрельбой и пробегом. Испытания прошли с положительными результатами. Но дальнейшие испытания системы выявили недостаточную боевую эффективность реактивного снаряда М-8. Зенитные установки не были приняты на вооружение, и работы в этой области в СКБ были прекращены.
Интересный факт:
Немцы трофейные "Катюши" отправили в чешскую фирму "Збруёвка". И чехи очень быстро не только всё скопировали, но и сильно улучшили кучность стрельбы. Для этого они просто отклонили плоскости стабилизаторов на 1,5°, заставив ракету медленно вращаться. Стабилизация вращением тут ни при чём - порох сгорал неравномерно, появлялся эксцентриситет тяги, вращение компенсировало его.

"...Напишите мне о Жорже - что же в конце концов о нем слышно и известно? Где Елена Владимировна и девочки? Мне эта мысль не дает покоя"...

Письмо Королёва вдове Бориса Петропавловского, 1945 год


Георгий Эрихович Лангемак родился 8 (21) июля 1898 г в г. Старобельске Харьковской губернии Российской империи (сохранилась анкета, написанная самим Лангемаком, где он утверждает, что родился 21 июля 1895 года в Елизаветграде. А в метрике написано, что в 1899 г). Отец, немец по рождению, Эрих-Иоганн-Фридрих Лангемак, окончил Берлинский университет, в России - учитель немецкого языка, мать - швейцарская француженка, Марфа-Мария Константиновна Лангемак (урожденная Буйэ, родилась в кантоне Невшатель, Швейцария), домохозяйка. Родители приняли в XIX веке российское гражданство и поступили на службу в Министерство просвещения. Эрих Лангемак заслужил звание статского советника и был награждён орденом Станислава 2 степени. Родители Григория были лютеранами, дочерей - Марию и Елену крестили по лютеранскому обычаю, а сыновей - Виктора и Григория - по православному. Георгий (называли его в семье Жорж) был младшим. Все дети с детства в совершенстве владели французским и немецким языками и Георгий, естественно, тоже.
В 1899 семья переехала в Елизаветград (ныне Кировоград). Эрих Лангемак умер в 1905 году и матери Георгия пришлось одной воспитывать четверых детей, она стала "домашним преподавателем французского". Старшие дети (и Георгий) тоже стали очень хорошими репетиторами и зарабатывали деньги задолго до совершеннолетия.
Начальное обучение Георгий проходил в частном училище госпожи Нейгебаум, а 27 августа 1908 года поступил в восьмиклассную Елизаветградскую гимназию, которую окончил с серебряной медалью при отличном поведении 29 апреля 1916 года.
В 1915 Георгий сделал предложение Леночке Петерс (ей тогда было 12 лет). Петерс Владимир Николаевич был генерал-майором. Его семья (пятеро детей) приехала в Елизаветград в 1910, с началом войны генерал ушел на фронт, был ранен, вся семья в 1915 переселилась в Варшаву, где он лежал в госпитале, потом был назначен начальником Академии генерального штаба и с семьёй поселился в Петрограде. С разрешения императора сменил фамилию на Камнев.
И Георгий, вероятно поэтому, тоже уехал в Петроград, став студентом филологического факультета Петроградского университета, он решил изучать японскую филологию.
В октябре 1916 года Георгий Лангемак был призван в армию. Положение на фронте было такое тяжелое, что на фронт отправили даже студентов первых курсов. Однако, обратив внимание на высокие знания Георгия, ему посоветовали подать прошение о зачислении в школу прапорщиков по Адмиралтейству в Ораниенбауме. 9 ноября 1916 его зачисляют в 4-й взвод Школы прапорщиков.
В 1917 закончил Школу прапорщиков по первому разряду, 16-м по списку. Приказом по флоту и Морскому Ведомству от 27 февраля 1917 года его производят в прапорщики по Адмиралтейству; в июле 1917 был произведён в мичманы.
Георгий Лангемак участия в революционных событиях не принимал, во время Октябрьскoй революции находился в Ревеле, обучаясь в артиллерийских офицерских классах. Затем служил в береговой охране на батарее на острове Руссаре в Финляндии. По приказу коменданта форта, вынужденного уступить революционным матросам, не желающим воевать, форт без боя сдался немцам (как и прочие форты береговой обороны Финского залива). Освобожден ввиду заключения Брестского мира. 13 марта 1918 большевики объявили о роспуске флота и начали организовывать Рабоче-крестьянский флот. Георгий был уволен и вернулся в Елизаветград.
16 августа 1918 Георгий Лангемак написал прошение на имя ректора Новороссийского университета с просьбой о приёме в число студентов 1-го курса историко-филологического факультета по классическому отделению и 24 августа 1918 был зачислен. Записался на лекции на осеннее полугодие 1918 года, однако к занятиям не приступил. По некоторым данным, служил в армии гетмана Скоропадского. Однако подробности неизвестны.
По офицерской мобилизации в июле 1919 вступил в Красную армию и был назначен командиром батареи 4-го дивизиона артиллерии Кронштадтской крепости, а 16 сентября 1920 г комендантом форта «Тотлебен» 4-го дивизиона артиллерии.


Книга, написанная Г. Э. Лангемаком совместно с В. П. Глушко, - первая книга в СССР, обощающая опыт конструирования жидко- и твёрдотопливных ракет и намечающая их применения в гражданской и военной областях. 1935
Кандидат в члены ВКП(б) с февраля 1920 года, член Кронштадтской организации с июня 1920. В 1919-1920 занимался ликбезом на фортах «Риф» и «Тотлебен».
21 января 1921 г начался Кронштадский мятеж (Использую известный афоризм - "мятеж - это восстание, которое закончилось неудачей"). Матросы крепости были в основном из деревень и продразвёрстка, страшный голод в деревне способствовала их антисоветским настроениям. Собственно, до стрельбы дело не доходило, но приказы "с материка" уже игнорировали. 24.02.1921 в Петрограде начались забастовки и было объявлено военное положение. По распоряжению Троцкого в крепость прекратили подвоз продовольствия "до переизбрания партийных органов". 1 марта 15-тысячный митинг в Кронштадте под лозунгом "Власть Советам, а не партиям!". Лангемак отказался примкнуть к мятежникам, объясняя, что, если уж начинать восстание, то попозже, когда сойдёт лёд. Крепость станет неприступной. Однако и советская власть это понимала, обостряя конфликт. А уж матросы ждать весны не собирались. 2 марта Петроград и Петроградская губерния были объявлены на осадном положении. 3 марта 1921 года в крепости был образован «штаб обороны», который возглавили начальник артиллерии Александр Козловский (ушел в Финляндию, дожил до 80 лет, умер в 1940-м, 28 его родственников отправлены в лагеря) и рядовой анархист Степан Петриченко (ушёл в Финляндию, умер в 1947 в советской тюрьме), а комиссар флота Николай Кузьмин (расстрелян в 1938) был арестован. 4 марта Комитет обороны Петрограда предъявил Кронштадту ультиматум. Мятежники решили защищаться. Гарнизон крепости Кронштадт насчитывал 26 тысяч военнослужащих, однако в мятеже участвовали не все. 450 человек, отказавшиеся примкнуть к восстанию, были арестованы и заперты в трюме линкора «Петропавловск»; с оружием в руках на берег в полном составе ушла партийная школа и часть матросов-коммунистов. В ночь на 3 марта Лангемак был арестован и приговорён к расстрелу. Форт сдался мятежникам без единого выстрела. Арестовано было немало коммунистов и офицеров. Их плохо кормили (продовольствие через Русский Крест поступило только в 10-х числах марта) и сняли со всех сапоги (280 пар сапог одели мятежники, ходившие до того в лаптях), но расстрелян не был никто. 7 марта состоялся штурм Кронштадта под руководством Тухачевского (расстрелян в 1937) и Дыбенко (расстрелян в 1938). Штурм был отбит. 16 марта вопрос о расстреле обсуждался, но большинством голосов был отклонён. В тот же день штурм возобновился. Две мощные группировки под командованием Е. С. Казанского (расстрелян в 1937) и А. И. Седякина (расстрелян в 1938) начали наступление по льду Финского залива ("Нас бросала молодость на кронштадский лёд..."). 18 марта мятеж был подавлен. Ок. 8 тыс мятежников ушло в Финляндию, около 1 тыс погибло в боях, более 2 тыс было позже расстреляно и 6,5 тыс отправились в лагеря. Население с островов было выселено. Военный коммунизм был закончен, начался НЭП.
Лангемак содержался под стражей 2-18 марта 1921 и был освобождён только после подавления восстания. Он сильно простудился и 2 месяца пролежал в госпитале. Как невинно пострадавший и не изменивший советской власти, он не был "вычищен" (как 80% прочих кронштадских коммунистов), но...
Елена Камнева, достигшая возраста 18 лет, дала согласие стать женой Лангемака и они женились, причём венчались 25.04.1921 в Морском соборе Кронштадта. Материальное положение новобрачных хорошо характерезует тот факт, что Лангемак венчался в двух парах брюк. Брюки тоже были не его и обе пары в дырках. Дырки не совпадали и издали жених выглядел прилично.
С 15 июня 1921 года Лангемак назначен командиром 2-го дивизиона артиллерии, начальником строевой части, с 13 января 1922 помощник начальника артиллерии крепости Кронштадта (Кронкрепости).
Тем временем слухи о венчании "красного командира" дошли до высшего начальства и комендант и комиссар Кронкрепости Н.В.Куйбышев (расстрелян в 1938 г), родной брат В.В.Куйбышева, члена Политбюро (успел умереть в 1935, его первую жену расстреляли в 1938) лично отобрал у Лангемака партбилет. Однако за службу Лангемак неоднократно награждался. Весной 1923 у Лангемаков родилась дочь Анна, которая едва не умерла от дистрофии (молока у матери не было), а в 1925 - дочь Майя.
В 1923 году Георгий Лангемак поступил в Военно-техническую академию РККА (тогда - Артиллерийский институт им. Дзержинского, а ныне Военная Академия ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого) и в 1928-м окончил её.
По окончании академии Георгий Лангемак был распределён на должность начальника артиллерии Черноморского флота, но по просьбе Н.И.Тихомирова к Командующему Ленинградским военным округом А. И. Корку (расстрелян в 1937) он был оставлен для работы в Газодинамической лаборатории и приступил к работе 15 апреля 1928 года.
В Газодинамической лаборатории Георгий Лангемак занимался разработкой реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм. После смерти в 1930 году Н.И.Тихомирова Лангемак был назначен начальником 1 сектора пороховых ракет, для продолжения работ, начатых Н. И. Тихомировым. Кроме работы в ГДЛ Лангемак был приватным преподавателем в Ленинградской артиллерийской академии.


Георгий Эрихович Лангемак с женой. 1937 г.
В конце 1933 года в Москве на базе Газодинамической лаборатории и МосГИРД в системе Наркомвоенмора был создан первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ) также известный как НИИ-3. Директором института был назначен начальник Газодинамической лаборатории И.Т.Клейменов (расстрелян в 1938), его заместителем - начальник ГИРД С.П.Королев. Королёв разругался с начальством, был понижен в должности хитрым приёмом - должность заместителя сократили, позже ввели должность главного инженера, им в апреле 1934 года стал Лангемак. Он занимал эту должность до ноября 1937 года. В сентябре 1935 ему присвоено персональное воинское звание «военинженер 1-го ранга».
Лангемак был невероятно эрудированным человеком. Вероятно, не хуже Перельмана и Рынина знал историю ракетного дела. Был прекрасным артистом, наизусть читал целые поэмы В РНИИ исследовал "закон подобия". Сжигая крохотную модель заряда, мог предсказать параметры сжигания заряда большого. Первым провёл систематические исследования горения в ракетной камере толстосводных пороховых шашек.

За время работы в институте Георгий Лангемак практически завершил доводку реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм, впоследствии ставших основой реактивного миномета «Катюша». В 1933 году в Газодинамической лаборатории были проведены официальные полигонные испытания с земли, морских судов и самолётов 9 видов ракетных снарядов различных калибров на бездымном порохе конструкции Б. С. Петропавловского, Г. Э. Лангемака и В. А. Артемьева. Вместе с Б. С. Петропавловским, В. А. Артемьевым, Н. И. Тихомировым и Ю. А. Победоносцевым, Георгий Эрихович Лангемак по праву считается одним из основных создателей реактивного миномета «Катюша».
В этот период Лангемак вёл переписку с К. Э. Циолковским, размышляя и о невоенном применении ракет, о возможности их использования в космонавтике. Порой пишут, что Лангемак первым в русском языке употребил слово "космонавтика". То же пишут и о Штернфельде. И то и другое - правда! Штернфельд написал книгу на французском, Лангемак её перевёл.
В 1937 г. как «детище» Тухачевского Реактивный научно-исследовательский институт подвергся «чистке». Руководство института было арестовано. 2 ноября 1937 Г. Э. Лангемак был арестован (ордер № А 810) органами НКВД г. Москвы, как немецкий шпион, на основании данных имевшихся ранее в НКВД (следственное дело архива ФСБ № Р3284 (14654)). Обвинительное заключение датированное 31 декабря 1937 основано на единственном протоколе допроса, второй экземпляр которого датирован 15 декабря 1937 (первый экземпляр даты не имеет), составленный на основе материалов, предоставленных из института, при активном участии А. Г. Костикова, занявшего место Лангемака после его ареста.



Фото Лангемака Г. Э из его дела после ареста 2 ноября 1937 года

11 января 1938 на закрытом судебном заседании выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР под председательством армвоенюриста В. В. Ульриха и двумя членами: диввоенюристом И. Т. Голяковым и военюристом 1-го ранга А. Г. Суслиным было рассмотрено дело Георгия Эриховича Лангемака.
За «вредительство в области недопущения новых образцов на вооружение» и участие в «антисоветской террористической организации», преступлениях предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР Георгий Эрихович Лангемак был приговорён расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В тот же день приговор был приведён в исполнение. Георгий Лангемак был расстрелян 28-м по списку (письмо В. В. Ульриха на имя коменданта ГУГБ НКВД No 00514/1 от 11 января 1938 и акт коменданта от 11 января 1938).
28 апреля 1938 арестовали жену Лангемака. Дети были отправлены в распределитель, а потом к бабушке, матери Елены. 13.10.1938 Елена была сослана в Казахстан на 5 лет. Умерла в 1972 г.
В 1955 г Лангемак был полностью реабилитирован. В 1995 году комиссией по увековечиванию памяти жертв политических репрессий, было обнаружено место захоронения Г. Э. Лангемака. Захоронение № 220 первой могилы «невостребованных прахов» кладбища возле Донского крематория. В 1967 именем Г.Э. Лангемака назван кратер на обратной стороне Луны.

30 октября 1938 года - Орсон Уэллс. Радиопостановка по книге «Война миров» (США)


Орсон Уэллс. То что он однофамилец писателя - совпадение
Хочется отметить влияние на космонавтику такой вещи, как радио. Конечно, если говорить о настоящем, непосредственном вкладе в дело обращения внимания всего человечества на космонавтику, то на ум прежде всего приходит тов. Левитан. Когда его торжественный голос раздавался из репродукторов - ""Говорит Москва!... Передаём сообщение ТАСС..." жизнь на шестой части суши замирала (я сам тому свидетель). Однако всё это было уже после начала космической эры.
По радио, конечно читались лекции, иногда выступали энтузиасты межпланетных сообщений, даже старенький Циолковский однажды говорил на всю страну.
Но "остался в истории" один случай, когда радио реально смоделировало нападение инопланетян на Землю. Да, я говорю об октябре 1938 года, когда Орсон Уэллс напугал миллион американцев радиопостановкой «Войны миров», сделанной в псевдодокументальном стиле по сценарию Говарда Коха.
Увы, теперь уже такой фокус не пройдёт - интернет, твиттер, иммунитет к телестрашилкам...

А предистория паники 1938 г была двенадцатью годами раньше. Комментатор Рональд Нокс 16 января 1926 г, в 7:40 вечера в заднем помещении музыкального магазина на George Street, 79, проговорил и прокричал нечто, что позже назвали передачей "Голос баррикад". Построенная по невероятно похожему с передачей 1938 г стилю, она начинается с безобидного: с доклада о крикете, переходит на банальные новости, а потом вдруг принимает серьезный оборот, сообщая о растущей толпе бунтующих демонстрантов на Трафальгарской площади. Дальше - больше. Часы с Биг-Бена рухнули, отель Савой сгорел, в Лондоне началась коммунистическая революция. Диктор делал, что мог - успакаивал слушателей тем, что сигналы точного времени будут теперь передаваться из Эдинбурга, короче, глумился по полной программе. Англичане, а слушало передачу до 10 млн. чел. всё же не ударились в бегство. Кончилось всё обмороками, проклятьями, тысячами звонков и всеобщим весельем. BBC официально всё разъяснило и обошлось даже без судов. Но не исключено, что газетные сообщения добрались до Америки и дали свои всходы через 12 лет.

Накануне Хэллоуина 1938 года артисты Mercury Theatre on the Air решили поставить в своей часовой радиопрограмме роман Герберта Уэллса «Война миров», перенеся его действие в Нью-Джерси 1938 года. В начале часа один из артистов объявил о начале радиоспектакля, после чего прозвучал прогноз погоды, а затем начался концерт. Вскоре музыку прервало срочное сообщение, что на Марсе наблюдаются странные вспышки. Затем якобы известный профессор-астроном Принстона Ричард Пирсон (озвучен Орсоном Уэллсом) опровергал возможность существования жизни на Марсе. Концерт продолжился, но вскоре опять был прерван специальным выпуском новостей. Репортёр CBS Карл Филипс (Фрэнк Ридик) с места событий передавал о приземлении металлического цилиндра в местечке Гроверс-Милл округа Мёрсер. Вскоре цилиндр трансформировался в машину, тепловыми лучами испепеляющую всё вокруг. Филипс что-то кричал и пытался потушить мобильную студию, связь прервалась. Профессор Пирсон начал рассуждать о техническом уровне марсиан, затем глава национальной гвардии Нью-Джерси объявил чрезвычайное положение и повёл свои части в бой.




Говард Кох
Оружие землян оказалось неспособным противостоять пришельцам, новые смертоносные машины продолжали приземляться и уничтожать людей и инфраструктуру, толпы людей бежали прочь от захватчиков. Неназванный министр внутренних дел обратился к нации (радиостанция запретила изображать обращение президента Франклина Рузвельта, но Делмар всё равно изображал голос Рузвельта). Вскоре на связь вышел репортёр при артиллерийской части, обстреливавшей марсиан. Тех также атаковали бомбардировщики, которые были уничтожены лучами смерти, хотя и смогли свалить один из аппаратов пришельцев. Марсиане использовали отравляющие газы, и связь снова прервалась. Сотрудник CBS (Рэй Коллинс) выбрался на крышу CBS Building, откуда увидел несколько марсианских машин, пересекающих Гудзон. Он тоже почувствовал ядовитый запах, после чего трансляция прервалась. Сквозь помехи пробился радиолюбитель, пытавшийся связаться хоть с кем-нибудь. Лишь в этот момент (примерно через 40 минут после начала постановки) диктор напомнил о вымышленности описываемых событий. Затем профессор Пирсон описал завершение атаки пришельцев, которых погубило отсутствие иммунитета к земным бактериям. В конце часа Уэллс вышел из образа и поздравил слушателей с Хэллоуином.
Постановку слушали около 6 миллионов человек, и примерно пятая часть из них приняла её за реальные новостные репортажи. К тому времени как на 40-й минуте появилось напоминание диктора, многие уже не слушали радио, и, поддавшись массовой истерии, целые семьи баррикадировались с оружием в подвалах своих домов, либо спешно собирали вещи, чтобы уехать на запад, требовали от силовых ведомств покончить с марсианами или выдать оружие добровольцам; были случаи когда в офисы полиции приходили отряды вооруженных местных жителей, готовых оказать помощь властям в защите страны от инопланетного вторжения. Телефоны в тот вечер были перегружены в 5 раз, пробки из Нью-Йорка, Трентона и Филадельфии растянулись почти на 100 км. Часть аудитории не разобралась в ситуации и верила в нападение немцев. Было много очевидцев, видевших лучи пришельцев, задыхающихся от газов, слышавших залпы орудий. Радиопостановку слушали и на Западном побережье. В её кульминационный момент вышла из строя электростанция городка Конкрет в штате Вашингтон, понятное дело - её уничтожили марсиане.
Есть версии, что авторы специально подобрали время передачи так, что сообщение, о том, что это радиопостановка, прослушало как можно меньше людей, а начало совпало с передачей новостей, когда радио включают максимально много.
После всего пережитого суды были завалены требованиями компенсировать ущерб. Все они были отклонены, кроме одного - Уэллс настоял на компенсации материального вреда мужчине, который испортил свои новые туфли, убегая от марсиан. В течение месяца после постановки в газетах появилось около 12,5 тысяч публикаций, связанных с ней. Адольф Гитлер упомянул панику после «Войны миров» как пример упадка демократической системы.
Постановка Орсона Уэллса была одной из первых, вызвавших такой резонанс, радиостанции пытались повторить этот эффект. Поэтому после японской атаки на Пёрл-Харбор часть слушателей решила, что радиостанции снова устроили розыгрыш. Много раз станции адаптировали постановку «Войны миров» для своих регионов.

В 9:30 вечера, 12-го ноября 1944 года чилийские города содрогнулись от ужаса, когда радиостанция в Сантьяго запустила свою локализованную версию. Вероятно, что зачинщик паники знал Орсона Уэллса, по крайней мере, сценарий был написан американцем по имени Уильям Стил, который работал в области радиовещания и сценарий совпадал во многом.
Стил и его помощник Пол Зентано "обкатали" южноамериканский вариант сценария Говарда Коха. Первоначальные места посадки инопланетян были выбраны в 15 милях к югу от Сантьяго в городе Пуэнте-Альто. Так же последовала серия информационных выпусков. Трансляции содержала реалистичные ссылки на организации, такие как Красный Крест и актеры изображали известные всем голоса. Одним из них был министр внутренних дел. Сообщалось, что часть Сантьяго уничтожена, нападения на воздушные базы и армейские казармы. Спектакль транслировался по всей стране на совместную сеть Vitalicia, сообщалось, что дороги забиты беженцами, и они на самом деле очень скоро были забиты бежанцами, тысячи слушателей бежали на улицу или забаррикадировались в своих домах. Губернатор одной из провинций послал телеграмму военному министру, чтобы доложить ему, что он привёл пехоту и артиллерию в боевую готовность, чтобы дать отпор захватчикам.
Без жертв не обошлось. Электрик по имени Хосе Вилларел (Villarroel), житель Вальпараисо, так испугался, что он умер от сердечного приступа, став первым человеком на Земле, погибшем при инопланетном вторжении.
Радиоведущие дважды во время спектакля давали сообщение, что это радиопостановка, но это не помогло.



Леонардо Паэс
12 февраля 1949 года аналогичный случай повторился в Эквадоре. Но тут напряжение было создано уже не только радиостанцией. За несколько месяцев до «печаль­ной даты» не только в Эквадоре, но и по всему западному полушарию распространилась эпидемия слухов о «летающих дисках».
(из замечательной книги Иржи Ганзелки и Мирослава Зигмунда "К охотникам за черепами"):
Газеты на первых полосах помещали о них сенсационные сообщения, дополняв­шиеся самыми фантастическими предположениями. На фотографиях изображались толпы стоящих на улицах людей, которые, задрав голо­вы к небу, показывали таинствен­ные «дискос воладорес» (чьи сним­ки ни одна газета, впрочем, так никогда и не опубликовала). «На­шей планете угрожает гибель от не­ведомого агрессора!» - выкрикива­ли на улицах продавцы газет; дюй­мовые газетные заголовки вопроша­ли прохожих: «Неизбежна ли третья мировая война?» - и тут же сами отвечали вопросом на вопрос: «Кто посылает к нам «летающие диски»?». Такой атмосферой истерии был окружен тот день, который и стал в Кито «печальной датой»...


Альберто Валенсия и Гонсало Бенитес - популярнейшие певцы, поют дуетом. И прямо во время песни и началось...
Вечером 12 февраля радиостан­ция Кито передавала инсценировку по фантастическому роману Уэллса «Война миров». Чтобы она была бо­лее интересной и доходчивой, автор инсценировки Эдуардо Алькарас и режиссер Леонардо Паэс перенесли действие романа непосредственно в условия Эквадора. А чтобы при этом еще и заработать политический капитал, они направили передачу против со­циалистических партий страны. Дикторы и актеры, говорившие о напа­дении марсиан на Эквадор, должны были вместо правильного испанско­го слова «марсианос» употребить выражение «марсистас», что в радиотексте невозможно было отли­чить от слова «марксистас».
И вот в разгар радиопостановки из приемников зазвучали приказы эквадорским авиационным частям, которые доблестно сражались про­тив неисчислимых десантников, высадившихся из загадочных летающих дисков.
- Огромные массы «марсистас», одетых в непробиваемые пулями комбинезоны, приземлились в Котокольяо, недалеко от аэродрома Ки­то, перебили наших лучших летчи­ков и наступают на столицу...
- Внимание, внимание, говорит Радио Континенталь де Амбато! Вызываем радиостанцию Кито. С юга на нашу республику неудержимо надвигается гибель. Черная туча отрав­ляющих газов быстро несется в на­правлении к столице республики!
В треске и свисте приемников жа­лобно раздался другой голос, - заго­ворил диктор радиостанции Ла Вое де Томебамба де Куенка:
- Атенсьон, атенсьон, сообщаем потрясающее известие о том, что го­род Латакунья был целиком уничто­жен смертоносной тучей, которая в эти минуты находится над Тамбильо и широкой дугой приближается че­рез Отавало к столице. Предупреж­даем все население. Внимание! Гово­рит Радио Ла Вое де Томебамба де Куенка.
В это мгновение слово опять взял диктор радиостанции Кито:
- Повторяем, что гарнизон аэро­дрома подвергся нападению ужасно­го, неизвестного до сих пор авиаци­онного оружия. Среди жертв нападе­ния «марсистас» и наш дорогой аль­кальде, староста города Кито. В эти минуты приземляются все новые и новые «марсистас», чьи «платальос», или «дискос володорес» с огромной скоростью устремляются к Пичинче. Переключаемся на микрофоны, уста­новленные на крыше самого высоко­го в Кито здания, на улице Боливиа.
И из этих микрофонов тут же раз­дался ноющий рев пожарных сирен и бой колоколов главного храма.
- Темная туча движется сейчас над центральным проспектом Мальдонадо и в ближайшие секунды ока­жется над площадью святого Августина, - кашляя, бросал диктор хрип­лые слова в микрофон, который пос­ле этого доносил лишь отдаленный рёв моторов, шум мечущихся толп, вой сирен и растерянный колокольний звон.
Стоило ли удивляться, что в сто­лице началась поистине грандиозная паника. Даже те люди, которые слы­шали вступление к радиопостановке, поверили, что речь идет о действи­тельных событиях. В одном ночном белье выбегали они из домов с узел­ком самых необходимых вещей и бежали от грозящей им опасности, послушные предупреждениям радио­станций. Нескончаемые колонны ма­шин двигались по основному выездному шоссе на север, увозя людей, поверивших, что таким образом они еще сумеют спастись от темной тучи отравляющих газов, которая, по пос­ледним сообщениям, повернула к югу. Другие толпы людей валом ва­лили из предместий Кито к центру города, чтобы узнать, как развиваются наступательные действия «мар­систас».
Лишь жалкая горсточка людей услышала из приемника голос, слиш­ком поздно пытавшийся успокоить радиослушателей заверениями, что все это была неправда. Этот голос звучал, как голос человека, который шутки ради так долго звал с реки на помощь, что его перестали принимать всерьез, когда он начал тонуть по-настоящему.
Эпилог этого радиоспектакля по­лучил такую стремительную развязку, что ни драматург, ни поста­новщик не сумели удержать ее во власти режиссуры.
Лавина людей окружила угол улиц Чиле и Бенальказар - здание ре­дакции крупнейшей в Эквадоре еже­дневной газеты «Эль Комерсьо», в верхних этажах которого разместились студии радиостанции Кито. А когда толпа узнала, что и нападе­ние марсиан, и вопли дикторов, и завывание сирен, и тревожный звон колоколов - все то, что вызвало в городе такую панику, было рассчи­тано лишь на сенсационность и на игру нервов, она приступом взяла здание «Эль Комерсьо», чтобы пока­рать авторов этого злонамеренного фарса.
Куча кирпича, сложенного на со­седнем строительном участке, быст­ро исчезла в окнах здания. Люди, возмущенные мошенничеством радиокомпании, срывали с себя рубаш­ки, окунали их в бензин, зажигали и горящие бросали в выбитые окна. Через четверть часа трехэтажное здание было сплошь охвачено «пла­менем, пожиравшим запасы печат­ной бумаги, типографской краски и масел.
Осажденные работники типогра­фии и радиостанции отчаянно зва­ли на помощь, но это было гласом вопиющего в пустыне, так как теле­фонистки центральной станции, предупрежденные о нападении марсиан, тоже удрали со своих рабочих мест в подвалы, ища там спасения от ту­чи отравляющих газов. Диктор тщетно взывал к полиции и пожар­ным, прося помощи до тех пор, по­ка в его кабину не проскочили пер­вые языки пламени. Те же радио­слушатели, которые еще сидели у приемников, воспринимали эти отчаянные призывы на помощь как изо­щренное завершение новейшей инс­ценировки Уэллса... На следующий день столбцы га­зет - за единственным исключением «Эль Комерсьо» - запестрели сен­сационными сообщениями о «звер­ском налете разбушевавшейся черни на газету «Эль Комерсьо», не имев­шую с радиостанцией Кито ничего общего, кроме здания». Шесть уби­тых. много раненых, причины рас­следуются...
Эдуардо Алькараса при передаче не было, а режиссер Леонардо Паэс, как только начался пожар, быстрень­ко переоделся в синий комбинезон рабочего цинкографии, спокойно вы­шел из здания и скрылся в толпе. А цинкографы погибли в огне... Среди них, кстати, была возлюбленная Паэса и его племянник. Паэс сбежал в Венесуэлу.

А хотите послушать реконструкцию передачи (1938 г) на русском языке? Слушайте тут - http://www.staroeradio.ru/audio/2353
Нет, на русском совершенно не то. Вот двухминутный аудиофайл оригинала (1, 83 Мб)



В 1988 году пятидесятилетие радиопостановки было отмечено в Гроверс-Милл «марсианским фестивалем», ещё через 10 лет там был установлен памятник.


ноябрь 1938 - Константин Константинович Арцеулов. Начало работ по офомлению журналов (СССР)


«По моему мнению, профессии художника и летчика близки друг другу, потому что во многом требуют от человека одних и тех же врожденных или приобретенных черт и качеств: чувства пространства, движения в нем, темпа и ритма его, глазомера и тонкого чувства цвета, наблюдательности, аналитического отношения к обстоятельствам в работе, романтизма и предприимчивости, эмоциональности и глубокого знания своего ремесла».

К.К. Арцеулов



Рисунок Арцеулова в "Технике-молодежи" 1944 г. Аппарат Кибальчича.





Константин Константинович Арцеулов родился 17 (29) мая 1891 года в Ялте, в семье потомственного моряка Константина Арцеулова, сына Николая Арцеулова и Жанны Арцеуловой, дочери Ивана Айвазовского, знаменитого мориниста.
Детство прошло в Севастополе, его отец был знаменитым кораблестроителем, строил броненосцы "Чесму", "Синоп" и другие корабли. По какой-то причине родители не жили вместе, а каникулы Костя проводил под Севастополем на даче у деда, где получил свои первые уроки по рисованию и построил свой первый планер. Учился в Морском кадетском корпусе (1906-1908). В 1910 по настоянию деда поехал в столицу поступать в Академию художеств. А поступил на авиационный завод С.Щетинина в Петербурге, одновременно учился в лётной школе и занимался планеризмом. На планёрах собственной конструкции поднимался в воздух. В 1911 году получил диплом пилота-авиатора. В 1912 году - инструктор в Севастопольском аэроклубе.
Участник 1-й мировой войны, в начале её служил в кавалерии, командовал взводом, прапорщик. В 1915 году сдал экзамен на военного лётчика. Затем служил в 18-м корпусном авиационном отряде, совершил около 200 разведывательных полётов. С 1916 года лётчик 8-го истребительного авиационного отряда, успешно провёл 18 воздушных боёв. Несколько раз едва не погиб и даже официально был похоронен, всю жизнь хранил табличку с могилы: «ПРАПОРЩИК К. К. АРЦЕУЛОВ. 24 АВГУСТА 1916 ГОДА». Он был уже достаточно знаменит, чтобы извещение о его смерти напечатали французские газеты.
В том же году был назначен начальником отделения по подготовке лётчиков-истребителей в Севастопольской школе авиации.
Здесь 24 сентября 1916 года Арцеулов впервые в истории русской авиации намеренно ввёл самолёт в штопор и вывел его из штопора. В дальнейшем эта фигура высшего пилотажа была включена в курс обучения лётчиков-истребителей. Французы, прикомандированные к школе, секретной депешей сообщили о способе вывода самолёта из штопора. И штопор был введен в курс обучения во Франции, а потом в Англии.
Награждён орденами Святого Владимира 4-й степени с мечами, Святой Анны 4-й степени и тремя другими орденами.
Февральскую и Октябрьскую революции встретил в Крыму. В 1918 году, выполняя поручение солдатского комитета истребительного отделения, формировал на базе школы 1-й Красный социалистический авиационный отряд. При занятии Крыма Врангелем, как бывший офицер, не явившийся добровольно, был мобилизован Врангелем, фактически оставаясь на должности инструктора Качинской авиашколы, числившейся в резерве армии и фактически не действовавшей. Поддерживал отношения с большевистским подпольем. Когда в ноябре 1920 года Красная Армия подошла к Перекопу и начались бои на перешейке, общим собранием солдат был избран начальником лётной части школы, летал для связи с наступающими частями Красной Армии. С приездом командования был официально зачислен в ряды РККА, оставшись на той же должности.


1923 год. Здесь, в больничной палате у постели Арцеулова,
было принято решение о создании знаменитого центра планеризма СССР.



Королёв, Люшин, Арцеулов. 1929 год. Коктебель



Одна из первых работ Арцеулова, как иллюстратора - обложка ТМ к статье об альпинистских гарпунах-ракетах.


Айвазовский с внуками.
На фото: Константин Арцеулов, сидит на руках своего отца Константина Николаевича Арцеулова, И.К. Айвазовский, внук Михаил Латри, стоит внук Александр Латри и Николай Арцеулов, в матроской форме.
В декабре 1920 года получил назначение в 1-ю Московскую высшую школу красвоенлетов (на Ходынке). Одним из его учеников был Валерий Чкалов. В 1923 году испытывал первый советский истребитель И-1 конструкции Н.Н.Поликарпова. При испытаниях истребителя Ил-400 23 августа 1923 конструкции Поликарпова и Косткина Арцеулов разбился. У самолёта была неправильная центровка, он пошёл вверх, не слушаясь управления. Арцеулов выключил мотор и самолёт рухнул с высоты в 30-40 м. У летчика была сломана нога и раздроблена рука, были и другие повреждения. Именно в больнице у кровати Арцеулова состоялось совещание его друзей-планеристов и было решено провести соревнования в никому еще не известном Коктебеле. Был пионером советского планеризма, в 1923 году получил диплом пилота-парителя № 1. Разработал и построил 5 планёров собственной конструкции, среди них А-5. В составе советской команды участвовал в соревнованиях планеристов в Германии в 1925 году. Это он первым испытывал планер "Коктебель" С.П.Королёва. И он первым обнял Флёрова, впервые в мире выполневшего "мёртвую петлю" на другом планере С.П.Королёва - "Красной звезде". В 1927 году переведён в гражданскую авиацию (Добролёт) для работ в области аэрофотосъёмки и ледовой разведки. Собственноручно провёл аэрофотосъёмку многих удалённых районов страны, участвовал в определении трассы будущего Турксиба. Был знаменит не меньше Нестерова и Чкалова. В 33-м по доносу репрессирован и сослан в Архангельск.
Работал мотористом на катере. Реабилитирован в 1937 году. Но к авиации его не допустили. Запретили жить в крупных городах. Он обосновался в Можайске.
Вспомнил, что он внук великого художника и занялся художественным творчеством. Был членом Союза художников СССР. Оформил более 50 книг, 240 номеров журнала «Техника - молодёжи», где он был ведущим художником, также иллюстрировал журналы «За оборону», «Крылья Родины», «Юный техник», «Моделист-конструктор». Автор панно в главном зале Центрального дома авиации и космонавтики имени М. В. Фрунзе. Был лучшим другом ракетчиков и космонавтов. Космические сюжеты были основными в его творчестве, благодаря популярным журналам и очень известным книгам тираж его рисунков - десятки, а то и сотни миллионов.
Умер 18 марта 1980 года в Москве в возрасте 88 лет.
В 1987 году режиссёр Юлий Файт снял документальный фильм «Дорога в облаках», посвящённый жизни и творчеству Арцеулова.



Одна из последних картин Арцеулова.
Можно сказать, автобиографическая - однажды его планер упал в море.

10.01.1939 - Айзек Азимов. Рассказ «В плену у Весты» (США)
А.Азимов в 1965


Айзек Азимов (англ. Isaac Asimov) родился 2 января 1920 в местечке Петровичи Климовичского уезда Гомельской губернии, РСФСР (с 1929 года - Шумячский район Смоленской области). На самом деле точная дата рождения будущего великого фантаста неизвестна. Скорее всего он родился в конце 1919 г, но день рождения Айзек отмечал 2 января, так и в документах записали. Его родители, Анна-Рахиль Исааковна Берман и Юда Аронович Азимов были мельниками по профессии. Назвали его в честь покойного деда Исаака Бермана. Айзек Азимов утверждал, что семейной фамилией была «Озимов», и звали его при рождении Исаaк Юдович Озимов. Вообще он фантазировал не только в книгах. Он утверждал, что русский язык в семье не знали и все говорили на идиш. Что в детстве он читал чуть ли не только Шолом-Алейхема. В 1923 родители увезли его в США («в чемодане», как он написал в автобиографии), семья поселилась в Бруклине, через несколько лет открыли свою кондитерскую. Получил американское гражданство Азимов только в 1928 г.
В 5 лет Айзек пошёл в школу. (Мать исправила его день рождения на 7 сентября 1919 года, чтобы отдать его в школу на год раньше, окончательно запутав дату его рождения.) В 1935 году Азимов (в 15 лет) окончил школу и поступил в Seth Low Junior College, но через год колледж закрылся. Азимов перешел на химический факультет Колумбийского университета в Нью-Йорке, где получил в 1939 году степень бакалавра, а в 1941 году - магистра по химии и поступил в аспирантуру. Началась война и в 1942 году он уехал в Филадельфию, где работал химиком на Филадельфийской судоверфи для армии. 26 июля 1942 г женился на Гертруде Блюгерман. От этого брака родился сын Дэйвид и дочь Робин Джоэн.
Октябрь 1945 - июль 1946 - Азимов служит в армии. Затем вернулся в Нью-Йорк и продолжил образование. В 1948 году закончил аспирантуру, получил степень доктора биохимии. В 1949 году он устроился преподавателем на медицинский факультет Бостонского Университета, где в декабре 1951 года стал ассистентом, а в 1955 году - доцентом. В 1958 году университет перестал ему платить зарплату, но формально оставил в прежней должности. Доходы Азимова как писателя уже превышали его университетскую зарплату. Профессором он стал в 1979 году.
В 1970 году Азимов развёлся с женой (формально 16 ноября 1973 года) и женился на Джэнет Джеппсон (формально 30.11.1973). От этого брака у него не было детей. В 1983 г при операции на сердце он заразился ВИЧ-инфекцией, приведшей к СПИДу и умер 6 апреля 1992 года от сердечной и почечной недостаточности. Ему было 72 года. По завещанию тело было кремировано, а пепел развеян.
Сам Азимов о своём писательском дебюте рассказывает, что, когда ему было 11 лет, он написал несколько глав книги о приключениях мальчиков. Книгу он забросил, но пересказал знакомому. Тот не поверил, что Айзек написал это сам и Азимов ощутил в себе талант.
Впервые Азимов опубликовался в 1939 году. Это был рассказ «В плену у Весты», принятый к публикации в октябре 1938 года журналом Amazing Stories и опубликованный 10 января 1939. На мой взгляд, слабоватый рассказ, технически малограмотный, но простительный для 18-летнего юноши.


Обложка книги Айзека Азимова «Затерянные у Весты»
В 1941 был опубликован рассказ «Приход ночи» o планете, вращающейся в системе шести звёзд, где ночь наступает раз в 2049 лет. Рассказ считается одним из самых известных из когда-либо публиковавшихся рассказов. А в 1968 году Американская ассоциация писателей-фантастов объявила «Приход ночи» также и лучшим из когда-либо написанных фантастических рассказов. Рассказ был дважды экранизирован, и сам Азимов впоследствии назвал его «водоразделом в моей профессиональной карьере», хотя и не считал лучшим. Тремя любимыми рассказами Азимова были «Последний вопрос», «Двухсотлетний человек» и «Уродливый мальчуган», в этом порядке.
10 мая 1939 года Азимов начал писать первую из своих историй о роботах, рассказ «Робби». Он не первый взялся за тему (слово "робот" придумал Карел Чапек), но лучше всех эту тему разработал.
В 1941 году Азимов написал рассказ «Лжец» о роботе, умевшем читать мысли. В этом рассказе начинают появляться знаменитые азимовские "Три закона роботехники". Азимов приписывал авторство этих законов Джону Кэмпбеллу, сформулировавшему их в беседе с Азимовым 23 декабря 1940 года (Азимов обожал точные даты, хотя частенько ошибался в них). Кэмпбелл, однако, утверждал, что идея принадлежала Азимову, он лишь дал ей формулировку. В этом же рассказе Азимов придумал слово «robotics» (робототехника, наука о роботах), вошедшее во все языки.
В сборнике рассказов «Я, Робот» Азимов представляет «искусственные разумные существа» как своеобразные, но дружественные человеку. До Азимова (и позже него) разумные машины непременно выходили из под контроля и начинали враждовать с людьми. А роботы Азимова изначально более гуманные, чем человек. Хотя машинный гуманизм тоже... своеобразен. Помню один рассказ, где роботы закладывают некое устройство, которое постепенно за сотню лет превращает всю Землю в невозможную для жизни пустыню. Людям приходится покинуть планету и расселиться по Галактике. А что делать? Всё для блага людей - пора им покинуть "колыбель человечества" и наслаждаться приключениями, как бы они этому не сопротивлялись. Следуя этой логике, роботы должны то же самое проделать и с Галактикой и гнать людей, для их же блага, к границам мироздания. Знаем мы эти методы - загонять людей кнутом в коммунизм...
В 1942 году Азимов начал серию романов «Основание» (напечатанном в 1944 году), а в 1980 г «Основание» и рассказы о роботах Азимов решил объединить.
В романе «Основание» Айзек Азимов предложил совершенно иной концептуальный подход к перемещению в космосе. Оно осуществляется за счёт впервые прозвучавшего в фантастической литературе так называемого «гиперскачка» - перехода в «нуль-пространство», в результате которого из одной галактики в другую можно попасть за долю секунды.
С 1958 года Азимов стал писать гораздо больше научно-популярной литературы. Всего Азимов написал около 500 книг - чудовищная работоспособность! В основном это художественные (прежде всего научная фантастика, но также и другие жанры: фэнтези, детектив, юмор) и научно-популярные (в самых разных областях - от астрономии и генетики до истории и литературоведения). Кем он всё же был? Самое подходящее определение для его творчества - историк будущего.


20.06.1939 - Первый полёт первого ракетного самолёта Хенкель He-176. Эрих Варзиц (Германия).
Эрих Варзиц«Станете ли вы работать с нами и испытывать реактивный двигатель в воздухе? Тогда, Варзиц, вы станете знаменитым. А позднее мы полетим на Луну - с вами у штурвала!»

Вернер фон Браун



Эрих Варзиц умер от инфаркта в 1983 в возрасте 76 лет. Он не писал книг, хотя ему было что вспомнить. К счастью его сын написал воспоминания об отце и те рассказы, что запомнил - «The First Jet Pilot. The story of German Test Pilot Erich Warsitz», которая была издана уже в XXI веке. Родился Варзиц в Геттингене 18 октября 1906 г, детство пришлось на войну и послевоенную разруху. Ни о каких полётах и ракетах он вроде бы и не мечтал. В 1928 г возвращался с друзьями с мотоциклетных гонок, заехали на аэродром и уговорили лётчика за некоторую сумму прокатить их на самолёте. Первым выпало лететь именно Варзицу. После полёта Эрих не мыслил своё будущее без авиации. Тайком от родителей он учится на лётчика и получает лицензии на всё более сложные полёты. Однако он хочет быть испытателем. В 1935-м он один из лучших лётчиков Германии и перебирается в Рехлин - главный испытательный полигон легализованных в этом году германских ВВС. В конце 1936 г. Имперское министерство авиации Германии (RLM) утвердило кандидатуру Варзица для испытаний будущих реактивных самолетов. Его непосредственными руководителями стали Вернер фон Браун и Эрнст Хейнкель. Сначала он осваивает He112. Первая машина взрывается, третью разносит вообще на куски, Варзитц выбирается из обломков и тут же уговаривает Хенкеля дать четвёртую. При первом же полёте машина горит, садится "на брюхо", Варзиц невредим, самолёт ремонтируют и испытания завершаются. Тем временем создаётся He-176. Он рассчитан на скорость до 1000 км/ч и выпрыгивать из него с парашютом - дело безнадёжное. Поэтому кабина на самолёте может отделяться и на парашюте тормозиться до 300 км/ч. И уже тогда из неё надо выпрыгивать с парашютом. Испытывают кабину сбросами с He-111. Испытатель - опять Варзиц. Несколько раз ему удалось выбраться из кабины в последний момент. А потом приходит черёд облёта нового самолёта. Вернер фон Браун пишет: «Фактически этот самолет был чрезвычайно дикой машиной, настолько дикой, что генерал люфтваффе Эрнс Удет, наблюдавший за одним из его коротких подскоков, запретил Варзицу летать на нем. «Это не самолет, - говорил Удет. - Это вещь, которая не имеет даже крыльев. И потому не способна летать». Эриху потребовалось приложить много усилий, чтобы уговорить Удета разрешить ему продолжить испытания. Это стало подлинной прелюдией к космическим полетам, так как сыграло важнейшую роль в развитии ключевых элементов космических технологий»
Полгода тасканий на буксире, подскоков и подлётов. И поздним вечером 20 июня 1939 г Эрих неожиданно решает лететь. Вот как он описал полёт: «На скорости приблизительно 300 км/ч, как раз перед отрывом, машину стало тянуть влево. Левая консоль коснулась земли, ситуация в любой момент могла перерасти в катастрофическую. Тем не менее, я так страстно желал совершить этот полет, что не стал уменьшать тягу и оставил РУД на месте. Пан или пропал - решил я. Внезапно машина подскочила в воздух на небольшую, но вполне различимую высоту. А через минуту я уже ликовал, летя вокруг северной оконечности острова Узедом на скорости 800 км/ч практически в полной тишине - ЖРД уже выключился. Я не имел времени выполнить никакие испытания: необходимо было сконцентрироваться для выполнения посадки. Направив нос самолета вниз, я через мгновение уже стремительно снижался на скорости 500 км/ч. Вот и край летного поля, и, после серии неизбежных «козлений» и пробежки машина замерла на месте. Первый в мире полет на ЖРД успешно завершился!»
На следующие день на Узедом прилетел Удет и его заместитель Мильх. Варзицу присвоено звание капитана. Удет приказал срочно везти самолёт в Рехлин, чтоб показать Гитлеру. На Гитлера самолёт не произвёл впечатления, но мужеством пилота он был поражён. Варзиц удостоился личной беседы с Гитлером и большой премии. А тем временем был готов новый самолёт - первый в мире самолёт с ТРД, Не 178. 27 августа 1939 г его поднимает в небо тоже Варзиц. «В последний раз я проверил свободу перемещения всех поверхностей управления, проверил работу двигателя на различных оборотах, давление в топливных насосах, температуру и еще несколько параметров, затем дал техникам команду закрыть фонарь, - рассказывал отец. - Медленно я перевел РУД в положение «Максимал». Как только самолет начал двигаться, я с некоторым разочарованием почувствовал, что тяги явно недостаточно, особенно по сравнению со стремительным стартом Не 176. Однако после пробега около 300 м скорость стала расти значительно быстрее. Я обнаружил, что без труда могу удерживать машину на взлетном курсе с помощью легкого притормаживания, и тут самолет взлетел. Все поверхности управления ощущались абсолютно нормально, а двигатель пел свою песню на высоких нотах. Полет был прекрасным, сильных порывов ветра не было, а солнце виднелось над самым горизонтом. Я должен был приземлиться сразу после первого круга, но внезапно мной овладел энтузиазм, и я подумал: «О, еще один круг!».
В сентябре 1939 г Гитлер запретил все работы по реактивной авиации, несмотря на сопротивление Удета, Варзица и еще многих. Хенкель относительно Не 178 приказ проигнорировал и начал строить второй самолёт. Варзиц совершил ещё около 20 полётов. 1 ноября он прекрасно летал на нём над головами Удета и прочих высоких чинов. А в ноябре поставили в ангар навсегда и этот самолёт (в конце войны оба He-178 сожгли сами немцы). Варзиц вновь стал инструктором. В 1941 он возглавил комиссию по авариям ракетных ускорителей на бомбардировщиках. В 1942 попал в тяжелую аварию на Ме-109 и год не летал, занялся бизнесом. Его завод в Амстердаме выпускал трубопроводы для ФАУ-2. Летом 1944 с высадкой союзников, бизнесу пришел конец. В мае 1945 он оказался в Берлине (в американском секторе). Там был его дом и развалившийся семейный бизнес. Но фон Браун помнил о нём и уже начал собирать свою команду для работы на американцев. Специальный человек отправился в Берлин, Варзица нашли и доставили в штаб американцев, где его допросили и предложили немедленно работу в США. Варзиц попросил 3 дня, чтобы уладить дела и его отпустили под честное слово. Но 6 декабря 1945 г четверо русских "охотников за головами" похитили его прямо из квартиры и вывезли в советский сектор Берлина. Много недель подряд его допрашивали о работах на Пенемюнде, перевозили из тюрьмы в тюрьму, а потом предложили квартиру и работу в Москве и оклад 6500 руб. Варзиц отказался. После чего его до конца 1946 г держали в холодных угольных ямах, где он едва не умер. Но Варзиц сотрудничать отказывался наотрез и тогда его осудили на 25 лет и отправили в сибирский концлагерь. «Мы ехали при температуре -40° в практически открытых вагонах. - говорил отец. - Заключенные умирали каждый день. Их тела выбрасывали прямо на снег. После 35-дневной поездки почти без еды я прибыл в Сибирь очень ослабленным. Там меня заставили работать на одном оборонном заводе, причем рабочий день длился 18 часов. Когда каждую ночь опустошенные и голодные заключенные, преследуемые волками, возвращались в лагерь, нередко возникали жестокие драки за ломоть хлеба. Несмотря на то, что сами русские имели недостаток в еде, простые сибиряки иногда закатывали нам под забор несколько картофелин или луковиц. Но спустя несколько лет жизнь в плену стала, если так можно выразиться, налаживаться, особенно это касалось тех немцев, которые умели сделать что-то полезное буквально из ничего. Например я наловчился делать абажуры для ламп, за каждый из которых получал по небольшой корзине картошки. Что это была за роскошь! Вскоре русские смягчили мой режим, я получил более легкую работу в прачечной. Там же работала и очень популярная в свое время в Германии оперная певица Вагнер. Мы иногда пели вместе, пока она не уехала домой».
Его не прекращали допрашивать и уверяли, что домой он не вернётся. Однако благодаря настойчивости канцлера Конрада Аденауэра 6 апреля 1950 г. Эриха Варзица отвезли во Франкфурт-на-Одере и выпустили. До 1965 г он занимался бизнесом, а потом уехал в Швейцарию, где тихо жил до самой смерти.
He-112 Прежде всего напомню, что ракетный самолёт - частный случай реактивного. Но поскольку реактивных счёт идет на сотни тысяч, а ракетных - на единицы, то обзывать ракетный самолёт реактивным - просто бестактно, хотя ошибки тут нет. Оба семейства используют подъёмную аэродинамическую силу и движутся за счёт реактивного эффекта, сжигая в двигателе горючее. Однако просто реактивные самолёты используют атмосферу как топливо (пока только используя кислород как окислитель, но возможны и иные варианты). Ракетный самолёт тащит всё топливо с собой, поэтому может летать и в пустоте, правда, уже как ракета. И, добавлю, будет прекрасно летать в бескислородных атмосферах иных планет, а самолёты с ТРД, ВРД, ПВРД и т.п - не будут.
Многие пионеры космонавтики, а особенно Валье и Цандер были уверены, что надо постепенно наращивать мощность двигателей ракетных самолётов и они со временем станут космическими кораблями. Крылья в космосе - лишняя обуза, зато планирование из космоса на землю не требует никакого топлива. Жизнь не совсем подтвердила эти надежды, но и не опровергла. Ракетные самолёты были, есть и будут. Не знаю, как у других, а у меня ракетный самолёт стойко ассоциируется с Х-15. Однако он хотя и почти древний, но летал уже после начала космической эры и был далеко не первым. А первым был немецкий самолёт Хенкель He-176. Первый полёт он совершил 20 июня 1939 г. Пилотировал Эрих Варзиц.
История самолёта и пилота - две непростые судьбы
Эрнст Хенкель (про него тоже неплохо бы рассказать, но пониже рейтингом) был великим авиаконструктором. Он познакомился с ракетчиками осенью 1935 в Куммерсдорфе. Лидерство там уже захватил молодой фон Браун. Хенкель сразу почуял перспективы ракетной техники и попросил ракетчиков отвлечься от ракет и создать ЖРД для самолёта. Не избалованный вниманием фон Браун с радостью согласился. Хенкель передал ракетчикам несколько самолётов. В январе 1936 ЖРД фон Брауна впервые установили на самолёт Хенкеля. Работал ЖРД на спирту и жидком кислороде. Самолёт взяли новейший, He112V1, он впервые полетел в сентябре 1935 г, начал выпускаться серийно только в 1938. Стоял на вооружении Румынии, Испании и даже Японии. Но было их немного. Простой одноместный истребитель-моноплан. С него сняли мотор и поставили ЖРД, который разместили прямо за креслом пилота. Топлива хватало на 30 сек, остановить ЖРД было нельзя. В начале февраля состоялись наземные испытания. Хенкель: «За работой мотора я наблюдал из помещения с толстыми бетонными стенами. Запуск двигателя был произведен из этого помещения с помощью дистанционного управления. После запуска я увидел, как из хвостовой части вырвался наружу жуткий красно-белый шар, за ним пошли огненные круги, становясь шлейфом струи длиной метров десять. Сотрясение воздуха от работы двигателя было настолько сильным, что мы все, стоявшие за бетонными стенами, невольно присели на корточки. Примерно метрах в сорока от самолета находилась стальная плита. От действия струи ее бросило на насыпь, и она трепетала, как лист бумаги на ветру. Через тридцать секунд все стихло. Самолет стоял невредимым. Меня поразила огромная мощь ракетного двигателя». Похоже, Хенкель окончательно поверил в реактивную авиацию и денег не жалел. Через месяц он пригласил на работу в фирму Ганса-Иоахима Пабста фон Охайна, который начал создавать ТРД, тоже первый в мире.


He112V1 взорвался и сгорел, так и не взлетев, сменивший его He112 тоже пришел в негодность, иметь такую бомбу за спиной пилота было просто безумием, поэтому на третьем самолёте - He112V8 мотор оставили, а ЖРД унесли подальше от пилота и сделали вспомогательным. В марте 1937 начались наземные испытания. Испытывал самолёт (и вообще почти все реактивные самолёты Хенкеля) Эрих Варзиц. Третий самолёт при взрыве двигателя разнесло буквально в куски. Варзиц чудом остался жив. А в июне 1937 он на He-112V7 взлетел и запустил РД в полёте. После чего самолёт загорелся и Варзиц посадил его на брюхо (из-за малой высоты он не мог выпрыгнуть). Самолёт удалось отремонтировать. Варзиц совершил на нём несколько успешных полётов, после чего совершил полёт только на реактивной тяге. Топлива хватило только на 1 круг и если бы не имеющийся на борту поршневой мотор, можно было бы приветствовать рождение ракетной авиации.
Хенкель рассчитывал достигнуть скоростей 700-1000 км/ч с помощью ракетных самолётов и дал задание проектировать He-176. Проектирование самолета осуществлял Вальтер Гюнтер, главным конструктором был назначен Карл Швельцер. Новый самолёт не очень отличался от He-112, но создавался как чисто ракетный самолёт. На него установили ЖРД HWK RI-203, разработанный инженером из Кельна Вальтером, работал на двуокиси водорода и метаноле, развивая тягу 5,88 кН (600 кгс), продолжительность работы - 60 сек. Он по всем параметрам превзошел ЖРД фон Брауна. Кабина была отделяемая (катапультировать лётчика ещё не умели). Из-за секретности самолёт запретили испытывать в Мариене и самолёт перевезли на Узедом. Там самолёт таскали на буксире за "Мерседесом", но ничего не получалось - машина из-за неровных дорог не шла быстрее 120 км/ч. Перед зимой испытания отложили. Зимой двигатель переделали - теперь он мог не только включаться, но и выключаться через несколько секунд. В 1939 г испытания продолжились. К лету 1939 самолёт 38 раз делал подлёты или подскоки, короче, самолёт отрывался от земли, но на настоящий полёт Варзиц решился только 20 июня 1939 г. В благополучный полёт так не верилось, что Хенкеля не стали извещать, а Варзиц написал завещание. Первый полёт самолёта с ЖРД продолжался 50 секунд. Варзицу на следующий день присвоили звание капитана. 3 июля Варзиц демонстрировал He-176 перед Гитлером и позже удостоился личной беседы с ним. Все были поражены мужеством пилота, но в ракетную авиацию поверили не все. Во всяком случае Гитлер реактивной авиации внимания не уделял.
А завтра была война. Ракетные эксперименты Хенкеля заставили прекратить и переключиться на боевые "нормальные" проекты. Единственный He-176 отправился в музей, где и бесславно погиб под бомбами союзников.
А второй страной, где полетел самолёт с ЖРД, был СССР, который остро нуждался в перехватчиках. Самолёт БИ-1 полетел 15.05.1942 в аэропорту Кольцово. Пилот Григорий Бахчиванджи.
А через год перехватчики очень понадобились уже Германии. И они были построены - разных фирм и в немалом количестве. Они принимали участие и в боевых действиях и иногда - удачно.
5 июля 1944 г полетел ракетный самолёт в США. MX-334 (пилот Гарри Кросби) сбрасывали с самолёта P-38. Все ракетные самолёты США были экспериментальные.
В ноябре 1944 в Японии полетел первый самолёт-снаряд для камикадзе "Ока-11" с РДТТ, а 7.07.1945 состоялся первый и последний полёт ракетного самолёта J8M1 (пилот Тоехико Инусука). Это была переделка с ME-163. Самолёт разбился, лётчик погиб.

1939 - Фильм «Старт первого космического корабля» (Германия)




Старт

Постер фильма «Космический корабль-18»
«Женщина на Луне» была очень популярна не только в Германии, но и далеко за её пределами. Сразу две студии киностудии - «Бавария» и «УФА», подчиненные теперь Министерству пропаганды Геббельса, снимали два полнометражных фантастических фильма о космических путешествиях, соответственно: «Инцидент в космосе» и «Космический корабль-18». Ни одна из этих кинолент так и не была завершена, но отснятые кадры из них использовались в 20-минутном «культур-фильме» «Старт первого космического корабля». И сразу вопросы - на каком этапе остановилось создание фильмов? Официальные версии связывают это с началом войны. Ох, вряд ли... Посмотрите постер к фильму «Космический корабль-18» - там указаны даже актёры (Вилли Бигет, Бриджит Хорни, Рене Делиген), а сам корабль вовсе не такой, как в фильме «Старт первого космического корабля». Второй вопрос - фильм почему-то назван нацистским и пропагандистским, антиеврейским и антиэйнштейновским. Ничего такого я там не увидел. Разве что упоминание об обсерватории в немецкой колонии в Центральной Африке? Германия после 1-й мировой колоний лишилась.
Фильм скорее научно-популярный. Сюжет прост до безобразия: Половину фильма идут интересные ролики испытаний ракетной техники в Германии, Опель и Валье за баранками своих ракетных автомобилей, первые ракетопланы, первые ракеты. Потом сам фильм. Действие происходит в 1963 году, в присутствии многолюдной толпы граждан рейха из эллинга Цеппелина вывозят на платформе гигантский сигарообразный космический корабль, потом командир экипажа долго просвещает репортёров о законах космического движения, затем корабль разгоняется с помощью катапульты по эстакаде, точно такой же, как в советском фильме "Космический рейс" (см. 1936 год), стартует, и летит, летит, летит под непрерыные крики "Ахтунг! Ахтунг". Облетает Луну и возвращается на Землю. И это всё. Отмечу чудовищную ошибку: лектор прямо в фильме объясняет, что атмосфера непроницаема для любых сколь угодно коротких радиоволн! И связи с кораблём нет! Зато его видят в телескопы, что тоже довольно смешно - увидеть в телескопы XX века нельзя. А вот возможность радиосвязи через космос была доказана годами раньше.
«Старт первого космического корабля» демонстрировался по всей территории Германии. А в 1943 году даже попал во французский прокат под названием «Путешествие на Луну» и демонстрировал мощь немецкой техники оккупированным французам (вот тут еще можно назвать его пропагандистским!).
Странно, но в Сети фильм позицируется под 1939 годом, например, у Марка Уэйда:
Летом 1939 года на студии "Бавария", началась работа над фильмом "Zwischenfall им Weltraum" (Инцидент в космосе), под руководством Штеммеля. В то же время на студии УФА начали съемку "Weltraumschiff 18 '(Космический корабль 18), директором там был Эдуард фон Бошод. Оба проекта были отменены в связи с началом войны, но материал уже сняли - он был использован для производства короткометражного фильма «Старт первого космического корабля», режиссёр Антон Кёттер.
А как расценивать вот этот журнал от января 1938, где пишут об этом фильме, как о прошлогоднем? Интересно, что в журнале нецветной фотоснимок немного покрасили. Кстати говоря, меня интересует ракетный самолёт, изображённый ниже. Нигде не могу найти подробности.




Антон Кёттер действительно снял один нацистский фильм "Немцы против фараонов" - о расселении арийских народов, но всю войну снимал в основном документалистику. В 1950 он продолжал работу в качестве режиссёра и снял фильм о строительстве огромной плотины в Австрии.
После войны копии фильма разошлись по миру и изрядно послужили пропаганде космонавтики. Фрэд Лэдд, аниматор маленькой Нью-Йоркской студии создал фильмы на основе немецкого оригинала специально для юных американцев после потрясения, вызванного запуском русского спутника. Что интересно - Фрэд Лэдд начал делать фильмы ДО начала космической эры, поехал в путешествие по Новой Англии - и тут СССР запустил спутник. Фрэд срочно вернулся из отпуска и набросился на работу. Фильмы расходились, как горячие пирожки.


Выкатывают из ангара космический корабль...


Над Луной

Фильм можно посмотреть здесь:
https://youtube.com/watch?v=OJSDt89qRB8
и с переводом
https://m.vk.com/video-125055469_456239017
к файлу 36

назад к файлу 34