Рейтинг с комментариями. Часть 5-2-1l

200 г. до н.э. - история Китая, династия Ранняя Хань, Гао-цзу, 202-195 гг. до н.э

Лю Бан
(с 209 г. до н.э - Пэй-гун,
с 206 г. до н.э - Хань-ван
с 202 г. до н.э - Гао-цзу, Гао-ди)
с 195 г. до н.э - Гао-хуанди


Лю Бан

художник Шангуань Чжоу. 1743 г

Лю Бан родился в 256* году до н. э. в крестьянской семье в селении Чжунъян вблизи города Фэньи в уезде Пэй (совр. провинции Цзянсу). Был третьим сыном в семье. Его фамилия Лю, имя - Бан, второе имя - Цзи (оно указывало на место в семье - "третий"). Отца его называли Тай-гуном (это как титул - "Почтенный гун"), его имя Чжи-цзя, а мать - Лю-ао ("Матрона Лю").
*Есть версии, что в 247 г.до н.э, возможно, 256 год до н. э. притянут искусственно позже, так как это был год смерти последнего чжоуского правителя Нань-вана (преемственность)
Разумеется, родиться будущий зачинатель династии просто так не мог - Лю-ао как-то отдыхала на склоне у большого озера и увидела во сне, что повстречалась с духом. В это время загремел гром, засверкала молния и вокруг стемнело. Когда Тай-гун вышел взглянуть, где жена, то увидел над ней чешуйчатого дракона. Через некоторое время она понесла, а потом родила будущего Гао-цзу
Разумеется, выглядел он необычно:
Лю Бан был человеком с большим носом и драконообразным лицом, с длинными усами и бородой, на левом бедре у него было семьдесят два родимых пятна (Число 72 имело сакраментальный смысл. Оно соответствовало числу дней, приходившихся на период господства каждой из пяти стихий в году, числу металлов на земле, числу древних правителей, приносивших жертвы Небу и Земле на горе Тайшань, и т. д.). Обладая гуманностью, он любил людей, охотно оказывал им благодеяния и отличался великодушием. Всегда занятый большими планами, он не обращал внимания на повседневные дела по хозяйству, которыми занимались другие члены семьи. Был грамотным. Достигнув зрелого возраста, он прошел проверку, стал чиновником и был назначен на должность начальника волости Сышуй.
Лю Бан стал чиновником и управителем волости Сышуй, однако пьянствовал, мало этого - пьянствовал в долг:
Ко всем чиновникам в управлении он относился с пренебрежением, любил вино и женщин и часто гулял у старушки Ван и матушки У в долг. Когда же, напившись, валился спать, матушка У и старушка Ван часто видели над ним дракона, что весьма удивляло их. Стоило Гао-цзу купить вина и остаться гулять, как вина продавалось во много раз больше. Видя такие чудеса, хозяйки этих кабачков в конце года обычно ломали дощечки с записями его счетов и прощали ему долги.
Конечно, не следует понимать так, что Лю Бан был совсем без денег и пьянствовал в долг - все пили в долг, расплачивались раз в сезон, а то и раз в год. Но Лю Бан привлекал и прочих пьяниц, они слетались, как мухи на ... и удваивали выручку. В связи с чем ему прощали долги.
По работе он часто бывал в столице, видел издали императора, но в отличие от Сун Юя, желавшего его немедля убить и занять освободившееся место, Лю Бан глубоко вздохнув, сказал: "О! Вот каким должен быть великий муж!".
Относился к работе спустя рукава, коллег презирал. Как-то к начальнику уезда приехал высокий чиновник, Люй-гун. Все чиновники явились с поздравлениями (давать взятки). Начальник уезда предупредил, что кто поднесёт менее тысячи монет, будет посажен у главного зала (т.е. во дворе). Лю Бан нагло написал; ""Приветствую вас десятью тысячами монет", но не дал ни одной. Однако высокий гость, якобы, был поражён его обличием, якобы, по лицу распознавал человека, поэтому, невзирая на уверения начальника уезда, что это форменный пустозвон, провёл его на почётное место. При это Лю Бан не проявил ни малейшего стеснения и так понравился гостю, что тот предложил Лю Бану свою родную дочь в качестве цзи чжоу це (дословно - "прислужница с совком и метлой, наложница", т.е. жена). И ведь не прогадал - стала та правительницей Китая, казнила и награждала полководцев и министров. Историй с пророчествами о Лю Бане немало, все они, конечно, сочинены позже, сильно пересыпаны мистикой, но неизменно присутствует иероглиф "был пьян".
Жизнь продолжалась. Жена полола сорняки, родила мальчика и девочку, Лю Бан надзирал за спокойствием и заказал бамбуковую шляпу, с которой не расставался до конца жизни (простота нравов!). Шляпа (высота 7 цуней и ширину 3 цуня - 20х10 см) вошла в традицию, как "шляпа рода Лю"
Сопровождал Лю Бан как-то группу осуждённых на принудительные работы на гору Лишань (на строительство гробницы императора Цинь Ши-хуана); но был пьян, немало осуждённых разбежалось. Лю Бан подумал, что, пока они дойдут до места назначения, разбегутся и все остальные, поэтому у болотистых мест западнее Фэн (тогда территория его входила в уезд Пэйсянь) он сделал остановку, чтобы выпить основательно. Ночью он отпустил всех посланных на работы, сказав: "Разбегайтесь, я тоже разбегусь!". Однако более десяти крепких молодцев из числа направленных пожелали следовать за ним.



Памятник убийству змеи пьяным Лю Баном

По преданию, утром они направились скрываться в болота, Лю Бан благоразумно отправил одного партизана впереди себя, тот вернулся, сообщив, что путь преградила большая змея. Сыма Цянь: Но опьяневший Гао-цзу возразил: "Разве бравый молодец боится чего-нибудь в пути?", двинулся вперед, выхватил меч и зарубил змею. Змея оказалась рассеченной на две части, и путь открылся. Пройдя несколько ли, Гао-цзу совсем опьянел и завалился спать.
(Гао-цзу - это Лю Бан, как его именовали через сотню лет, после того, как он стал императором. Это была его первая победа)
Естественно, явилась некая старуха, которая сообщила, что змеюка - её сын: "Мой сын - это сын Белого императора - Бай-ди. Превратившись в змею, он преградил дорогу. Сейчас его зарубил сын Красного императора - Чи-ди, вот почему я и рыдаю" И старушка исчезла.
По другой версии змеюка заговорила и стала угрожать удушением. А вот не надо приставать к пьяным.
Когда Лю Бан проснулся и протрезвел, ему объяснили, что он натворил. Лю Бан возликовал, его попутчики трепетали.
Так Лю Бан сколотил небольшую банду и скрылся в родном уезде, найдя прибежище между болот и гор Маншань и Даншань*. Задолго до него это место считалось вотчиной разбойников (китайский "Шервудский лес"), так что одной бандой больше - никто и не заметил.
*на юго-востоке совр. уезда Юнчэн пров. Хэнань на границе с уездом Даншань пров. Аньхуй, на расстоянии нескольких километров друг от друга. Одно из ущелий, как дань поверью, зовется Хуанцангу - "Ущелье, где скрывался император".
Но жена регулярно его находила, потому что "над ним стояло облако пара" (так положено над императором). Следом за ней и люди начали находить Лю Бана по парам (наверно, винным) и пополнять банду.
И тут в 209 до н. э. умер император, Чэнь Шэ поднял восстание, провозгласив независимое царство Чу. Уезд Пэй входил в территорию Чу.
Далее - забавно. Якобы начальник уезда Пэй хотел примкнуть к восстанию, но чиновник Сяо Хэ и смотритель тюрьмы Цао Шэнь предложили позвать банды, скрывающиеся в болотах и устрашить население. И Лю Бан с сотней человек пришёл. Но начальник уезда вдруг что-то сообразил, закрыл ворота и собрался казнить Сяо Хэ и Цао Шэня. Но те перелезли через стену и сбежали к Лю Бану. Тот написал записку к старейшинам и запустил с ней стрелу с красноречивым призывом восстать против Цинь, иначе: В противном случае все - как отцы, так и дети - будут вырезаны и ничего тогда не поделаешь
Впечатлённые прогнозом, старейшины убили переменчивого начальника уезда, согласились примкнуть к восстанию, и по рекомендации Сяо Хэ (только что призывавшего восстание подавить) поставили Лю Бана во главу уезда, после чего он получил титул Пэй-гуна, а также отряд в несколько тысяч человек.
Под красными знамёнами (его флаги и знамена все были красного цвета, но не по той причине, о которой Вы подумали. Ведь убитая змея была сыном Белого императора, а убивший ее - сыном Красного императора, поэтому красный цвет ставился превыше других) бандиты-повстанцы двинулись против Цинь. Но не сильно далеко, заняв оборону вокруг городка Фэн (см.208 г.до н.э.)
Лю Бан со своим отрядом попал в подчинение Сян Ляну, руководителю восставших, а после того, как Сян Лян был убит, попал в непосредственное подчинение чускому Хуай-вану, координатору восстания владетельных князей, который присвоил ему титул Унь-хоу. Его помощником стал Чжан Лян, военный стратег.
Хуай-ван обещал, что тот, кто займёт Гуаньчжун (долину в центре провинции Шэньси, где размещалась столица Сяньян), получит эту область в своё управление. Эту задачу поручили Лю Бану, который был наделён некоторой гуманностью, в отличие от Сян Юя, наделённого некоторой жестокостью. Штурмуя города, Лю Бан обещал жителям сохранить жизни, а чиновникам - должности. В результате города один за другим стали ему сдаваться, и он без особого труда овладел столицей.
В декабре 207 до н. э. последний циньский император Цзы-ин сдался Лю Бану, и в январе 206 до н. э. Лю Бан вошёл в циньскую столицу Сяньян.
Войск у Сян Юя было гораздо больше, он получил письмо о том, что Лю Бан хочет присвоить всю Цинь со столицей и всеми сокровищами (что было не только правдой, но и обещанием вана Чу). Дело шло к сражению между повстанческими армиями. Но Лю Бан принёс извинения и сумел соврать, что город не был тронут, склады и казна опечатаны, и все ждут прибытия Сян Юя. Сохранилась история о том, как на пиру Сян Юй хотел убить Лю Бана, но Лю Бану удалось скрыться.
Сян Юй разделил Китай на 18 территорий и посадил там ванов; Лю Бан получил титул Хань-вана и территорию провинции Сычуань и юга Шэньси, вместо обещанной центральной территории Цинь, которая была передана трём циньским военачальникам, сдавшимся князьям.
Лю Бан не дошёл до столицы своего удельного царства Ханьчжун, по совету советников развернул армию назад и вторично пошёл отвоёвывать обещанный ему Саньян. Сначала он напал на «три Цинь» - удельные княжества Юн, Сай и Чжай на территории Цинь, переданные бывшим циньским военачальникам, и занял всю долину Гуаньчжун, обещанную ему Хуай-ваном, откуда он приступил к военным действиям против Сян Юя.
Сян Юй был яркой фигурой, явным полководцем, он постоянно одерживал победы, несколько раз рассеивая армию Лю Бана. Однако у него не хватало сил добить Лю Бана, так как он вынужден был бороться на два фронта - ещё и с восставшим царством Ци на востоке, и Лю Бан каждый раз собирал армию снова, причём количество людей, поддерживающих Лю Бана, росло.
Убегая после разгрома от войска Сян Юя, Лю Бан сбрасывал с телеги своих детей; его отец и жена попали в плен к Сян Юю.
В художественной и исторической литературе соперники Лю Бан и Сян Юй всегда сравниваются друг с другом. Образ Сян Юя - рыцарь-романтик, с нежной душой, щедрый, вежливый к приближённым, однако не дипломатичный и жестокий в военных действиях. Наоборот, Лю Бан грубоватый, высокомерный, но при этом гуманный и не жестокий.
Сян Юй, как правило, решал всё сам, не привлекая талантливых советников (кроме Фань Цзэна), у Лю Бана было три советника, которых он очень ценил, и которые помогали ему принимать мудрые решения - Чжан Лян, Сяо Хэ и Хань Синь.
Решающей оказалась битва под Гайся. Сян Юй бежал, бросив армию и покончил с собой.
В 202 до н. э. Лю Бан одержал окончательную победу и 28 февраля 202 года до н. э. провозгласил себя императором Гао-цзу новой империи Хань. Столицу он перенёс в Чанъань (современный Сиань), в незначительном отдалении от прежней циньской столицы Сяньяна.

Лю Бан
Генералы Хань Синь, Пэн Юэ и Ин Бу, внёсшие самый большой вклад в победу, получили титулы ванов Чу, Лян и Хуайнань. Хотя Лю Бан щедро одарил своих помощников, через некоторое время он стал подозрительным и засомневался в их лояльности. Хань Синь лишился ванского достоинства и был разжалован в Хуайинь-хоу уже в конце 202 года до н. э.
Получив власть, Лю Бан принялся проводить реформы. Он существенно понизил налоги - c 1/3 до 1/15 урожая и стал заботиться о развитии сельского хозяйства. Однако ввёл большие налоги на торговлю и стал ограничивать купечество.
Зимой 200 года до н. э. сюнну вошли в Шаньси. Гао-цзу лично повёл своё войско в 320 тыс. солдат против войска шаньюя Модэ. Модэ окружил императора и авангард ханьской армии в деревне Байдэн, близ города Пинчэн. После семи дней осады Лю Бан вырвался (см. 200 г. до н.э). Пришлось с кочевниками заключать позорный для Китая мирный договор. В 198 году до н. э. был заключён Договор Мира и Родства, с передачей сюнну китайских фальшивых принцесс и замаскированной дани. Хуннское войско покинуло Китай.
Он способствовал восстановлению позиций конфуцианства взамен легизма, ослабил жестокие циньские законы, хотя сохранил общую структуру циньской системы управления.
Лю Бан постепенно сместил удельных ванов, назначенных из своих военачальников и генералов, заменив на своих детей и родственников. Всего он установил девять ванов, только один из которых не принадлежал фамилии Лю. При этом ему приходилось поочерёдно подавлять восстания недовольных правителей.
В 196 году, по приказу императрицы Люй-хоу (Лю Бан был в походе), Хань Синь был арестован и казнён по обвинению в заговоре вместе с Чэнь Сю. Точно так же в тот же год Пэн Юэ был разжалован в простолюдины по обвинению в другом заговоре, а потом по приказу императрицы Люй-хоу он тоже был казнён, а его род уничтожен.
1 июня 195 года до н. э. Лю Бан умер в возрасте 61 года. Он был похоронен в Чанлине.
После смерти Гао-цзу на трон вступил старший принц Лю Ин, известный по посмертному титулу Хуэй-ди. Императору не удалось сделать наследником другого сына Жу И из-за сопротивления двора и императрицы Люй-хоу.
В 195 года до н. э. Сяо-хуй, вспомнив, как Лю Бан печалился и радовался, посещая Пэй, превратил подворье Пэй-гуна во второй храм Лю Ба . Тех сто двадцать мальчиков, которые пели при Лю Бану, заставили играть в храме на духовых инструментах; если же позднее кто-либо из них выбывал, тотчас группу пополняли.
У императора было восемь сыновей: старшего сына, родившегося от наложницы, звали Фэй, он носил титул циского Дао-хуй-вана; следующий - Сяо-хуй был сыном Люй-хоу; третий сын по имени Жу-и, носивший титул чжаоского Инь-вана, родился от наложницы Ци; четвертый сын по имени Хэн носил титул Дай-вана и позднее стал императором Сяо-вэнь-ди. Его матерью была вдовствующая императрица Бо; пятый сын - лянский ван по имени Хуй в период правления императрицы Люй-хоу получил новый титул- чжаоского Гун-вана; шестой сын, по имени Ю, носил титул Хуайян-вана. В период правления императрицы Люй-хоу он получил новый титул - чжаоского Ю-вана; седьмой сын, по имени Чан, носил титул Хуайнань-вана; восьмой сын, по имени Цзянь, носил титул Янь-вана.
Фактическую власть взяла в руки вдовствующая императрица Люй-хоу, которая назначала и смещала малолетних императоров самолично.
Хань Синь-2*

* Некоторые историки считают, что его полное имя Хань Синь-ду. Это было бы удобно, чтобы отличить от тоже полководца и тоже вана и тоже Хань Синя. Если учесть, что год рождения их неизвестен, воевали они в одной армии и казнены практически в один год, то путаница изрядная. Хорошо китайцам! У них эти Хань Сини и в написании и в произношении разняться примерно как у нас Алексей и Ярослав. А европейцам сложно.
Он был внуком правителя Хань Сян-вана от наложницы. Его рост был 8 чи и 5 цуней. Если так написал Сыма Цянь - это просто гигант - 235 см! Таких китайцев не бывает. Возможно, переписчики Сыма Цяня перевели раннеханьский чи, (27,65 см) в более поздний вариант - 23,05 см. Но и тогда он был верзилой - 195 см! Возможно, мерились китайцы с сапогами и шапкой (голову вообще обнажать было нельзя), но всё же не случайно Сымя Цянь упомянул его рост - он явно всех поражал. Есть, правда мнение, что Сыма Цянь применил чжоуский чи (19,9 см), то рост Хань Синя достигал 169 см. Что не поражает воображения.
Сыма Цянь не пишет и где был этот Синь в начале восстания. Восстание шло уже год. Уже 5 из 6 покорённых Цинь царств обрели своих ванов, только у Хань не получалось. Народ без правителя не может. Поэтому Сян Лян назначил в Хань Хань Чэна, сына одного из ханьских чжухоу, занимавшего должность правителя Хэнъяна, но сам Сян Лян погиб в битве и Чэн сразу сбежал в Чу, подальше от войны.
Лю Бан во главе войск напал на Янчэн (столица Хань), он послал Чжан Ляна покорить бывшие земли Хань. Чжан Лян привлек на свою сторону Синя, назначил его военачальником в Хань и во главе его войск вместе с Лю Баном вошел в земли Цинь за заставой Угуань.
Именно Хань Синь посоветовал Лю Бану после разгрома Цинь повернуть войско назад и завоевать то, что ему было обещано. Тот, в свою очередь, назначил Синя главнокомандующим войсками царства Хань и послал отвоёвывать земли Хань. А Сян Юй отправил туда же войска Чжэн Чана, чтобы ему помешать. А Хань Чэн, как не справившийся, был понижен в звании и позже убит. Хань Синь в 205 г. до н.э. отвоевал столицу Хань - Янчен, взяв Чана в плен. За это Лю Бан утвердил его ваном Хань.
В 204 г. до н.э. Лю Бан вырвался из осаждённого Инъяна, а Хань Синь остался оборонять Инъян. Чусцы разбили войска Синя, взяли Инъян, Хань Синь попал в плен. Бежал, добрался до Лю Бана, тот его снова поставил главнокомандующим.
В 202 г. до н.э. завоёвана победа, Лю Бан вручил Синю половину верительного знака (на бамбуковой или металлической пластине записывались заслуги награждаемого лица. Пластина делилась на две части, одна из которых хранилась и храме предков, а другая выдавалась получившему пожалование.) Он утверждён как правитель округа Инчуань (округ, занимавший район уездов Сюйчан и Юйсянь совр. пров Хэнань)
Весной 201 г. до н. э. Хань Синь получил указание принять командование всеми войсками на западной границе, воевать против хусцев, дислоцироваться в Цзиньяне (крупный город в верхнем течении р. Фэньшуй), взять под управление пограничные земли.
Синь просил разрешения расположить управление в Маи (на месте совр. уездного города Шосянь пров. Шаньси. Следовательно, ставка Хань Синя передвигалась на 200 км севернее, приближаясь к театру боевых столкновений с сюнну. Император согласился с этой просьбой, после чего Синь перенес управление в Маи.
Осенью шаньюй сюнну Модэ окружил Хань Синя крупными силами. Хань Синь стремился уладить конфликт миром. Император выслал на помощь Хань Синю войска, но заподозрил Синя в двоедушии, поскольку тот переговаривался с сюнну и направил к нему чиновника для выражения порицания. Хань Синь, испугавшись, что его могут казнить, договорился с сюнну о совместном нападении на Хань, поднял восстание, сдал хусцам город Маи и напал на округ Тайюань.
Зимой 200 г. до и. э. император лично выступил в поход, разбил войска Хань Синя у города Тунди и обезглавил его военачальника Ван Си. Хань Синь бежал к сюнну. Его военачальники Мацю Чэнь, Ван Хуан и другие возвели на пост вана одного из потомков рода правителей владения Чжао, Чжао Ли, снова собрали разбежавшихся после поражения солдат Хань Синя и вместе с Хань Синем и кочевниками стали строить планы нападения на Хань.
У Байдэна император попал в ловушку, едва вырвался. Хусцы ушли. Император также прекратил военные действия и возвратился обратно. Хань Синь стал командовать войсками у сюнну, продолжая совершать нападения на пограничные земли.
В 197 г. до н. э». Хань Синь приказал Ван Хуану и другим склонить Чэнь Си (одного из сановников императора) к измене.
Весной 196 г. до н. э. Синь снова вместе с хуской конницей вторгся в ханьские земли, расположился в уезде Шэньхэ (входил в состав округа Дай) и вступил в борьбу с династией Хань. Император послал против него военачальника Чай, который отправил Хань Синю письмо с предложение добровольно вернуться, якобы он будет прощён. «Ныне вы, ван, потерпев поражение, бежали к хусцам, но это не является крупным преступлением; поскорее изъявите свою покорность!»
Но Синь ответил: «Его Величество возвысило меня и вызволило из деревенского захолустья, я сидел лицом к югу и величался гу, что было для меня счастьем. В деле под Синъяном я не смог достойно умереть, а попал в плен к Сян Цзи. Это первое преступление. Когда разбойники напали на Маи, я оказался не в состоянии стойко оборонять город и сдался вместе с последним врагу. Это второе преступление. Более того, ныне я командую войсками у разбойников и борюсь с вами за жизнь, короткую, как утро. Это третье преступление.
...Сейчас я бежал и скрываюсь среди горных долин, утром и вечером выпрашиваю у варваров средства к существованию и все время думаю о возвращении на родину, как калека не забывает о том, что он вставал, и слепой не забывает о том, что он видел, однако создавшееся положение не позволяет мне последовать вашему совету»

И Хань Синь продолжал воевать. Военачальник Чай устроил бойню в Шэньхэ и обезглавил Хань Синя-2.
Хань Синь бежал к сюнну вместе со старшим сыном. Когда он прибыл в Туйдан (именован иероглифом чэн, но городов у кочевников ещё не было, вероятно, ставка в землях сюнну), у него родился сын, названный но месту рождения Туй-даном. У старшего сына Хань Синя тоже родился сын, названный Ином.
В 166 г. до. н.э. Туй-дан и Ин перешли во главе своих войск на сторону Хань. Император Хань пожаловал Туй-дану титул Гунгао-хоу, а Ину - титул Сянчэн-хоу. В войне с У и Чу Гунгао-хоу превзошел своими подвигами всех остальных военачальников. Его владение перешло к сыну, а затем к внуку, но так как у внука не было сыновей, титул хоу был утрачен.
Внук Ина лишился титула хоу за плохую службу.
Хань Янь, внук Туй-дана от наложницы, занимал высокое положение и пользовался благосклонностью императора, а поэтому славился в свое время знатностью и богатством. Его младший брат Юэ несколько раз награждался титулом, неоднократно назначался на пост военачальника и, в конце концов, получил титул Аньдао-хоу. Ему наследовал его сын, который через год с лишним был казнен (в другом месте Сыма Цянь пишет "осуждён и оправдан") за нарушение закона. По прошествии более года внук Юэ, по имени Цзэн, был пожалован титулом Лунэ-хоу и продолжил род Юэ.
Чэнь Си

Чэнь Си был уроженцем Юаньцюя (к северо-западу от совр уездного города Цао пров. Шаньдун). Неизвестно, как он стал на сторону Лю Бана, но в 200 г.дон.э., зимой, когда Хань-ван Синь совершил измену и перешел на сторону ху, а государь, побывав в Пинчэне, возвращался обратно, он возвел Чэнь Си в ранг лехоу. В качестве главнокомандующего при Чжао-ване Чэнь Си инспектировал войска на границе с Дай, и все пограничные части отошли под его командование.
Чэнь Си как-то испросил разрешения возвратиться домой. Ему надо было проехать через княжество Чжао. Чжоу Чан, первый советник в Чжао, обратил внимание на то, что сопровождают Чэнь Си более тысячи повозок с бинькэ, которые занимали все подворья и помещения в Ханьдане. Чэнь Си же обращается со своими гостями по-простому, при выходе даже уступая им дорогу (стал заискивать перед подчиненными!). Тогда Чжоу Чан попросил аудиенции у императора, на которой рассказал, какое огромное количество бинькэ у Чэнь Си, что он распоряжается приграничными войсками уже несколько лет, а это таит опасность мятежа. Лю Бан тогда повелел во время пребывания в Дай расследовать действия Чэнь Си в имущественных делах. Разумеется, проверка выявила злоупотребления. Си испугался и втайне послал одного бинькэ в резиденцию Ван Хуана и Мань Цю-чэня (мятежников). В седьмой луне (июль-август 197 г. до н.э) скончался отец императора, послали гонца за Си, но он заявил, что серьезно болен. В девятой луне (сентябрь-октябрь 197 г. до н.э ) Си вместе с Ван Хуаном и другими взбунтовался, объявил себя дайским ваном и захватил Чжао и Дай.
Лю Бан подавил восстание. (см. события 197-195 гг. до н.э.)
Зимой 195 г. до н.э, войска Фань Куая захватили Чэнь Си, и он был казнен в Линцю.
Это глава у Сыма Цяня резко отличается от остальных. Хороша для понятия бухгалтерии китайской войны. Сколь тщательно считались отрезанные головы и пожалованные дворы для кормления, как неукоснительно присваивались ранги и титулы и как переменчива китайская судьба. Я лишь незначительно сократил статью. Итак судьбы четверых соратников Лю Бана:
Полководца, который спас Лю Бана на пиру у Сян Юя
Просто полководец
Бессменный возничий Лю Бана, спасший его детей
Начальник конницы, добившей Сян Юя
Важно и то, что они немало пожили и действовали после победы Лю Бана.
Фань Куай
206 г.до н.э - Линьу-хоу
Уян-хоу
189 г.до н.э - У-хоу


Фань Куай был уроженцем Пэй, земляк Лю Бана. Он был собачником (собак разводил на мясо). Скрывался в болотах вместе с Лю Баном. Вместе с ним присоединился к восстанию Лю Бана в уезде Фэн и участвовал во взятии Пэй. Когда Лю Бан стал Пэй-гуном, Куай сделался его шэжэнем, сопровождая при штурме Хулима (уездный центр к юго-востоку от совр. уездного центра Юйхэ пров. Шаньдун) и Фанъюя (город к западу от совр. уездного центра Юйтай пров. Шаньдун), а вернувшись, оборонял Фэн, затем нанёс удар по осаждавшим его войскам инспектора округа Сышуй, разбил их и, вновь повернув на восток, захватил Пэй. Он разбил войска главы области Сышуй к западу от Се, вступил в сражение с циньским военачальником Сыма И к востоку от Дана (к югу от совр. уездного центра Даншань пров. Аньхой), противник был отброшен. Куай отрубил пятнадцать голов*. Ему было пожаловано звание годафу. Он постоянно следовал за Лю Баном. Фань Куай первым во время штурма Пуяна (уездный центр к юго-западу от одноименного уездного центра совр. пров Хэнань) взошёл на крепостные стены, отрубил двадцать три головы. Ему был пожалован ранг ледафу.
*существовала целая система присуждения званий в зависимости от числа отрубленных голов. По всей видимости, считались головы только командного состава. Вероятно, не обязательно и лично отрубал.
Следуя за Лю Баном и дальше, он затем напал на Чэнъян (в 50 км к северу от луской столицы Цюйфу), первым поднялся на крепостные стены; занял Хую (волость в северо-восточной части совр. уезда Ланькао пров. Хэнань), разбил войска Ли Ю, отрубил шестнадцать голов и был пожалован званием шанцзянь. Затем окружили губернатора и воеводу области Дунцзюнь в Чэнъу (на территории одноименного совр. уездного центра в пров. Шаньдун) и отбросил противника. Отрубил еще четырнадцать голов, захватил в плен одиннадцать человек. Ему было пожаловано звание удафу. Затем нанесли удар по циньской армии, вышли к югу от Бо (на юге уезда Шанцю совр. пров Хэнань). Разбили войска правителя области Хэцзянь, размещенные в Ганли (в пров. Шаньдун к западу от Чэнъяна). Затем разбили армию военачальника Чжао Би севернее Кайфына (уездный центр, располагавшийся к югу от совр. города Кайфын пров. Хэнань). Отбросив противника, Куай первым ворвался на крепостные стены, убил одного хоу (В данном случае офицер, отвечающий за сбор разведданных о противнике), отсек шестьдесят восемь голов, захватил в плен двадцать семь человек. За подвиги был пожалован званием цина.
Затем атаковали и разбили армию Ян Сюна у Цюйяна и напали на Юаньлин (на северо-востоке совр. уезда Синьчжэн пров. Хэнань). Фань Куай первым поднялся на стены крепости, отсек восемь голов, захватил в плен сорок четыре человека. Был пожалован титулом Сяньчэн-цзюнь (Почетный титул, не имеющий отношения к земельным пожалованиям, досл. «Правитель достойного града»). Затем напали на Чаншэ (на северо-востоке совр. уезда Чангэ пров. Хэнань.) и Хуаньюань (название горы на границе совр. уездов Яньши и Гун в пров. Хэнань?), захватили переправу через Хуанхэ (переправа Пинъян на востоке уезда Мэнцзинь совр. пров. Хэнань), на востоке напали на циньские войска в Хусяне (Ху - волость в западной части совр. уезда Яньши пров. Хэнань), на юге напали на циньские войска в Чоу (на юго-востоке совр. уезда Лушань пров. Хэнань.). Под Янчэном (у южной границы Хань с Чу) нанесли поражение Люй И, управителю области Наньян, на востоке напали на Юаньчэн, и Фань Куай первым поднялся на стены. На западе дошли до Ли (уездный центр на территории совр. уезда Нэйсян пров. Хэнань), и Фань, отбрасывая противника, отрубил двадцать четыре головы, захватил в плен сорок человек, получив за это дополнительные пожалования. Затем напали на заставу Угуань, дошли до Башана (к западу от р. Башуй, у столицы Цинь), там Фань обезглавил одного дувэя и еще десять человек, захватил в плен сто сорок шесть человек, а всего заставил сдаться две тысячи девятьсот солдат противника (Множество отрубленных голов противника и прочие бесконечные подвиги Фань Куая выглядят явным преувеличением. Возможно, Сыма Цянь подчёркивал кровожадность в связи с его профессией - мясник собачатины).
Именно он спас Лю Бана на пиру, устроенным Сян Юем в январе 206 г. до н.э. Лю Бан пожаловал Фань Куаю звание хоу и титул Линьу-хоу; он был назначен ланчжуном («телохранитель», в данном случае - почетная должность) и вместе с Лю Баном отправился в Ханьчжун.
Затем началась война с Сян Юем. Фань Куай самостоятельно нанес удар по чэну уезда Си севернее реки Байшуй (к юго-западу от совр. города Тяньшуй пров. Ганьсу. Река Байшуй - это, вероятно, совр. река Байлунцзян в пров. Ганьсу), а также по юнским легким колесницам и конникам на юге Юнского уезда (Юн - старинный циньский город, расположенный к востоку от Сяньяна) и разбил их. Затем он нанес удар по городам Юн и Тай (уездный центр на северо-востоке совр. уезда Угун пров. Шэньси), первым поднявшись на их стены; в Хаочжи (уездный центр на востоке совр. уезда Цянь пров. Шэньси) атаковал войска Чжан Пина (по мнению многих комментаторов, - сын циньского полководца Чжан Ханя). Во время наступления на город первым ворвался на позиции противника, обезглавил начальника уезда и его помощника, отрубил одиннадцать голов, взял в плен двадцать человек и был назначен начальником конных ланчжунов (почетный титул начальника охраны командующего всей конницы). Затем он ударил по циньским колесницам и коннице восточнее Жана (в юго-восточной части совр. уезда Угун пров. Шэньси), отогнал противника, за что был переведен в цзянцзюни. Осуществил наступление на армию Чжао Би, захватил Мэй (уездный центр на востоке совр. уезда Мэй пров. Шэньси), Хуайли (уездный центр к ю-в. от совр. уездного центра Синпин в пров. Шэньси, тогда назывался Фэйцю), Ляочжун (местности на сев. берегу р. Вэйхэ, на месте совр. города Сянъяна), Сяньян, затопил Фэйцю, превзойдя всех заслугами. Он достиг Лияна (уездного центра в с-в. части совр. уезда Линьтун в Шэньси, одна из ранних циньских столиц), ему был пожалован в вечное кормление Фаньсян близ Дулина (уезд и город к югу от совр. города Сиань).



Он! Кадр из фильма

Сопровождая Ли Бана, Куай затем выступил против Сян Юя, вырезал население Чжуцзао, разбил войска Ван У и Чэн Чу близ Вайхуана, провел наступление на Цзоу, Лу, Сяцю* и Се. В это время Сян Юй нанес поражение Лю Бану под Пэнчэном и вновь захватил земли княжеств Лу и Лян. Фань Куай тогда прибыл в Синъян, ему дополнительно было пожаловано в кормление две тысячи синъянских семей. В качестве военачальника Куай стал оборонять Гуанъу.
*Военные действия в этот момент переносятся с запада на восток, на территории совр. провинций Шаньдун и Хэнань. Чжуцзао - древнее поселение в южной части совр. уезда Дунмин пров. Шаньдун, Цзоу - уездный центр, располагавшийся на том же месте, что и одноименный совр. уездный центр пров. Шаньдун, еще южнее - город Се, Лу - уездный центр на месте совр. города Цюйфу пров. Шаньдун, Сяцю - уездный центр в северной части совр. уезда Яньчжоу пров. Шаньдун
Через год Сян Юй вновь повел войска на восток, и Фань Куай, сопровождая Лю Бана, нанес удар по Сян Юю, покорил Янцзя (уезд и уездный центр в совр. уезде Тайкан пров. Хэнань), взял в плен четыре тысячи воинов чуского военачальника Чжоу. Сян Юй был окружен в Чэнь, разгромлен и затем убит.
После смерти Сян Юя Лю Бан стал императором, а Фань Куаю за большие заслуги в обороне и войне было дополнительно пожаловано в кормление восемьсот дворов. Он сопровождал Лю Бана в нападении на восставшего яньского вана Цзан Ту (202 г. до н.э). Ту был взят в плен, а яньские земли усмирены. Когда же восстал чуский ван Хань Синь (200 г.до н.э), Куай, сопровождая Лю Бана, дошёл до Чэня, захватил Синя и усмирил Чу. Куай был переведен в разряд лехоу и получил наравне с чжухоу верительную бирку, обеспечивающую преемственность власти из поколения в поколение. Ему был дан в кормление город Уян и присвоен титул Уян-хоу с изъятием предыдущих пожалований.
Затем он в качестве военачальника последовал за Лю Баном в Дай для подавления восставшего ханьского вана Синя, от Божэнь он проделал путь до Юньчжуна (уездный центр на с-в. совр. уезда Токэто во Внутренней Монголии). Совместно с Цзян-хоу [Чжоу Бо] и другими усмирив всех, он дополнительно получил в кормление тысячу пятьсот дворов. Вслед за этим в Сянго (уездный центр, располагавшийся к ю-з от совр. города Синтай пров. Хэбэй) ударил по войскам Чэнь Си и Мань Цю-чэня, нанес им поражение в Божэнь. Куай в числе первых поднялся на стены крепости, принудил к сдаче и усмирил Цинхэ (округ, охватывавший юго-восток совр. пров. Хэбэй и часть сев. территорий пров. Шаньдун, с центром в Цинъяне), Чаншань (округ, занимавший центральные районы и часть совр. пров. Хэбэй и часть земель пров. Шаньси, с центром в г. Юаньши), всего - двадцать семь уездов. Он сокрушил Дунъюань и был переведен в цзочэнсяны. Нанес поражение отрядам Циу Ана и Инь Фаня под Учжуном (уездный центр, учрежденный в Цинь, располагался на месте совр. города Цзисянь пров. Хэбэй, примерно 100 км к востоку от Пекина) и Гуанчаном (уездный центр в северной части совр. уезда Лайюань пров. Хэбэй), на юге владения Дай разбил войска хусца Ван Хуана, одного из военачальников Чэнь Си. После этого ударил по армии Хань Синя у Шэньхэ. Подчиненные Куаю военачальники и солдаты обезглавили Хань Синя, разбили хуских конников Чэнь Си под Хэнгу ( уездный центр на северо-западе совр. уезда Вэйсянь пров. Хэбэй), убили военачальника Чжао Цзи, взяли в плен дайского чэнсяна Фэн Ляна, управителя области Сунь Фэна, главнокомандующего Ван Хуана, прочих командиров и главного конюшего Цзе Фу, всего - десять человек, и вместе с военачальниками чжухоу покорили семьдесят три волости и селения области Дай.
Вскоре восстал яньский ван Лу Вань. Фань Куай в качестве советника государства с войсками ударил по Лу Ваню. Южнее Цзи (яньская столица, находилась на территории совр. Пекина) разбил войска его чэнсяна Ди, покорил земли княжества Янь, всего - восемнадцать уездов, пятьдесят одну волость и селения. За это Куаю дополнительно были пожалованы в кормление тысяча триста дворов. Таким образом, Уян-хоу всего получил в кормление пять тысяч четыреста дворов. Сопровождая государя, Фань Куай отрубил сто семьдесят голов, взял в плен 288 человек. Командуя самостоятельно, он разбил семь армий, занял пять городов, покорил шесть областей, пятьдесят два уезда, захватил в плен одного чэнсяна, двенадцать военачальников, одиннадцать чиновников, получавших содержание от двух тысяч до трехсот даней зерна в год.
Куай женился на Люй Сюй, младшей сестре императрицы Люй-хоу. У них родился сын Кан. Поэтому среди всех военачальников Куай был ближе всех к царскому дому.
Когда произошло восстание Цин Бу, Лю Бан тяжело заболел, 10 дней к нему никого не допускалось, лишь один евнух обслуживал. А Куай вошёл, откинул ширму и напомнил императору о славных годах битв. И Лю Бан улыбнулся и встал. Однако болезнь Лю Бана усилилась, а тут нашелся человек, который стал порочить Фань Куая, говоря, что тот заодно с родом Люй и, как только дворцовая колесница замедлит свой бег (намек на возможную смерть императора, о которой нельзя было говорить прямо), Куай постарается с помощью своих войск уничтожить весь род Ци и родных чжаоского вана Жу И (любимая наложница Лю Бана происходила из рода Ци, родился сын Жу И, который получил титул чжаоского Инь-вана). Лю Бан сильно разгневался и послал Чэнь Пина вместе с Цзян-хоу [Чжоу Бо] сменить Куая на посту военачальника и там же, в войсках, казнить его. Но Чэнь Пин, опасаясь императрицы Люй-хоу, схватил Куая и доставил в столицу Чанъань. Когда они прибыли, Лю Бан уже скончался. Люй-хоу освободила Куая, вернув ему титул и пожалования.
В 189 г. до н.э. Фань Куай умер. Ему был пожалован посмертный титул У-хоу. Его сын Фань Кан стал княжить вместо него, а мать Кана, Люй Сюй, получила титул Линьгуан-хоу.

Ли Шан

Ли Шан был родом из Гаояна (местность на юго-западе совр. уезда Цисянь пров. Хэнань). Во время восстания Чэнь Шэна группе молодых людей с Шаном во главе удалось в разных местах силой мобилизовать несколько тысяч человек. Когда через шесть с лишним месяцев Лю Бан, захватив некоторые земли, прибыл в Чэньлю (на месте одноименного города в совр. пров Хэнань, в 25 км к юго-востоку от Кайфына), Ли Шан с четырьмя тысячами воинов присоединился к нему на горе Цишань (одна из семи знаменитых горных вершин Древнего Китая, расположена в 70 км к востоку от города Лоян, поблизости от Чэньлю). Ли Шан сопровождал Лю Бана в наступлении на Чаншэ. Он первым поднялся на крепостные стены, ему был пожалован титул Синьчэн-цзюнь. Следуя за Лю Баном, напал на Гоуши (уезд на юго-западе совр. уезда Яньши пров. Хэнань), захватил переправы через Хуанхэ, разбил циньские войска восточнее Лояна. Потом атаковал и взял Юань и Жан, усмирил семнадцать уездов. Самостоятельно командовал войсками в наступлении на заставу Сюньгуань (застава на р. Сюньшуй, находилась в западной части совр. уезда Сюньян пров. Шэньси), покорил Ханьчжун.
Когда Сян Юй уничтожил Цинь, Лю Бан пожаловал Шану титул Синьчэн-цзюнь и поставил дувэем области Лунси (с центром в Линьчжао, совр. уезд Миньсянь в ю-в. части совр. пров. Ганьсу). Он поручил ему самостоятельно командовать войсками для усмирения Северных земель (округ с центром в Ицюй, который охватывал уезд Пинлян совр. пров. Ганьсу и уезд Гуюань совр. Нинся-Хуэйского автономного района) и области Шанцзюнь (Округ Шанцзюнь с центром в ю-в. части совр. уезда Шулинь пров. Шэньси располагался на правом берегу Хуанхэ). У Яньчжи (уезд на востоке совр. уезда Цзинчуань пров. Ганьсу) он нанес поражение юнскому военачальнику Юн-вану Чжан Ханю, разбил войска Чжоу Лэя у Сюньи (уездный центр на с-в. одноименного совр. уезда пров. Шэньси), войска Су Ци у Нияна (в ю-в. части совр. уезда Нинсянь пров. Ганьсу). За все это Ли Шану было даровано в кормление шесть тысяч дворов во владении Учэн (уезд в северо-восточной части совр. уезда Хуасянь пров. Шэньси). В качестве дувэя области Лунси Ли Шан в течение пяти месяцев, следуя за Лю Баном, сражался с войсками Сян Юя, пройдя по Цзюйе (уездный центр на с-в. одноименного совр. уезда пров. Шаньдун) и ведя бои с Чжунли Мо (один из старших военачальников в окружении Сян Юя. Был другом Хань Синя). Во время ожесточенных сражений Ли Шану была вручена печать чэнсяна княжества Лян, и он получил в кормление дополнительно четыре тысячи дворов. Уже в чине лянского чэнсяна, следуя за Лю Баном, наносил удары по Сян Юю в течение двух лет и трех месяцев, завершив дело наступлением на Хулин.
Сян Юй погиб, Лю Бан стал императором. Осенью 202 г. до н.э. восстал яньский ван Цзан Ту. Шан в качестве военачальника, следуя за Лю Баном, ударил по Цзан Ту, и, когда шел бой у Лунто (местность на западе совр. уезда Сюшуй пров. Хэбэй), Шан одним из первых ворвался на позиции противника. Шан нанес поражение и оттеснил Ту около селения И (местности на с-з. уезда Бэйсюн пров. Хэбэй). За это он был переведен на должность ючэнсяна, ему было пожаловано звание лехоу и, как чжухоу, вручена поуфу, чтобы это звание передавалось из поколения в поколение без перерыва. Ему пожаловали в кормление пять тысяч дворов в Чжо (уезд с центром в городе Чжочжоу пров. Хэбэй). В должности ючэнсяна он самостоятельно умиротворил Шангу (область, земли которой охватывали совр. уезды Исянь, Сяньху и др. в пров. Хэбэй), затем напал на область Дай, заполучил печать чэнсяна княжества Чжао, после чего в роли ючэнсяна и чжаоского чэнсяна совместно с Цзян-хоу и другими покорил Дай и Яньмынь, захватил дайского чэнсяна Чэн Цзуна, исполнявшего должность чэнсяна Го Туна и еще девятнадцать человек в ранге военачальников и чиновников, получающих содержание до шестисот даней зерна.
Вернувшись, он как военачальник прослужил год и семь месяцев телохранителем отца императора - тайшанхуана. Как ючэнсян он нанес удар по Чэнь Си, разгромил Дунъюань. Затем как ючэнсян, следуя за Лю Баном, напал на Цин Бу, нанес удар по его передовым позициям, прорвал две линии обороны и смог разбить армию Цин Бу. За все это он получил в кормление пять тысяч сто дворов в Цюйчжоу с отменой предыдущих дворовых пожалований. Всего он самостоятельно разбил три армии, принудил к сдаче и усмирил шесть областей, семьдесят три уезда, захватил в плен по одному чэнсяну, цзюньшоу, шоусяну, одного исполняющего обязанности чэнсяна, главнокомандующего, двух высокопоставленных военачальников и девятнадцать чиновников с содержанием от двух тысяч до шестисот даней зерна в год.
Потом он заболел и управлять делами не мог. Его сын Цзи по прозвищу Куан был в хороших отношениях с Люй Лу*. Когда же императрица Гао-хоу умерла, высшие сановники решили казнить членов рода Люй. Люй Лу в это время был военачальником и стоял со своими войсками в Северном гарнизоне. Тайвэю [Чжоу] Бо не удалось проникнуть в Северный гарнизон. Тогда он послал людей схватить Ли Шана, заставив его сына Ли Куана заманить Люй Лу*. Люй Лу поверил Куану и вместе с ним отправился на прогулку, а тайвэй Бо, воспользовавшись этим, проник в лагерь и овладел Северным гарнизоном, после чего казнил всех членов рода Люй. В тот год Ли Шан умер. Ему был присвоен посмертный титул Цзин-хоу. Его сын Цзи унаследовал титул хоу. В Поднебесной говорили, что Ли Куан продал друга.
*один из представителей рода императрицы Люй-хоу (сын Люй Ши-чжи, ее старшего брата). Люй Лу служил военачальником и имел титулы Усинь-хоу и Чжао-ван. Его дочь была женой Чжусюй-хоу и сыграла определенную роль в свержении клана Люй.

Ся-хоу Ин
(Тэн-гун)
Жуиньский хоу Ся-хоу Ин был уроженцем Пэй. В Пэй он служил станционным смотрителем. Нередко беседовал с Лю Баном. Вскоре Ся-хоу Ин сдал экзамен на должность уездного чиновника. Иногда Лю Бан, подтрунивая над Ином, обижал его. И нашелся человек, который донес на Лю Бана, бывшего в это время начальником волости. Когда чиновник обижал людей, за это полагалось жестоко карать. Лю Бан заявил, что он нисколько не обижал Ина, и тот это подтвердил. Позднее это дело всплыло вновь, и Ин (непонятно почему) был приговорен к заключению более чем на год и нескольким сотням ударов палками. Из-за этого Ин с Лю Баном временно раздружился.
Но когда в начале своего пути к власти Лю Бан с сотоварищами вознамерился напасть на Пэй, Ся-хоу Ин, будучи уже чиновником уездной управы, стал ему служить. В тот день, когда Лю Бан покорил Пэй и стал Пэй-гуном, он даровал Ину титул цидафу и поставил его главным конюшим (тайпу). Ин последовал за Лю Баном в нападении на Хулин, вместе с Сяо Хэ принудил к сдаче инспектора волости Сышуй, который сдал им Хулин, за что Ину был дарован титул удафу. Он последовал за Лю Баном в походе на циньские войска восточнее Дана, они атаковали Цзиян (уезд на северо-востоке совр. уезда Ланькао пров. Хэнань), взяли Хую, разбили армию Ли Ю под Юнцю (уездный центр, располагался в совр. уезде Ци пров. Хэнань). Поскольку все войска, включая колесницы, сражались мужественно и стремительно наступали, Ину был пожалован чин чжибо (букв. «держащий в руках белую шелковую материю»). В качестве тайпу Ся-хоу Ин постоянно управлял колесницей Лю Бана, сопровождая его в нападении на войска циньского военачальника Чжан Ханя под Дунъэ и Пуяном. Поскольку войска сражались мужественно и, стремительно наступая, разгромили противника, ему был пожалован чин чжигуй (букв. «держащий скипетр» - высший чин сановного лица, установленный в Чу). И в дальнейшем он продолжал управлять боевой колесницей Лю Бана во время ударов по войскам Чжао Би у Кайфына, по войскам Ян Сюна у Цюйюя. В этих битвах Ин лично захватил в плен шестьдесят восемь человек, принудил к сдаче восемьсот пятьдесят солдат противника. В результате этих операций получил собственную печать. После этого в качестве колесничего Лю Бана последовал за ним и далее в битвах против циньской армии восточнее Лояна. Поскольку войска и колесницы сражались ожесточенно и стремительно, титул Ина был изменен на Тэн-гун. Он и далее постоянно вел боевую колесницу, сопровождал Лю Бана в наступлении на Наньян, в битвах под Ланьтянем (город и уезд на западе одноименного совр. уезда пров. Шэньси. В Ланьтяне располагалась известная горная застава Ланьтяньгуань) и Чжияном (города и уезд в окрестностях циньской столицы в вост. части совр. уезда Чанъань пров. Шэньси). Поскольку войска и колесницы сражались ожесточенно и стремительно, они достигли Башана. Когда туда же прибыл Сян Юй, он покончил с Цинь. Лю Бан сделал Ся-хоу Ина лехоу, присвоив ему титул Чжаопин-хоу. Но по-прежнему исполняя должность тайпу, он сопровождал Лю Бана, вступив с ним в земли Шу и Ханьчжун.
Вернувшись оттуда, Лю Бана покорил три части царства Цинь, и Ин сопровождал его в нападении на Сян Юя. Когда они достигли Пэнчэна, Сян Юй нанес сильное поражение ханьской армии. Лю Бан бежал. По пути он встретил своего сына Сяо и дочь Лу Юань и взял их с собой. Хань-ван очень торопился; лошади его устали, по пятам двигалась погоня. Он несколько раз пинками выбрасывал детей из колесницы, но Ин каждый раз их подхватывал, замедляя ход, чтобы они смогли устроиться у него за спиной. Хань-ван гневался и более десяти раз порывался на ходу казнить Ина. Но в конце концов им удалось избежать опасности и доставить Сяо Хуя и Лу Юань в Фэн.
Прибыв в Инъян, Лю Бан стал собирать свои рассеянные войска, вновь набираясь сил. Он поднес Ся-хоу Ину в кормление земли в Цияне (локализовать не удалось). Ин, как и прежде, управлял колесницей вана в битвах с Сян Юем. Преследуя его, они дошли до Чэнь, в конце концов покорили царство Чу и дошли до княжества Лу. Ину были дополнительно пожалованы земли в Цыши (уезд на юго-востоке совр. уезда Фэньян пров. Шаньси).
Осенью 202 г. до н.э. восстал яньский ван Цзан Ту. Ин сопровождал императора в походе против него. На следующий год Ин, сопровождая Лю Бана, достиг Чэнь, где был захвачен чуский ван Синь. Ину был дополнительно пожалован в кормление Жуинь (уездный центр на территории совр. города Фуян пров Аньхой), ему вручили поуфу, обеспечивающий передачу власти из поколения в поколение не прерываясь. Затем как тайпу он участвовал в нападении на область Дай, достиг Уцюаня (уезд и город в районе совр. города Хух-Хото во Внутренней Монголии) и Юньчжуна и дополнительно получил еще тысячу дворов податных. В дальнейшем сопровождал государя при сражении с армией Хань Синя и хуской конницей возле Цзиньяна, где им было нанесено большое поражение. Тесня противника к северу, ханьцы достигли Пинчэна, где были окружены хусцами и семеро суток пробыли в полной блокаде. Лю Бан послал людей с богатыми дарами сюннуской яньчжи, и тогда шаньюй Модэ открыл ханьцам проход. Выйдя через него, Лю Бан хотел как можно скорее бежать, но Ин упорно ехал медленно, держа со всех сторон лучников, и в конце концов им удалось спастись. За это Ину было дополнительно пожаловано в кормление тысячу дворов в Сияне (уезд и город на ю-в. совр. уезда Тайхэ пров. Аньхой). И вновь в должности тайпу он следовал за Лю Баном. Участвовал в атаке на хускую конницу севернее горы Цзюйчжу (на с-з. уезда Дайсянь пров. Шаньси), нанеся ей сильное поражение. Поскольку он в качестве главного конюшего принимал участие в атаке на хускую конницу, имел больше всех заслуг южнее Пинчэна и трижды врывался на вражеские позиции, в завоеванных поселениях ему было пожаловано пятьсот дворов. За то, что он как тайпу при ударе по армии Чэнь Си и Цин Бу и успешно держал оборону, и отбрасывал противника, ему пожаловали еще тысячу дворов. В качестве основного пожалования Ся-хоу Ину было определено в кормление шесть тысяч девятьсот дворов в Жуине, а все остальные пожалования изъяты.
С того времени, когда государь поднял восстание в Пэй, Ин постоянно исполнял обязанности тайпу вплоть до кончины Лю Бана. В должности тайпу он стал служить императору Сяо Хую. Сяо Хуй-ди и императрица Гао-хоу чтили Ина за то, что он спас Сяо Хуя и Лу Юань в окрестностях селения Ся (поселение на территории совр. уезда Даншань пров. Аньхой). Они пожаловали Ся-хоу Ину лучшую резиденцию к северу от императорских дворцов, именовали его «близкий к нам», чтобы почтить и выделить его. Когда же Сяо Хуй-ди умер, Ин продолжал служить в должности тайпу императрице Гао-хоу.
После кончины Гао-хоу по прибытии Дай-вана Ин как главный конюший вместе с Дунмоу-хоу вошел во дворец, чтобы отстранить от власти малолетнего императора. Они возвели Дай-вана на престол в качестве императора Сяо Вэнь-ди. Ин продолжал оставаться тайпу. Через восемь лет он скончался. Ему был присвоен посмертный титул Вэнь-хоу. Его сын И-хоу Цзао, пробыв хоу семь лет, умер. Князем стал его сын Гун-хоу Сы, который скончался через тридцать один год, а его сын По-хоу женился на принцессе Пинъян и княжил девятнадцать лет. На втором году правления юаньдин (115 г. до н.э) он был уличен в преступной связи с наложницей - рабыней отца. Покончил с собой. Владение его было упразднено.

Гуань Ин

Цинъинь-хоу Гуань Ин был торговцем шелковыми тканями в Суйяне (уездный центр, бывшая столица княжества Сун, на юге совр. уезда Шаньцю пров. Хэнань). Когда Лю Бан достиг Юнцю, погиб Сян Лян, Лю Бан вернул свое войско в Дан. Вначале Гуань Ин в должности чжунцзюаня (приближенный государя в Цинь и Хань, выполнявший обязанности секретаря - шэжэня или ечжэ) сопровождал Лю Бана в наступлении и разгроме войск воеводы области Дунцзюнь в Чэнъу и циньских войск в Ганли. За участие в ожесточенных боях ему было пожаловано звание цидафу. Сопровождая и далее Лю Бана, он положил немало сил при наступлении на циньские войска южнее Бо, у Кайфына, Цюйюя. За это ему было даровано звание чжибо и титул Сюаньлин-цзюнь. Гуань Ин сопровождал Лю Бана в наступлении на запад от Янъу (на территории совр пров. Хэнань в 50 км на северо-запад от Даляна), достиг Лояна и участвовал в разгроме циньской армии к северу от Ши (локализовать не удалось). Двигаясь к северу, ханьцы захватили переправу через Хуанхэ, двигаясь к югу, разбили войска Ци, оборонявшие Наньян с востока до Янчэна, тут же захватив всю область Наньян. Двигаясь на запад, они вступили в пределы заставы Угуань, вели битву за Ланьтянь. В эти сражения Ин вложил много сил, и по достижении Башана, ему был дарован чин чжигуй и титул Чанвэнь-цзюнь.
Когда Лю Бан был поставлен Хань-ваном, он пригласил Гуань Ина на должность ланчжуна, и в этом качестве тот сопровождал его до вступления в Ханьчжун. В десятом месяце того же года он пригласил его на должность чжунъечжэ. Ин сопровождал Лю Бана при покорении трех частей царства Цинь, при взятии Юэяна, когда принудили сдаться Сай-вана. Вернувшись из этого похода, он участвовал в окружении Чжан Ханя в Фэйцю, но взять город не смогли. Следуя за Лю Баном на восток, они вышли за пределы заставы Линьцзинь, напали на Инь-вана и заставили его сдаться, покорили его земли. Затем атаковали войска Лун Це, одного из военачальников Сян Юя и Сян Та, первого советника княжества Вэй, стоявшие к югу от Динтао, и в жестоких боях разбили их. Тогда Хань-ван пожаловал Гуань Ину звание лехоу и титул Чаньвэнь-хоу, дав ему в кормление земли в волости Дупин (к ю-в. от совр. города Сиань пров. Шэньси).
Затем, оставаясь чжунъечжэ, он сопровождал Хань-вана при взятии Дана, дошел с ним до Пэнчэна. Когда Сян Юй разбил Лю Бана и тот бежал на запад, Гуань Ин вернулся с ваном, и они стали лагерем в Юнцю. А когда восстали ван У и вэйский гун Шэнь Ту, Ин, следуя за Лю Баном, нанес им удар и разгромил. Был взят Хуан (полное название Вайхуан - уездный центр на с-з. совр. пров. Хэнань). На западе собрали войска и стали лагерем в Инъяне. Туда прибыло много чуских конников, и Лю Бану надо было выбрать тех, кто смог бы руководить конницей. Все выдвигали бывших циньских конников - выходцев из Чжунцюаня Ли Би и Ло Цзя как опытных наездников, которые в тот момент уже были сяовэями и могли быть поставлены и командирами конников. Лю Бан намеревался пригласить их, но Ли Би и Ло Цзя сказали: «Мы были подданными Цинь и опасаемся, что войска нам не поверят, мы хотели бы, чтобы эти обязанности исполняли опытные наездники из ваших приближенных». Хотя Гуань Ин был еще молод годами, он имел большой боевой опыт, и его назначили чжундафу, приказав Ли Би и Ло Цзя стать двумя его помощниками - сяовэями, чтобы они, командуя конниками охраны двора, ударили по чуским конникам, стоящим к востоку от Инъяна. И они нанесли им тяжелое поражение.
Затем Гуань Ину было приказано самостоятельно провести рейд по тылам чуской армии, прервать пути их снабжения продовольствием на протяжении от Янъу до Сянъи (в совр. уезде Суйсянь пров. Хэнань). Под Лу конница Гуань Ина нанесла удар по Сян Гуаню, одному из военачальников Сян Юя, и разгромила его. Среди обезглавленных солдат и командиров оказался один юсыма и один командир конников. Затем нанесли удар и разбили войска Чжэ-гуна Ван У, которые располагались на западе княжества Янь. Среди обезглавленных солдат и командиров было пять лоуфаней и один лянъи (Лоуфани - одно из северных племен. Они были искусными наездниками и стрелками). Затем у переправы Байма нанесли удар по военачальнику Хуань Ину, подчиненному Ван У, и разбили его. Среди обезглавленных солдат и командиров оказался один дувэй. После этого в конном строю они переправились на южный берег Хуанхэ, сопроводив Лю Бана до Лояна; они также были посланы на север, чтобы встретить войска первого советника Хань Синя в Ханьдане. Когда Гуань Ин вернулся в Аоцан, он был переведен на должность юйшидафу.
В 204 г. до н.э. Гуань Ин как лехоу, имея в кормлении волость Дупин, получил как юйшидафу повеление возглавить конницу из ланчжунов, отправиться на восток и вернуть цисцев в подчинение первого советника Хань Синя. Ин напал на цискую армию под Лися и разбил ее, его войска захватили в плен командующего их колесницами и конницей Хуа У-шана и еще сорок шесть командиров разного ранга. Он занял Линьцзы и захватил циского шоусяна Тянь Гуана; преследовал циского сяна Тянь Хэна до Ина и Бо (Бо находился на территории совр. уезда Тайань в Шаньдуне), разбил его конные отряды, захватил и обезглавил одного командующего конницей, взял в плен четырех командиров конных частей. Он занял Ин и Бо, нанес поражение войскам циского военачальника Тянь Си в Цянь-чэне (город на территории совр. уезда Гаоюнь пров. Шаньдун.), его воины обезглавили Тянь Си. На востоке, следуя за Хань Синем, атаковал войска Лун Це и Лю-гуна Сюаня в Гаоми. Обезглавил Лун Це, взял в плен живыми одного правого сыма, одного ляньи, десять командиров-лоуфаней, лично захватил военачальника второго ранга Чжоу Ланя.
Когда циские земли были усмирены, Хань Синь объявил себя циским ваном. Он послал Гуань Ина самостоятельно напасть на чуского командующего Гун Гао на севере Лу. Гуань Ин разбил его, затем повернул на юг и нанес поражение цзюньчжану области Се, лично взял в плен одного командующего конницей. Затем Гуань Ин атаковал Фуян, его передовые части вышли к Туну (в совр. уезде Сысянь в Аньхое), на юго-восток от Сясяна (в совр. уезде Суцянь в Цзянсу), захватили Люй, Сюй (в совр. уезде Хуайнин пров. Аньхой.) переправились через Хуайхэ, заняв в этом районе все города и поселки, и достигли Гуанлина (на с-в. совр. округа Янчжоу пров. Цзянсу). Тогда Сян Юй послал Сян Шэна, Се-гуна и Тань-гуна вновь подчинить земли к северу от Хуайхэ. Ин, переправившись через Хуайхэ, повернул на север и ударил по Сян Шэну и Тань-гуну под Сяпэем (селение в совр. уезде Суцянь в Цзянсу) и разбил их, там же обезглавил Се-гуна, захватил Сяпэй, ударил по чуской коннице и разбил ее под Пинъяном, затем заставил капитулировать Пэнчэн, взял в плен государственного советника Сян Та, покорил Лю, Се, Пэй, Цо, Сяо и Сян. Напал на селения Ку (в совр. уезде Луи в Хэнани) и Цяо (в совр. уезде Сусянь в Аньхое), вновь схватил военачальника второго ранга Чжоу Ланя. Соединился с ханьским ваном в волости И. Вместе с ним нанес удар по армиям Сян Цзи под Чэнь и разбил их. Его воины обезглавили двух командиров-лоуфаней, захватили в плен восемь командиров конных подразделений. Ину дополнительно пожаловали в кормление две тысячи пятьсот дворов.
Когда Сян Юй был разбит под Гайся и бежал, Гуань Ин в качестве юйшидафу получил указ возглавить колесницы и конницу и самостоятельно преследовать Сян Юя до Дунчэна (совр. уезд Динъюань пров. Аньхой). Нанес ему еще одно поражение. Пятеро его подчиненных покончили с Сян Юем, и все они получили звания лехоу. (Пять ханьских военачальников - Ван И, Ян Си, Люй Ma-тун и двое других, борясь между собой, расчленили его тело. Позднее эти люди получили титулы хоу)
Гуань Ин заставил сдаться ему цзосыма и юсыма, двенадцать тысяч воинов противника и захватил в плен командиров всех военных чинов. Он занял Дунчэн и Лиян. Переправившись через Янцзы, разбил под Учэном (на правом берегу Янцзы в нижнем ее течении, в пров. Аньхой) войска губернатора области У и, захватив его в плен, покорил У, Юйчжан, Куайцзи. На обратном пути усмирил земли севернее Хуайхэ, всего - пятьдесят два уезда.
Когда Лю Бан был объявлен императором, он дополнительно пожаловал Гуань Ину три тысячи дворов податных. Осенью 202 г. до н.э Ин в чине командующего колесницами и конницей отправился с императором в поход на яньского вана Цзан Ту. В 201 г. до н.э он последовал за государем в Чэнь, захватил чуского вана Хань Синя. По возвращении Ину был вручен поуфу, чтобы власть его потомков не прерывалась из поколения в поколение. Он получил в кормление две тысячи пятьсот дворов в Инъине и титул Инъин-хоу (на ю-в. совр. уезда Юйсянь пров. Хэнань).
В качестве командующего колесницами и конницей Гуань Ин последовал за Лю Баном в нападении на восставшего ханьского вана Синя в Дай, достиг Маи (город в 20 км к северо-востоку от совр. уезда Шосянь в пров. Шаньси), получил повеление самостоятельно принудить к сдаче шесть уездов к северу от уезда Лоуфань. Обезглавил цзочэнсяна области Дай, разбил хускую конницу к северу от Уцюаня. Затем Ин совместно с Лю Баном ударил по хуской коннице Хань Синя под Цзиньяном, воины Ина убили одного военачальника из хуского племени байты. Ин получил повеление принять общее командование колесницами и конницей княжеств Янь, Чжао, Ци, Лян и Чу, чтобы разгромить хускую конницу у Шаши (река в землях лоуфаней, к северу от верхнего течения реки Чжишуй). Они достигли Пинчэна, но там их окружили хусцы. Ин, следуя за государем, вернулся и стал лагерем в Дунъюане.
Далее Ин вместе с государем нанес удар по Чэнь Си, затем получил повеление самостоятельно ударить под Цюйни по войскам хоу Чана, первого советника Чэнь Си, и разбил его, обезглавил самого Би и пятерых его военачальников, занял Цюйни, Луну, Верхний Цюйян, Аньго, Аньпин (на территории совр. пров. Хэбэй: Луну - в уезде Динсянь, Аньго и Аньпин - в уезде Цисянь) и с боями покорил Дунъюань.
Когда восстал Цин Бу, то ранее других выступил Гуань Ин, который в качестве командующего колесницами и конницей нанес удар по одному из самостоятельно ведущих боевые действия военачальников Цин Бу в Сян и разгромил его. Обезглавил второстепенного командира и трех командиров-лоуфаней. Продвинулся далее, атаковал и разгромил войска, руководимые чжуго и дасыма (титулы высокого ранга) Цин Бу. Продвигаясь далее, он разбил войска другого самостоятельно действующего военачальника Цин Бу по имени Фэй Чжу. Гуань Ин лично захватил в плен одного цзосыма, его воины обезглавили десять военачальников низшего ранга. Преследуя противника в северном направлении, Ин вышел к верховьям Хуайхэ. Ему дополнительно пожаловали две тысячи пятьсот дворов.
Когда Цин Бу был разгромлен и Лю Бан вернулся в столицу, он указом установил пожалование Гуань Ину пяти тысяч дворов в Инъяне, исключив все предыдущие пожалования. Ин, сопровождая императора, всего захватил двух чиновников с содержанием в две тысячи даней зерна в год. Самостоятельно разгромил части шестнадцати военачальников, принудив к сдаче сорок шесть городов, усмирил одно княжество, две области, пятьдесят два уезда, захватил двух военачальников, одного чжуго, одного первого советника, десять чиновников, получавших содержание в две тысячи даней зерна.
Когда Гуань Ин вернулся после подавления восстания Цин Бу, умер император. Ин в ранге лехоу служил императору Сяо Хую и императрице Люй-хоу. Когда Люй-хоу скончалась, Люй Лу и другие во главе войск, размещенных в Чанъани подняли мятеж. Циский Ай-ван, узнав про это, поднял армию и двинулся на запад, намереваясь войти в столицу и казнить тех, кто был недостоин титула вана. Главнокомандующий Люй Лу и другие, узнав об этом, послали Гуань Ина во главе армии нанести по нему удар. Дойдя до Инъяна, он стал вести переговоры с Цзян-хоу [Чжоу Бо] и другими, задержав для этого войска в Инъяне, намекнув цискому вану о необходимости покончить с родом Люй. Циские войска прекратили свое продвижение. А когда Цзян-хоу и другие казнили всех представителей рода Люй, циский ван прекратил военные действия и вернулся к себе. Ин тоже прекратил военные действия, вернулся из Инъяна в столицу и вместе с Цзян-хоу и Чэнь Пином поставил Дай-вана императором под именем Сяо Вэнь. Сяо Вэнь-хуанди тогда дополнительно пожаловал Ину три тысячи дворов, а также тысячу цзинь золота, назначив его nайвэем.
Через три года 178 г. до н.э. Цзян-хоу [Чжоу] Бо был освобожден от должности чэнсяна и отправлен в свое владение, а Гуань Ин назначен чэнсяном и освобожден от обязанностей тайвэя. В том же году полчища сюнну вторглись в области Бэйди (занимала с-в. часть совр. пров. Ганьсу и часть совр. автономного района Внутренняя Монголия) и Шан. Чэнсяну Гуань Ину было приказано стать во главе восьмидесяти пяти тысяч конников и ударить по сюнну. Сюнну ушли, но восстал Цзибэй-ван, и император повелел Ину прекратить тогда военные действия. Через год с небольшим чэнсян Ин умер и получил посмертный титул И-хоу.
Княжеское звание получил его сын Пин-хоу Хэ. Пин-хоу умер через двадцать восемь лет, и хоу стал его сын Цян. Но через тринадцать лет Цян совершил преступление, и княжеское владение на два года прервали. В 132 г.до н.э Сын Неба пожаловал внуку Гуань Ина по имени Сянь звание Линьжу-хоу, чтобы тот продолжал род Гуань. Но через восемь лет он был обвинен судом в даче взятки, и владение упразднили.
Я, тайшигун, скажу так.
Я побывал в Фэн и Пэй, расспрашивал старожилов, посмотрел дома, в которых жили Сяо [Хэ], Цао [Цань], Фань Куай и Тэн-гун, глубоко проникся их простотой. Как удивительно было то, что я услышал! Разделывая ножом собак или торгуя шелковыми тканями, разве могли они предположить, что, вовремя уцепившись за хвост бегущего скакуна*, прославятся при ханьском дворе, а благодать их деяний распространится на детей и внуков?! Таковы были времена взлета заслуженных чиновников Гао-цзу, о чем в беседах и поведал мне Та Гуан.
*Сыма Цянь в эпилоге использовал известное выражение фу цзи вэй (досл. «муха, уцепившаяся за хвост бегущего скакуна»). Смысл этого образа указывает на получение известности благодаря другим. Использование Сыма Цянем такого выражения изрядно обесценивает героические биографии основателей Ханьской империи. Возможно, историограф попытался снизить навязанный ему официальный взгляд и откровенно панегирический тон.
202 г. до н.э. - перенос столицы Хань.
Лю Бан намеревался сделать постоянной столицей Лоян, но уроженец княжества Ци - Лю Цзин, а за ним и Лю-хоу (Чжан Лян) убедили государя перенести столицу в Гуаньчжун. В тот же день Лю Бан сел в колесницу и приказал чиновникам перебираться в Гуаньчжун и там строить новую столицу.
- В шестой луне (июнь - июль 202 г. до н.э.) в Поднебесной объявлена общая амнистия.
- В седьмой луне (июль — август) яньский ван Цзан Ту восстал, напал на земли владения Дай и занял их.
Цзан Ту - генерал царства Янь, подчинённый Хань Гуана, получил ещё от Сян Юя в 206 г. до н.э. во владение север провинции Хэбэй, территорию современных городов Пекин и Тяньцзинь.
Лю Бан лично возглавил войска, атаковал его и в 9-й луне захватил Цзан Ту в плен. Остановить восстания это, видимо, не смогло. Это вынудило Лю Бана дополнительно послать Фань Куая на замирение земель Дай. Главный полководец Лу Вань был поставлен Янь-ваном.
- Осенью этого же года восстал Ли Цзи.
Ли Цзи был военачальником у Сян Юя. Когда тот потерпел поражение, Ли Цзи, в то время являвшийся Чэнь-гуном, не последовал за Сян Юем, а бежал и сдался Лю Бану. Тот пожаловал ему в управление область Инчуань, возвел его в ранг хоу. Когда Лю Бан прибыл в Лоян, он вызвал к себе всех хоу, записанных в его списках. Но это испугало Ли Цзи, и он поднял мятеж. Лю Бан вновь встал во главе войск и напал на мятежника. Ли Цзи бежал.
201 г. до н.э. - Лю Бан каждые пять дней являлся к своему отцу Тай-гуну, придерживаясь этикета, который обычно соблюдался в семье между отцом и сыном. Домоправитель усмотрел тут нарушение ритуала. Действительно, парадокс: сын обязан кланяться отцу, но император не должен кланяться слуге. Тай-гуна убеждали: “На небе не бывает двух солнц, на земле не бывает двух государей. Если поступать так, то величие и власть императора поколеблются”. В следующий раз, когда Лю Бан приехал навестить отца, Тай-гун, держа в руках метелку, встретил сына у ворот и, разметая дорожку, стал пятиться назад*. Лю Бан, сильно встревоженный (не сошёл ли отец с ума), сошел (извините за тавтологию) с колесницы и поддержал Тай-гуна под руки. Но Тай-гун сказал: “Император — это владыка людей, как же вы можете из-за меня нарушать законы Поднебесной?!”. После этого Лю Бан дал Тай-гуну титул Тайшан-хуана. Но совет домоуправителя ему понравился и он подарил тому пятьсот цзинь золота (около 129 кг, вероятно, преувеличено).
*Высокая степень почтения к знатному гостю при встрече его у себя дома требовала взять в руки метелку и, пятясь назад, осторожно разметать перед ним дорожку, да так, чтобы метелка прикрывалась широким рукавом халата, чтобы не обеспокоить гостя. Так поступил и отец Лю Бана.
- В двенадцатой луне (январь — февраль 201 г.) кто-то донес императору о готовящейся смуте, сообщив, что чуский ван Синь задумал поднять мятеж. Император стал советоваться с приближенными (как-никак полководец Победы, спаситель императора), и те выразили желание напасть на бывшего лучшего полководца. Но Лю Бан принял план Чэнь Пина, сделал вид, что выезжает на озеро Юньмэн, а сам собрал владетельных князей в Чэнь. Синь вообще-то не собирался восставать, его виной было лишь то, что он приютил друга Чжунли Мэя, некогда воевавшего с Лю Баном. Просто был признан потенциально опасным. Он приехал (с отрезанной головой Чжунли Мэя) и тут же был схвачен. И была объявлена общая амнистия по всей Поднебесной.
- Сановник Тянь Кэнь принес поздравления Лю Бану и, расписал чисто природную неприступность Гуаньчжуна (Если на его границах появится тьма людей с оружием, то Цинь достаточно выставить только двух против каждой сотни). И очень плодородна. Но и у области Ци есть тучные земли в Ланъе и Цзимо, на юге у него твердыни горы Тайшань, на западе у него берега мутной Хуанхэ, а на севере имеются выгоды Бохая. "Только ваш родной сын или младший брат может быть послан управлять Ци и никто другой!”. Лю Бан ответил: “Правильно!” — и пожаловал Тянь Кэню пятьсот цзинь золота. Так он начал менять назначенных князей на своих родственников.
- Прошло чуть больше десяти дней, и Лю Бан вновь пожаловал Хань Синю титул Хуайинь-хоу (заговор был какой-то хилый, а полководец заслуженный), но лишил его реальной власти. Лю Бан разделив его земли на два владения. Половину княжества Чу к востоку от Хуайхэ он отдал военачальнику Лю Цзя. Своего младшего брата Цзяо он поставил править землями западнее реки Хуайхэ. Своего сына Фэя сделал циским ваном и отдал ему в управление семьдесят с лишним городов. А бывшего вана Чу, арестованного и прощённого Хань Синя переселил в Тайюань (в столицу, под почётный надзор).
200 г. до н.э. - сюнну напали на Китай.
А кто они такие?
Они вот такие (хотя, вероятно, художник рисовал вовсе не сюнну, а. похоже прото-венгров, угров):

увеличить
Удивительно синхронно родились китайская империя земледельцев-горожан и империя скотоводов-кочевников. Более двух тысячелетий уже существовало китайское государство, обладавшее письменностью. И из самых первых надписей, дошедших до нас, известно о нападениях кочевников. В основном упоминаются жуны. Что интересно - они, вероятно, вообще были не монголоиды, китайцы их проклинали, как "рыжеволосых дьяволов". Индоевропейцы, хорошо освоивших конную жизни где-то на север от Ассирии и доскакавшие до Хуанхэ. Но сплочения у них не наблюдалось. Китайцы обычно отбивали вторжения, но сами были не столь мобильны и предпочитали применить своё китайское искусство - строить укрепления невероятно быстро и трудиться круглосуточно. Наконец, стали строить сотнекилометровые стены.
О названии.
Сунну и хунны - это одно и тоже. Часто их называют "хусцы" или "ху". А гунны, которые пригнули Европу через 6 столетий, совсем иной народ. За 6 веков произошла большая подвижка племён, кочевники в совместных войнах очень легко перемешивались, а осёдлые народы называли их на свой лад совершенно по разному. Вероятно, самоназвание народа произошло от слова "хун" - человек.
Первым подробно и внятно описал кочевников Сыма Цянь (глава 11):
Родоначальником сюнну был потомок рода Ся-хоу по имени Чунь-вэй*. Еще до времени Тана и Юя имелись племена шаньжун, сяньюнь, сюньюй, которые жили на землях северных мань и вместе с пасущимися стадами кочевали с места на место. В их стадах больше всего было лошадей, крупного рогатого скота и овец, а из редких животных - верблюды, ослы и мулы, а также лошаки, низкорослые дикие лошади и куланы. Они передвигались в поисках воды и травы, у них не было обнесенных стенами городов и постоянного места для жилья, они не занимались обработкой полей, однако у каждого имелся отведенный ему участок земли. У сюнну не было письма, и все договоры заключались в устной форме. Мальчики у них умеют ездить верхом на козлах, стрелять из лука в птиц и мышей; юноши постарше охотятся на лисиц и зайцев для употребления их в пищу. Зрелые мужчины, которые в состоянии натянуть лук, все становятся конными латниками. Согласно их обычаям, в спокойное время они следуют за скотом, обеспечивая свое существование охотой на птиц и зверей; в тревожное время их люди занимаются военными делами, совершая набеги; таковы их природные свойства. Из оружия дальнего боя у них имеются луки и стрелы, из оружия ближнего боя - мечи и короткие копья с железной рукояткой. Если сражение складывается для них благополучно, они продвигаются вперед, а если неблагоприятно, то отходят, причем не стыдятся и бежать. Если видят в чем-то выгоду для себя, то не обращают внимания на правила поведения и приличия. Все они - от правителя до рядового - питаются мясом домашнего скота, одеваются в его шкуры, носят шубы из войлока. Взрослые и сильные мужчины едят самое жирное и лучшее, старые едят то, что остается. Они ценят мужество и силу, с пренебрежением относятся к старым и слабым. После смерти отца сыновья берут в жены мачех, после смерти братьев женятся на их женах. Согласно обычаям, они не табуируют имен, у них нет фамилий и прозвищ.
*Чунь-вэй в иньский период (II тыс. до н. э.) бежал и переселился на север, а комментатор Ин Шао сообщает, что в иньском государстве эти северные племена назывались сюньюй и лишь позднее стали именоваться сюнну.
А также следует напомнить, что согласно китайским традициям, вся цивилизация началась в Поднебесной, все прочие народы образовались путём смешивания китайцев с дикарями.

Три рода - Хуянь, Лань и позднее Сюйбу - считались у сюнну самыми знатными. Ставка самого шаньюя располагается напротив областей Дай и Юньчжун. Каждый род располагает своим участком земли, где кочует со своими стадами в поисках травы и воды.
В первой луне каждого года все предводители съезжаются на малый сбор в ставку шаньюя и приносят жертвы, в пятой луне съезжаются на большой сбор в Лунчэне (некий могильник к югу от ставки, "Драконово городище"), где приносят жертвы предкам, Небу и Земле, духам людей и небесным духам - гуй-шэнь. Осенью, когда лошади откормлены, вновь съезжаются на большой сбор в Дайлине, подсчитывают и сверяют количество своих людей и домашнего скота. Согласно их законам, всякий без причины извлекший из ножен меч хотя бы на один чи (27 см), подлежал казни, у виновного в краже отбиралось все его имущество и семья. За мелкий проступок били палками, за крупное преступление предавали смерти. Срок тюремного заключения не превышал десяти дней, а во всем сюннуском государстве число заключенных не превышало нескольких человек. По утрам шаньюй выходит из своего шатра и совершает поклон в сторону появляющегося солнца, вечером совершает поклон луне.
Когда он садится, главной стороной считается левая, а обращен он лицом к северу (строго наоборот, чем у китайцев). ... Когда умирает правитель, то вместе с умершим хоронят его любимых слуг и наложниц, их число достигает нескольких сотен или тысяч человек (Сыма Цянь преувеличил). Затевая поход или другое какое большое дело, сюнну учитывают положение звезд и луны. Когда наступает полнолуние, ведут сражения, при ущербной луне отводят войска. Тому, кто во время наступательного боя отрубит голову неприятеля или возьмет его в плен, жалуется чара вина, вся захваченная добыча передается этому воину, а взятые в плен становятся его рабами. ... Они искусны в том, что, заманив в ловушку врага, обрушиваются на него неожиданно. Завидев противника, они устремляются за добычей, подобно стае диких птиц, а попадая в трудное положение и терпя поражение, они рассыпаются, подобно битой черепице, и рассеиваются, подобно облакам. К тому, кто из боя привезет тело убитого воина сюнну, переходит все личное имущество погибшего
.
В 221 г. до н.э. Ши Хуанди объединил Китай в первую империю (если не считать императоров мифических). А у кочевников-сюнну в 220 г. до н.э. появился первый шаньюй, известный по имени*.
* Не совсем так. Некоторые, ещё из II тыс. до н.э., известны, например, Шуньвэй. Однако китайцы не увлекались этнографией. Сюнну, якобы, обитали на границах с незапамятных времён, то усиливаясь, то распадаясь. На самом деле там сменилось множество разных племён, без государственности кочевники и ста лет не останутся в том же месте в том же виде.
Составитель Бань Гу, располагая большим количеством источников, чем Сыма Цянь, дополнил это место так: «Сюннуский шаньюй происходил из рода Луаньди, в его царстве он носил титул Чэнлигуду-шаньюй, причем сюнну именовали Небо словом Чэнли, а сына называли гуду. Сам титул шаньюй означал «обширный», что должно было указывать на то, что носитель титула был «велик, подобно Небу»». Короче, сын Неба, как и китайский император.

Его звали Тоумань. Конечно, он был не первым шаньюем, но более ранних не известно. Кочевое государство было большое, но всё же не всесильное. Его теснили юэчжани, дунху и китайцы, завоевавшие огромный район - Ордос (большую излучину Хуанхэ).



За этот район и была война... и много других войн

В 215 г. до н.э. имперские войска Цинь под командованием Мэн Тяня отбросили сюнну далеко на север.



Бюст Модэ в г. Пынарбаши, Турция

Сыма Цянь рассказывает правдоподобную историю-легенду:
Будучи подговоренным своей второй женой, Тоумань отдал своего старшего сына Модэ (или Маодунь на китайский лад) в заложники к юэчжам. После чего на них напал. Юэчжи по неписанным законам степи обязаны были убить заложника, но слуга предупредил Модэ. Тот захватил коня и прискакал в родное кочевье.
Такое событие произвело впечатление на соплеменников и Тоумань был вынужден поставить его во главе войска в 10 тысяч всадников.
Модэ стал обучать воинов. Он взял свистящие стрелы (кочевники использовали для сигналов стрелы с глиняными свистульками - минди) и приказал воинам стрелять в том направлении, куда пустит стрелу он. Невыполнение приказа каралось смертью. Однажды внезапно он пустил стрелу в любимого коня, а тем, кто не выстрелил, приказал отрубить головы. Потом он выстрелил в свою любимую жену, а нестрелявших - обезглавил. Потом выстрелил в коня отца, а потом и в отца. Нестрелявших уже не было. Потом он убил мачеху и брата, всех несогласных и стал правителем (шаньюем) сюнну в 209 году до н. э.
Легенда вряд ли сильно коррелирует с действительностью. Скажем, ясно, что Сыма Цянь пересказывает эпос кочевников, а не китайские документы. Для китайцев отцеубийство - совершенно немыслимое преступление, как минимум столь равнодушно, без прикрас, они бы это не описали. Модэ был молод, гарема у него не было и полагалась ему одна жена, причём из знатного рода. И уж род (свой или соседнего племени) этого бы не простил. Да и головы рубить, не став правителем, он не мог. Ни о каких жестокостях в последующие 35 лет правления, неизвестно, скорее, наоборот.
Между тем...
А соседи, племена дунху были сильны и процветали. Узнав, что Модэ убил отца и занял его место, они потребовали отдать коня Тоуманя, "тысячеливого" (который мог пробежать в день тысячу ли, более 500 км). Модэ стал советоваться. со своими подданными. Все они сказали: "Это сокровище отдавать нельзя!" Моде сказал: «Разве можно соседям жалеть одного коня?» И отдал. Тогда дунху через какое-то время снова послали гонца и сообщили, что они хотели бы заполучить одну из жен шаньюя. Модэ опять спросил у приближенных, и все они с негодованием заявили: «Дунху не знают правил поведения и поэтому требуют у вас яньчжи. Предлагаем напасть на них». Модэ на это ответил: «Разве можно, живя по соседству с другим государством, пожалеть для него одну женщину?» И он отдал свою любимую жену дунху. Правитель дунху, решив, что сюнну прогибаются под него и слабы, вторгся на западе в земли сюнну. Между сюнну и дунху лежали заброшенные земли, которые на протяжении более тысячи ли не были заселены. Дунху заявили: «Заброшенные земли, ... сюнну не в состоянии достичь, мы хотели бы владеть ими». Модэ опять спросил своих советников. Их мнения разошлись. Некоторые предложили отдать ненужные земли ради мира. Модэ в страшном гневе пояснил: «Земля - это основа государства, разве можно отдавать ее!» И он отрубил головы всем, кто советовал отдать эти земли. Потом Модэ сел на коня, приказав рубить головы всем, кто запоздает явиться к назначенному сроку на сбор, и затем, двинувшись на восток, неожиданно ударил по дунху. Дунху не были готовы к нападению. Модэ разгромил их и убил их предводителя, взяв в плен множество людей, скота и имущества. Возвратившись, Модэ немедленно напал на западе на племена юэчжи. С этого времени началась длительная война между сюнну и юэчжами, подробности которой нам неизвестны.
Около 205-204 гг. Модэ покорил ордосские племена лэуфань и баянь и совершил первые набеги на Китай, где только что пала династия Цинь и свирепствовала гражданская война. Он полностью вернул сюннуские земли, отобранные у них циньским Мэн Тянем, и установил с Хань границу по прежней укрепленной линии к югу от Хуанхэ, достигнув городов Чжаоно и Фуши (Фуши - в совр. уезде Суйдэ пров. Шэньси), после чего вторгся в земли Янь и Дай. В это время Лю Бан сражался с войсками Сян Юя. Модэ получил возможность усилиться; у него набралось более трехсот тысяч лучников.
Сюнну на севере подчинили племена хуньюй, цюйшэ, динлин, гэкунь и синьли. С тех пор вся сюннуская знать и высшие сановники покорились Маодуню, посчитав его мудрым правителем.
Историкам известно лишь о динлинах и гэкунях. Динлины - тюркоязычный народ, в первой половине I тысячелетия н. э. располагались на обширных площадях от Байкала до Алтая. Гэкуни, или цзянькуни, считаются предками современных киргизов, занимали район Верхнего Енисея.
Модэ объединил 24 сюннских рода и создал державу, настолько сильную, что китайцы сравнивали её со Срединной империей.
В 203-202 гг. до н.э. Модэ вел войну на северной границе, где подчинил владения: хуньюй - племени, родственного сюнну, кюеше - кипчаков (динлинского племени, обитавшего на север от Алтая), их восточных соседей - динлинов, живших на северных склонах Саян, от верхнего Енисея до Ангары, гэгунь - киргизов, занимавших территорию Западной Монголии, около озера Кыргызнор, и неизвестного народа цайли.
Короче, дошёл до Байкала и дальше:


В 200 г. до н.э. - (см.подробнее) вторжение в Китай, окружение императора, отвод войск. Однако многие князья - Чэнь Си, Хань Синь, Лу Вань и др. переходили на сторону сюнну со всеми войсками. Тут вообще-то ситуация для нас привычная - "наших военнопленных нет, есть предатели". И погибнуть в бою или быть казнённым в случае сдачи - выбор невелик. Или появляется информация, что император князем недоволен. Очень недоволен. Надо бежать, пока голова на плечах. Многие выбирали путь измены императору - сюнну вообще-то нуждались в военных специалистах.
Мадэ мог постоянно нападать и грабить земли Дай, пока ханьцы воевали с мятежниками. И Лю Цзин в 198 г. до н. э. предложил признать государство сюнну равноправным с Поднебесной империей. Но этого мало (кочевники и без этого не чувствовали себя ущербными). Дать подарки (фактически - дань): шаньюю в жены принцессу из императорского рода и ежегодно посылать сюнну определенное количество хлопка и шелка, вина, риса и других продуктов питания и договориться с ними об установлении братских отношений. В результате был заключен договор о мире, основанный на родственных отношениях. После этого Модэ несколько сократил свои набеги на ханьские земли. Однако перебежчики имели свои войска, куда охотно входили и сюнну и продолжали воевать, пока их не перебили.
В 195 г. до н. э. Лу Гуань, князь Янь перебежал к сюнну и разграбил земли на восток от Шангу. В этом же году скончался император.
В 192 г. до н. э. Модэ прислал императрице Люй Чжи письмо с предложение о браке (ну, положено так у сюнну - назвался братом, надо взять вдову в жёны).
…сирый и дряхлый государь, рождённый посреди болот, возросший в степях между лошадьми и волами, ... Государыня одинока на престоле; сирый и дряхлый также живёт в одиночестве...и т.д. - об этом казусе позже.
Для китайцев это было... Ну, неслыханным, непроизносимым оскорблением. Переписка была засекречена на 1000 лет и опубликована лишь в X веке. Генерал Фань Куай обещал императрице уничтожить сюнну, если ему дадут 100 тыс. войска. Цзи Бу напомнил, что Фань Куай когда-то имел 320 тысяч, но не спас область Дай, надо бы за такое отрубить голову. Императрица приказала Чжан Цзэ написать ответ (в тонких дипломатических выражениях), что она уже стара для брака с Модэ. Шаньюй был доволен столь вежливым отказом и в 179 г. до н. э. подтвердил договор мира и родства.
Модэ соблюдал мир с Китаем тоже. Причиной тому было отнюдь не его миролюбие. На западной границе не прекращалась упорная война с юэчжами, подробности которой в наших источниках не отражены. Модэ легко победил дунху и саяно-алтайские племена, но война с западными кочевниками была тяжёлой. Модэ, не желая распылять силы, оставил в покое Китай.
Вэнь-ди (император Хань) в 177 г. до н. э. подтвердил договор мира и родства с шаньюем. Но в том же году один из приграничных князей сюнну напал на Ордос, против него император послал министра Гуань Ина с войском 85 тыс. конницы и колесницы, но сюнну без боя уже ушли в степи. А в Тхайюани взбунтовался Цзи Бэй Ван, император срочно отозвал войска с севера для подавления мятежа.
В 176 г. до н. э. Модэ прислал императору письмо, написанное по-китайски, в котором сообщалось, что нападения сюнну были спровоцированы злоупотреблениями китайских чиновников, но Чжуки-князь всё равно не прав и теперь его послали воевать с юэчжами, он их победил и прощён, конфликт есть недоразумение и больше не повторится. Вместе с письмом Модэ прислал верблюда, двух верховых лошадей и восемь запряженных. Министры сказали, что это письмо похоже на предупреждение, так как Модэ сообщил о силе сюнну и разгроме юэчжей, поэтому сейчас воевать с сюнну не следует. В 174 г. до н. э. император отправил шаньюю письмо, где говорил о том, что прощает сюнну, желает мира с Модэ и отправляет: роскошную одежду, золотые украшения, 10 кусков шёлка, 30 кусков камки, 40 кусков тёмно-малиновой и зелёной шёлковой ткани.
В 174 году до н. э. Модэ скончался.


увеличить

200 г. до н.э - Этот поход сюнну - один из крупнейших, но он поражает тем, насколько неглубоко могли проникнуть хунны в Китай. Вся кампания развернулась в Шаньси: города Маи и Пинчэн лежали в 90 и 40 км от границы, а Цзиньян (современный Тайюань) в 250 км. Под Пинчэном у деревни Байдын сосредоточились все военные действия.
Итак, хань-сюннуйская война...
В 201 году до н. э. Лю Бан назначил князя Хань Синя-2 правителем области Дай (Шаньси, округ Синьчжоу) со столицей в Маи (резиденция Хань-Синя). В 20 км к северо-востоку от совр. уездного т. Шосянь в пров. Шаньси). Модэ осадил Маи и Хань Синь вынужден был сдаться. По китайской традиции, сдача равнялась измене и означала переход в подданство победителя. Никакие обстоятельства не извиняли сдавшегося, так как предполагалось, что он мог бы покончить жизнь самоубийством, а раз этого не сделал, то изменил долгу. Поэтому для князя Хань Синя все пути отступления были отрезаны, и он стал верно служить новому хозяину. Сюнну двинулись на юг и, перейдя хребет Гэучжу, зимою 200 г. осадили Тхайюань (Тайюань, к северо-западу от чжаоской столицы Ханьданя) и подошли к столице северной Шаньси - городу Цзиньян.
Сюнну послали сянь-ванов (Цзосяньван и юсяньван, досл. «левый и правый достойный ван» - высшие титулы хуской знати) во главе более десяти тысяч всадников, которые вместе с войсками Ван Хуана и других, расположившись лагерем к югу от Гуанъу, подошли к Цзиньяну и вступили в бой с ханьскими войсками. Ханьские войска нанесли им сильное поражение и преследовали до Лиши, где вторично разбили их.



Генштабисты решают стратегические задачи
кадр из фильма

Сюнну снова сосредоточили войска к северо-западу от уезда Лоуфань, тогда император приказал колесницам и коннице напасть на сюнну и разбить их. Сюнну постоянно терпели поражения и отступали, а ханьские войска, пользуясь одерживаемыми победами, преследовали их. Обычная тактика степняков - притворное отступление.
Стояла зима, сильно похолодало, шли дожди и снег, и в каждой десятке ханьских солдат у двух или трех человек оказались обмороженными пальцы. Модэ стал отступать, а китайская армия (якобы 320 тысяч человек, почти все пешие) гналась за ним. Конечно, число воинов у китайцев было в разы меньше, обслуга, в основном пешие носильщики, составляла от половины до 4/5 войска.
"Под городом Пин Пьхин-чен (Пинчэн)
подлинно было горько:
семь дней не имели пищи,
не могли натягивать лука"

(песня)

Лю Бан с отборной конницей оторвался от пехоты и первым достиг Пинчэна. Разведка подвела императора.
Спрятав отборные войска, упитанных быков и лошадей, сюнну выставили напоказ старых и слабых мужчин и истощенный скот. Разведчики, которых было около десяти человек, вернулись и доложили, что на сюнну можно нападать (все они были потом казнены). Император поручил Лю Цзину подтвердить данные разведки. Вернувшись, Лю Цзин заявил: «...сюнну, очевидно, хотят продемонстрировать свою слабость, спрятав отборные войска, способные добиться успеха. Я полагаю, что на сюнну нападать не следует». В этот момент ханьская армия уже преодолела Гоучжу (горы на северо-западе совр. уезда Дайсянь пров. Шаньси), уже подходили более двухсот тысяч солдат. Лю Бан разгневался и, ругая Лю Цзина, воскликнул: «Этот циский раб благодаря своему языку стал чиновником, а сейчас безрассудными словами вставляет палки в колеса нашей армии». Лю Цзина заковали в кандалы и отправили в Гуанъу (уездный центр на юго-западе совр. уезда Дай пров. Шаньси).
У возвышенности Байдын (в 5 км на ю.-в. от города Пэнчен, ныне Датун) превосходящие силы сюнну окружили Лю Бана. В течение семи суток ханьские войска не могли оказать осажденным ни военной помощи, ни помощи продовольствием (в 5 км от города!). Что касается сюннуских всадников, то на западной стороне все они были на белых лошадях, на восточной стороне - на сивых лошадях, на северной стороне - на вороных скакунах, на южной стороне - на каурых. (Модэ демонстрировал дисциплину и управляемость войском.)
Когда стало понятно, что помощь не придёт, Лю Бан приказал ценности сжечь и идти на прорыв. Но ему посоветовали не спешить. К яньчжи (главной супруге) Модэ был направлен посол с богатыми дарами. ... и она тогда сказала Маодуню: «Вы, два правителя, не мешаете друг другу. Если даже вы, шаньюй, захватите ханьские земли, вы в конце концов все равно не сможете на них поселиться. Кроме того, ханьский ван пользуется покровительством духов. Вам, шаньюй, следует об этом подумать».
Насколько повлияла жена на Модэ - неизвестно. У него тоже были проблемы. Его армия, якобы, 400 тысяч, конечно, миф. (историки подсчитали - в той впадине, где было войско, они просто не поместятся). Модэ условился с Ван Хуаном и Чжао Ли, военачальниками Хань-Синя-2, о сроках соединения войск, но ни Ван Хуан, ни Чжао Ли к сроку не прибыли, и Модэ стал подозревать их в том, что они вступили в сговор с ханьцами. Некоторые из советников Модэ предлагали перебить окружённый отряд китайцев и императора тоже, но Модэ ответил: «Глупцы, зачем нам убивать этого китайского царя – они выберут себе нового. Пусть он живет. Ведь основные силы китайцев ещё в пути, мы с ними еще не воевали»
Он снял в одном месте окружение ханьских войск. Тоже неясный момент. Именно в этот день был густой туман. А может быть, луна была в ущербе, когда сюнну не воюют? Лю Бан не доверял никому и приказал своим воинам, держа в руках натянутые луки с двумя стрелами, нацеленными в сюннусцев, выходить в открывшийся проход. Он было начал торопить коней, но его возница Тэн-гун не выполнил приказа, сказав, что кочевников надо держать под прицелом, они не любят лезть под стрелы, а бегством можно их спровоцировать. Так неспешно и добрались до Пэнчена, где соединились с основными силами армии. Мне особенно интересно, что сделал Лю Бан с военачальниками, не сумевшими ему помочь.
Модэ отвёл свои войска. Ханьцы тоже отвели свою армию и прекратили военные действия. Лю Бан послал Лю Цзина заключить с сюнну мирный договор.
Хань-ван Синь стал военачальником у сюнну, а Чжао Ли, Ван Хуан и другие перебежчики неоднократно нарушали договор, вторгаясь и грабя земли областей Дай и Юньчжун.
Во второй луне (март — апрель 200 г.) Лю Бан вышел из Пинчэна, миновал земли владения Чжао, проехал Лоян и прибыл в Чанъань. Дворец Чанлэгун был уже завершен постройкой, и высшие сановники, начиная от первых советников, переехали в Чанъань и стали управлять отсюда.
Лю Бан приказал Фань Куаю остаться и усмирить земли владения Дай. Он поставил своего старшего брата Лю Чжуна Дай-ваном. Но он скоро бросил свое владение и бежал, самовольно вернувшись в Лоян, за что был низведен в ранг хоу с титулом Хэян-хоу.


увеличить
199 г. до н.э. - войска Лю Бана на востоке напали на остатки сил мятежников Хань-Синя-2, находившихся в Дунъюане (главный город уезда находился к югу от совр. уездного г. Чжэндин в пров. Xэбэй).
- Первый советник Сяо Хэ стал строить дворец Вэйянгун по своим планам, воздвигнув восточные и северные ворота, передний дворцовый зал, оружейные склады и огромные кладовые. Когда Лю Бан возвратился из похода и увидел грандиозные дворцы и арки ворот, он рассердился и сказал Сяо Хэ: “Поднебесная еще продолжает бурлить, много лет подряд идут тяжелые войны, на чьей стороне будет победа или поражение, еще неизвестно, как же можно строить столь огромные дворцы и палаты!”. Сяо Хэ ответил: “Именно потому, что Поднебесная еще не успокоена, следует, не откладывая, построить дворцы и палаты. ... без величественных и роскошных зданий, как показать свое могущество и влияние? Кроме того, не следует предоставлять вашим потомкам возможность создать нечто, еще более величественное”*.
* Комплекс дворцов, Вэйянгун ("Дворец бесконечного") располагался в юго-западной части Чанъани (в 8-10 км от совр. Сиани). Весь дворцовый комплекс постепенно был обнесен стеной длиною почти 11 км, с массивными воротами в ней. Всего насчитывалось 43 дворцовых здания, описания которых сохранились в исторической литературе.
198 г. до н.э. - По пути в Дунъюань Лю Бан проезжал Божэнь, где прежний советник княжества Чжао Гуань Гао и другие задумали убить его, но Лю Бан, не остановился на ночлег в Божэнь (Божэнь — название уездного города к западу от совр. уездного г. Таншань в пров. Хэбэй. Перед ночевкой Гао-цзу спросил о названии места, которое от ассоциировал с иероглифами бо жэнь — “вредить людям” и из-за этого якобы не остался ночевать, и тем избежал гибели).
Однако есть и другая версия (у того же Сыма Цяня):
Лю Бан отправился карать очередных мятежников в Дай. Когда он проезжал Чжао, чжаоский ван Чжан Ао лично прислуживал государю во время приема пищи, проявляя к нему необычайное уважение, а Лю Бан в это время сидел на циновке, раскинув ноги, и поносил его*. После этого чжаоский сян У и еще несколько десятков приближенных в гневе заявили Чжао-вану: «Вы прислуживали государю по всем правилам этикета, а он так к вам отнесся. Мы предлагаем вам взбунтоваться против Лю Бана». Тогда чжаоский ван, сжав пальцы рук так, что из-под ногтей выступила кровь, ответил: «Наш покойный правитель потерял бы свое княжество, если бы не Его величество, а я и остальные превратились бы в жалких червяков. Зачем же вы говорите такое?! Даже и не заикайтесь об этом!» Гуань Гао и другие сказали, что ван (Чжан Ао) «не платит злом за добро», это хорошо, но императора было бы неплохо убить. На них сразу донесли и Лю Бан отдал приказ об аресте всех. Чжао У и другие покончили с собой, и только Гуань Гао сдался. Лю Бан издал указ, в котором говорилось: «Всякий из княжества Чжао, кто осмелится последовать в столицу за своим ваном, будет истреблен в трех поколениях». Тогда Мэн Шу, Тянь Шу и другие, числом более десяти человек, облачились в красные одежды преступников, обрили головы и, надев на шею ярмо каторжника, назвали себя домашними рабами княжеского дома. Так, следуя за чжаоским ваном Ао, они достигли Чанъани. Гуань Гао на допросах показал, что ван не знал о заговоре, и чжаоский ван Ао получил освобождение. Он был понижен в титуле и стал Сюаньпин-хоу, но выступил перед императором и рассказал о Тянь Шу и остальных — всего более десяти человек. Лю Бан всех их призвал к себе, поговорил с ними и нашел, что при ханьском дворе среди его чиновников нет таких, кто мог бы лучше помочь ему в делах, чем эти чжаосцы. Он всех их назначил либо губернаторами областей — цзюньшоу, либо чэнсянами у чжухоу. Тянь Шу сделался начальником области Ханьчжун, которой управлял более десяти лет.
*Император сидел на циновке не как принято — подтянув ноги под себя, а раскинув их, что по-китайски значило «сидеть раскорячившись», чем нарушал все правила придворного этикета, как бы выражая свое презрительное отношение к собеседнику.
А три поколения семей всех заговорщиков были уничтожены.
Кстати, знаете, как появился столь варварский обычай - казнить весь род в трёх поколениях, даже грудных детей, совершенно безвинных? Это тоже китайская специфика жизни и китайский менталитет. В Китае всегда почитали родителей и очень любили (своих) детей. Детей было много, а личная жизнь стоила недорого.
Государство не могло без чиновников, всяких там министров-администраторов. А те не могли не воровать. У всех - дети, внуки, родители. Коррупцию в Древнем Китае смогли победить - её узаконили. Существовала точная такса - кому, сколько и за что. За случай - столько, за невнимание - столько, за внимание - столько, за карьерный рост - столько. Всё пропорционально титулам, рангам и постам. А вот с прочими злоупотреблениями было хуже. Ладно бы - тихое воровство, но часто и мятеж поднимали, чтоб хапнуть всё и сразу. Естественно, ворам и мятежникам рубили головы. Не помогало - успевали конвертировать в золото и зарыть в Поднебесную в заранее оговорённом месте. Собственно, любой чиновник, получая доступ к финансовому ручейку, даже к финансовой луже, заранее знал, что там ему и утонуть. Однако семью до конца дней он обеспечит. Порой казнили без всякого расследования - чиновник, значит, вор. Казнить, поставить чиновником соседа, пока тот разбирается в технологиях и завязывает связи, воровства не будет.
Не помогало ни четвертование, ни сажание попой на росток бамбука, ни полная конфискация имущества - имущество было дёшево. А золото в земле не портилось и не обесценивалось. И дети выкапывали спустя годы, пользовались, делали детей и рвались в чиновники. И даже когда всю семью отправляли на каторгу, не помогало. Амнистии были частым делом. Лю Бан за 7 лет правления несколько раз амнистировал всех. Вот легисты и решили казнить всех наследников. Три поколения. В особых случаях - семь. Собственно, они соучастники уже с рождения - для них же воруют.
Иногда помогало. Но и то не всегда. Как раз в это время на границах Поднебесной появились иные государства - на севере империя сюнну, на востоке - Корея, на юге - китайско-вьетнамские государства. Можно было бежать туда всей семьёй. Что и делали.
Не слишком отличается от нынешней нашей жизни. "Что делают в России?" "Воруют!" И, предупреждённые об аресте, улетают со всеми деньгами на туманный Альбион.

- Лю Бан переселил в Гуаньчжун знатные чуские роды Чжао, Цюй, Цзин и Хуай, а также циский род Тянь*.
*Переселение знатных родов, осуществленное по совету Лоу Цзина, преследовало цель ослабить сопротивление местной аристократии, которая в период падения династии Цинь вновь подняла голову, стремясь к децентрализации власти. Мера эта применялась и Цинь Ши-хуаном, а правители Хань лишь повторили ее.
- завершилось сооружение дворца Вэйянгун, Лю Бан устроил большой пир для владетельных князей и сановников, выставив угощение и вино в переднем зале дворца Вэйянгун. Держа в руках яшмовую чашу (Чжи - круглая чара или чаша для вина, размером примерно до 10 см в диаметре и 7 см в высоту, вмещавшая 3/4 шэна, 250 г)., Гао-цзу провозгласил здравицу в честь своего отца, сказав: “Вначале вы, мой отец, часто считали меня бесполезным человеком, не способным управиться с хозяйством в доме, не похожим в своем усердии на старшего брата Чжуна. Ныне, когда дело, которое я замыслил, завершено, кто больше преуспел — я или Чжун?”. И все закричали “Десять тысяч лет!” и продолжали банкет.
- После поражения при Байдэн ханьский император отказался от военного решения угрозы сюнну. Вместо этого, в 198 году до н.э., придворный Лю Цзин был отправлен на переговоры. В конечном итоге был заключен Договор "мира и родства". Китайцы считали его позорным, но иного варианта не было - опять Хань, не успев окрепнуть, страдала от мятежей. Модэ получил даже не одну, а две китайские принцессы, а его сын и внук - по одной. Кроме того, китайцы должны были ежесезонно поставлять в кочевья продукты цивилизации: рис, вино, шёлк. Причём в оговорённых количествах. Это была самая настоящая дань. Стороны признавали себя равными и китайский император обращался к повелителю варваров "Мой брат". Великая стена стала границей. Этот договор установил закономерность отношений между ханьцами и сюнну в течение примерно 60 лет.
Вино - это понятно, рис - ну, хотя бы кормить китайских жён и приезжих, но зачем варварам шёлк? Был там один советчик, который не советовал Модэ использовать что либо китайское - и пища вредна и в шёлковом халате на коне по степным куширям... На день не хватит. То ли он лукавил, то ли не имел возможность сравнить.
Почему вообще сотни лет шёлк был главным экспортным товаром Китая? Зачем родился Шёлковый путь, за который сражались, отчего шёлк в Древнем Риме был дороже золота? Дело даже не в том, что шёлк нежен, экологичен, красив. Главное - там не заводятся вши, блохи и пр. живность, которая процветала на наших предках. То ли вши не любили шелкопряда, то ли шёлк был для них слишком скользким. И швов и складок почти не было. И суровые воины тоже не прочь были перед боем облачиться в шёлковое исподнее - шёлковые нити не загнивали в ранах, как все прочие материалы.
Однако, Модэ хоть и замирился с китайцами, перебежчиков не выдал и даже поддерживал. Хань Синь по-прежнему возглавлял войско кочевников. Фактически война продолжалась. Хань Синь и его сторонники опустошали северные области Китая.
197 г. до н.э. - в седьмой луне (июль — август 197 г.) отец Лю Бана скончался во дворце Яоянгун. Объявлена амнистия преступникам в Яояне. Лю Бан повелел изменить название города Лии на Синьфэн.*
*отец Лю Бана скучал по родному селению Фэн, поэтому и дали название "новый Фэн" и переселили туда его земляков. Может быть, переименование связано с тем, что близ Лии происходило захоронение Цинь Ши-хуана.
- в восьмой луне (август — сентябрь) первый советник Чжао-вана Чэнь Си поднял восстание в землях Дай. Лю Бан немедленно попытался расколоть восставших, заявив, что виноваты лишь Чэнь Си и Ван Хуан (“…все, кто сумеет покинуть Чэнь Си и Ван Хуана и вернуться, будут помилованы”)
- в девятой луне (сентябрь — октябрь) император лично выступил в поход на восток и напал на восставших. Прибыл в Ханьдань (на юго-западе совр. уезда Ханьдань прав. Хэбэй. В просторечии иногда называется “городом чжаоского вана” — Чжаованчэн). Чэнь Си выставил заслоны на реке Чжаншуй и не пошёл на юг из-за недостатка сил.
Первый советник княжества Чжао подал государю просьбу казнить управителя области Чаншань и их командующего войсками, говоря при этом: «Из двадцати пяти городов области Чаншань из-за мятежа Си утрачены двадцать городов». Лю Бан спросил: «Управитель области и военачальник восстали?» Советник ответил: «Нет, они не восстали». Государь заключил: «Значит, у них просто не хватает сил, чтобы бороться с мятежниками». И он простил их, поручив вновь выполнять обязанности управителя области и войскового начальника Чаншани.
Однако и у Лю Бана не было войск. Занятна такая сценка: Государь спросил Чжоу Чана: «Есть ли в Чжао храбрые мужи, которые могли бы командовать войсками?» Советник ответил: «Есть четыре человека». Когда эти четверо предстали перед государем, он с бранью сказал им: «Разве вы, несмышленыши, можете быть военачальниками?!» Те четверо пристыженно пали ниц. Император пожаловал каждому по тысяче дворов и сделал их военачальниками. Приближенные государя отговаривали его: «Среди тех, кто следовал за вами в Шу и Хань, шел в наступление на Чу, еще многие достойные люди не отмечены должными наградами. За какие же заслуги вы одариваете этих?» Государь ответил: «Этого вам не понять. Ведь когда восстал Чэнь Си, в его руках оказались все земли к северу от Ханьданя, и я послал срочное предписание с птичьим пером, чтобы собрать военные силы Поднебесной, но они еще не прибыли. У меня же в распоряжении только войска, расположенные внутри Ханьданя. Чего же мне жалеть четыре тысячи дворов для этих четырех мужей, если я могу тем самым привлечь к себе сыновей чжаосцев!»
Узнав, что военачальники Чэнь Си (Ван Хуан и Мань Цю-чэнь) в прошлом все были торговцами, император сказал: “Я знаю, что им нужно предложить” — и выделил по тысяче монет Ван Хуану, Мань Цю-чэню и другим, чтобы переманить на свою сторону.



увеличить
196 г. до н.э. - Лю Бан продолжал оставаться в Ханьдане, так как карательные действия против Чэнь Си и его сообщников не были завершены. Военачальник Чэнь Си Хоу Чан, имея свыше 10 тысяч солдат, маневрировал; Ван Хуан стоял лагерем в Цюйни (в 10–11 км к юго-востоку от совр. уездного г. Ваньсянь в пров. Хэбэй). Чжан Чунь, переправившись через Хуанхэ, атаковал Ляочэн (в 7–8 км к северо-западу от совр. уездного города того же названия в пров. Шаньдун). Лю Бан послал военачальника Го Мэна совместно с цискими военачальниками нанести удар по восставшим. Зимой, ханьская армия атаковала и ликвидировала войска военачальников Чэнь Си - Хоу Чана и Ван Хуана - под Цюйни (к юго-востоку от совр. уездного города Вань пров. Хэбэй), разбила Чжан Чуня, под Ляочэном (к северо-западу от одноименного совр. уездного города пров. Шаньдун), было обезглавлено более десяти тысяч солдат противника.
Чжоу Бо прошел через Тайюань, вступил в земли Дай и усмирил их. Затем он подошел к Маи, но Маи не сдался, тогда он напал на город и безжалостно разрушил его. Военачальник Чэнь Си — Чжао Ли защищал Дунъюань. Лю Бан напал на него, но город взять не смог. Прошло более месяца, солдаты, находившиеся в городе, со стен бранили Лю Бана, что привело его в ярость. Когда город сдался, Лю Бан приказал казнить всех, кто поносил его; тех же, кто не ругался, — клеймили лоб. Название Дунъюань сменили на Чжэньдин. Подчиненные Ван Хуана и Мань Цю-чэня, которые приняли предложенные им деньги, сохранили себе жизнь. Так армия Чэнь Си оказалась разбита.
После этого он отделил земли Чжао, лежавшие севернее гор Чаншань (владение Чжао, находившееся к югу от гор, с трудом справлялось с управлением северными районами), и поставил управлять ими своего сына Лю Хэна, сделав его дайским ваном с резиденцией в Цзиньяне.
- Весной Хуайинь-хоу Хань Синь задумал поднять мятеж в Гуаньчжуне, за что был казнен вместе с родственниками в трех поколениях.
- Летом Пэн Юэ, носивший титул Лян-вана, решил выступить против Лю Бана, за что был лишен титула и сослан в Шу. А потом казнен вместе с родственниками в трех поколениях. Лю Бан пожаловал своему сыну по имени Хуй титул Лян-вана, а сыну Ю — титул Хуайян-вана (Даты этих событий в различных главах не совпадают. В др. главах казнь Пэн Юэ отнесена к лету).
- Осенью, в седьмой луне (август — сентябрь 196 г.) восстал Хуайнань-ван Цин Бу. На востоке он присоединил к себе земли Лю Цзя, носившего титул Цзин-вана, а на севере переправился через Хуайхэ; чуский ван Цзяо бежал в Се (город в совр. уезде Тэнсянь в пров. Шаньдун). Лю Бан самолично выступил в поход против Цин Бу и напал на него. Своего сына Чана он объявил Хуайнань-ваном. Чану, сыну Лю Бана, в это время могло быть не более двух-трех лет.
- в десятой луне (ноябрь — декабрь 196 г.) Лю Бан нанёс удар по армии Цин Бу у Куайчжуя (к западу от Цзи в совр. уезде Сусянь пров. Аньхуй). Бу бежал, и Лю Бан приказал командующему отдельным отрядом преследовать его. Возвращаясь обратно, Лю Бан проезжал через родину - Пэй, где остановился и устроил пир в подворье Пэй-гуна. На пир он пригласил старых друзей, отцов-старейшин, молодых мужчин, чтобы вволю погулять с ними. Он собрал из Пэй сто двадцать мальчиков, чтобы они пели им песни. Когда все уже захмелели, Лю Бан ударил по струнам чжу (Чжу — старинный струнный инструмент с 5, 13 либо 21 струной, типа цитры или гуслей, по струнам которых ударяли бамбуковыми палочками) и запел сложенный им стих:
Ветер великий бушует,
Тучи несутся, вздымаясь.
Власть моя средь морей утвердилась.
В край свой родной возвращаюсь,
Как мне собрать смелых витязей,
Крепко прикрыть рубежи?

Расчувствовавшись, император плакал, а потом навечно освободил уезд Пэн от налогов. Пьянка продолжалась 10 дней, а потом восторженные горожане задержали его ещё на три дня, причём горожане Фэна тоже не упустили своего ("и мы хотим налоги не платить!). Знаменитый земляк вначале не соглашался ("вы же восставали против меня"), а потом и им налоги отменил. Короче, хорошо посидели.
Тем временем...
Ханьские военачальники по отдельности напали на войска Цин Бу к северу и югу от реки Таошуй (не локализована), нанесли им крупное поражение и, преследуя разбитые войска, захватили Цин Бу, казнив его в Пояне. Фань Куай, командуя самостоятельным отрядом, усмирил земли владений Дай и взял в плен Чэнь Си в Данчэне (на востоке совр. уезда Вэйсянь в пров. Хэбэй).
195 г. до н.э. - зимой Чэнь Си был казнен в Линцю.
- в одиннадцатой луне (декабрь 196 г. — январь 195 г.) Лю Бан вернулся из похода против Цин Бу и прибыл в Чанъань.
- В двенадцатой луне (январь — февраль) Лю Бан повелел: “Император Цинь Ши-хуан, чуский Инь-ван Чэнь Шэ, вэйский Аньли-ван, циский Минь-ван и чжаоский Даосян-ван — все они не оставили после себя наследников, поэтому выделяю по десять семей для присмотра за их могилами. При этом циньскому хуанди выделяю двадцать семей, а вэйскому княжичу У-цзи — пять семей”*.
*император стремился показать, что он чтит своих предшественников и не будет ущемлять прерогативы князей. Такой шаг диктовался непрекращающимися восстаниями в бывших княжествах в первые годы власти Хань. В указе, кроме того, говорилось об освобождении семей, назначенных присматривать за могилами знати, от всех других повинностей.
Затем император объявил амнистию чиновникам и жителям земель Дай, помиловав всех, кто грабил и похищал что-либо по наущению Чэнь Си и Чжао Ли. Сдавшиеся военачальники Чэнь Си сообщили, что, когда Чэнь Си поднял восстание, яньский ван Лу Вань послал гонца к Чэнь Си для тайного сговора с ним. Император отправил Пиян-хоу встретиться с Лу Ванем, но Вань сказался больным. Пиян-хоу [Шэнь И-цзи] возвратился и подробно доложил о том, что имеются основания ожидать мятежа Лу Ваня.
- во второй луне (март — апрель 195 г.) Лю Бан послал Фань Куая и Чжоу Бо во главе войск напасть на яньского вана Лу Ваня. Объявлена амнистия чиновникам и жителям Янь, принимавшим участие в мятеже. Лю Бан поставил своего сына Цзяня Янь-ваном.
Еще во время похода против Цин Бу в Лю Бана попала шальная стрела, отчего в дороге он заболел. Видя, что болезнь приняла тяжелую форму, императрица Люй пригласила хорошего лекаря. Когда лекарь пришел и провел осмотр, Лю Бан стал расспрашивать о болезни, и лекарь сказал: “Вашу болезнь можно вылечить”. На это Лю Бан, оскорбляя и понося лекаря, воскликнул: “Я в простой холщовой рубахе, с мечом длиною в три чи в руках завоевал всю Поднебесную (три чи примерно 88 см, образное выражение "простолюдин"), разве это не по воле Неба? А коль скоро судьба моя зависит от Неба, даже будь здесь сам искусный Бянь Цяо (великий врач), какая от этого польза?!”. Он не разрешил лечить рану, но все же пожаловал лекарю пятьдесят цзинь золота и отослал его. Через некоторое время императрица Люй-хоу спросила: “Когда придет предел вашим годам ("после смерти"), в случае смерти первого советника Сяо Хэ кого прикажете назначить вместо него?”. Император ответил: “Можно назначить Цао Шэня”. Императрица спросила о следующем преемнике, и император сказал: “Следующим можно назначить Ван Лина, но, поскольку Лин немного простоват, ему в помощь можно дать Чэнь Пина. Чэнь Пин умен, и даже с избытком, но одному управиться ему будет трудно. Что касается Чжоу Бо, то он великодушный, но малообразованный человек; однако заботиться о спокойствии рода Лю будет, несомненно, Бо, поэтому его можно назначить главой военного ведомства”. Императрица Люй-хоу вновь спросила о том, кого же назначить следующим, и тогда император сказал: “После этого и вы не можете знать, что будет”.
- В день бин-инь (23 июня 195 г.) похоронили Лю Бана. В день цзи-сы (26 июня) на престол возвели наследника, старшего сына Лю Бана. Наследник престола принял титул императора и стал именоваться императором Сяо-хуй.
Пэн Юэ

Пэн Юэ был родом из Чанъи (на с-з. совр. уезда Цзиньсян пров. Шаньдун). Его прозвище было Чжун. Он часто рыбачил на берегах озера Цзюйе (на севере совр. одноименного уезда пров. Шаньдун) и был известен как член воровской шайки. Когда Чэнь Шэн и Сян Лян поднялись против Цинь, кто-то из юношей предложил Юэ поддержать восстание. Но Пэн Юэ в ответ сказал: «Когда сражаются два дракона, лучше подождать».
Прошло два с лишним года. У озера собралось более сотни молодых людей, которые решили, что пришло время вмешаться в смуту (Цинь доживало последние дни, везде хаос, пора грабить). И предложили возглавить эту банду Пэн Юэ. Тот отказывался, но потом всё же согласился. И начал с дисциплины. "Сбор на восходе солнца, а кто опоздает, будет обезглавлен". Но на следующий день взошло солнце, а опоздало более десяти человек, самые последние явились лишь к середине дня. Тогда Пэн Юэ заявил: «Я уже стар, вы уговорили меня стать вашим вожаком. Многие опоздали, но я не могу всех их казнить; решаю предать казни лишь одного, прибывшего самым последним». И он приказал командиру отрубить последнему пришедшему голову. Все смеялись такой шутке и обещали впредь не опаздывать. Но провинившегося всё же обезглавили. После этого Пэн Юэ воздвиг алтарь и совершил на нем жертвоприношение головой казненного. Такое дело сильно дисциплинировало эту шайку. Затем отряд начал действовать, нападая на разрозненные подразделения войск чжухоу и вырос до тысячи человек.
Когда Лю Бан двинулся к северу от Дана (на территории совр. уезда Даншань пров. Аньхо) и напал на Чанъи, Пэн Юэ помогал ему. Но когда Чанъи взять не удалось, Лю Бан отвел войска на запад, а Пэн Юэ со своим отрядом ушёл в родные места к озеру Цзюйе, нападая на измотанные в боях войска Вэй. Когда же Сян Юй вступил в пределы застав, добил Цинь и вернулся, отряд Пэн Юэ, насчитывавший уже более десяти тысяч человек, не захотел подчиниться Сян Юю. Аналог батьки Махно - независимый атаман.
Осенью 206 г. до н.э., когда циский ван Тянь Жун восстал против Сян Юя, Лю Бан послал гонца вручить Пэн Юэ печать военачальника, приказав ему занять Цзиинь (в ю-з. части пров. Шаньдун), чтобы напасть на чускую армию. Сян Юй отрядил Сяо-гуна Цзюэ возглавить войска и укротить этих бандитов. Но Юэ неожиданно нанес серьезное поражение чуской армии. Весной 205 г. до н.э. Лю Бан совместно с вэйским ваном Бао и другими чжухоу ударили по Чу на востоке. Пэн Юэ во главе своих войск, численностью более тридцати тысяч человек, присоединился к ханьцам в Вайхуане. Лю Бан отметил, что Пэн завоевал более десяти городов на землях княжества Вэй, но легитимный ван Вэй уже есть и назначил Пэн Юэ чэнсяном княжества Вэй, дал ему право единолично распоряжаться вэйскими войсками, чтобы он выступил в поход и утвердил порядок на всей вэйской территории. Но Лю Бан был разгромлен под Пэнчэном, отступил на запад, Пэн Юэ вновь утратил все завоеванные города и со своим войском двинулся на север, закрепившись в Хэшане (вероятно, в Хэнани, локализовать не удалось).
В 204 г. до н.э. Пэн Юй регулярно возглавлял ханьские подвижные отряды, нападая на чусцев, перерезая их тыловые пути снабжения, проходящие через земли Вэй. В 203 г. до н.э. фронт стабилизировался у Инъяна. А Пэн Юэ бродил по тылам Сян Юя, атаковал и захватил Суйян (бывшая сунская столица, к востоку от Даляна), Вайхуан, всего - семнадцать городов. Сян Юй, узнав про это, направил Цао Цзю под Чэнгао, а затем, пройдя на восток, занял покоренные Пэн Юэ города и поселения, вернул их Чу. Юэ с войсками ушел на север к Гучэну (на терр. совр. уезда Дунъэ пров. Шаньдун).
В 202 г. до н.э. осенью Сян Юй на юге дошел до Янцзя (на месте совр. уездного центра Тайкан пров. Хэнань). В это время Пэн Юэ отбил обратно двадцать с лишним городов, расположенных в районе Чанъи. Добытые при этом более ста тысяч ху зерна он направил для снабжения армии Лю Бана.
Лю Бан вновь потерпел поражение, он послал гонцов к Пэн Юэ, предлагая объединить силы для удара по Чу. Юэ отвечал, что порядка в землях Вэй нет: «Я не в состоянии их покинуть». Отступающие войска Лю Бана были вновь разбиты Сян Юем у Гулина (в 20 км к северо-западу от совр города Хуайян в пров. Хэнань). Тогда он спросил Лю-хоу (Чжан Ляна), как привлечь помощь?
И мудрый Чжан Лян сообщил, что Пэн Юэ закрепился на лянских землях и имеет много заслуг. Там был ван Вэй Бао, но его убили (соратники Лю Бана) и он не оставил наследников. Конечно, Пэн Юэ стремится стать ваном, надо ему дать много земли во владение, а то можно потерять всё. И Лю Бан послал гонцов к Пэн Юэ, отдав буквально треть империи. Пэн Юэ собрал все свои войска и соединился с Лю Баном в Гайся, и чусцы были разгромлены. В 202 г. до н.э. Пэн Юэ был поставлен лянским ваном со столицей в Динтао (в 160 км на с-з. от Даляна). В 201, 198 и 197 гг. до н.э. он тепло принимался императором в Чэнь и Чанъани.
Осенью 197 гг. до н.э в землях Дай восстал Чэнь Си. Император лично повел войска против него. Достигнув Ханьданя, он призвал на помощь военные силы Пэн Юэ. Но Пэн Юэ сказался больным, поручив своему военачальнику возглавить войска и отправиться в Ханьдань. Лю Бан разгневался и послал гонца выразить свое порицание лянскому вану. Пэн Юэ испугался, решил лично отправиться туда, чтобы испросить прощения. Но его военачальник Ху Чжэ сказал ему: «Вначале вы, правитель, не поехали; если сейчас, получив порицание императора, поедете, то по приезде будете схвачены. Не лучше ли поднять войско и восстать?» Но Пэн Юэ не послушался его совета, но и не поехал, опять сказался больным. В это время Пэн Юэ рассердился на своего возничего и намеревался казнить его, но тот бежал в Хань, где рассказал о том, что лянский ван и его военачальник Ху Чжэ замышляли измену. Тогда император послал людей (спецназ какой-то) захватить Пэн Юэ. Тот, ни о чем не подозревавший, был арестован и посажен в тюрьму в Лояне. Естественно, дознаватели установили, что планы мятежа существовали, и просили поступить с Пэн Юэ по закону. Но император простил его, разжаловал в простолюдины и повелел поселить его в Цинъи (поселение на территории совр. уезда Яань пров. Сычуань) в княжестве Шу. Когда Пэн Юэ везли на запад, в Чжэн (уездный город в восточной части совр. уезда Хуа пров. Шэньси), им встретилась императрица Люй-хоу, которая проезжала из Чанъани в Лоян. На дороге императрица увидела Пэна, который, проливая слезы, стал говорить, что он невиновен, стал просить поселить его в своем родном Чанъи. Люй-хоу согласилась с его доводами и вместе с ним поехала на восток, в Лоян. Она рассказала обо всем императору, добавив, что Пэн Юэ мужественный человек, в Шу он может создать проблемы. Он, конечно, невиновен, но уже обижен. Лучше уж казнить его. «Я потрудилась привезти его с собой». После этого Люй-хоу заставила своего шэжэня доложить властям о том, что Пэн Юэ вновь замышляет бунт. Тинвэй Ван Тянь-кай доложил об этом и попросил истребить его род. И Лю Бан одобрил это решение. После чего весь род Юэ был уничтожен, а княжество упразднено.
Лю Цзин
(Собственная фамилия Лю Цзина была Лоу)
Фэнчунь-цзюнь
Цзяньсинь-хоу
Он был уроженцем княжества Ци. В 202 г. до н.э. посланный в гарнизон, защищавший область Лунси, он проезжал через Лоян, где в это время как раз находился император. Лоу Цзин, одетый в накидку на бараньем меху, увидев циского военачальника Юя, слез с повозки (ваньлу - телега с дышлом, которую тянули два человека, а третий подталкивал сзади) и сказал: «Я хотел бы встретиться с государем и потолковать о полезных для него делах». Юй предложил Цзину хорошую одежду, но тот отказался: «Сановники одеты в шелка и в шелковых нарядах являются на прием к государю. Я ношу грубую шерстяную одежду и в этом одеянии явлюсь на прием. Я ни в коем случае не хочу менять свою одежду». (очень мне нравится его позиция!)
Лю Бан еще не стал недоступным вельможей и принял этого проходимца (в хорошем смысле слова) и даже накормил.
Лю Цзин с ходу стал укорять императора за то, что тот решил делать столицу в Лояне:
«Вы ..., провели семьдесят больших сражений и сорок малых боев. Вы сделали так, что кровью мужей пропитана вся земля, не счесть костей отцов и сыновей вашего государства, разбросанных в полях, не прекращается плач и стон по стране, покалеченные и раненые не в состоянии подняться. И то, что вы намерены сравняться по блеску с Чэн-ваном и Кан-ваном, по моему скромному мнению, неуместно. Помимо того, циньские земли защищены горами и рекой Хуанхэ, циньские крепости в четырех сторонах крепки, и, если возникнет опасность, Цинь сможет выставить сто раз по десять тысяч воинов. Тот, кто опирается на Цинь, владеет чрезвычайно плодородными почвами, это поистине Небесная кладовая. Если вы, Ваше величество, вступив внутрь застав, учредите там столицу, то пусть к востоку от гор и поднимется смута, вы сможете с коренных циньских земель править всеми».
Лю Бан спросил мнения своих сановников. Те, будучи выходцами с земель к востоку от гор, стали спорить, говоря, что чжоуские ваны царствовали несколько сотен лет, в то время как циньский Эр-ши в короткий срок все потерял, и, следовательно, лучше оставить столицу в Чжоу (т.е. в Лояне). Но Лоу Цзина решительно поддержал Лю-хоу [Чжан Лян] ясно изложил выгоды вступления в пределы застав, и в тот же день Лю Бан приказал снарядить повозки и отправился на запад, чтобы учредить столицу в Гуаньчжуне. Император тогда сказал: «Главным, кто убедил нас обосновать столицу на циньских землях, был Лоу Цзин. Пусть Лоу станет Лю*». Так ему была дарована фамилия Лю, он стал ланчжуном, и ему присвоили титул Фэнчунь-цзюнь.
* Это царская фамилия. Своего рода почёт.
Когда в 200 г. до н.э. Лю Бан выступил против сюнну, именно Лю Цзин был против того, чтобы напасть малыми силами, подозревая ловушку. Рвущийся в бой Лю Бан обозвал его "циским рабом", Лю Цзин был закован в кандалы и отправлен в тюрьму в Гуанъу. Лю Бан действительно попал в ловушку, с трудом спасся и извинился перед Лю Цзином:
"Гао-ди прибыл в Гуанъу и тут же помиловал Цзина, сказав ему: «Я не прислушался к твоим советам и оказался в трудном положении в Пинчэне. Я уже повелел казнить десять первых посланцев, которые заявили, что на сюнну можно наступать». После этого Гао-ди даровал Цзину две тысячи дворов, сделал гуанънэйхоу и пожаловал титул Цзяньсинь-хоу.
Сила Модэ была велика. Его 300 тысяч всадников нависали над истощённым смутой Китаем. И Лю Бан вновь призвал Лю Цзина для совета.
Тот убедительно доказал, что правитель сюнну необычайно силён и жесток, бесполезно с ним воевать или воздействовать человеколюбием. Надо решиться на смелый поступок: отдать в жёны этому Модэ свою дочь. Она наверняка станет старшей женой, родит наследника, тот станет правителем и с Китаем воевать не будет (мир на кровном родстве - самый крепкий мир). А хитрить с варварами не надо, если послать не родственницу, те могут узнать об обмане, будет плохо. Ну, разумеется, богатые дары (варвары это сочтут данью). "... ежегодно посезонно посылайте в дар то, что в Хань имеется в избытке, а у сюнну недостает, и каждый раз справляйтесь о здоровье шаньюя. Кроме того, направляйте к ним бяньши, чтобы они деликатно наставляли их в правилах поведения и в ритуале."
Лю Бан хотел отправить к Модэ свою старшую дочь. Однако императрица Люй-хоу день и ночь плакала: «У меня только один сын-наследник и одна-единственная дочь. Как вы можете отправить ее к сюнну!» Император так и не решился послать туда свою старшую дочь - принцессу, а взял девушку из обычной семьи, объявил ее принцессой и отдал в жены шаньюю. И отправил Лю Цзина заключить с сюнну договор о мире, основанный на родстве.
Напрасно китайцы надеялись - фальшивая принцесса не стала главной женой. Возможно, сюнну догадались о подмене (об этом писали китайские историки, но столетия спустя). Однако мир на 60 лет - заслуга Лю Цзина.
Возвратившись из поездки к сюнну, Лю Цзин предложил заселить Гуаньчжун (коренные земли Цинь) потомками рода Тянь из Ци, родов Чжао, Цюй, Цзин из Чу, княжеских родов из княжеств Янь, Чжао, Хань и Вэй, а также переселить видных людей и известные семьи. "Это и есть путь укрепления ствола и ослабления ветвей" («крепить центральную власть и ослаблять местные структуры в княжествах»). Лю Бан повелел Лю Цзину переселить в Гуаньчжун более ста тысяч представителей названных категорий.
Шусунь Тун

Он был уроженцем Се. Во времена династии Цинь за свои познания в литературе он был призван ко двору и получил звание боши. Прошло несколько лет. В 209 г. до н.э к востоку от гор восстал Чэнь Шэ и оттуда прибыли гонцы с сообщением о случившемся. Император Эр-ши призвал к себе боши и конфуцианцев и спросил: "Солдаты бунтуют, ворвались в Чэнь, что делать будем?" Советники, числом более тридцати человек, посоветовали: «Подданные не должны браться за оружие. Раз они взялись за оружие и восстали, их нужно казнить без всякой пощады. Полагаем, что Ваше величество немедленно поднимет войска и ударит по восставшим». Император Эр-ши был очень недоволен. Тогда Шусунь Тун выступил: "Мир установлен, границы стёрты, оружие переплавлено, мир в империи непоколебим! Это просто кучка разбойников, пусть их переловят местные власти". Эр-ши ещё раз сделал опрос: восставшие это или разбойники? После чего велел наказать тех, кто уверял, что это восстание. А Шусунь Туну даровал двадцать кусков шелка, новую одежду и официально произвёл в боши.
Его начали упрекать в безответственной лести. Тун отвечал, что он просто выбирался из пасти тигра. После чего бежал в Се, которое уже сдалось чусцам. Потом в Се прибыл Сян Лян, и Шусунь Тун последовал за ним. Когда Сян Лян потерпел поражение под Динтао, то он последовал за Хуай-ваном, потом Хуай-ван стал И-ди («Справедливым императором») и перебрался в Чанша, а Шусунь Тун задержался и стал служить Сян Юю.
В 205 г. до н.э. Лю Бан с каолицией чжухоу вступил в Пэнчэн. Шусунь Тун немедленно сдался Лю Бану, а когда тот был разбит и двинулся на запад, Тун окончательно примкнул к нему.
Шусунь Тун носил конфуцианский костюм, но Лю Бан чувствовал отвращение к такой одежде, и Тун сменил свое одеяние, надев короткую куртку чуского образца.
Он был уже знаменит, за ним уже следовало более сотни конфуцианских проповедников и учеников. Однако Тун никого из них не выдвигал, а рекомендовал Лю Бану головорезов из прежних разбойничьих шаек. Его ученики роптали: "Почему учитель предпочитает бандитов? Никакого карьерного роста!" А Шусунь Тун сказал без обиняков: "От вас на войне толку нет. Нужны способные убивать. Ждите - придёт и ваше время". И получил от Лю Бана титул Цзисы-цзюня.
В 202 г. до н.э. Поднебесная была объединена. Шусунь Тун занялся установлением порядка необходимых церемоний и званий. Лю Бан полностью отменил жестокие законы и церемонии циньцев, видоизменив и упростив их. Многие чиновники бражничали, а напившись, они теряли чувство меры и, оспаривая заслуги друг друга, хватались за мечи. Шусунь Тун решил возродить древние ритуалы. Он был послан в Лу, где отобрал более тридцати луских наставников-конфуцианцев. Двое из них не желали ехать, говоря: «Вы служили чуть ли не десяти правителям, ко всем подлаживались, чтобы быть к ним ближе и знатней. Сейчас Поднебесная только-только утвердилась, погибшие в боях еще не захоронены, раненые еще не поднялись со своих лежанок, а вы намереваетесь возродить ритуалы и музыку. В создании системы ритуалов и музыки можно преуспеть лишь после столетий накопления добродетелей новой династии. Мы не желаем участвовать в ваших действиях. То, что вы задумали, не соответствует пути древних. Мы не пойдем этим путем. Уезжайте и не пачкайте нас». Шусунь Тун со смехом сказал: «Вы действительно захолустные конфуцианцы, не разумеете перемен во времени!»
Затем он вместе с отобранными тридцатью наставниками отправился на запад. Там он составил группу из более чем ста человек и там занимался с ними более месяца. Потом продемонстрировал ритуалы императору. И Лю Бан их одобрил.
В 200 г. до н.э. было завершено строительство дворца Чанлэгун («Дворец вечной радости»), и там в десятой луне* на прием собрали всех чжухоу и всех чиновников. Церемониал прошёл отлично (я пропущу описание). Когда винные чаши и кубки наполнились в девятый раз, церемониймейстер объявил: «Пир окончен!» Цензоры следили за соблюдением правил и тех, кто отступал от ритуала, немедленно выводили из зала. Во время этого царского приема и устроенного пиршества никто не смел шуметь и как-то нарушать ритуал. В конце император сказал: «Я только сегодня понял, насколько уважаема особа императора». Затем он пожаловал Шусунь Туну должность тайчана и наградил его пятьюстами цзинями золота.
Вот тогда Шусунь Тун и попросил подобревшего императора за учеников. И Лю Бан их всех сделал ланами. Покинув торжества, Шусунь Тун роздал все полученные им 500 цзиней золота своим ученикам и наставникам, они все очень радовались.
*новый год. Ши Хуанди так постановил, а Лю Бан не стал менять начало нового года
В 198 г. до н.э. Гао-ди назначил Шусунь Туна старшим наставником наследника трона. А в 195 г. до н.э. Лю Бан задумал сменить наследника и поставить Жу И. Шусунь Тун был резко против, напомнив, какая смута произошла в Цзинь и Цинь при замене наследника. И сколько тягот перенесла Люй-хоу, [его] мать, вместе с вами, Ваше величество. Разве допустимо все это отринуть! Если вы решите сменить законного наследника и поставить младшего сына, то пусть прежде меня казнят, чтобы моя кровь оросила эту землю. Лю Бан пытался обратить сказанное в шутку, но Шусунь Тун в ответ: «Наследник - это основа Поднебесной, а если покачнется основа, то и вся Поднебесная будет сотрясена. Как же можно шутить с Поднебесной!».
Скоро Лю Бан скончался, на престол взошел Сяо Хуй, он вновь назначил Шусунь Туна тайчаном, чтобы тот разработал порядок церемоний, связанных с храмами предков.
Он также установил новый ритуал, оставшийся на века - подносить весной вишневые плоды храму предков

Лу Вань

Он был уроженцем селения Фэн, того же, где родился и Лю Бан, будущий император Гао-цзу. Их отцы были хорошими друзьями, и так случилось, что сыновья у них родились в один день, а жители селения пришли с тушей барана и вином поздравить обе семьи. Лю Бан и Лу Вань вместе играли, учились, читали книги, были хорошими друзьями. Когда будущий Гао-цзу был еще простолюдином, когда был мелким чиновником и когда скрывался, Лу Вань всегда находился с ним, куда бы тот ни шел и что бы с ним ни случалось. Вот такие друзья не-разлей-вода. Когда Лю Бан поднял восстание в Пэй, Лу Вань сопровождал его в качестве кэ, а когда они вступили в Ханьчжун, он стал военачальником и постоянно находился при нем. Он последовал за ним на восток в походе на Сян Юя и, будучи полководцем, постоянно сопровождал Лю Бана, имея свободный доступ в его покои. И Лю Бан одаривал своего друга более щедро, чем иных. Ваню был пожалован титул Чанъань-хоу.
В 202 г. до н.э., после того как Сян Юй был разбит, Лу Ваня послали во главе отдельной армии совместно с Лю Цзя атаковать силы Линьцзян-вана Гун Вэя. Лу Вань разбил его и в седьмой луне возвратился и напал на яньского вана Цзан Ту. Цзан Ту сдался.
Император намеревался поставить ваном и Лу Ваня, но побоялся, что другие приближенные будут этим недовольны. Лю Бан повелел всем военачальникам, советникам и князьям выбрать среди его приближенных заслуженного человека, чтобы поставить яньским ваном. Все сановники знали, что государь желал сделать ваном Лу Ваня, поэтому единодушно сказали: «Тайвэй Чанъань-хоу Лу Вань все время участвовал в покорении Поднебесной. Заслуг у него больше всех, он может стать яньским ваном». Указом он и был назначен. Лу Вань стал Янь-ваном. И среди всех чжухоу и ванов не было другого, кто бы пользовался таким расположением императора, как он.
В 196 г. до н.э, осенью, Чэнь Си восстал в землях Дай. Лю Бан прибыл в Ханьдань и нанес удар по войскам Си. Янь-ван Вань тоже ударил по восставшим с северо-востока. В это время Чэнь Си послал Ван Хуана к ху с просьбой о помощи. Янь-ван Вань тоже послал к сюнну своего приближенного Чжан Шэна с сообщением о том, что войска Си и его сообщники разбиты. Когда Чжан Шэн прибыл к хусцам, там уже находился бежавший туда сын Цзан Ту. Увидев Чжан Шэна, он предложил вести войну долго и создавать проблемы для Хань, именно тогда Янь будет лучше. Чжан Шэн счел это правильным и тайно предложил сюнну помочь Чэнь Си и его союзникам в нападении на Янь. Лу Вань, заподозрив Чжан Шэна в измене и в сговоре с ху, подал доклад с предложением истребить род Чжан Шэна. Когда же Шэн вернулся и подробно рассказал, почему он так поступил, Янь-ван осознал ошибочность своих решений, подменил Чжэн Шэна и его родичей другими людьми (казнил других, ведь доклад уже отправлен), стал поддерживать связь с ху, и одновременно втайне послал Фань Ци в ставку Чэнь Си, чтобы побудить его не прекращать военных действий.
В 195 г. до н.э. Лю Бан нанес удар на востоке по армии Цин Бу. Си продолжал командовать войсками, обороняясь в землях Дай. Лю Бан послал Фань Куая ударить по Чэнь Си. Помощник военачальника Чэнь Си сдался и сообщил, что Лу Вань посылал Фань Ци на переговоры в ставку Си. Лю Бан отправил гонца призвать Лу Ваня, но Вань сказался больным. Император послал в Янь комиссию - допросить правителя и его приближённых. Вань еще больше испугался и поспешил спрятаться. Он сказал своим доверенным чиновникам: «Из ванов, не принадлежащих к роду Лю, остались только двое: я и Чанша-ван. В прошлом году весной ханьский император уничтожил весь род Хуайинь-хоу, летом был казнен Пэн Юэ, это все козни императрицы Люй-хоу. Ныне государь болен и всем распоряжается Люй-хоу. Эта женщина использует любой предлог, чтобы расправиться с ванами из других фамилий и с заслуженными сановниками». Лу Вань вновь сказался больным и на вызов не поехал. Его приближенные тоже все бежали и попрятались. Слова Лу Ваня многим стали известны. И Лю Бану о его земляке-товарище доложили. А тут еще один из сдавшихся хусцев сообщил, что Чжан Шэн скрывается среди ху, будучи яньским послом. Тогда Лю Бан сказал: «Лу Вань, оказывается, действительно мятежник!» И послал Фань Куая напасть на Янь. Лу Вань собрал всех своих домашних, слуг, несколько тысяч конников и разместился под Великой стеной. Выжидая, он надеялся на добрые вести об улучшении здоровья государя, с тем чтобы лично явиться к нему с повинной. Но Лю Бан скончался. Лу Вань вместе со своими людьми бежал к сюнну. Сюнну дали ему титул Лу-ван восточных ху. Пожалованные ему земли постоянно подвергались набегам и захватам со стороны варваров мань и и, и он мечтал вернуться с повинной. Через год с небольшим Лу Вань умер среди хусцев.
В период правления императрицы Гао-хоу жена и дети Лу Ваня бежали от хусцев и сдались Хань, но в то время императрица Гао-хоу была больна и не могла их принять. Она велела поселить их в подворье яньского вана и намеревалась устроить в их честь прием. Гао-хоу [Люй-хоу] так и скончалась, не повидав прибывших. Жена Лу Ваня тоже умерла от болезни. В 145 г. до н.э. внук Лу Ваня по имени То Чжи, будучи ваном восточных ху, сдался дому Хань и был пожалован титулом Ягу-хоу.
далее к файлу №5-2-1m

назад к файлу №5-2-1k