Рейтинг с комментариями. Часть 5-2-1i

211 г. до н.э. - первое конкретное сообщение о метеорите; история Китая, конец периода Чжаньго, династия Цинь, 257-210 гг. до н.э


257 г. до н.э. - Через год после начала осады чжаоская столица была доведена голодом до людоедства и была готова пасть. Откликнувшись на призыв чжаосцев, вэйский правитель Аньси-ван послал своего полководца Цзинь Би во главе 100-тысячной армии на помощь Чжао. Цинь немедленно выступило с угрозами и вэйский правитель остановил войска на границе и не стал вмешиваться в войну между Цинь и Чжао. На словах заявляя о желании помочь чжаосцам, на деле Аньси-ван не принял чью-либо сторону, выжидая, как сложится обстановка. А невдалеке стояла чуское войско - по той же самой причине.
Тогда Синьлинь-цзюнь (он же вэйский принц У-цзи, младший единокровный брат правителя Вэй), вопреки воле правителя взял дело помощи Чжао в свои руки. Если верить Сыма Цяню, у него было около трех тысяч бинькэ, а о его собственной мудрости распространялись такие же легенды, как и об учености циского Мэнчан-цзюня. Как и Мэнчан-цзюнь, вэйский Синьлинь-цзюнь принимал активное участие в выработке политических решений. Синьлинь-цзюнь решил на свой страх и риск выступить со своими бинькэ на помощь братскому Чжао. Но что такое войско из 3 тысяч "храбрецов"? Один из бинькэ предложил выкрасть у вэйского вана с помощью его любимой наложницы бирку для Цзинь Би.
Хитрость удалась. Синьлинь-цзюнь сумел овладеть биркой и в сопровождении небольшого эскорта прибыл в ставку Цзинь Би, потребовав отдать ему в подчинение все вэйские войска. Военачальник, сличив части пластинки (бирка разламывалась надвое, одна часть хранилась у вана, другая у полководца и если части складывались в целое, это и было подтверждением подлинности), признал подлинность, но всё же заподозрил неладное, тогда один из бинькэ Синьлинь-цзюня убил его. Синьлинь-цзюнь тут же взял на себя командование вэйской армией и напал на циньское войско. Осаду Ханьданя была снята. Союзники (Вэй, Чжао и Чу) погнали агрессора прочь, жестокий и великий полководец Бай Ци отказался возглавить отступающую циньскую армию и предпочёл умереть непобеждённым. Циньцы были отброшены далеко.
После одержанной победы У-цзи приказал командирам вести вэйское войско домой, но сам, обоснованно опасаясь кары за тяжкое государственное преступление - убийство главнокомандующего и самовольные действия во главе вэйского войска, отказался вернуться на родину. В Чжао были в восторге и всячески ублажали Синьлинь-цзюня. Но вэйский ван не мог простить ему обмана и убийства Цзинь Би, к тому же Цинь в отместку за поражение начало посылать против Вэй одну армию за другой. 10 лет провел Синьлинь-цзюнь со своими бинькэ в Чжао, циньцы тут не осмеливались показываться, наконец по просьбе вэйского вана он возвратился в Вэй. (см. 247 г.до н.э.)
- упоминание о том, что в 257 г. до н.э. Цинь захватило царство Чжэн.
- смерть самого жестокого полководца Цинь - Бай Ци. Но уничтожение вражеских армий продолжалось.
256 г. до н.э. - сын Неба решился, несколько укрепив свои позиции за счет союзников, открыто выступить против Цинь. Выступление завершилось полным провалом. Сын Неба вынужден был смиренно склонить голову перед правителем Цинь, отдав ему 36 поселений с 30 тыс. душ. Когда вскоре после этого поражения и унижения в том же, 256 г. до н.э. Нань-ван умер, уцелевшие чжоусцы (видимо, имеются в виду прежде всего правящие верхи домена) бежали от Цинь на восток.
- Чжао напало на Цинь - впрочем, с незначительным успехом. Погибло сорок тысяч воинов Хань и девяносто тысяч - Чжао. Столь впечатляющие победы и успехи Цинь в годы правления Чжао-сян-вана во многом определили, кто станет в ближайшее время полным хозяином Поднебесной.
255 г. до н.э. - Циньцы захватили девять треножников, а нового западночжоуского сына Неба переселили в небольшой чжоуский городок. В хронологической таблице на этом заканчивается упоминание о доме Чжоу. Но восточночжоуский анклав ещё продержался несколько лет.
254 г. до н.э. - все правители всех держав Китая выразили покорность царству Цинь, но представитель Вэй запоздал, лишь после карательного похода циньцев на Вэй он тоже признал покорность.
- новый правитель царства Янь Си-ван (254-222 гг. до н.э.) решил сосредоточить свои усилия на борьбе с царством Чжао, полагая, что после уничтожения циньцами четырехсоттысячной армии чжаосцев под Чанпином это царство будет легко одолеть. Приближенные его отговаривали, но Си-ван настоял на своем.
251 г. до н.э. - отставленный в свое время генерал Лянь По (Чжао) был назначен первым министром и щедро вознагражден владением в Вэйвэнь с присвоением ему титула Синпин-цзюнь. Казалось бы, последствия трагедии преодолены, урок извлечен (гибель полумиллионной армии). Однако по истечении десяти лет после этой трагедии северное царство Янь напало на более сильное Чжао, рассчитывая на то, что прежние воины полегли под Чанпином, а новые еще не выросли. Но Лянь По разбил яньское войско трижды (250, 249 и 248 гг. до н.э.) и вторгался в Янь. Столица Янь была осаждена чжаосцами, и только мирный договор, подписанный министром Цзян Цюем, отговаривавшим в свое время Си-вана от войны с Чжао, побудил Лянь По снять осаду и уйти. Чжао даже смогло захватить часть территории (5 городов). Но на отношениях с Цинь эти успехи не сказались. За последние годы правления Сяо-чэн-вана циньские войска не раз совершали успешные походы на Чжао, что привело к потере им почти сорока городов.
- умер правитель Цинь Чжаосян-ван.
250 г. до н.э. - на циньском троне (недолго, менее года, 3 дня после коронации) оказался сын Чжаосян-вана - Сяовэнь-ван (личное имя Ин Чжу, 250 г. до н.э.), вступил на трон 15 сентября 250 до н. э.
249 г. до н.э. - Цинь покончило с существованием восточночжоуского анклава в составе бывшего домена, причем правителю этого анклава было дано кормление в Янжэнь, чтобы он мог приносить жертвы предкам дома Чжоу.
- на троне Цинь оказался Чжуансян-ван (личное имя Ин Цзычу, И Жэнь, Ин Ижэнь, 249-247 гг. до н.э.)
248 г. до н.э. - царство Лу было аннексировано Чу. Цин-гун, потеряв трон, обосновался в небольшом поселении Кэ на правах простолюдина, а жертвоприношения предкам правителей Лy прекратились.
247 г. до н.э. - Синьлинь-цзюнь вернулся в Вэй, где командовал всеми войсками и обратился к союзникам. То, что не удалось чжаоским Пиньюань-цзюню и Юй Цину (возродить хэцзун), сумел осуществить на практике вэйский Синьлинь-цзюнь. Он собрал объединённую армию всех шести царств (Вэй, Чжао, Хань, Ци, Чу и Янь ), разгромил циньское войско генерала Мэн Ао в районе Хэвай и гнал циньцев до заставы Ханьгу. Так один решительный человек более чем на десятилетие остановил завоевания Цинь. Его слава полководца и харизматичного лидера распространилась по всему Китаю.
- завершение строительства в Цинь канала «Чжэн Го» длиной в 300 ли (около 150 км). Он строился десять лет и соединил реки Цзинхэ и Лохэ (Цзиншуй и Лошуй). С ним связана довольно правдоподобная легенда.
Царство Хань было самой маленькой державой среди семи держав Китая той эпохи. Как по площади, так и по населению. Слабым и бедным, рис там тоже рос плохо, сеяли пшеницу и бобы. Славилось оно лишь металлургами, оружейниками, алебардами, мечами. Окружённое сильными соседями, расширяться не могло, сохранялось благодаря дипломатии и интригам.
И вот ханьский правитель предпринял хитроумный стратегический ход, заслав в Цинь инженера-гидролога Чжэн Го с проектом строительства грандиозного канала длиной более 300 ли (150 км), который должен был оросить междуречье рек Цзиншуй и Лошуй. Ханьский правитель Хуан-хуэй-ван рассчитывал, что строительство такого канала потребует очень много средств и рабочей силы и отвлечет циньцев от походов на Восток, ослабит боеготовность Цинь, а возможность успешного завершения такого масштабного проекта весьма сомнительны. В разгар строительства планы ханьцев были раскрыты, и циньский правитель решил было казнить Чжэн Го. Но тот, раскаявшись, заверил циньского вана, что завершение канала принесёт большую пользу его царству. Правителю Цинь хватило мудрости поверить Чжэн Го и поручить ему довести до конца строительство грандиозного канала. Этот канал помог решить важные транспортные задачи, но главное его назначение состояло в том, что он оросил в междуречье Цзинхэ и Лохэ бросовые земли на площади в 40 тыс. цин - 264,4 тыс. га, и «с тех пор земли Гуаньчжуна стали плодоносными и не знающими неурожайных годов». Канал в итоге не ослабил, а очень усилил Цинь. Этот канал действует до сих пор и назван в честь Чжэн Го.
По другой версии Чжэн Го был просто шпионом, пойман с поличным и прощён.
246 г. до н.э. - к власти в Цинь пришел Ин Чжэн, будущий император Цинь Ши-хуанди. Ему было 13 лет и сам он, естественно не правил. На первом же году его правления в Цзиньяне (совр. район Тайюани пров. Шаньси) произошло восстание, военачальник Мэн Ао напал на Цзиньян и подавил восстание.
245 г. до н.э. - Престиж Синьлинь-цзюня (У-цзи) настолько возрос, что вэйский ван (его брат) стал его опасаться. Цинь прибегла к обычному методу: оттуда регулярно направляли к вану посланцев, намекавших на то, что истинный правитель в Вэй - Синьлинь-цзюнь. Затратив на подкуп вэйских сановников и провокаторов колоссальную сумму в 10 тысяч цзиней (около 6 тонн) золота, циньцы через своих агентов в Вэй стали распространять упорные слухи о стремлении У-цзи к захвату престола. А поскольку он, будучи сыном предыдущего правителя, действительно мог претендовать на престол, вэйский правитель испугался и отстранил его от командования войсками. После этого циньцы снова начали наносить поражения Вэй и планомерно, шаг за шагом захватывать его земли, "подобно тому как шелковичный червь пожирает тутовые листья".
- Бяо-гун во главе циньских войск напал на Цюань и убил там тридцать тысяч человек. Цюань принадлежал княжеству Вэй, находился в совр. уезде Юаньян пров. Хэнань, севернее Хуанхэ, однако за 28 лет до этого циньцы его захватили, неясно, то ли они его потеряли, то ли это это другой город, далеко на юге, в районе Ичана.
244 г. до н.э. - После смерти Сяо-чэн-вана правителем Чжао стал его сын (личное имя Янь) Дао-сян-ван (244-236 гг. до н.э.). Он тоже вел успешные войны с Янь и неудачные с Цинь.
- Мэн Ао во главе циньских войск напал на княжество Хань и занял 13 городов (другие данные - 12). Умер циньский полководец Ван Ци. В десятой луне Мэн Ао напал на города Чан и Югуй (Вэй). Из-за плохого урожая в Цинь был большой голод.
243 г. до н.э. - Синьлинь-цзюнь (У-цзи) умер. Умер и вэйский Ань-ли-ван, и ему наследовал его сын Цзин-минь-ван (242-228 гг. до н.э.).
- В седьмой луне, в день гэн-инь, с востока прилетела саранча, заполнившая все небо. В Поднебесной начался голод. В Цинь призвали вносить в казну зерно, за тысячу дань (27-30 т) зерна жаловался один ранг знатности.
- В 243 и 236 гг. до н.э. Чжао снова повторило свои победоносные походы против Янь, взяв в плен двадцать тысяч яньских солдат.

242 г. до н.э. - Цинский полководец Мэн Ао нанес очередной тяжелый удар по Вэй, отобрал у него двадцать городов. Там учредили область Дунцзюнь (Восточная область).
- Чжао в коалиции с Чу, Вэй и Янь попыталось нанести поражение Цинь. Но коалиция развалилась, а воинственные устремления Чжао снова оказались направленными то на Ци, то на Янь.
- полководец
Лянь По, столько сделавший для обороны Чжао, снова вступил в конфликт с чжаоским правителем, вновь был смещен с поста и изгнан из царства. В дальнейшем, когда Чжао из-за непрекращавшихся циньских нападений оказалось в трудном положении и очень нуждалось в талантливом генерале, новый чжаоский правитель Даосян-ван предложил вернуть Лянь По и назначить его на прежний пост. Изгнанный полководец, находившийся тогда в царстве Вэй, мечтал послужить своей родине. Однако занимавший пост первого чжаоского министра сановник Го Кай, завидуя славе великого полководца, помешал его возвращению, ложно сообщив правителю, что Лянь По слишком дряхл и уже непригоден к службе. В результате военный гений Лянь По никогда более не был использован для обороны Чжао, что имело для Чжао тяжелые последствия в виде поражений от циньской армии и потери многих земель.
241 г. до н.э. - чуский Као-ле-ван с союзными войсками (Хань, оба Вэй, Чжао) напал на Цинь, занял Шоулин (возможно, недалеко от горного прохода Ханьгугуаньпо) (по др.данным не заняли). Цинь выслало против них свою армию и союзники были отброшены. Захватывая земли Вэй, циньская армия углубилась в область Дунцзюнь, ее правитель Цзюэ со всем семейством и слугами переселился в Еван, чтобы, укрывшись за горами, защищать вэйский Хэнэй.
240 г. до н.э. - свод знаний «Люйши чуньцю» был помещен на столичном рынке у городских ворот.
Лянь По


Лянь По (Lian Po) (III век до н.э.) считался одним из четырёх лучших полководцев периода Чжаньго. Годы жизни его точно неизвестны, лишь битвы. Был он генералом в царстве Чжао.
В ранние годы жизни Лянь По побеждал в войнах против Ци и Вэй.
В 283 г.до н.э. Лянь По командовал армией Чжао во время похода коалицией пяти царств на Ци, нанес цисцам крупное поражение и, якобы, захватил Янцзинь (или Сиян).
В 279 г.до н.э. Лянь По поссорился с дипломатом Сян-жу и эта ссора стала нарицательной. После того как Сян-жу не уронил достоинства Чжао перед Цинь (см.279 г.до н.э.) после прекращения военных действий и возвращения на родину ему пожаловали звание шанцина и посадили справа от Лянь По. Лянь По негодовал: «Я являюсь военачальником Чжао, у меня большие заслуги в осаде городов и в сражениях в открытом поле, а Сян-жу трудился только своим языком, положение же занимает выше моего. Кроме того, он человек низкого происхождения, мне стыдно быть ниже него». И открыто заявил: «Как только встречу Сян-жу - обязательно его опозорю». Сян-жу узнал об этом и стал уклоняться от встреч с Лянь По. Во время дворцовых приемов он нередко сказывался больным, не желая спорить с Лянь По о том, где кому сидеть.
Однажды Сян-жу направил свой экипаж в объезд, чтобы избежать встречи с Лянь По. Тогда его приближенные стали укорять его, что не для того они бросили родной дом, чтобы служить трусу, который, имея равное звание с генералом, прячется от него. Сян-жу сказал: «Я, Сян-жу, во дворце циньского вана кричал на него, не боясь казни, мне ли бояться Лянь По? Но Цинь не осмеливается поднять свои армии против Чжао только потому, что живы мы оба. Если мы перессоримся, тут и царству конец».
Лянь По узнал про этот разговор и однажды, обнажив плечо и неся терновую палку в знак покаяния, сопровождаемый своими слугами, пришел к воротам дома Линь Сян-жу, чтобы просить прощения за свои слова. В конце концов они с радостью помирились, став близкими друзьями.



Как-то так

278 г. до н.э - Лянь По совершил поход на восток против Ци и разбил одну из его армий.
276 г. до н.э - вновь пошел походом против Ци и захватил Цзи (юго-восток совр. уезда Дамин пров. Хэбэй, однако, это вэйский город).
275 г. до н.э - Лянь По атаковал вэйские Фанлин и Аньян и занял их (Фанлин находился в 10 км юго-западнее Аньяна, в Хэнани).
Во время битвы при Чанпин он стал командующим армии Чжао. Успешно оборонял царство, нанося циньским войскам немалый урон. Однако ван Чжао под давлением придворных (большинство из которых были подкуплены шпионами Цинь) решил заменить его на Чжао Го. Тот очертя голову полез в битву и в ущелье под Чанбином погибло 450 тысяч чжаосцев. Остатками армии вновь назначили командовать Лянь По. Теперь, воспользовавшись гибелью чжаоской армии, в Чжао вторглись войска Янь. Лянь По разгромил армию Янь. И вновь попал в опалу и снят с командования. Он уехал в Вэй, а затем в Чу. И опять пришли циньцы, опять ван пытался пригласить непобедимого полководца, но его убедили, что Лянь По слишком дряхлый. Лянь По умер в Шушуне, новой столице государства Чу, прожив достаточно долго. И успел увидеть агонию той страны, которой он когда-то служил.
Ван Цзянь


Он был генералом царства Цинь во время периода Чжаньго. Под его командованием армия Цинь завоевала государства Чжао, Янь и Чу. Он тоже считается одним из четырех величайших генералов этого периода.
Родился в Дунсяне, Гуаньчжун (северо-восток от современного округа Фупинг, провинция Шэньси). Его сын Ван Бен также был генералом Цинь.
В 225 году до н.э. оставалось только независимым три царства: Чу, Янь и Ци. Чу было достаточно сильно, чтобы оказать серьезное сопротивление после его катастрофического поражения в 278 году до н.э., когда оно потеряло свою древнюю столицу Ин.
Ван Цзянь должен был возглавить вторжение, но он заявил, что ему нужна армия в 600 000 человек. А полководец Ли Синь попросил только 200 000 человек. Ван Цзянь ушел в отставку, заявив о болезни, его обозвали трусом. Первое вторжение окончилось катастрофой, армия в 200 000 циньцев была разбита чускими войсками (считают, что их солдат было полмиллиона) на незнакомой им территории (Хуайян, совр. провинции Цзянсу и провинции Аньхой). Ин Чжэн вернул Ван Цзяня и дал ему 600 000 человек.
В 224 году до н.э. Ван Цзянь начал второе вторжение. Моральный дух чусцев укрепился после их успеха в предыдущем году, они ожидали осады и готовы были сражаться насмерть. Ван Цзянь обманул их, показав себя неактивным и сам укрылся в укреплениях, тайно обучая свои войска сражениям на территории Чу. Через год чусцы решили распустить армию из-за отсутствия войны. Тогда Ван Цзянь перешёл в наступление, захватил Хуайян и разбил оставшиеся силы Чу. Погибли и чуский ван и полководец чусцев. Во время пиков активности армии Чу и Цинь вместе насчитывали более миллиона солдат, больше, чем при битве под Чанпином между Цинь и Чжао. Интересно, что удалось раскопать и прочесть письма двух циньских солдат этой компании. Они писали домой и просили прислать одежду и денег.
Люй Бувэй


Люй Бувэй родился в 291 г. до н. э. в уезде Пуян провинции Хэнань царства Вэй в семье, глубоко почитавший Конфуция и предков. Первоначально был просто купцом, торговал железом и товарами, а потом и золотом. В это время И Жэнь, как один из многочисленных сыновей наследника престола Аньго-цзюня, находился в заложниках в царстве Чжао. Точнее, он был чжи-цзы — княжич-заложник. В период Чжоу правители княжеств для закрепления соглашений о союзе нередко посылали к ним в качестве заложников своих сыновей. Метод заложничества сохранялся на протяжении многих веков вплоть до объединения Китая.
И Жэнь был даже не сыном, а внуком сидящего на троне Чжаосян-вана, мало этого, его положение в семье не давало никаких шансов на трон - его мать была наложницей низкого ранга. Потому и его статус был в Чжао довольно низким, что давало повод для пренебрежительного отношения к нему со стороны чжаоской знати.
Люй Бувэй был талантливым торгашом, все сделки непременно приносили ему прибыль, но он помнил и завет отца: "Хочешь разбогатеть - займись политикой". Однако, вероятно, была у него и идея-фикс: сделать Китай единым (что прекратит войны) и возвести на престол "добродетельного" вана. В политике он разбирался и сразу сделал ставку на крепнущую Цинь, хотя и к Чжао приглядывался.
И вот Люй Бувэй, посетив царство Чжао, захотел встретиться с И Жэнь и увидел в нём способного человека, вполне прилично такому быть и на троне. Тогда Люй Бувэй предложил ему свои услуги. И Жэнь рассмеялся, заметив, что сначала надо бы было открыть дорогу в свет для себя. Люй Бувэй вполне серьёзно ответил, что именно это он и намерен сделать, двигая впереди себя претендента на трон. Однако конкурентов было много - 20 сыновей было у Аньго-цзюня, да и сам он ещё стоял в очереди к трону.
И Жэнь оценил масштаб аферы. Он обещал в случае успеха отдать Люй Бувэю часть своего царства. Люй Бувэй снабдил И Жэня 500 золотыми монетами, чтобы тот мог устраивать приёмы, ещё 500 затратил на покупку всевозможных диковинок и безделушек для подношений и отправился в Цинь. В столице Цинь от имени И Жэня поднёс большие подарки главной жене наследного принца Хуаян, у которой не было детей. Ему (или ей) удалось уговорить Аньго назначить И Жэня её приёмным сыном и главным наследником среди 20 сыновей. Люй Бувэй был большой психолог - жена молода, правитель стар, без сына-наследника она обречена после его смерти. Он пообещал, что И Жэнь как приёмный сын будет заботиться о ней как о своей матери и она сохранит статус вдовствующей императрицы (так и было, она умерла только в 230 г.до н.э.). Аньго согласился и в виде гарантии передал И Жэню верительную бирку.
В Ханьдане, столице царства Чжао, Люй Бувэй разыскал красивую девушку Чжао, которая хорошо танцевала и познакомил её с И Жэнем. Чжао понравилась И Жэню и Люй Бувэй отдал ему девушку (якобы, она была у него наложницей, что вряд ли), и скоро у них родился сын Ин Чжэн — будущий император Цинь Шихуанди. Согласно Сыма Цяню, Чжао, якобы, была уже беременна до того, как Люй Бувэй представил её перед И Жэнь. Но, скорее всего, "история рождения Первого императора, вероятно, остроумная выдумка какого-то ханьского конфуцианца, который использовал ее для того, чтобы опорочить Ши-хуана, представив его незаконным сыном хитрого, бессовестного и необразованного торговца и матери, которая была немногим лучше проститутки..."; скорее всего Сыма Цянь такого вообще не писал, это поздняя вставка. Современные историки определили, что девушка была из весьма знатного рода, быть наложницей не могла и вообще родила от законного мужа. Исследования профессоров Джона Кноблока и Джеффри Ригеля при переводе анналов Люйши Чунцю показали несоответствие даты начала беременности и рождения ребёнка (год), что позволило им прийти к выводу о фальсификации версии об отцовстве Люй Бувэя, с целью опорочить императора.
Будущего Ши-хуана именовали инским Чжэном [по фамилии предка дома Цинь], чжаоским Чжэном (так как Му-ван когда-то пожаловал Цзао-фу город или поселение Чжаочэн) и люйским Чжэном (явно намекая на отцовство Люй Бу-вэя).
В 257 году до н. э. циньцы осадили Ханьдань, дело было совсем плохо. Чжаоский ван хотел убить И Жэня, но Люй Бувэй вновь сильно потратился, подкупил стражников и организовал побег Люй Бувэя в стан циньских войск. И Жэнь переоделся в чускую одежду, в которой и появился перед Хуаян. Тем временем его жена с ребёнком спряталась у своей матери. Циньцев отбросили с помощью союзных войск и погнали до самой границы. После окончания войны жена И Жэня вместе с сыном выехала в Цинь.
В 251 г. до н. э. старый Чжаосян-ван умер, и наследник Аньго вступил на престол как Сяовэнь-ван, однако он умер на третий день после коронации. Подозревали, что он был отравлен Люй Бувэем, который опасался того, что Сяовэнь-ван изменит своё решение и назначит нового наследника. Хотя, с другой стороны, Аньго был вполне стар.
И Жэнь 15 сентября 250 до н. э. вступил на престол как Чжуансян-ван. Люй Бувэй был назначен премьер-министром, а Ин Чжэн стал наследником престола. Ван исполнил обещание и дал Люй Бувэю сто тысяч дворов в качестве кормления.
Люй Бувэй получил максимум легитимной власти и решил отобрать славу у академии Цзися в Линьцзы, в которой собралась интеллектуальная элита Китая.
Он кинул клич, призвав со всей Поднебесной ученых мужей на создание энциклопедии современной жизни. Во дворе собралось 3000 человек – историков, географов, астрологов и т. д. Всем им Люй Бувэй дал из своих личных средств достойное содержание и щедрое вознаграждение. В доме первого министра насчитывалось до 10 тысяч слуг.
Книга была написана и названа «Люйши чуньцю».
В «Исторических записках» Сыма Цяня сообщается, что Люй Бувэй - первый советник у циньского царя, следуя за богатыми семействами в царствах Вэй, Чу, Чжао, Ци и др., содержал у себя более трех тысяч приживальщиков из ученых мужей различных направлений. Он обязал каждого из них в письменном виде изложить все свои знания и, систематизировав написанные таким образом материалы, создал уникальное для того времени произведение в объеме более двухсот тысяч слов. Люй Бу-вэй считал, что в этом произведении нашли отражение все события и дела с глубокой древности до его времени, охватывающие «небо и землю, тьму вещей», поэтому и назвал его «Люй-ши чунь цю» - «Вёсны и осени господина Люя» ("Весны и осени" = "Хроника"). Как гласит предание, когда эта работа была закончена, в 241 г. до н. э., она была вывешена у городских ворот столицы Цинь - Сяньяна, и здесь же была выставлена тысяча золотых монет для премирования того, кто смог бы убавить или прибавить хоть один иероглиф в этом произведении.
«Люй-ши чунь цю» состоит из трех частей: первая - «Двенадцать описаний» («Шиэр цзи»); вторая - «Восемь обозрений» («Ба лань»); третья - «Шесть рассуждений» («Лю лунь»). Все эти части разбиты на обозначенное в каждой из них количество глав, дробящихся в свою очередь на более мелкие параграфы.
В первой части - «Описания» - изложены по временам года и месяцам астрономические и климатические приметы каждого сезона, дается перечень необходимых работ, обязанности людей разных рангов, включая сына неба, названы некоторые обряды, исполняемые при этом, приведены отдельные исторические примеры. Во второй и третьей частях - «Обозрения» и «Рассуждения» - излагаются в более общей форме вопросы мироздания, основы хозяйственной практики, политической власти и ее функций, общественной морали, и все это дано с многочисленными экскурсами в историю и назидательными примерами из древности, относящимися к так называемому золотому веку мудрых правителей. В книге немало мест, где излагаются философские учения различных школ по отдельным проблемам.
И написаны разделы разными школами, порой ярыми антагонистами. «Основы жизни», «Уважение к себе», «Ценить справедливость», «Ценить жизнь», «Исчерпать количество» - были написаны представителями школы даосизма, главным образом последователями Ян Чжу; «Великая музыка» и «Использование народа» - конфуцианцами; «Рассматривать все по-нынешнему» - легистами; «Наличие начала» и «Отклик одинаков» - натуралистами (инъян цзя); «Различайте классы предметов» - сторонниками школы Мо-цзы; «Почитайте земледелие» - аграрниками (нун цзя). Полководческие таланты у Люй Бувэя были минимальны. Возглавив в 249 г. до н. э. поход циньских войск против правителя Восточного Чжоу, Люй Бувэй подавил мятеж и присоединил государство к Цинь. Императора Чжоу больше не существовало, Тысячелетняя Чжоу стала историей, но это мало кто заметил - настолько ничтожной уже была власть Главного вана.
Чжуансян-ван правил меньше трёх лет и умер в 247 году до н. э. в возрасте 35 лет. Историки предполагают, что ван обнаружил, что Люй Бувэй продолжает отношения с его женой. И был отравлен.
Возможно, это тоже поклёп злобствующих конфуцианцев - мало ли какие болячки достали человека.
Наследник Ин Чжэн вступил на трон в 247 году до н. э. в возрасте 13 лет. Будучи регентом и канцлером, Люй Бувэй поддерживал отношения со вдовствующей императрицей Чжао. Согласно Сыма Цяню, они погрузились в распутную жизнь и организовывали настоящие оргии. Для развлечений вдовы был найден Лао Ай, которого она как мнимого евнуха поселила в своих покоях.
В 238 г. до н.э. И Чжэн стал официальным властителем Цинь, приняв имя Цинь Шихуана. Вся власть в стране фактически перешла в руки государя. «Он принял из рук Люй Бувэя мощное государство с сильной армией и хорошо выстроенной вертикалью власти. Люй Бувэй значительно расширил территорию государства, вобрав в него почти все сопредельные страны».
Немало историков считают, что не Цинь Шихуан, а Люй Бувэй создал империю Цинь.
Но Цинь Шихуану донесли, что Лао Ай вовсе не евнух, и у него от Чжао уже имеется двое сыновей. Чего Люй Бувэй не мог не знать. А ван был уже не мальчик, 21 год, - и вот весь род Лао Ая был казнён, а в 237 году Люй Бувэй был снят с поста канцлера и отстранён от двора.
Однако влияние и связи Люй Бувэя не иссякли. Примерно через год Цинь Шихуан, видя активность вокруг Люй Бувэя, испугался, что он готовит бунт, и написал ему письмо, указывая что его заслуги не соответствуют его содержанию со стороны двора, и приказал отправиться ему в ссылку в царство Шу. Люй Бувэй испугался казни, и покончил с собой, выпив отравленное вино.

Ин Чжэн родился в 259 году до н. э., в Ханьдане (столице княжества Чжао), где его отец Чжуансян-ван был заложником. Имя Чжэн, данное ему при рождении, означает «первый», по месяцу рождения - в первой луне (об обстоятельствах рождения и детстве см. тут). Затем произошла фонетическая подмена с определенным политическим подтекстом, по созвучию стали писать иероглифы с иным смыслом: "править" или "карать". Произошла обычная фонетическая подмена, три знака в древнекитайском языке имели одинаковое чтение t'siang.
В 247 году до н. э. внезапно умер его отец, Ин Чжэн в возрасте 13 лет стал ваном самой мощной державы Китая.
К этому времени земли Цинь уже включали области Ба, Шу и Ханьчжун; на юге они простирались за Юань и включала столицу Чу Ин; на севере Цинь овладело областью Шанцзюнь и землями к востоку от нее, включая области Хэдун, Тайюань и Шандан; на востоке циньские земли тянулись до Инъяна. Уничтожив оба дома Чжоу, Цинь учредило на их землях область Саньчуань.
Западные пределы Цинъ не отмечены, так как разграничения с сюнну и другими племенами, естественно, не существовали и границы были весьма подвижными.
Регентом и фактическим правителем Цинь был Люй Бувэй. Ли Сы был его секретарем - шэжэнем. Военачальниками были Мэн Ао, Ван Ци и Бяо-гун.
В 238 году до н. э. он достиг совершеннолетия (совершеннолетие считалось с 21 года) и решительно взял власть в свои руки. В том же году ему донесли о сожительстве его матери и Лао Ая. Ему также сообщили, что его мать тайно родила двух детей, один из которых готовится стать его преемником. Ван приказал чиновникам провести расследование, которое подтвердило все подозрения. За это время Лао Ай подделал государственную печать и стал собирать войска для нападения на дворец. Ин Чжэн поручил советникам срочно собрать войска и направить против Лао Ая. Произошёл бой около Сяньяна, в котором было убито несколько сот человек. Лао Ай, его родственники и сообщники были казнены, виновные из числа придворных были жестоко наказаны. Казнено 20 крупных чиновников, уничтожены их роды, еще 4 тыс. семей, замешанных в заговоре, были сосланы в Сычуань и лишены всех рангов.
В 237 году до н. э. Люй Бувэй за его связи с Лао Аем был смещён и отправлен в ссылку в Сычуань, но по дороге покончил с собой. В ссылку была отправлена также мать Ин Чжэна Чжао, которую после увещеваний советников вернули во дворец (она умерла в 228 г. до н.э.).
Есть ли описание вида Первого настоящего императора Поднебесной, железной рукой управляющего огромной империей с населением аж 22 миллиона (оценка)? Есть. Но оно опять же исходит от ненавидящих его конфуцианских мудрецов. Вот какой портрет у них получился:
При встречах с Вэй Ляо циньский ван относился к нему как к равному, стараясь не отличаться от него даже в одежде и пище, но Вэй Ляо говорил:
“Обличье циньского вана таково: у него острый нос, удлиненные косые глаза, грудь как у хищной птицы, голос как у шакала. В нем мало доброты, а сердце как у тигра или волка. В затруднительных положениях он легко ставит себя ниже других, а добившись цели, так же легко губит людей. Я — человек низкого звания, но при встречах он всегда ставит себя ниже меня. Если в самом деле циньскому вану удастся добиться своих целей в Поднебесной, то все в ней станут его рабами. Я не могу долго оставаться у него!”. И решил бежать.
Циньский ван, узнав о таком намерении Вэй Ляо, настойчиво удерживал его, назначил старшим военачальником циньского государства. В конце концов применил предложенные им планы, но поручил их осуществление Ли Сы.




Канонический портрет Ши Хуанди

Во-первых, кто такой Вэй Ляо, называющий себя человеком низкого звания (дословно - "одетый в холщовые одежды"), но которого будущий император демонстративно изображал равным, если не выше себя? Загадка. Такой военный теоретик известен, он написал военный трактат, названный его именем, "Вэй Ляо-цзы". Но вот беда - кроме Сыма Цяня никто не упомянул такого во времена правления Ин Чжэна. Более того, в 1972 году текст этого трактата* раскопали археологи в гробнице династии Хань в округе Линьи и установили его древность - IV в. до н.э. Хотя есть предположения, что трактатов было два, а, может быть, и Вэй Ляо два?
* особо оригинального мало. Важнейший ресурс государства - сельское хозяйство и население. Гуманистические ценности защищаются, для подавления инакомыслия и мешающих развитию государства допускается применение жёстких мер. Многочисленные ссылки на другие военные труды при отсутствии намёка на личный опыт.
Во-вторых, портрет императора получился карикатурным, явно, что он сочинён недругами императора. Впоследствии историки, например, Го Мо-жо, увидели в том болезненную хилость, отсюда жестокость и т.п. Едва ли.
Справочка: в тексте не только у меня, но и повсеместно фигурируют имена Ин Чжэн, Цинь Шихуан и Цинь Шихуанди. Напоминаю суть: личное имя не менялось в течение жизни и даже при коронации, вступлении на престол и т.п. Но стоило правителю помереть, как он получал ПОСМЕРТНОЕ имя. Другие это называют посмертным титулом. В нём уже заложена некая информация: приставки -цзюн, -гун, -ван, -хуанди (правитель, князь, царь, император) и краткая характеристика усопшего: Ю [Тёмный; Сокровенный], Ли [Свирепый; Чистый], Лин [Связанный с Духами; Вещий], И [Усмиряющий; Мирный], Минь [Болезный], Ян [Пламенный; Опаляющий] и т.д. Но наиболее часто встречаются эпитеты Сяо (почтительный к родителям; усердный) и Хуй (милостивый, добрый). Впрочем, иероглиф "Хуй" переводят на русский из-за непечатности искажённо.
И вот под посмертными именами-титулами всякие цари нам известны более. Тут Китай не исключение. Пипин Короткий, Геральд Синезубый, Эрик Рыжий, Иван Грозный.

Но Ин Чжэн провёл реформу посмертных имён: «Мы слышали, что в глубокой древности у правителей были титулы при жизни, но не существовало посмертных титулов. В средней древности существовали титулы, но после смерти давались ещё и посмертные имена, согласно их деяниям. Если делать так, то получается, что сын обсуждает поступки отца, а подданные обсуждают поступки правителя. Такое совершенно недопустимо, и мы не последуем этому обычаю. Отныне и впредь отменяем присвоение посмертных титулов. Мы будем титуловаться Ши-хуанди — первый властитель-император, а последующие поколения правителей пусть именуются в порядке счёта — Эр-ши — второй, Сань-ши — третий, и так до десятитысячного поколения, власть нашего рода будет передаваться бесконечно».
Собственно, династия, рассчитанная на 10 000 поколений, умерла уже на третьем, 14 лет... А титул императора остался. Но мы так отдалены от той древности. Поэтому называть можем любым именем, помня, что все эти гуны и ваны уже умерли, но в прижизненных титулах путаться не надо. Это важно.
Ли Му



Портрет Ли Му эпохи Империи Цин
Год рождения этого полководца неизвестен. Стал известен только в должности военачальника на северной границе Чжао, в области Дай, защищал земли царства Чжао от вторжений кочевников. Он обладал большими полномочиями: назначал по своему усмотрению чиновников и все налоги с торговли отправлял в походную казну. В этой области он, собственно, был правителем, распоряжался самовластно. Пишут, что солдатам был отец родной - обучал, заботился тщательно, вёл усиленную разведку и шпионаж. Подчинённые отвечали ему искренним уважением.
Набеги кочевников Ли Му встречал пассивно. Он отдал войскам приказ, в котором говорилось: «Если хунну* вторгнутся с целью грабежа, немедленно собирайте имущество и укрывайтесь в укреплениях. Кто посмеет ловить варваров, будет обезглавлен».
*Тут надо пояснить. Хунну тогда ещё не грабили Китай. Как и сюнну, что в принципе одно и то же. Но о Ли Му писал Сыма Цянь спустя пару столетий, в те годы все кочевники собирательно назывались "хунну". Те самые гунны, наведшие ужас на Европу. Но пока это были просто кочевники-скотоводы, развлекались мелким грабежом.
Сигнальные маяки на вышках заботливо зажигались, войска сразу же собирали имущество и укрывались в укреплениях**, не осмеливаясь вступать в сражение. Так продолжалось несколько лет, и никаких потерь чжаосцы не несли. Из-за отказа Ли Му вступить в сражение кочевники считали его трусом, но хуже этого - такого же мнения о нём стали придерживаться и сами чжаоские войска. Ван Чжао стал упрекать Ли Му в пассивности, но Ли Му продолжал действовать по-прежнему. Тогда правитель Чжао отозвал Ли Му и назначил вместо него другого командующего.
Целый год, каждый раз, когда являлись кочевники, новый военачальник выходил на бой. В сражениях он потерпел несколько неудач, понёс большие потери, а на границах невозможно стало заниматься земледелием, скотоводством и торговлей.
**Чжао уже тогда возвело "китайскую стену" от кочевников. Она, разумеется, не была неприступной. Варвары неизменно прорывались сквозь неё, но теряли на это время.
Тогда вновь позвали Ли Му. Однако Ли Му, ссылаясь на болезнь, отказался выходить из дома. Чжаоский правитель едва ли не лично вытащил Ли Му из постели и приказал ему командовать войсками. Ли Му поставил условие - не лезть в его военные дела. Он не только продолжал свою тактику, но сделал укрывательство ещё более глобальным. А меж тем тренировал армию. Он отобрал 1300 лучших колесниц, 13 тысяч лучших коней, пятьдесят тысяч пехотинцев и сто тысяч лучников, организовал и обучил всех. Затем он выпустил весь скот в степь. Кочевники вторглись небольшими силами, чжаосцы отступили, но для сопротивления оставили несколько тысяч человек. Шаньюй (правитель кочевников), узнав, что добычи много, а войск противника мало, вторгся во главе крупных сил. Ли Му, устроивший многочисленные засады, ударил с флангов, окружил и наголову разбил агрессора, истребив свыше ста тысяч всадников. Если Сыма Цянь и преувеличил, факт, что кочевники понесли тяжёлые потери.
Затем Ли Му перешёл в наступление, уничтожил племя даньлань, разбил племя дунху и вынудил сдаться племя линьху, шаньюй бежал. После этого сокрушительного поражения кочевники в продолжение более десяти лет не смели приближаться к пограничной стене во владении Чжао.
Между тем на другом фронте продолжалась тяжелейшая война с Цинь, с Янь и опять с Цинь. В 234 до н. э. в битве при Пинъяне чжаоская армия была разбита, потеряв 100 тысяч человек (циньцы, как обычно, казнили всех попавших в плен). Чжао уже потеряло огромную территорию, союзников не было. И правитель Чжао назначил Ли Му главнокомандующим. Ли Му оставил северную границу, скорым маршем повёл войска на юг, соединился со столичными войсками и... занял оборону. И дождался удобного момента. В 233 до н. э. в битве при Фэй чжаоский полководец нанёс сокрушительное поражение стотысячной армии Хуань Ци, которая была почти полностью истреблена. Хуань Ци бежал в царство Янь, опасаясь возмездия за разгром его армии. За одержанную победу Ли Му был удостоен чжаоским ваном звания «уань-цзюнь» (правитель, умиротворяющий оружием), приблизительно соответствует современному званию фельдмаршала или генералиссимуса. В 232 до н. э. циньцы напали на Фаньу, но опять были разбиты. А с юга двинулись войска Хань и Вэй, являвшихся тогда союзниками царства Цинь. Ли Му разбил и их, но чжаоские армии тоже понесли существенные потери, и отступили к столице Ханьдань.
А правителем был уже другой ван, Цян-ван (Ю-мяо-ван), сын предыдущего правителя от наложницы-танцовщицы, интригами матери возведённый на трон в обход законного наследника. Интриги, землетрясение, засуха и голод обрушились на Чжао. И в 229 до н. э. Цинь направило против Чжао огромные силы. Ли Му снова укрыл войска за мощными укреплениями, и успешно отбивал штурмы: циньцы при безуспешных попытках атаковать несли большие потери. Но первый министр Го Кай был подкуплен циньскими агентами, Ли Му был обвинён в подготовке мятежа и сговоре с циньцами. Он был снят с должности и казнён, его заместитель генерал Сыма Шан смещён с поста. Уже через 3 месяца циньцы атаковали и разбили чжаоские войска. В 228 году до н. э. захватили столицу Чжао, Цян-ван взят в плен. Царство Чжао было окончательно уничтожено и навсегда исчезло со страниц истории.
Хань Фэй-цзы


Хань Фэй, или, как его часто называют, «Учитель Хань Фэй», Хань Фэй-цзы родился около 280 г. до н.э. в аристократической семье в царстве Хань. Изучал конфуцианскую теорию под руководством Сюнь-цзы. Его «однокашником» был человек по имени Ли Сы, позднее получивший пост премьер-министра первого китайского императора.
Хань Фэй - один из лучших представителей школы легистов. Он сумел, как никто другой, ясно, четко и доступно обобщить и сформулировать идеи, получившие название «легистских». Предлагал управлять при помощи законов, утверждающих абсолютную власть правителя. Его идеи в корне отличаются от конфуцианских (но близки даосским).
Хань Фэй-цзы сам пробовал заниматься государственной деятельностью и предлагал свои услуги в качестве советника вану Хань, однако безуспешно. Разочаровался. Наконец ханьский ван решил послать беспокойного философа послом в Цинь, но тут как раз разразилась циньско-ханьская война и это путешествие Хань Фэй-цзы оказалось последним в его жизни. В царстве Цинь Хань Фэй-цзы был брошен в тюрьму, и в конце концов ему приказали выпить яд. Это произошло примерно в 233 г. до н.э. Было ему тогда 47 лет примерно.
Хань Фэй-цзы был умерщвлен несмотря на то, что сам будущий император восхищался сочинениями Хань Фэй-цзы и интересовался их автором. Однако его советник, однокашник философа, Ли Сы, настоял на казни бывшего соученика на том основании, что посол слишком предан интересам Хань и может причинить вред царству Цинь, вернувшись на родину.
По другой версии Ин Чжэн восторгался работами философа несколько запоздало, уже после его смерти и сожалел, что отправил того в тюрьму.
В книге «Хань Фэй-цзы» собрано 55 глав, в сущности, самостоятельных сочинений, посвященных искусству управления государством и приписываемых Хань Фэй-цзы. Однако авторство большинства из них сомнительно, хотя некоторые действительно аутентичны.
Хань Фэй-цзы полагал, что людям свойственно преследовать только личный интерес, и даже рождение и воспитание детей связаны с долгосрочными интересами родителей. Разумеется, существуют и альтруисты, однако их слишком мало, это исключение из правил, вот почему успешная теория управления должна базироваться на совершенно иных принципах, нежели конфуцианские, - ведь речь идет об управлении как можно большим количеством людей, и оно не может строиться на психологии меньшинства, каким бы добродетельным оно не было.
Хань Фэй-цзы считал, что именно человеческий эгоизм, преследование собственной выгоды является причиной, корнями политического хаоса, однако как раз это и позволяет управлять людьми. У людей есть пристрастии и антипатии, они стремятся вести себя так, чтобы получить желаемое и избежать неприятностей. Именно поэтому они больше всего реагируют на наказания и поощрения, которые и являются тем, что Хань Фэй-цзы и его последователи остроумно называли «двумя рукоятками» управления. У нас это называют более конкретно - "политика кнута и пряника".
Наоборот, утверждает Хань Фэй-цзы, добродетельным человеком, идеалом конфуцианства, управлять гораздо сложнее - такой человек руководствуется отнюдь не собственной выгодой, поэтому воздействовать на него с помощью наказаний и наград не так-то просто. Нет такой «рукоятки», манипулируя которой можно было бы управлять таким подданным, заставить его подчиняться введенному правителем закону.
Хань Фэй-цзы признавал, что в Китае был золотой век, и людьми можно было управлять, опираясь только на моральные ценности и добродетели. Но человеческая природа с тех пор не изменилась (как утверждали конфуцианцы), просто изменились материальные условия, в которых существовало общество. Просто в те времена всего было вдоволь, и люди могли позволить себе быть добрыми и щедрыми, а теперь - в эпоху, современную Хань Фэй-цзы - ресурсы истощены, людей стало много, и им приходится бороться за существование. Кроме того, нравы в древности были простые, и даже правители не пользовались своими привилегиями для того, чтобы жить в роскоши. Власть не доставляла особых материальных преимуществ, поэтому люди за ней и не гонялись, облегчая проблемы древних императоров, которые позволяли себе даже добровольно уступать трон.
Таким образом, различие между людьми древности и современности заключалась не в различии их моральных качеств, как утверждали конфуцианцы, а в материальных условиях существования. А так как эти условия резко изменились, то Хань Фэй-цзы отрицал справедливость их претензий на проведение политики управления при помощи моральных ценностей, на возврат к добродетельному правлению императоров золотого века.
К истории Хань Фэй-цзы относился очень серьезно. Ведь в ходе исторического процесса, с одной стороны, меняются материальные условия существования, и это позволяет утверждать, что характер правления тоже меняется. Он настаивает на тщательном изучении истории, так как именно она (а не изучение каких-то абстрактных идеальных теорий) способствует определению наиболее эффективных современных методов управления.
Люди не склонны по доброй воле подчиняться воле закона, поэтому-то и нужны награды и наказания, с помощью которых можно заставить людей исполнять то, что требует закон. Именно поэтому Хань Фэй-цзы настаивал на жестоких наказаниях для преступников: если люди будут чувствовать, что наказание последует не слишком суровое, они непременно будут совершать преступления, искушаемые выгодой от преступления, если возможные последствия не будут катастрофическими. Поэтому легкие наказания за уголовные преступления, с точки зрения Хань Фэй-цзы, просто бесчеловечны.
Без суровых наказаний преступления будут множиться, ничем не останавливаемые, и наказания придется применять снова и снова. Если же наказания будут настолько суровыми, что никто не осмелится совершать преступления, то и наказания не будут применяться.
Но эффективность наказаний сильно зависит от раскрываемости преступлений. Поэтому Хань Фэй-цзы предусматривал введение наград за доносы о проступках близких. Кроме того, он выступал за введение системы коллективной ответственности (круговой поруки), в соответствии с которой соседи и родственники преступника также отвечают за его преступление. Это позволит без особых затрат выявить преступления и привести подданных к послушанию.
Короче, верный последователь Шан Яна. Но ещё круче. Категория фа у Хань Фэй-цзы означает «писаный закон» - кодекс правил поведения, составленный правителем и обязательный для исполнения подданными. Такой писаный закон должен служить единственным критерием правильности поведения для людей, заменив собой все остальные нормы и представления о правильном и неправильном, в том числе почерпнутые из обычаев и ритуалов. Сам Хань Фэй-цзы сравнивал такой закон с меловой линией, проведенной плотником, чтобы отделить прямое от кривого. Эта аналогия говорит о том, что Хань Фэй-цзы стремился сделать закон вполне однозначным, ясным и общедоступным. Легисты считали, что такой закон, воплощенный в указах правителя, способствовал бы стандартизации и унификации общественных норм поведения и самого поведения.
При этом законы не должны меняться слишком часто, так как частые перемены вносят хаос и беспорядок в умы людей. Если какой-то закон нужно модифицировать, то лучше его отменить целиком и ввести новый.
Хань Фэй-цзы говорил, что сами конфуцианцы столько спорят о правильном значении ритуалов и добродетелей, что простые люди не в состоянии в этом разобраться и понять, как же им себя вести. Напротив, критерии поведения должны заключаться в писаном законе, а судьи должны быть учителями народа.
Частное же преподавание должно быть запрещено. Считается, что именно поэтому первый император Цинь Шихуан-ди столь жестоко расправлялся с тысячами конфуцианцев, погребая их живьем, а конфуцианские книги сжигая.
Хань Фэй писал, что исконный и неизменный принцип мироздания состоит в том, что подданный служит властителю, сын - отцу, а жена - мужу. При этом подчинение государю важнее, чем семейные обязательства.
Когда внутри государства установлены мир и покой, государь вправе позаботиться о расширении границ своего государства военными средствами. Военная мощь возникает там, где цветущее хозяйство. Поэтому государь должен считать единственным полезным занятием подданных ведение сельского хозяйства. Все остальные занятия, особенно учёные, должны прекратиться.
Давать милостыню нищим глупо и несправедливо, равно как и перераспределять доходы богатых в пользу бедных. По словам Хань Фэя, это равнозначно грабительству рачительных и прилежных с целью удовлетворения расточительных и ленивых.
Короче - убеждённый сторонник деспотического правления. Но, как говорится - "за что боролся, на то и напоролся". Сам погиб и царство своё не спас. А деспотический режим, установлению которого он способствовал, существовал недолго, но жизни лишил многих. Хань Фэй-цзы в том числе.
239 г. до н.э. - младший брат вана Чэн Цзяо (ц.Цинь), носивший титул Чанъань-цзюня, ведя войска, напал на княжество Чжао, а затем поднял восстание и был убит в Туньлю. Всех командиров его отряда казнили, а жителей Туньлю переселили в Линьтао. Мне непонятно, что за младший брат и зачем и против кого он восставал.
В это время рыба в Хуанхэ в большом числе ушла в верховья, и люди на легких тележках и сильных лошадях устремились на восток в поисках пищи. Вот попробуй тут комментировать - либо это просто наводнение, голод, люди бросают всё и отправляются в верховья спасаться от голода рыбой - так у Сыма Цяня, либо это жирный намёк на одномоментное восстание, волнение и переселение (рыба — символ простого народа). А Сыма Цянь мог просто не понять намёка из доставшейся инфы.
- Лао Аю пожаловали титул Чансинь-хоу, одарили землями в Шаньяне. Дворцы и дома, повозки и лошади, платья и одежды, сады и парки, выезды и охоты — все при дворе устраивалось по прихоти Лао Ая. Не было ни одного большого или малого дела, которое решалось бы без Лао Ая. Кроме того, область Тайюань, находившаяся к западу от Хуанхэ, была переименована в Айго (владение Ая).
Ужас, ужас, как пишут историки-конфуцианцы. Этот псевдо-евнух захватывает власть при ещё юном ване (ему уже за 20 лет). Прихоти, разврат, негодяй, короче. Может, тут шибко преувеличено?Но поздно - традиция сделала имя Лао Ая нарицательным, как символ распутства.
238 г. до н.э. - Последним правителем Хань был Ань-ван (238-230 гг. до н.э.). Он уже практически не воевал, ничего не планировал и покорно ждал своей участи.
- Цинь напало на вэйские города Юань и Пуян.
- В четвертой луне Ин Чжэн остановился в Юн (Юн, или Юнчэн, находился в совр. уезде Фэнсян пров. Шэньси, примерно в 100 км к западу от Сяньяна). В день цзи-ю по случаю своего совершеннолетия государь совершил обряд надевания головного убора и пояса с мечом.
Согласно чжоуским установлениям сыновья Сына Неба и владетельных князей в 19- и 20-летнем возрасте совершали обряд надевания специального головного убора по случаю совершеннолетия. Циньский Чжэн исполнил этот обряд позднее — в возрасте 22 лет, как и его предки.
- Лао Ай организовал заговор, но об этом стало известно. Тогда он подделал печати государя и вдовствующей государыни и, используя эти си (печати)*, стал собирать местные войска, воинов дворцовой стражи, конников из правительственных войск, вождей жунов и ди с воинами, а также дворцовых служителей, намереваясь напасть на дворец Циняньгун (“Дворец моления об урожае”, находился к западу от Сяньяна в совр. уезде Фэнсян).
*Си - “печать”. В Цинь этот термин употреблялся лишь для царской печати, которая изготовлялась из белого нефрита, а ручка делалась в виде тигра или дракона. На таких печатях имелись надписи с благопожеланиями. В других местах написано " печать украл". Насколько всё же бюрократия одолела Цинь! Невольно вспоминаются Стругацкие, Сказка о Тройке, страшная Большая печать:
– Неужели Печать? – спросил он с ужасом.
– Да, – сказал Роман. – Увы.
– Большая?
– Очень большая, – сказал Роман.
– Ты такой еще не нюхивал, – добавил Витька.
– И круглая?
– Зверски круглая, – сказал Роман. – Никаких шансов.

Узнав о заговоре, ван приказал своему первому советнику, Чанпин-цзюню и Чанвэнь-цзюню* двинуть против Лао Ая войска. Бой произошел под Сяньяном. Было перебито несколько сот восставших. Все военачальники, участвовавшие в битве, были повышены в звании, даже евнухи — участники боя — также получили повышение на одну степень. Лао Ай и его сообщники, потерпев поражение, бежали. Затем по стране объявили указ: тот, кто схватит Лао Ая живым, получит награду в сотню десятков тысяч, а тот, кто убьет его, получит награду в полсотни десятков тысяч денег. Конечно, за такие деньги поймали не только Лао Ая, но и всех его сообщников, начальника дворцовой стражи Цзе, начальника столичного округа Сы, начальника дворцовой охоты Цзе, чжундафулина Ци и других; двадцать человек казнили, их головы выставили на шестах, тела в назидание другим разорвали колесницами, а роды их истребили. Что касается дворцовых служителей, то менее виновных из них заставили носить дрова в храм предков. Более четырех тысяч семей лишили титулов, сослали в Шу и поселили в Фанлине. *первый советник - Люй Бувэй; Чанпин-цзюнь — чуский княжич; личность Чанвэнь-цзюня неясна. Эти трое и возглавили расправу над Лао Аем.
- Ян Дуань-хэ (полководец Цинь) напал на Яньши (город княжества Вэй, находившийся, по одним данным, в Хэнани, по другим - на востоке Шэньси).
237 г. до н.э. первый советник Люй Бувэй (Цинь) был обвинен в связях с Лао Аем и смещен. Мать вана отправлена в ссылку в Юн (100 км к западу от Сяньяна). Но из Ци и Чжао прибыли послы, и в их честь устроили пир. Мао Цзяо, уроженец Ци, сказал циньскому вану:
“Дом Цинь действует ныне во имя приобретения Поднебесной, но вы, Великий ван, имеете репутацию человека, сославшего вдовствующую государыню. Боюсь, что, услышав об этом, владетельные князья выступят против Цинь”. После этого Ин Чжэн встретился со своей матерью в Юн и привез ее в Сяньян, вновь поселив во дворце.
- После смерти Као-ле-вана его сын Ю-ван (237-228 гг. до н.э.) пытался сохранить царство Чу. Успеха он не имел.
- После отстранения Люй Бувэя премьер-министром стал легист Ли Сы.
Не доверяя своим советникам, Ин Чжэн отдал приказ выслать из страны всех не-циньских чиновников. Ли Сы написал ему докладную, в которой обосновал, что такая мера приведёт только к усилению вражеских царств, и указ был отменён.

Ли Сы


Ли Сы родился ок. 280 до н. э в местности Шанцай царства Чу (современная провинция Хэнань). В молодости он был дровосеком, затем сумел получить должность младшего чиновника в Чу. Однажды он обратил внимание, что крысы в отхожем месте были злые и грязные, а в амбаре — сытые и спокойные. Он сделал вывод, что значимость людей определяется их социальным статусом, который каждому выпадает случайным образом, и люди не имеют моральных ограничений в стремлении добиться того, что они считают в данный момент наилучшим для них. Он решил сделать карьеру и принялся упорно учиться. Проучившись у выдающегося конфуцианского ученого Сюнь-цзы, он решил поискать счастья в самом сильном государстве того времени — в Цинь. Сюнь-цзы не одобрил поступка своего ученика и предупредил, что государственная служба таит в себе много опасностей. На это Ли Сы с усмешкой заявил: «Долго находиться в незнатном статусе, в тяжелом и мучительном материальном положении, осуждать свой век и питать отвращение к политике, выдавать себя за наслаждающегося недеянием совершенномудрого — не лучшая манера поведения для учёного, о мой наставник»
В царстве Цинь ему покровительствовал главный советник Люй Бувэй, и он смог добиться аудиенции у вана Ин Чжэна. Ван высоко оценил его идеи о том, как объединить Китай, и стал прислушиваться к его советам.
В 237 году циньские придворные, недовольные тем, что иностранцам дают множество постов, взбунтовались и предложили императору изгнать из страны всех чужеземцев. Ли Сы попадал под указ о изгнании, который, как говорят, был уже готов. Он предстал перед императором и мастерски расписал все преимущества, которые дают циньскому государству «пришлые советники», не забыв упомянуть «знойных девушек Чжао». Приказ об изгнании не был отдан, а за свой красноречивый доклад Ли Сы получил повышение.
Согласно «Историческим запискам» Сыма Цяня, именно Ли Сы подготовил устранение принца Хань Фэй-цзы, выдающегося учёного и писателя того времени (они учились у Сюнь-цзы вместе). . Завидуя ему, Ли Сы уговорил Цинь Шихуана посадить его в тюрьму, где заставил его принять яд.
По совету Ли Сы император стал преследовать учёных «ста школ», и в первую очередь конфуцианцев. Ли Сы предложил запретить все школы и сжечь все политические книги, наказав смертной казнью тех, кто их хранит, кроме отдельных медицинских и гадательных книг и книг о земледелии. В 214 до н. э. были уничтожены все труды Конфуция и устроено массовое сожжение книг, которые было необходимо сдавать властям под угрозой казни, а когда учёные объявили протест, в 213 до н. э. были казнены 460 конфуцианцев.
Перед смертью Цинь Шихуан послал письмо своему старшему сыну Фу Су с завещанием, оставляя ему империю и указанием встречать траурный кортеж. Главный евнух Чжао Гао задержал отправку письма, и письмо так и не дошло до адресата.
Чжао Гао с помощью интриг смог взять в свои руки дела государства, уговорив нового императора не принимать чиновников непосредственно. В начале правления по приказу Эрши Хуана были казнены большинство губернаторов и чиновников при дворе. В конце концов очередь дошла и до Ли Сы.
В 208 г.до н.э. Чжао Гао оговорил Ли Сы перед императором, желая устранить могущественного соперника от дел управления государственным аппаратом. Совершив невероятную карьеру от безвестного дровосека до поста первого министра циньской империи, в возрасте 72 лет Ли Сы испытал такое же невероятное падение — он лишился не только всех постов и званий, но и жизни вместе со всем своим родом. О казни Ли Сы существуют противоречивые сведения. Согласно Сыма Цяню, он был разрублен надвое в пояснице на центральной площади Сяньяна, столицы империи, но «Хуайнань-цзы» и «Янь те лунь» утверждают, что Ли Сы был разорван на части колесницами в городе Юньян, что в уезде Шуньхуа провинции Шэньси. Вместе с Ли Сы, в соответствии с законами империи о государственных преступниках, был истреблен и весь его род до третьего колена.
Ли Сы был созидателем бюрократического аппарата, который после Цинь использовался последующими династиями. Системы мер, весов и денежного обращения были приведены в порядок. Государство Цинь стало очень эффективным и сильным. Ли Сы привёл в систему китайские иероглифы и ввёл стандартное написание и стандартный шрифт, собрав образцы из разных областей Китая.
В целом Сыма Цянь рисует Ли Сы как умного и расчетливого царедворца, думавшего и о судьбах империи, и о своей карьере.
Чжао Гао


Чжао Гао — главный евнух при императорском дворе династии Цинь. Хотя он упоминается как евнух, он не прошёл процедуры кастрации, был половым инвалидом с рождения.
Он был чиновником низкого ранга, совершил тяжёлое преступление и должен был быть казнён по приговору государственного прокурора Мэн И. Но Ин Чжэн даровал ему прощение и восстановил его в должности, так как считал его подходящим человеком для исполнения своих обязанностей.
И Чжао Гао сделал карьеру. Перед смертью, император, оставляя империю своему старшему сыну Фу Су, послал тому письмо с завещанием и указанием встречать траурный кортеж. Чжао Гао, был начальником канцелярии, должен был поставить на письмо печать и отправить. Но он задержал отправку письма, увидев для себя шанс.
Цинь Шихуан умер, Чжао Гао и Ли Сы некоторое время скрывали его смерть (см.выше). Воспользовавшись печатью императора, обрёк на смерть многих: сына-наследника императора, главного полководца, судья Мэн И также был убит.
Вначале заговорщики действовали вместе, возведя на трон Эрши Хуана, но в 208 г.до н.э. Чжао Гао смог расправиться и с Ли Сы и занял должность главного советника.
Меж тем повсеместно вспыхивали восстания. В 207 до н. э. восстание охватило всю империю, все шесть покоренных царств были потеряны, и Чжао Гао испугался, что император обвинит его в поражениях. Он организовал отряд, который ворвался во дворец под видом преследования разбойников; императору было приказано покончить с собой.
Новый правитель Цзыин — племянник Эрши Хуана — по совету Чжао Гао принял титул вана, а не императора, так как Цинь уже не контролировало всего Китая. Цзыин испугался, что Чжао Гао таким же способом казнит и его. Во время поста при принятии должности он не вышел в храм, и Чжао Гао пошёл к нему лично просить войти в храм. Тогда Цзыин убил Чжао Гао.
Цзыину удалось продержаться у власти 46 дней, но за это время он успел истребить род Чжао Гао
Обыгрывание сюжета: "Верь мне, а не глазам своим" вообще излюбленная тема на разные случаи жизни, у разных народов:

Однажды прихожу домой - был трезв не очень я,
В конюшне вижу лошадь я, а лошадь не моя.
Своей хорошенькой жене сказал с упрёком я:
- Зачем чужая лошадь там, где быть должна моя?

- Что? Где ты лошадь видишь там? Уж шёл бы лучше спать!
Корова дойная стоит, что привела мне мать!
Я повидал весь белый свет, объездил все края,
Коровы дойной под седлом нигде не видел я!
Чжао Гао оставил после себя и знаменитую китайскую поговорку для описания случаев намеренного грубого искажения очевидных фактов в конъюнктурных целях - «указывая на оленя, называть его лошадью» (чжи лу вэй ма)
Сыма Цянь: «Задумав переворот, Чжао Гао боялся, что некоторые царедворцы не послушаются его приказов. Поэтому он решил сначала испытать их. Он приказал привести оленя и представил его императору, назвав лошадью. Эрши Хуан рассмеялся и сказал: „Возможно, советник ошибается, называя оленя лошадью?“ И спросил всех, кто был вокруг. Некоторые молчали, некоторые, в надежде на благосклонность Чжао Гао, заявили, что это лошадь, другие же сказали, что это несомненно олень. Позднее Чжао тайно наказал всех, кто признал правду, осудив их за разные преступления. После этого чиновники смертельно боялись евнуха».

236 г. до н.э. - военачальники Цинь - Ван Цзянь, Хуань Ци и Ян Дуань-хэ напали на княжество Е (Е, или Есянь, находилось в совр. уезде Линьчжан на юге пров. Хэбэй), захватили девять городов. После этого все отряды соединились в одну армию под командованием Ван Цзяня. Через восемнадцать дней войска вернулись. После чего армия была сокращена на 80% (рядовые и доу-ши*)
*Доу-ши - дословно "одно доу риса" (в период Цинь доу составляло около 3 кг); название мелких чиновников и младших чинов в армии. Такой был дневной паёк или дневная плата. Армию сокращали явно временно, для экономии.
235 г. до н.э. - Период правления младшего сына правителя Чжао от наложницы-певички - Цяня, личное имя Цянь, ставшего Ю-мяо-ваном (235-228 гг. до н.э.), был последним в истории этого царства. Получил престол благодаря уговорам своей матери в ущерб правам законного наследника принца Цзя.
- отравился, боясь казни, Люй Бувэй. Его хоронили тайком. Присутствовавших на похоронах приближенных Люй Бувэя наказали, уроженцев из княжества Цзинь изгнали из Цинь, а тех, кто был циньцем и получал довольствие более шестисот даней зерна в год, лишили титулов и переселили, тех же, кто получал менее пятисот даней зерна, переселили, не лишая титулов. Было решено отныне и впредь у тех, кто, подобно Лао Аю и Люй Бувэю, поведет дела государства не по правильному пути, конфисковывать дом и имущество и поступать как в данном случае.
234 г. до н.э. - Цинь в последний раз выступило против Хань. Желая спасти царство от гибели, Ань-ван отправил в Цинь послом знаменитого философа Хань Фэй-цзы. Но посол был посажен в тюрьму, где вскоре и погиб. Существует версия, что Хань Фэй-цзы был отравлен его завистливым соучеником Ли Сы. Оба они в молодости были учениками знаменитого конфуцианца Сюнь-цзы.
- силы царства Цинь (полководец Хуань Ци) одержали победу над Чжао в Пинъяне, убит чжаоский военачальник Ху Чжэ, казнено сто тысяч человек. Чжаоский ван бежал в Хэнань.
233 г. до н.э.- Битва при Фэй. Главнокомандующим силами Чжао был назначен Ли Му, отличившийся в защите северных границ от кочевников. Армия Ли Му двинулась из Ханьданя на Иань, занятый циньскими войсками. Зная, что боевой дух циньских воинов после одержанных предыдущих побед весьма высок, Ли Му приказал своим войскам укрепиться близ города, ожидая вероятной атаки противника. Позиция в Иане была плохой и циньский командующий Хуань Ци отправил войска в сторону обороняемого чжаосцами города Фэй, надеясь тем самым отвлечь армию противника к нему, чтобы укрепить позиции. Помощник главнокомандующего генерал Чжао Цун предложил Ли Му послать подкрепление к защитникам Фэй, но Ли Му отказался. Он дождался когда большая часть армии Цинь двинулась к Фэй и внезапно атаковал лагерь противника, где осталась меньшая часть циньского войска. Разгромив циньцев и взяв множество пленных, армия Чжао захватила лагерь и находившиеся в нём запасы, тем самым вынудив войска Цинь вернутся под Иань. Предугадав возвращение циньцев к лагерю, Ли Му устроил на их пути засаду, в которую попало все войско Цинь. Армия Цинь в ходе сражения была окружена и почти полностью уничтожена. Потери циньцев составили более 100 000 человек. Хуань Ци смог вырваться из окружения, но, опасаясь возмездия от правителя Цинь, бежал в царство Янь. Это было одно из редких поражений Цинь.
- Ханьский посол-легист Хань Фэй-цзы умервщлён в циньской тюрьме.
232 г. до н.э. - циньцы напали на Фаньу (в некоторых текстах — Паньу), но опять были разбиты. Войска Ли Му, двигаясь к югу, также отразили наступление войск царств Хань и Вэй, являвшихся тогда союзниками царства Цинь. Тем не менее чжаоские армии тоже понесли значительные потери, и отступили, чтобы прикрыть столицу царства город Ханьдань.
231 г. до н.э. - в девятой луне ван Цинь солдат послал принять земли Хань в Наньяне, управителем там поставили Тэна. Впервые мужчинам приказали записывать у чиновников свой возраст. Цинь устанавливает в Хань свои порядки.
- Правитель Вэй поднес циньскому вану земли. Цинь основало поселение в Лии (Позднее в этом районе воздвигнута усыпальница Ши-хуана. Возможно, уже начались подготовительные работы?)
230 г. до н.э. - начальник столичного округа Тэн напал на Хань, взял в плен ханьского правителя (Хань-ван Ань, 238-230 гг. до н.э.) и занял все принадлежащие ему земли, на которых учредили область, названную Инчуань (на территории совр. пров. Хэнань, включая уезды Юйсянь, Синьчжэн и др., к югу от г. Чжэнчжоу).
Цинь оккупировало остатки царства Хань. Это была первая из шести держав, аннексированных Цинь.
- Природные бедствия (землетрясение в области Дай в 231 до н. э. и сильная засуха в 230 до н. э., вызвавшая голод) существенно подорвали обороноспособность Чжао, и Цинь, использовала это обстоятельство.
229 г. до н.э. - Цинь направило против Чжао огромные силы. Циньские армии, руководимые Ван Цзянем, наступали с запада, из "верхних земель"* спустились до Цзинсина, а силы во главе Ян Дуаньхэ и Цзян Хуем шли с юга, из района Хэнэя. Поскольку циньские войска в полевом сражении обладали значительным превосходством, чжаоский генерал Ли Му укрыл войска за мощными укреплениями столицы Ханьдань, и ситуация стала патовой: циньцы при безуспешных попытках атаковать чжаоские укрепления несли большие потери, в то время как чжаоский полководец не желал выводить войска из укреплений и вести полевое сражение с численно превосходящим противником. Однако осада продолжалась.
* Шанди — “верхние земли”- территория области Шанцзюнь (север совр. пров. Шэньси и юг совр. Автономного района Внутренняя Монголия). Цзинсин — одноименный совр. уезд в пров. Хэбэй западнее Шицзячжуана. Бросок армии Ван Цзяня к востоку, если верить тексту, составил примерно 400 км через горные районы Шаньси.
228 г. до н.э. - Циньцы в очередной раз сделали ставку на интриги, чтобы устранить талантливого полководца, которого не сумели победить в сражении. Подкупив большим количеством золота первого министра Го Кая, циньские агенты смогли очернить Ли Му, который был снят с должности и казнён по обвинению в мятеже и сговоре с циньцами, а его заместитель генерал Сыма Шан смещен с поста. На пост чжаоского главнокомандующего был поставлены генерал Чжао Цун и циский полководец Янь Цзюй, не имевшие способностей, сравнимых с военным гением Ли Му. Узнав о казни великого полководца, Ван Цзянь (или Ян Дуань-хэ) и Цян Хуй атаковали и разбили войска Чжао Цуна и Яня Цзюя, Чжао Цун погиб в бою, Янь Цзюй бежал.
Циньская армия уничтожила последние остатки армии Чжао, взяв в Дунъяне его правителя в плен. Бежавшие на север, в княжество Дай (совр. уезд Вэйсянь пров. Хэбэй к западу от совр. Пекина, на границе с пров. Шэньси), чжаосцы провозгласили своим правителем Цзя, старшего сына Дао-сян-вана.
Он правил только в области Дай, ставшей «осколком» некогда большого и сильного царства Чжао, шесть лет и потому вошел в историю под именем Дай-вана.
- Затем циньские войска хотели напасть на Янь и стали лагерем в Чжуншане. Циньский ван прибыл в Ханьдань лично и истребил всех тех, кто в то время, когда он жил в Чжао, враждовал с семьей его матери.

Цзин Кэ



Цзин Кэ покушается на жизнь циньского вана. Каменная стела I в.

Примерно сразу после 230-го г. до н.э. яньский ван осознал, что судьба его сугубо печальна. В 227 г. до н.э. Цинь уже уничтожило "Трёх Цзинь" и готовилось к победоносной войне с Чу. Завоевание Янь, у которого вообще никаких заслуг перед Цинь не было, надо было ожидать в скором времени. Яньский ван со своей участью, похоже, смирился, а вот наследник ещё надеялся побыть ваном. И начал готовить терракт. Убить Ин Чжэна! Это было куда труднее, чем любого нынешнего президента да и вообще любого человека сейчас. Сейчас накопился огромный опыт и орудия смерти стали куда более смертоноснее. А тогда... Ин Чжэн не расставался с мечом, а приблизиться к нему с оружием каралось смертью. Были, конечно, в Китае наёмные убийцы - цыкэ, но на такое дело они не согласились. Шансов уцелеть и получить награду не было никаких. Лишь Цзин Кэ согласился. Кроме этого, принц Дань дал в напарники Цзин Кэ яньского бандита Цинь У-яна, известного тем, что уже в 13 лет он убил человека и его все боялись. А всего команда убийц, якобы, насчитывала 20 «крепких молодцев».
События, связанные с Цзин Кэ и наследником Данем, подробно изложены в главе Янь цэ («Планы княжества Янь») книги «Планы Сражающихся царств» (Чжаньгоцэ), откуда почти слово в слово заимствованы Сыма Цянем.
Рассказ о покушении Цзин Кэ на циньского вана, будущего Цинь Шихуана, стал частью фольклора китайцев. Данный сюжет встречается даже на барельефах. Прославляется он как герой.
В различных источниках покушение, предпринятое Цзин Кэ, описывается по разному. Наиболее подробный рассказ сводится к следующему.
Цзин Кэ родился в Вэй, но предки его происходили из княжества Ци и когда-то переселились в Вэй (возможно, речь о Малом Вэй). Вэйцы называли его сановником Цин (Цин-цин). Цзин Кэ любил читать и драться на мечах. Он давал советы вэйскому государю Юаню (правитель княжества Вэй - в 252-230 гг. до н. э), но тот ими не пользовался. В Ханьдане вел ученые споры с Лу Гоу-цзянем. Лу Гоу-цзянь в конце концов разгневался и выгнал его. В юности много странствовал и в конце концов осел в царстве Янь, где его близкими друзьями стали музыкант Гао Цзянь-ли и философ Тянь Гуан. После этого Цзин Кэ подружился с яньскими мясниками, а также с Гао Цзянь-ли, который прекрасно играл на цитре. Цзин Кэ пристрастился к вину. Он целыми днями пьянствовал с мясниками и Гао Цзянь-ли на яньском базаре. Напившись пьяным, Гао Цзянь-ли начинал играть на цитре, а Цзин Кэ пел. Навеселившись, оба плакали.
Тем временем в Янь появился яньский наследник престола Дань, который сбежал из Цинь, где находился в качестве заложника. Дань ранее "служил" заложником (от Янь) в Чжао, Ин Чжэн (будущий Цинь Шихуанди), родившийся там, в юности даже дружил с Данем. После этого Ин Чжэн стал циньским ваном, а Дань оказался у него заложником.
Отношения его с Ин Чжэном постепенно ухудшались, в конечном счете Дань совершил побег (по другим версиям - вымолил себе возможность вернуться домой) и принялся строить планы мести.
Вскоре циньский полководец Фань Юй-ци провинился перед циньским ваном и тоже бежал в княжество Янь. Его родню в Цинь, как положено, уничтожили. Вообще-то принимать его в Янь не хотели, боялись Цинь, требовали, чтобы отправили его к кочевникам, чтобы замести следы. Сам ван предлагал немедленно отрубить ему голову и отвезти в Цинь, но принц Дань считал это нарушением закона гостеприимства, невзирая на советы наставников "не разбрасывать перед тигром куски мяса". Скорее всего, они были друзьями ещё в Цинь. Дань вызвал к себе мудреца Тянь Гуана, чтобы поручить ему проблему - как отбиться от Цинь. Тянь Гуан был уже стар, он отказался, но направил к наследнику своего знакомого Цзин Кэ, а сам немедленно закололся, демонстрируя, что тайна умерла вместе с ним.
Но даже безбашенный пьяница Цзин Кэ, согласившись формально, получив неслыханные почести и подарки, очень долго ничего не делал. А циньские войска разгромили Чжао, Вэй и показались на противоположном берегу реки Ишуй, границе Янь (река в пров. Хэбэй, протекавшая южнее совр. Баодина). Наследник настоятельно советовал Цзин Кэ выполнять обещание. Тот резонно возразил, что с пустыми руками к великому и ужасному Ин Чжэну его не допустят. Надо а) голова Фань Юй-ци, б) карта лучших земель Янь (передача карты означала передачу земель)
Наследник отказался отделять голову Фань Юй-ци от его тела, тогда Цзин Кэ поехал к тому сам и пообещал в обмен на голову отомстить. И Фань Юй-ци отдал голову (немедля закололся со словами "Как я счастлив, что вы догадались так поступить!")
Потом наследник престола навел справки, где в Поднебесной можно найти самый острый кинжал, и ему доставили кинжал некоего Сюй Фу-жэня, уроженца княжества Чжао «с эфесом в виде ложки» (би шоу). Наследник купил кинжал за сто золотых, велел прокалить его в отравленном зелье и испытать на людях. Всякий, кого хотя бы поцарапали до крови, умирал. Тогда кинжал был упакован и отправлен Цзин Кэ.
Вручить циньскому вану карту Янь значило осуществить официальный акт передачи земель под его протекторат, а голова человека, которого Цинь Шихуанди считал изменником и на которого вел целенаправленную охоту, должна была послужить дополнительным доказательством добрых намерений яньских «дипломатов». В свиток Цзин Кэ завернул отравленный кинжал.
Но когда прибыл Цинь У-ян, он вместе с ним отправился в путь. Наследник престола и его гости, облачившись в белые траурные одежды, провожали Цзин Кэ до реки Ишуй. Здесь, после принесения жертв духу дорог, они должны были расстаться.
Гао Цзянь-ли заиграл на цитре, а Цзин Кэ скорбным тоном стал ему подпевать. Все присутствовавшие при этом мужи роняли слезы.
Потом Цзин Кэ выступил вперед и запел только что сложенную им песню:
Завывает ветер,
Стужа сковала Ишуй.
Храбрый муж отправляется в путь
И больше не вернется назад...
Спел он с воодушевлением, и у всех мужей от гнева широко раскрылись глаза, а волосы под шапками стали дыбом.
Затем Цзин Кэ сел в колесницу и уехал, ни разу даже не оглянувшись назад.

Прибыв в Цинь, Цзин Кэ преподнес шелка и тысячу золотых сыну придворной наложницы, любимому сановнику циньского вана, по имени Мын Цзя.
И тот сообщил вану, что Янь готова капитулировать без боя и был устроен торжественный приём.
Цинь У-ян не смог сдержать эмоций, побледнел, это насторожило Ин Чжэна. Когда Цзин Кэ смог приблизиться и выхватить кинжал (или он выпал из свитка), то ван успел отпрянуть, кинжал лишь разрезал ему одежду (может быть, там панцирь был?). Ин Чжэн пытался вытащить меч, но он застрял в ножнах, тогда ван кинулся за колонну, Цзин Кэ его преследовал. И убил бы, но придворный врач Ся У-цзюй швырнул в убийцу мешочком с лекарствами-порошками. Ин Чжэн выхватил меч, ранил Цзин Кэ в бедро ("отрубил ему левую ногу"), тот бросил в вана кинжал, но промахнулся, ван нанёс Цзин Кэ 8 ран и добил его (по другой версии его четвертовали). Казнили и его сообщника. Врач Ся У-цзюй, помешавший Цзин Кэ убить Цинь Шихуанди, получил приличное вознаграждение - двести «и» золота (179 килограммов). В конечном счете циньский ван получил прекрасный повод для нападения на Янь. Чтобы отомстить яньцам, циньский правитель приказал бросить на царство Янь все силы Цинь. Но яньцы бились ещё 5 лет. Наследник Дань в сопровождении немногих приближенных укрылся в районе реки Яньшуй, но был убит слугами, подкупленными его собственным отцом. Хотя яньский ван послал Цинь Шихуанди голову Даня в доказательство своей лояльности, это не спасло царство Янь от окончательного разорения. В 222 г. до н. э. Янь было уничтожено.
Гао Цзянь-ли, скрывавшийся долгое время в глуши, перебивался случайными подработками, пока однажды не выказал своё умение играть на цитре. Став популярным исполнителем, он привлек внимание циньского императора и был вызван к его двору. Там Гао Цзянь-ли опознали. Цинь Шихуанди сохранил ему жизнь и даже сделал своим приближённым, но приказал ослепить. Однажды Гао Цзянь-ли подложил кусочки свинца в свою цитру и посреди выступления попытался ударить ей императора по голове, но промахнулся. Цинь Ши-хуан распорядился казнить его и до конца дней своих не подпускал близко к себе людей, прежде служивших владетельным князьям.



Кадр из фильма "Император и убийца" (1998 г)

Ну, в фильме, конечно, не обошлось без женщины, которая сначала организует мнимого убийцу, а потом передумывает и делает его настоящим.

227 г. до н.э. - покушение Цзин Кэ на Ин Чжэна.
- Цинь немедленно отправила карательные войска на Янь. Из Янь и Дай выслали войска, но циньские войска разбили союзников к западу от реки Ишуй.
- Сын Цзин-минь-вана Цзя-ван (227-225 гг. до н.э.) был последним вэйским правителем. В 225 г. до н.э. он был взят циньцами в плен, а его царство ликвидировано. Любопытно резюме Сыма Цяня к главе об истории царства Вэй. В нем утверждается, что Вэй потеряло свои земли отнюдь не из-за неправильной политики или использования не тех военачальников. На самом деле само Небо предназначило Цинь усмирить все земли между морями, поэтому ничто не могло бы изменить конечного результата. Столь явно выраженный фатализм встречается в ремарках Сыма Цяня очень редко. Он вообще не вяжется с его манерой логического мышления и последовательно-историческим, объективным изложением событий. Кто-то добавил текст?
- последний правитель Чу Фу Чу (227-223 гг. до н.э.).
226 г. до н.э. - В десятом месяце циньские войска взяли яньский город Цзичэн. Яньский ван Си и наследник престола Дань с отборными войсками ушли на восток и оборонялись в Ляодуне. Циньский полководец Ли Синь начал наступление на Ляодун.
- Ван Бэнь (сын полководца Ван Цзяня) атаковал царство Цзин. Не знаете такого царства? Это вообще-то древнее Чу (но на это название цзиньцы наложили табу, ибо знак Чу входил в имя отца Ши-хуана). В Цинь его переименовали в Цзин, интересные дела. И Сыма Цянь именно так и именует теперь это царство. Вообще-то практика в Китае распространённая - что-то табуизировать и стремительно менять названия хоть городов, хоть царств.
- Командующим для решающего наступления на Чу циньский правитель Ин Чжэн назначил молодого амбициозного генерала Ли Синя, который брался завоевать это огромное княжество, занимавшее треть Поднебесной, имея не более 200 тысяч солдат. Полководец Ван Цзянь, считавший, что для этого потребуется не менее 600 тысяч солдат, был отправлен в отставку, несмотря на все его прежние заслуги. Ван сказал: "Стар стал командующий Ван, сколь боязлив!"
- Произошло восстание в Синьчжэне (на севере одноименного уезда совр. пров. Хэнань).
- Выпал большой снег, толщина его достигла двух чи и пяти цуней (т. е. порядка 40 см, — явление для внутреннего Китая необычное. Это следует рассматривать в общем ряду тревожных знамений и сигналов Неба о приходе деспота к власти).
225 г. до н.э. - После гибели царств Хань и Чжао настала очередь царства Вэй, последнего из "трех Цзинь", у которого к этому времени из всех владений остались лишь небольшие по площади земли вокруг столицы Даляна (совр. уезде Кайфын пров. Хэнань). В 225 до н. э. циньский генерал Ван Бэнь во главе громадной 600-тысячной армии осадил вэйскую столицу. Город Далян, находясь в междуречье двух рек и окруженный множеством каналов, имел мощные природные укрепления и был защищен высокой стеной с широким защитным рвом. Поскольку вэйскую столицу взять прямым штурмом было нелегко, Ван Бэнь решил затопить осажденный город водой Хуанхэ. Циньские войска в течение трех месяцев копали канал, чтобы подвести воды реки к Даляну. Когда им удалось затопить город, его стены рухнули и последний вэйский правитель Цзя-ван капитулировал. Царство Вэй было ликвидировано и его территория была присоединена к Цинь.
224 г. до н.э. - циньские войска под руководством Ли Синя и Мэн Тяня вторглись в Чу и потерпели крупное поражение. Тогда циньский правитель признал ошибку и лично попросил Ван Цзяня вернуться на службу и возглавить завоевание Чу, предоставив ему требуемые 600 тысяч воинов.
Ван Цзянь занял земли к югу от Чэнь, дошел до Пинъюя и взял в плен цзинского [чуского] вана. Но цзинский (чуский) военачальник Сян Янь (отец Сян Юя, слава которого впереди) объявил Чанпин-цзюня ( который в 238 г. до н.э. уничтожал заговорщика Лао Ая и служил Ин Чжэну) цзинским (чуским) ваном и выступил против Цинь южнее реки Хуай.
223 г. до н.э. - В битве у Цинань чуская армия была разбита, циньские войска полководцев Ван Цзянь и Мэн У захватили столицу Чу. Чанпин-цзюнь погиб, а Сян Янь покончил с собой. Царство Чу было ликвидировано.
Однако в других главах у Сыма Цяня дан иной порядок событий: в 224 г. до н.э. был убит Сян Янь, в 223 г. до н.э. взят в плен чуский ван Фу-чу и покончено с Чу, следовательно, эпизод с возведением на чуский престол Чанпин-цзюня вообще исключен. По свидетельству Сыма Чжэня, аналогичная версия содержалась в утраченном позднее сочинении Чу Хань чунь-цю. Таков же порядок событий и у Сыма Гуана. Такой разнобой трудно объясним. Вопрос остается пока открытым.
222 г. до н.э. - Цинь двинуло на север большую армию во главе с генералом Ван Бэнем, сыном Ван Цзяня, для разгрома царства Янь. Правитель Цзя из княжества Дай (осколок Чжао) прислал яньскому вану письмо, в котором говорилось: «Ваш наследник Дань виною тому, что вас так яростно преследуют циньские войска. Если вы казните Даня и отправите его голову циньскому правителю, он оставит вас в покое, а на алтарь династии будет принесена кровавая жертва». Дань отступил за реку Яньшуй. Яньский ван послал к циньскому правителю гонца с обещанием обезглавить наследника Даня и выдать его голову. Не совсем ясно, было ли выполнено это обещание (в хронологической таблице дан иной вариант судьбы наследника. Там указано, что в 226 г. до н.э. его взяли в плен сами циньские войска, осадившие столицу Янь), но это не помогло. Ван Яня попал в плен.
После успешного выполнения этой задачи на обратном пути Ван Бэнь мимоходом захватил область Дай, взяв Цзя (Дай-ван) в плен. Впрочем, маловероятно, что циньцы обращались с Дай-ваном жестоко, поскольку его сын впоследствии был послан к хунну в качестве посла от Цинь. Царство Чжао было окончательно ликвидировано и стало циньской областью. Вместе с ним была уничтожено и царство Янь, которое постигла такая же судьба.
- Ван Цзянь завоевал чуские земли к югу от Янцзы, и принудил к сдаче правителя княжества Юэ, вассала Чу, основав на этих землях область Гуйцзи (Область Гуйцзи занимала восточную часть совр. пров. Цзянсу и западную часть совр. пров. Чжэцзян)
221 г. до н.э. - циньская армия после ряда побед над другими крупными царствами и присоединения их территории к Цинь напала на Ци. Циский Цзянь-ван, как подчеркивает Сыма Цянь, по совету подкупленного циньским золотом его первого министра Хоу Шэна, сдался без боя. Царство Ци было ликвидировано, а его территория присоединена к Цинь, что и завершило превращение Цинь в империю. Что же касается циского Цзянь-вана, то его не только лишили трона, но и отправили под охраной циньцев в отдаленную местность, где бывший циский ван, как о том сказано в «Чжаньго цэ», был помещен под охрану циньских войск «среди сосен и кипарисов», где и умер от голода.
Ци, последнее независимых из "Сражающихся царств", было ликвидировано, а его территория присоединена к Цинь.
Все оружие, отобранное во время сражений и у населения на вновь завоеванных территориях, было переплавлено в 12 статуй и 12 колоколов. Известно, что вес каждой статуи составлял около 30 тонн.
После того, как царство Цинь завоевало все остальные царства Китая, его правитель отдал приказ первым советникам и цензорам:


Титул первого императора, начертанный шрифтом циньской эпохи.
В своё время ханьский ван поднёс нам земли, вручил печать и просил считать его нашим слугой. Однако вскоре он нарушил соглашение, объединился с княжествами Чжао и Вэй в союз по вертикали и восстал против Цинь, поэтому я послал войска, покарал их и взял в плен правителя Хань. Я считал, что это принесёт добрые результаты и, может быть, прекратятся военные действия. После этого правитель княжества Чжао прислал своего первого советника Ли Му заключить союз с Цинь, и поэтому мы вернули княжича дома Чжао, бывшего у нас заложником. Однако вскоре чжаоский ван нарушил союз и поднялся против нас в Тайюани. Поэтому я послал войска, покарал Чжао и взял их вана в плен. Тогда княжич Чжао по имени Цзя объявил себя Дай-ваном, поэтому я послал войска, разбил и уничтожил его. Вэйский ван вначале договорился с нами и изъявил свою покорность Цинь, но вскоре вместе с княжествами Хань и Чжао замыслил неожиданно напасть на Цинь, тогда циньские войска и наши слуги покарали его и покончили с его владениями. Цзинский ван поднёс нам земли к западу от Цинъяна, но вскоре нарушил договор и напал на нашу область Наньцзюнь, из-за этого я послал войска покарать его, взял в плен их правителя и умиротворил земли Цзин. Правитель княжества Янь по своему неразумению творил беспорядки, а его наследник Дань тайком приказал Цзин Кэ совершить злодейство против меня, вот почему я послал войска и своих слуг покарать его и покончил с его владением. Правитель княжества Ци, следуя советам Хоу Шэна, перестал посылать в Цинь послов и намеревался поднять бунт, поэтому войска и наши слуги покарали циского вана, взяли его в плен и умиротворили земли Ци.
Я со своими слабыми силами смог поднять войска и покарать жестоких и мятежных, только опираясь на помощь духов своих предков, так правители шести княжеств понесли наказание за свои преступления, а Поднебесная оказалась полностью умиротворённой. Ныне, если не изменить титул правителя, нечем будет оценить достигнутые успехи и передать о них потомкам. Обсудите, каким быть титулу императора!

После дискуссии с министрами циньский правитель принял титул «император» (хуанди). Цинь Шихуан-ди буквально означает «император-основоположник [династии] Цинь». Старое наименование ван, переводимое как «монарх, князь, царь», было уже не приемлемо: титул был девальвирован. Первоначально термины Хуан («властитель, августейший») и Ди («император») употреблялись порознь (были уже в истории пять императоров, но давно). Их объединение было призвано подчеркнуть единовластие правителя нового типа. Созданный таким образом императорский титул просуществовал до Синьхайской революции 1912 года. Так появилась первая централизованная империя и новая династия на территории Китая.

Воевать особо уже было не с кем, армию сократили и перепрофилировали. Теперь это были строители. Впереди были грандиозные проекты по обустройству империи. Для изменения старых устоев территория поднебесной была поделена на области, в них изменились границы, и их стало 36. Они в свою очередь были поделены на уезды, волости и деревни (в каждой из них было по 10 общин). У каждой части малой или большой были назначены свои руководители: например главой области был «цзюньшоу» (губернатор), в уезде «сяньлинами».
Все бедные сельские жители получили по приказу императора участки земли в собственность, что положило начало развитию самой бедной части коренных жителей страны. Стали появляться системы для орошения полей, начали работу почтовые отделения, развернулось повсеместное строительство жилищ. И всех обложили большим налогом.
Император провел ряд реформ для закрепления завоеванного единства: под лозунгом «все колесницы с осью единой длины, все иероглифы — стандартного написания» была создана единая сеть дорог, упразднены разрозненные системы иероглифики покоренных царств, введена единая денежная система, а также система мер и весов.
Столицей империи осталась столица Цинь - Сяньян, неподалёку от современного Сианя. Туда были переведены сановники и вельможи всех завоёванных государств. В знак единения были снесены оборонительные стены, разделявшие прежние царства. Только северная часть этих стен была сохранена, её отдельные отрезки были укреплены и соединены между собой: таким образом новообразованная Великая китайская стена отделила Серединное Государство от варваров-кочевников.
Император редко бывал в своей столице. Он всё время инспектировал различные уголки своей державы, принося жертвы в местных храмах и возводя стелы с самовосхвалениями. Объездами своих владений император положил начало традиции монарших восхождений на гору Тайшань. Он же первым из китайских правителей вышел на морской берег.
Изменён был и календарь. Интересно, что по воззрениям древних, каждая династия начинала счет года по-своему: дом Ся — с 13-й луны, дом Инь — с 12-й луны, дом Чжоу — с 11-й луны. Основав династию, Ши-хуан решает перенести начало года на луну под знаком хай — т. е. на 10-ю луну. То-есть год начинался в октябре, хотя все месяцы сохранили названия.
Была фетишизирована цифра "6". (она связана со стихией воды), а заодно все кратные ей числа. Шесть цуней длины имели верительные бирки и головные уборы чиновников, шесть чи имели оси колесниц, в колесницы впрягались шесть лошадей, отлито было 12 статуй, создали 36 округов, построили 270 дворцов и т. д.
Тридцать шесть областей (или округов): Бацзюнь, Бэйди, Гуйцзи, Дайцзюнь, Дунцзюнь, Инчуань, Ланъе, Лунси, Ляодун, Ляоси, Наньцзюнь, Наньян, Нэйши, Саньчуань, Сецзюнь, Сышуй, Тайюань, Данцзюнь, Ханьдань, Ханьчжун, Хэдун, Цзюцзян, Цзююань, Цзюйлу, Цицзюнь, Цяньчжун, Чанша, Чжанцзюнь, Шангу, Шандан, Шанцзюнь, Шуцзюнь, Юбэйпин, Юйян, Юньчжун, Яньмэнь.
Позже на юге было создано еще четыре области: Гуйлинь, Миньчжун, Наньхай, Сянцзюнь, и общее число их достигло сорока. Области делились на уезды — сянь, уезды на районы — сян, а районы на волости — тин (в волость входило не более десяти общин или селений — ли).
Была переименована даже Хуанхэ! Теперь реку звали Дэшуй, хотя название скончалось вместе с династией.
Но и этого мало - переименовали весь народ! Термин цяньшоу — дословно “черноголовые”, относился ко всему народу, к свободному населению. Он встречается уже в источниках доциньского периода. Существует несколько объяснений происхождения этого термина. Якобы простые люди повязывали голову черными платками и поэтому их называли “черноголовыми”. А слуг и рабов ханьского дома называли цантоу, потому что они якобы носили повязки синего цвета, т. е. их можно бы называть “синеголовые”.
Но есть и другие версии - что крестьяне были обожжены солнцем, грязноваты, впрочем, древние шумеры тоже имели самоназвание "черноголовые", а вообще везде и всюду простой народ обозначался словом "чернь".
И устроили всекитайские пиршества! Жаль, меню до нас не дошло.
Ши-хуан переселил в Сяньян со всей Поднебесной сто двадцать тысяч знатных и богатых семей.
Сыма Цянь: Каждый раз, когда Цинь сокрушало власть кого-либо из владетельных князей, циньский ван приказывал зарисовать устройство его дворца и строить подобный же дворец на возвышенности к северу от Сяньяна, так, чтобы дворец этот был обращен к югу — к реке Вэй. Поэтому от Юнмэня на восток вплоть до рек Цзиншуй и Вэйшуй всюду высились дворцы и дома, соединенные переходами поверху и понизу и огороженными дорогами. Он заполнил дворцы красавицами, наполнил палаты колоколами и барабанами, захваченными у князей.
220 г. до н.э. - Ши-хуан совершил объезд областей Лунси и Бэйди. Когда, на южном берегу реки Вэй соорудили дворец Синьгун, Ши-хуан лично изменил название Синьгун — “Храм доверия” на Цзимяо — “Храм звезды Цзисин” (Полярной звезды). От храма Цзимяо проложили дорогу до гор Лишань. Построили переднюю залу дворца Ганьцюань и соорудили огороженные валами дороги, по которым от Сяньяна проезжали к дворцам.
- император пожаловал повышение всем чиновникам на один ранг. Прокладывались дороги для быстрого сообщения.



36 новых округов Китая

219 до н. э. - император Цинь Шихуан провёл церемонию на вершине горы Тайшань и провозгласил объединение всей Империи (гора в китайской провинции Шаньдун высотой 1545 м, была на границе Лу и Ци)
- императора беспокоили мысли о грядущей смерти. Во время своих странствий он знакомился с мудрецами и врачами, колдунами, надеясь выведать у них тайну эликсира бессмертия, рассылал по стране экспедиции на поиски "травы бессмертия". Один такой отчёт обнаружен в 2002 году на дне колодца. Там сообщалось, что в местной деревне нужного зелья не найдено, в соседней деревне нашли некую священную траву. В 219 до н. э. император направил на поиски бессмертия экспедицию к островам Восточного Моря (возможно, в Японию). Странную экспедицию - три тысячи девочек и мальчиков.Судьба их неизвестна. Конфуцианские учёные видели в этом пустое суеверие, за что жестоко поплатились.
Сыма Цянь: Ши-хуан объехал области и уезды на востоке. Он взошёл на гору Ишань в уезде Цзоу. Установил памятный камень и после совета с учеными-конфуцианцами из Лу вырезал на камне надпись, прославляющую добродетели дома Цинь. Обсудил с ученым, как приносить жертвы Небу и Земле, духам гор и рек. Затем Ши-хуан поднялся на гору Тайшань, поставил там памятный камень, насыпал холм и принес жертвы. Когда Ши-хуан спускался с горы, неожиданно налетел ураганный ветер с дождем. Император укрылся от урагана под деревом, после чего этому дереву пожаловал звание удафу.
На юге Ши-хуан поднялся на гору Ланъе. Ему очень понравилось это место, и он пробыл там три месяца. Ши-хуан переселил к подножию горы Ланъе тридцать тысяч дворов черноголовых, освободив их от податей на двенадцать лет. Построил на Ланъе насыпную площадку, установил там камень с надписью.

Настоящий горный турист! Причём учредил традицию - восхождения совершать всем императорам.
Когда в Ланъе все было окончено, Сюй Ши Фу, уроженец княжества Ци, представил императору доклад, в котором сообщалось, что посреди моря есть три священные горы, носящие названия Пэнлай, Фанчжан и Инчжоу и населенные небожителями. Он просил разрешить ему, очистив себя постом и взяв с собой мальчиков и девочек, отправиться на поиски этих гор. Император послал Сюй Ши Фу собрать несколько тысяч мальчиков и девочек и затем отправил их всех в море на поиски небожителей.
На обратном пути Ши-хуан проехал через Пэнчэн, затем очистил себя постом, совершил моления и принес жертвы предкам, стремясь облегчить нахождение на дне реки Сышуй утопленного там треножника дома Чжоу. Он велел тысяче человек погрузиться в реку и искать треножник, но его не нашли.
Явная фальсификация фактов. По легенде символ династии Чжоу (9 бронзовых треножников) были потеряны, утонули при переправе. Либо один, либо все. Но - Пэнчэн находился в совр. уезде Туншань пров. Цзянсу, невдалеке от совр. Сюйчжоу. Река Сышуй протекала в юго-восточной части пров. Шаньдун. Однако путь из чжоуской столицы в циньскую никак не лежал через Шаньдун, и надуманность этого рассказа очевидна. Можно предполагать, что ханьские конфуцианцы любым путем стремились бросить тень на “законность” правления династии Цинь.
Затем Ши-хуан направился на юго-запад, переправился через Хуайшуй и достиг горы Хэншань и области Наньцзюнь. Когда он переправлялся через реку Янцзы, чтобы посетить храм на горе Сяншань, поднялся сильный ветер, и Ши-хуану с трудом удалось переправиться. Тогда он спросил ученых мужей: “Какой дух властвует над горой Сяншань?”. Ученые ответили: “Мы слышали, что дочь Яо — жена Шуня — похоронена здесь”. Ши-хуан страшно разгневался и послал три тысячи преступников вырубить все деревья на горе Сяншань, чтобы оголить её.
Император опозорил дух дочери и жены великих правителей древности. Ясно показывая, что он куда более крутой император.
218 до н. э. - Вновь Ши-хуан выехал на восток. У Боланша в уезде Янъу, на него пытались напасть. Напавших не нашли, тогда император приказал провести большой розыск по всей Поднебесной в течение десяти дней. Объявленный во всекитайский розыск террорист не был найден. Но мы про него многое знаем сейчас. Боланша находился на территории совр. пров. Хэнань. Аристократ из бывшего княжества Хань Чжан Лян, желая отомстить за погибшее княжество, решил убить императора Цинь. Вместе с помощником-силачом он метнул в колесницу тяжелый молот, но промахнулся (или убил слугу). Чжан Лян скрылся и сменил фамилию. Позднее он служил у ханьского императора Лю Бана и рассказал эту историю.
Интересно, что метание молота как вид спорта не стало популярным в Китае, а возникло в Шотландии через 2000 лет. Китайцы и вообще-то спорт не жаловали - физических нагрузок и приключений у них было и без того хоть отбавляй.
После этого Ши-хуан поднялся на гору Чжифу и там воздвиг стелу с надписями о своих деяниях.
- в двенадцатой луне император название жертвоприношений ла изменил на цзя-пин. И пожаловал черноголовым по шесть дань (180 кг) риса и по два барана на каждое ли. Считалось, что в селении, общине — ли в среднем проживает 25 семей. Дар общинам был невелик и, по-видимому, предназначался для устройства пиршества по случаю победы над князьями.
Жертве ла духам предков, приносилась в конце года. Причину изменения названия жертвы связывают с даоской притчей о святом Мао Мэне (Чу Чэне) и песенкой о нем, которую услышал император. Изменение названия сулило бессмертие Ши-хуану.
216 до н. э. - Однажды Ши-хуан решил совершить тайную прогулку по Сяньяну в сопровождении четырех воинов. Когда он вышел ночью из дворца, то у пруда Ланьчи на него напали разбойники. Стражи убили их. В Гуаньчжуне в течение двадцати дней производили большой розыск (Гуаньчжун — коренные земли Цинь в Шэньси, окруженные горами. Так как основные пути к ним проходили через горные заставы - Ханьгугуань на востоке, Угуань на юге, Саньгуань на западе, Сяогуань на севере, они получили название Гуаньчжун — “Среди застав”.) Так что похвальба императора, что с разбойниками покончено и вообще благодать, - пустая похвальба, если даже в столице на него напали.
215 до н. э. - Ши-хуан прибыл на гору Цзеши, откуда послал Лу-шэна, выходца из княжества Янь, на поиски мудрецов Сянь Мэня и Гао Ши. Вырезал на скалах, ведущих на Цзеши, надпись о том, как разрушили городские стены и срыли оборонительные насыпи и дамбы.
После этого Ши-хуан послал Хань Чжуна, Хоу-гуна и Ши-шэна на поиски лекарства бессмертия, употребляемого святыми. Объехав северные пограничные земли, Ши-хуан возвратился через область Шанцзюнь в столицу.
В это время яньский Лу-шэн, посланный ранее в море, вернулся и доложил о делах духов людей и небесных духов, вслед за чем представил “Гадательные записи, содержащие чертежи”, в которых говорилось: “Погубят Цинь хусцы”. Вероятно, запись была использована как предлог для похода против племен ху. Позднее ханьские прорицатели использовали случайное совпадение названия племен ху и имени сына Ши-хуана Ху-хая.
Тогда Ши-хуан послал военачальника Мэн Тяня на север с трехсоттысячной армией для нападения на племена ху. В результате войска захватили земли Хэнани.
214 до н. э. - Ши-хуан велел разыскать всех бежавших от наказаний и повинностей, отданных за долги в чужие дома, а также торговцев и послал их занять территорию Луляна.
Земли Луляна — южные районы совр. пров. Гуанси и Гуандун. Эти районы, заселенные тогда племенами юэ, или бай юэ (многими юэ), оказали серьезное сопротивление циньским войскам, наступавшим пятью колоннами в разных направлениях.
Учредил области Гуйлинь, Сянцзюнь и Наньхай, куда сослал людей для защиты границ. Гуйлинь — область на землях совр. пров. Гуанси, Сянцзюнь — область в южных уездах пров. Гуандун; Наньхай — область, занимавшая территории районов Шаогуань, Чаочжоу, Хуйчжоу и др. в центре и в северной части пров. Гуандун. Включение в империю столь отдаленных тогда районов было, видимо, номинальным.
Снова послал Мэн Тяня перейти с войсками Хуанхэ; Мэн Тянь занял Гаоцюэ, Яншань и Бэйцзя, где соорудил заставы и вышки, чтобы отгонять жунов. Переселяя и ссылая, он заполнил населением вновь учрежденные уезды.
Гаоцюэ — горный проход в Ордосе к северо-востоку от озера Тангри-Нур и к западу от хребта Иньшань. Яншань — горы к востоку от упомянутого Гаоцюэ. Бэйцзя находился на территории совр. аймака Улатэ в Автономном районе Внутренняя Монголия северо-западнее г. Уюаня.
213 до н. э. - Ши-хуан сослал на строительство Великой стены и в земли южных юэ всех несправедливых судей.
Ши-хуан устроил пир во дворце в Сяньяне, на котором семьдесят ученых мужей вышли вперед и пожелали ему долголетия. Однако Шунь-юй Юэ, уроженец княжества Ци, укорил правителя, что он реагирует на лесть - "Цин-чэнь опять льстит Вам в лицо, усугубляя этим ваши, государь, ошибки, его нельзя считать преданным чиновником”.
Тогда Ши-хуан передал это на обсуждение сановников.
И первый советник Ли Сы сказал:
“Пять императоров древности не повторяли друг друга, три предшествующих династии не шли по одному пути, каждая управляла по-своему, и это происходило не из-за отрицания порядков друг друга, а из-за изменений во времени. Ныне вы, Ваше величество, свершили великое дело, слава о котором просуществует десятки тысяч поколений, и этого, разумеется, не понять тупому конфуцианцу.
Ныне вы, император-властитель, объединили под своей властью Поднебесную, отделили черное от белого и установили одно, почитаемое людьми учение (т.е. легизм). Однако приверженцы частных школ, поддерживая друг друга, поносят законы и наставления, и каждый, услышав об издании указа, немедля, исходя из своего учения, начинает обсуждать его. Входя во дворец, они осуждают все в своем сердце, а выйдя из дворца, занимаются пересудами в переулках. Поношение монарха они считают доблестью, использование других учений почитают за высокую заслугу; собирая вокруг себя низких людей, они сеют среди них клевету. Если подобное не запретить, то наверху ослабеет положение правителя, а внизу образуются группы и партии. Самое лучшее — запретить это!
Я предлагаю, чтобы чиновники-летописцы сожгли все записи, кроме циньских анналов; все в Поднебесной, за исключением лиц, занимающих должности ученых при дворе, кто осмеливается хранить у себя Ши цзин, Шу цзин и сочинения ученых ста школ, должны явиться к начальнику области или командующему войсками области, чтобы там свалить эти книги в кучу и сжечь их. Всех, кто после этого осмелится толковать о Ши цзине и Шу цзине, подвергнуть публичной казни на площади; всех, кто на примерах древности будет порицать современность, подвергнуть казни вместе с их родом; чиновников, знающих, но не доносящих об этом, карать в той же мере. Тех, кто за тридцать дней после издания указа не сожжет эти книги, подвергнуть клеймению и принудительным работам на постройке крепостных стен (Чэн дань — введенное в Цинь наказание в форме четырехлетних принудительных работ на постройке Великой стены и других крепостных сооружений.) Не следует уничтожать книги по медицине, лекарствам, гаданиям на панцирях черепах и стеблях, по земледелию и разведению деревьев. Кто пожелает изучать законы и указы Цинь, пусть берут наставниками чиновников”.
В повелении [императора] говорилось: “Быть по сему”.
Диалог Шуньюй Юэ и Ли Сы отражает борьбу двух лагерей при циньском дворе: приверженцев конфуцианства и древних порядков, сторонников децентрализации власти и восстановления власти знати на местах, с одной стороны, и приверженцев легизма, защитников сильной центральной власти и строгих законов — с другой. Предложения Ли Сы об управлении есть также в Хань Фэй-цзы, откуда они и могли быть взяты: “В государстве с мудрым ваном, — писал Хань Фэй, — не сохраняются писания на бамбуковых дощечках, в нем наставляют с помощью законов, не прибегая к поучениям прежних ванов, а наставниками являются чиновники...”. Забавно, что Ли Сы, фактически цитируя Хань Фэя, его и отравил в тюрьме.
Предложение об уничтожении Ши цзина, Шу цзина и толкований ста школ исходило из того, что в этих сочинениях идеализировалась древность, а это мешало установлению единой империи и развитию страны. Однако потери, связанные с этим актом, были не столь велики, как расписала потом конфуцианская традиция. Фактически почти все книги сохранились или были восстановлены уже в начале Хань, кроме сожженных анналов отдельных княжеств. Это была далеко не первая книжная катастрофа. Боготворимый многими Александр Македонский на сто лет ранее так же поступил в отношении Авесты — священной книги зороастрийцев.



Поездки императора. Как видим, он ездил по южной и восточной окраине империи

212 до н. э. - прокладывали дороги, проложили путь от Цзююаня до Юньяна, на пути срыли горы и засыпали низины и напрямик соединили эти места.
Цзююань (с эпохи Хань — Уюань) — местность севернее излучины Хуанхэ в совр. Автономном районе Внутренняя Монголия. Юньян находился в совр. уезде Чуньхуа пров. Шэньси, дорога была длиной 1800 ли (около 900 км). Хотя работы выполнялись армией Мэн Тяня и населением, но и через ряд лет дорога так и не была закончена.
После этого Ши-хуан стал строить дворец для приемов в парке Шанлинь на южном берегу реки Вэй. Прежде всего построили передний зал дворца Эпан, с востока на запад он был длиной пятьсот бу, а с севера на юг — пятьдесят чжан, наверху могло поместиться десять тысяч человек, а внизу можно было водрузить знамена с древком длиною в пять чжан. Вокруг дворца шла крытая дорога, которая от дворца прямо вела к горе Наньшань. На вершине горы соорудили памятные ворота. Построили двойную дорогу от дворца Эпан через реку Вэйшуй вплоть до Сяньяна. Эта дорога напоминала созвездие Гэдао (Кассиопея), которое, пересекая Млечный Путь, тянется до созвездия Инши (Пегас).
Дворец Эпан еще не был кончен, но Ши-хуан по завершении работ хотел переименовать его, выбрав другое название. Но коль скоро дворец строился вблизи столицы, в Поднебесной его называли дворец Эпан.
Э имеет значение “опираться, около”. Таким образом, Эпангун в переводе значит Дворец рядом со столицей. Этот дворец намечалось соорудить размером 170 на 800 м, и он должен был превзойти своим величием все остальные сооружения. До сих пор вблизи Сяньяна сохраняются остатки стен дворца. Тяжелый труд согнанных на строительство людей нашел отражение в припевке того времени: “Эпан, Эпан! Сдохни Ши-хуан!”.
Прислали более семисот тысяч преступников, осужденных на кастрацию и на каторжные работы, одни строили дворец Эпан, другие — гробницу на горе Лишань. Сюда доставляли камень с гор Бэйшань и лес из Шу и Цзин (Чу). Всего в Гуаньчжуне соорудили триста, а за пределами застав более четырехсот дворцов. Затем император поставил памятный камень в Цюй у Восточного моря, так как это место считалось восточными воротами Цинь. Вслед за тем Ши-хуан переселил тридцать тысяч семей в Лии и пятьдесят тысяч семей в Юньян, освободив их от повинностей на десять лет (Цюй находился в совр. уезде Дунхай на севере пров. Цзянсу, у моря. Лин — уезд Линьтун в пров. Шэньси. Юньян находился в совр. уезде Чуньхуа пров. Шэньси, в 60-70 км севернее Сяньяна).
Вот с этого года император стал скрытен. Сыма Цянь объясняет это так, что его советники никак не могли найти чудесное снадобье и святых для бессмертия и ссылались на то, что "какие-то существа мешают нам". Император должен действовать скрытно, чтобы избежать встреч со злыми духами. "Желательно, чтобы в дальнейшем люди не знали, в каком вы, государь, дворце находитесь, и тогда снадобье, дарующее бессмертие, можно будет добыть".
Ши-хуан повелел соединить между собой двойными дорогами все двести семьдесят дворцов, расположенных вокруг Сяньяна в пределах двухсот ли, наполнить комнаты во дворцах занавесями и пологами, колоколами и барабанами, населить их красавицами. Всему было определено свое место и не разрешалось перемещать что-либо. Когда император куда-либо являлся, того, кто сообщал о его местопребывании, наказывали смертью.
Однажды Ши-хуанди с горы увидел, что его первого советника сопровождает множество колесниц и всадников. Это ему не понравилось. Кто-то из свиты рассказал первому советнику, и тот после этого сократил число колесниц и всадников. Ши-хуан сказал: “Кто-то из окружающих разгласил мои слова”. Учинил допрос, но никто не признался. Тогда Ши-хуан приказал схватить всех, кто находился в тот момент около него и убить. С этого времени никто не знал, куда направляется и где находится император.
Хоу-шэн и Лу-шэн (конфуцианцы, Хоу-шэн был выходцем из княжества Хань; Лу-шэн — из княжества Янь), критиковали меж собой императора: “Ши-хуан по природе своей жесток и своенравен. Выйдя из владетельных князей, он объединил Поднебесную, все его намерения исполнялись, всем его желаниям следовали, и он стал считать, что с древних времен никто не может сравниться с ним. Он особо полагается на тюремных чиновников, только тюремные чиновники пользуются его расположением. Хотя ученых мужей — боши при дворе семьдесят человек, они только занимают должности, но не используются на службе. Первые советники и крупные сановники получают готовые решения и действуют только по указанию государя. Государь радуется, что внушает трепет наказаниями и казнями, в Поднебесной чиновники боятся наказаний, держатся только за жалованье, никто не смеет выполнить до конца свой долг преданности. Государь ничего не узнает о своих ошибках и день ото дня становится все заносчивее, а низшие запуганы и подавлены, лгут, чтобы приспособиться."
Совершенно кухонные разговоры советской интеллигенции!
Похоже, по стилю и по работоспособности Ши-хуанди мало отличался от Сталина:
Законы Цинь не дают возможности применять различные [более мягкие] меры, без всякой проверки сразу предают смерти. Хотя число звездочетов достигло трехсот человек и все они честные мужи, но, опасаясь упоминать о дурных предзнаменованиях, они льстят и не осмеливаются прямо сказать об ошибках императора. Все, как большие, так и малые, дела в Поднебесной решаются только императором. Он дошел до того, что на весах отвешивает один дань (30 кг) [бамбуковых] поступивших к нему донесений, на сутки установил норму и, пока не выполнит ее, не позволяет себе отдохнуть. Коль скоро жажда власти у императора дошла до таких пределов, незачем добывать для него снадобье, дарующее бессмертие”.
И они бежали. Ши-хуан страшно разгневался - деньги потрачены, бессмертия нет, учёные лгут и бегут. Был учинён допрос учёных. Стараясь себя оправдать, они массово наговаривали на своих соратников. Нарушивших запреты и законы насчитали более 460 человек, их казнили в Сяньяне. И объявили о том повсеместно в назидание.
Еще большее число ученых мужей было сослано на границы. Старший сын Ши-хуана, Фу Су, критиковал отца. И был сослан на север - наблюдать за Мэн Тянем в области Шанцзюнь.
Мэн Тянь

Где и когда родился Мэн Тянь, неизвестно. Его отец, Мэн У, был тоже генералом, который служил в качестве заместителя Ван Цзяня. Повоевать Мэн Тянь успел не много. Он стал прорабом.
Завоевав царства к востоку и югу, Цинь сама стала объектом нападения. Кочевые племена сюнну превратились в мощную силу вторжения с севера и запада. Цинь Шихуан отправил армию численностью в 100 000 человек во главе с Мэн Тянем, чтобы пройти к северу от границ империи на 1000 ли (около 416 км) и начать работу над тем, что стало известно как Великая стена. Работы начались сразу на протяжении 10 000 ли (4 158 км) от Линтао до Ляодуна и даже простирались за Хуанхэ и через Яншань. Заодно Мэн Тянь руководил строительством дорожной системы, связывающей бывшие районы Янь, Ци и Чу, а также рядом дорог только для имперского использования. Созданная система сыграла чрезвычайно важную роль в древних транспортных и экономических обменах.
Чжао Гао прислал ему требование, якобы, от императора покончить с собой. Мэн Тянь, вероятно, заподозрил заговор, несколько раз отправлял письмо за подтверждением и был помещен под арест. Ху Хай, обрадованный новостью о смерти брата, хотел помиловать Мэн Тяна, но Чжао Гао, добился казни Мэн Тяна и его младшего брата прокурора Мэн И, который в прошлом предлагал Шихуану казнить Чжао Гао за одно из преступлений. Мэн Тянь был вынужден совершить самоубийство в тюрьме, и его семья тоже была казнена.
Есть легенда, что он изобрёл кисточку для письма тушью. Прямо в походе выдернул волосы из хвоста своего коня и запатентовал. Конечно, нет, но в поздней китайской народной мифологии Мэн Тянь - бог кистей для письма.


Мэн Тянь с кистью в руке. Слуги внизу держат кисть и тушечницу.
Китайская лубочная картина. Конец XIX — начало XX вв.
В 211 до н. э. Удобно находить предзнаменования, зная последующие события! Всё предсказывало смерть императора! Планета Инхо (Марс) задержалась в созвездии Синь (вероятно, Скорпион). Падающая звезда упала в области Дунцзюнь (совр. пров. Хэнань, уезды Пуян, Цинфэн, Нэйхуан и др., где было ранее княжество Вэй). Достигнув земли, она превратилась в камень. Кто-то из черноголовых вырезал на камне такие слова: “Ши-хуанди умрет, и землю империи разделят”. Узнав об этом, Ши-хуан послал цензоров произвести дознание, но никто не сознался. Тогда забрали и казнили всех живших вблизи от места, где упал камень, а там камень расплавили на огне.
Но Ши-хуану было нерадостно, и он заставил ученых мужей составить стихи о святых праведниках и описание поездок, совершенных по Поднебесной, приказав музыкантам петь и играть их.
И барды прославляли
В балладах короля
Ой, лэлли-лилли-лалли,
ой, лэ-ли-ла.

А осенью один из императорских послов, следуя из земель, что к востоку от застав, проезжал ночью по дороге к Пиншу в уезде Хуаинь. Какой-то человек с яшмовым диском в руке остановил его, подарил яшму, а затем сообщил: “В этом году первый дракон умрет”. И исчез, оставив яшму в руках посла.
Император приказал палате цензоров посмотреть яшму. Оказалось, что это был тот самый диск, который император обронил в реку, переправляясь через Янцзы на двадцать восьмом году правления. Тогда Ши-хуан стал гадать и получил ответ: "Поездка и переселение сулят счастье". Он переселил тридцать тысяч дворов в Юйчжун в районе Бэйхэ, пожаловав главам семей один ранг знатности.
Комментируется, что под первым драконом подразумевался Ши-хуан. История эта явно придумана конфуцианцами.
В 210 до н. э. - в десятой луне Ши-хуан вновь отправился в поездку по стране. Его сопровождал левый советник Ли Сы, а правый советник Фэн Цюй-цзи охранял столицу. Младший сын Ши-хуана Ху Хай, любимец отца, сопровождал его.
Подробно описано его путешествие. На здоровье император не жаловался.
Путь Ши-хуана был очень длинным, он (если верить описанию) по большой дуге пересек совр. пров. Хэнань, Хубэй, Аньхуй, Цзянсу и достиг Чжэцзяна.
Сюй Ши [Фу] и другие маги, ездившие в море в поисках снадобья, дарующего бессмертие, за несколько лет ничего не добыли, а израсходовали много, поэтому, боясь наказания, они стали лгать, говоря: “Снадобье с Пэнлая достать можно, но нам постоянно препятствуют большие акулы, и мы не в состоянии достичь островов. Просим отправить с нами искусных стрелков, которые при появлении рыб будут стрелять в них из спаренных луков-самострелов”.
Император организовал охоту и даже лично убил одну большую рыбу из лука.
Довольно долго он ехал по берегу моря, а достигнув Пинъюаньцзиня, Ши-хуан заболел. Он не терпел разговоров о смерти, поэтому никто из приближенных не осмеливался с ним даже говорить об этом. Но болезнь Ши-хуана все более обострялась, и он составил письмо старшему сыну Фу Су, скрепив его своей печатью, в котором говорилось:
“Встречай траурную колесницу в Сяньяне и похорони меня”. Письмо было запечатано, осталось поставить печать, но ей ведал чжунцзюйфулин Чжао Гао он не отдал его гонцу. Чжунцзюйфулин — название должности типа “начальник царского выезда”. Он ведал лошадьми императорского выезда, получал жалованье в 600 дань зерна и подчинялся тайпу — “главному имперскому конюшему”
В седьмой луне, в день бин-инь, Ши-хуан скончался на террасе Пинтай в Шацю. Датой смерти принято считать 10 сентября 210 года до н. э. Поскольку государь скончался вне столицы, первый советник, Ли Сы, опасаясь, что известие об этом вызовет волнения в Поднебесной, скрыл смерть Ши-хуана и не объявил траура. (Шацю находилось в совр. уезде Пинсян пров. Хэбэй, примерно в тысяче километров от столицы).
Гроб установили в большой колеснице с окнами*. Туда носили еду, принимали доклады. Только сын императора Ху Хай, Чжао Гао да пять-шесть советников знали о смерти государя. *Вэньлянцзюй — большая колесница, предназначенная для дальних переездов государя. В нее запрягалась шестерка лошадей. С помощью устроенных в ней окон регулировались температура и воздухообмен.
Чжао Гао, княжич Ху Хай и Ли Сы тайно сговорились уничтожить письмо, написанное Ши-хуаном княжичу Фу Су, взамен они сочинили ложь о том, что первый советник Ли Сы получил от Ши-хуана завещание в Шацю, по которому наследником становился другой сын — Ху Хай. Кроме того, они составили письмо на имя княжича Фу Су и Мэн Тяня с перечислением их преступлений и дарованием им сы сы. (Сы сы — “даровать почетную смерть”, т. е. позволить покончить жизнь самоубийством.).
В это время наступила жара и тело императора начало разлагаться. В повозку положили соленой рыбы, чтобы перебить трупный запах.
Наконец, процессия прибыла в Сяньян, где объявили траур. Престол наследовал Ху Хай, который стал вторым императором-властителем — Эр-ши-хуанди.
В девятой луне тело Ши-хуана погребли в горе Лишань.
P.S.

Во время инспекций Шу-Хуанди возвёл каменные стелы на вершинах гор с описанием своих деяний (победил, построил, создал, осчастливил и т.п.). Тексты варьируются незначительно, но Сыма Цянь раз за разом выкладывает эти "портянки" в своей книге. Дословно! Для чего? Вынужденный писать в рамках идеологии своего времени, он постоянно осуждал Императора за жестокость, "недобродельность", но раз за разом приводил самовосхваления Ши-Хуанди, прекрасно понимая, что его деяния были велики и позитивны, цена, однако, тоже велика. Точно так же, как оценивают у нас деяния Сталина или Петра I.
Но - заслуги правителя желательно оценивать немного спустя после его смерти. Какова инерция его дел? Пример с Ши-Хуанди особо впечатляет. За создание империи заплатили жизнью 2-3 млн. китайцев. Спустя полгода после смерти правителя всё пошло вразнос, великие стройки были порушены, страна, 10 лет не знавшая войн, погрузилась в кровавый хаос восстаний и войн, разваливаясь на части.
Но что великого сделала династия Цинь, кроме жестоких законов и недолгого объединения Китая? Да, уж, свой след оставила. Больше всех она осчастливила археологов.
1. Великая Китайская Стена.
Однако - в том виде, которым китайцы хвастаются сейчас, она была построена веков через 16, во времена династии Мин. Ши-Хуанди не был и первым. Более чем за 100 лет до его рождения отдельные царства уже построили локальные стены, некоторые против той же Цинь, поэтому нередко бойницы на древних стенах смотрели на юг, внутрь Китая. Эти стены были частью разрушены, частью включены в единую линию, призванную наглядно обозначить границы империи и остановить кочевников, которые с каждым годом лишь крепли.



Так строили



Тут строили

Строила Стену армия (примерно 300 тысяч человек). Для солдат это было самое обычное оборонительное сооружение, только большое - при остановке на отдых армия молниеносно возводила подобные укрепления даже в походах. Технология вряд ли изменилась за последние 5 тысяч лет (и сейчас иногда так строят). Грунт насыпают в прямоугольный ящик, добавляют для крепости рисовый отвар и трамбуют колотушками, пока кирпич не станет по твёрдости равный камню. Иногда обжигают. Перекладывают слои соломой. Легенду, что в стену вмуровывали и умерших, археологи опровергли. Конечно, работали там и всякого рода ЗК. Тоже сотни тысяч.
Но сразу после смерти императора стройку остановили, армия начала воевать с восставшими.
2. Дороги.
Шикарные дороги были сделаны в империи. Трёхполосные, причём по средней полосе мог ехать только император. А в его колесницу было запряжено 6 лошадей! Но покрыть дорожной сетью империю не успели. Довольно скоро всё великолепие пришло в упадок. Нужно также отметить и первые морские путешествия, хотя и с наивной целью - найти средство для бессмертия.
На триста ли раскинулся широко,
Затмив собой светила в небесах.
Берут его строения начало
У склонов северных горы Лишань,
Бегут на запад тысячей извивов,
Далёко, до Санъяна самого.
Текут привольно сквозь проемы в стенах
Две светлые реки в его садах.
Шагнешь пять раз – чертог великолепный,
А ступишь десять – башня до небес.
И чудится: они спешат к высотам,
Чтоб над соперниками вознестись.

Тан Ду Му, IX век

3. Дворец Эпан (Эфан).
Величайшее сооружение в Китае. А комплекс дворцов, связанный дорогами, террасами и переходами, вообще не имел себе равных. С востока на запад дворец тянулся на 693 м, а с севера на юг - на 165 м. Дворец стоял на платформе-фундаменте, высотой в 8 м, длиной в 1320 м и шириной 420 м. В здании, как пишет Сыма Цянь, могли одновременно находиться около 10 тысяч человек. По замыслу императора, в непосредственной близости от его дворца должны были находиться еще 200 дворцов его придворных чиновников. В итоге получился целый ансамбль зданий, соединенных системой крытых галерей и навесных мостов. Естественный ландшафт горы Наньшань и реки Вэйшуй тоже оказались включенными в архитектурную структуру дворцового комплекса. Интересно, что общая композиция зданий должна была воссоздавать расположение звезд на небосводе. И всё это было сожжено и разрушено повстанцами спустя всего лишь 4 года после смерти Ши Хуанди. Якобы дворец горел 3 месяца. Дворец Эпан даже не достроили. Его заново возвели для туристов в 2000 году.


4. Каналы.



Канал Линцюй длиной 36 км был построен на территории современного района Гуанси около города Гуйлинь. Канал соединяет приток Янцзы реку Сянцзян с рекой Ли, позволяя охватить речным транспортом огромные территории южного Китая. Строительство было начато в 214 году до н. э.

5. Гробница императора.
Началось строительство гробницы императора неподалёку от нынешнего Сианя, в 215 до н. э.
По свидетельству Сыма Цяня, к созданию гробницы было привлечено 700 тысяч рабочих и ремесленников. Скорее всего, это преувеличение. Историки считают - лишь 16 тысяч человек. Про гробницу каким-то образом забыли, вероятно, просто боялись духов и ловушек. Что хорошо спрятали, убили всех строителей и никто во всем мире не знал, где находится могила императора - полная ерунда. Сыма Цянь писал определённо:
«В девятой луне прах Ши-хуана погребли в горе Лишань. Ши-хуан, впервые придя к власти, тогда же стал пробивать гору Лишань и устраивать в ней склеп; объединив Поднебесную, он послал туда со всей Поднебесной свыше семисот тысяч преступников. Они углубились до третьих вод, залили стены бронзой и спустили вниз саркофаг.
Склеп наполнили перевезенные и опущенные туда копии дворцов, фигуры чиновников всех рангов, редкие вещи и необыкновенные драгоценности. Мастерам приказали сделать луки-самострелы, чтобы, установленные там, они стреляли в тех, кто попытается прорыть ход и пробраться в усыпальницу. Из ртути сделали большие и малые реки и моря, причем ртуть самопроизвольно переливалась в них. На потолке изобразили картину неба, на полу - очертания земли.
Светильники наполнили жиром жэнь-юев* в расчете, что огонь долго не потухнет. Эр-ши сказал: "Всех бездетных обитательниц задних покоев дворца покойного императора прогонять не должно", и приказал всех их захоронить вместе с покойником. Погибших было множество.
*Жэнь-юй ("рыба-человек") - один из видов скрытожаберных рыб (Chryptbranchus), водившихся в Японском море. Из них добывали жир.
Когда гроб императора уже спустили вниз, кто-то сказал, что мастера, делавшие все устройства и прятавшие ценности, знают все и могут проболтаться о скрытых сокровищах. Поэтому, когда церемония похорон завершилась и все было укрыто, заложили среднюю дверь прохода, после чего спустили наружную дверь, наглухо замуровав всех мастеровых и тех, кто наполнял могилу ценностями, так что никто оттуда не вышел. Сверху посадили траву и деревья, чтобы могила приняла вид обычной горы».
ТАКОГО шила в мешке не утаишь. Сыма Цянь знал, значит, знали и другие.






В настоящее время вблизи Лишаньских гор сохранился холм высотою 35-40 м, считающийся могильным курганом Цинь Ши-хуана. Но по описанию склеп был вырублен в скале, так что курган - лишь символ могилы. Возможно, к нему ведет подземный ход. Будущие раскопки дадут ответ, насколько точно описание Сыма Цянем подземного склепа первого императора Китая.
Про гробницу благополучно забыли на пару тысячелетий. И вот простой китайский крестьянин Янь Джи Ван и пять его друзей решили выкопать колодец. Воду они не нашли, зато 29-го марта 1974-го года обнаружили на глубине 5 метров статую древнего воина в полный рост. Это был главный боевой порядок Цинь Шихуанди - около 6 000 фигур. Янь Джи Ван в один момент превратился в миллионера. Теперь он пишет книги о своей находке и каждый день раздает автографы туристам. Раскопки ведутся до сих пор и очень неспешно. В 1980 году нашли второе войско - более 2000 каменных фигур. Всего исследователями были обнаружены три ямы-гробницы, в которых, как полагают, находились 8100 фигур лучников, пехотинцев, колесниц, офицеров и акробатов, плюс 130 колесниц с 520 лошадьми, а также 150 кавалерийских лошадей, воссозданных в натуральную величину. Высота статуй достигает 1,8, даже 1,9-1,95 метра, а вес - 181 килограмма. Но главная гробница ещё не найдена. Бурят почву. Уже найдены 2 туннеля, прорытые грабителями гробниц. Но это были неудачники, упёрлись в фундаменты и бросили. Скелет одного обнаружили в гробнице.
Первый этап масштабных раскопок прошёл с 1978 по 1984 год. Кроме глиняных статуй в 1980 году в 20 метрах от гробницы императора были обнаружены две бронзовые колесницы, каждая из которых состоит более чем из 300 деталей. Колесницы запряжены четвёрками лошадей, упряжь которых содержит золотые и серебряные элементы.
Второй этап - с 1985 по 1986. В начале 2000-х годов были также обнаружены статуи музыкантов, акробатов и чиновников. 13 июня 2009 начался третий этап раскопок.
Фигуры воинов являются настоящими произведениями искусства, поскольку выполнялись в индивидуальном порядке, вручную и с использованием различных методик. Каждая отдельная статуя имеет свои уникальные черты и даже выражения лица. После придания необходимой формы статуи выпекались и покрывались специальной органической глазурью, поверх которой наносилась краска. К сожалению, краска, попав на воздух, быстро окислилась и осыпалась
Терракотовые воины вооружены бронзовыми и оловянными арбалетами, кинжалами, копьями, алебардами. Археологи смогли обнаружить около 40 тыс. бронзовых наконечников стрел, лезвий клинков, а также 216 спусковых механизмов арбалетов.
Найденные в гробнице спусковые механизмы были изготовлены из бронзы и состояли из трех частей, скрепленных двумя болтами. Они отличались от устройств, которые были распространены на остальной территории Китая той эпохи. Между собой части спусковых механизмов также не были идентичны: отличались, например, расстояния между засечками и обработка краев деталей механизма.
Археологи предполагают, что, если продолжать раскопки склепов традиционными способами, на это уйдет около 200 лет.
Воины, построенные в боевые порядки, расположены под землей, приблизительно в полутора километрах от горы Лишань. Главным образом здесь представлены 2 рода войск - алебардщики и стрелки из самострелов. Именно эти 2 вида оружия сделали армию Цинь непобедимой. И, видимо, должны были защитить императора и в загробном мире. Интересно, что оружие у всех воинов не бутафорское, а самое настоящее. Одно время считалось, что сначала терракотовая армия была вооружена железным оружием, которое потом изъяли мятежники, восставшие против династии Цинь, оставив взамен бронзовые клинки и алебарды. Но эта история выглядит откровенно нереальной.
Археологи нашли в подземелье около 40 тысяч наконечников стрел. Причем это наконечники высшего качества, изготовленные путем сочетания двух бронзовых сплавов. Черешок, которым наконечник крепится к древку стрелы, изготовлен из более мягкого и дешевого сплава, а боевая часть - из более твердого, с повышенным содержанием олова, что делает его более твердым и смертоносным. Множество найденных спусковых механизмов самострелов находятся в отличном состоянии (деревянные детали истлели). Невозможно понять, почему мятежники не забрали все это высококлассное оружие, если допустить, что гробницу действительно грабили. Можно сказать точно - армию снаряжали на совесть.
При раскопках археологи обнаружили множество глиняных табличек, на которых указывались имена подневольных рабочих и преступление, которое они совершили. Вариантов много - от уголовщины до неуплаты налогов.
Периметр внешней стены захоронения был равен 6 км. Терракотовое войско не нуждается в пояснениях. Грандиозно, ничего не скажешь. Причём тела воинов изготовляли где-то вдали, а фигуры лошадей близко. Лица каменных воинов были индивидуальны, похоже, что лепили с натуры. Без труда распознали, что в войске были самые разные национальности - кроме китайцев, тибетцы, тангуты, монголы.
Меня больше поражает детализация. Видно, что подошва обуви рифлёная.



Астрономия

Как известно, в XVIII Французская академия (лучшая в мире в то время) пришла к решению, что падающие с неба камни - выдумки. Между тем слухи такие были, но самое конкретное из первых сообщений мы встречаем у Сыма Цяня, написанным по хроникам столетней давности:
211 г. до н.э. - Падающая звезда упала в области Дунцзюнь (совр. пров. Хэнань, уезды Пуян, Цинфэн, Нэйхуан и др., где было ранее княжество Вэй). Достигнув земли, она превратилась в камень. Кто-то из черноголовых вырезал на камне такие слова: "Ши-хуанди умрет, и землю империи разделят". Узнав об этом, Ши-хуан послал цензоров произвести дознание, но никто не сознался. Тогда забрали и казнили всех живших вблизи от места, где упал камень, а там камень расплавили на огне.
Наверно, это был железно-никелевый метеорит. Характерно - не разбили, а именно расплавили.
Печальна судьба этого метеорита, но он встал в строй прочих астрономических явлений, предсказывающих всякие несчастия в эти бурные годы. Особенно наводили ужас кометы (как и в средневековой Европе). Причём китайские астрономы связывали не только появление кометы, но и область её появления и её путь по небу. Причём уже никто не пояснял, что грозят беды, просто констатировал. А так как дошедшие до нас хроники писались столетия спустя после оригинальных текстов, то кометы приносили невзгоды непременно. Например:
На седьмом году (240 г. до н.э. ) комета показалась сначала на востоке, затем ее видели на севере, а в пятой луне — на западе. Военачальник Мэн Ао умер во время наступления на Лун, Гу и Цинду, тогда его войска вернули.
....
Комета вновь показалась на западе. Через шестнадцать дней умерла Ся-тайхоу (вдовствующая императрица Цинь).

Вот представления древних из книги "Сяо цзин нэй цзи", связанных с появлением комет. Там говорилось: “Если комета появляется в районе Большой Медведицы, то будет большая война; если комета вблизи трех звезд ручки Большой Медведицы, то подданные навредят правителю, если комета появится в середине неба, то правитель нанесет вред подданным, если она появится в созвездии Плеяды, то владетельные князья поднимут мятеж, если же комета пройдет сбоку от солнца, то сын убьет отца”.
На девятом году (238 г. до н.э.) появилась комета, хвост которой временами тянулся через все небо. Цинь напало на вэйские города Юань и Пуян.
Разумеется, не только кометы предвещали невзгоды. Но и сами необычные невзгоды, вообще всё "из ряда вон" предвещало нехорошее:
238 г. до н.э. В четвертой луне ударил мороз и люди погибали от холода. Ян Дуань-хэ напал на Яньши. На западе показалась комета, позднее ее видели на севере, она двигалась от Большой Медведицы к югу в течение восьмидесяти дней.
234 г. до н.э. - В первой луне на востоке появилась комета.
214 г. до н.э. - Запретил приносить жертвы звезде Мин. На западе появилась комета. (Минсин - одна из утренних звезд. Были запрещены жертвы только в честь этой звезды. Слово "комета" пропущено в тексте, но явно было по смыслу)
Запретил приносить жертвы, вероятно, Венере, сам Ши Хуанди. Непонятно, чем она ему не угодила. Впрочем, толкуют, что он вообще запретил приносить жертвы звёздам. Но сам он был к астрономии явно неравнодушен:
214 г. до н.э. - Эта дорога напоминала созвездие Гэдао близ Полярной звезды, которое, пересекая Млечный Путь, тянется до созвездия Инши.
Созвездие Гэдао расположено в центральной части неба и по европейской звездной карте совпадает с созвездием Кассиопея, пять ярких звезд которого расположены в виде буквы W. Инши соответствует созвездию Пегаса. Между ними, действительно, пролегает Млечный путь.
А вот и предвестники его смерти и гибели империи:
На тридцать шестом году (211 г. до н.э. - ) планета Инхо задержалась в созвездии Синь. Падающая звезда упала в области Дунцзюнь. Достигнув земли, она превратилась в камень. Кто-то из черноголовых вырезал на камне такие слова: “Ши-хуанди умрет, и землю империи разделят”...
далее к файлу №5-2-1g

назад к файлу №5-2-1h