Рейтинг с комментариями. Часть 1-3

XII тысячелетие до н.э — V век до н.э — вавилонская история и астрономия (Вавилония) (окончание)



Война в Междуречье 627—605 гг. до н. э.
Сатрапы Ассирии получили шанс подхватить слабеющую власть. На западе это был Псамметих I, создавший новую мощную династию, объединивший Египет и пытавшийся распространить свою власть на прибрежные города Восточного Средиземноморья. По преданию египтяне 29 лет осаждали Ашдод, что вызывает большие сомнения, успехов особых не достигли, но создали укреплённый рубеж против азиатов. Ассирийцы больше уже никогда не посягали на Египет, но рубеж тем очень пригодился, когда Мадий, царь скифов, пришёл на помощь ослабевшей Ассирии.
На севере вполне предсказуемо выступили мидийцы. Фравартиш (Фраорт) — царь Мидии, пошёл войной на персов. Персы были разбиты и покорились мидийцам. Объединив народы, Фравартиш начал покорять остальные районы Азии. Наконец он осмелился выступить в поход и на ассирийцев.
На юге ассирийцы сами пригрели своего врага. Звали его Набопаласар (аккад. Набу-апла-уцур, букв. «Набу наследника храни»). Именно ему выпала судьба и уничтожить Ассирию и возродить Вавилонское царство, ставшее эпилогом в тысячелетней истории лидерства Плодородного Полумесяца в Земной Цивилизации. В 629 году до н. э. ассирийский царь Ашшур-этель-илани назначил вместо смещённого Бел-ибни правителем Приморья Набопаласара. Набопаласар был родом халдей, потомок даккурийского князя Шамаш-ибни, казнённого Асархаддоном в 678 году до н. э. за мятеж. В связи с этим назначением Ашшур-этель-илани счёл нужным реабилитировать память Шамаш-ибни и вернуть его останки на родину, где они были торжественно погребены. Страна Моря (Приморье) с её многочисленными халдейскими воинами, имела слишком важное значение для Ассирии.
Во главе Ассирии встал Ашшур-этель-илани (ассир. «Ашшур — витязь богов»), сын Ашшурбанапала, который уже 2 года считался главным царём и не распоряжался лишь в метрополии, где доживал свой век больной Ашшурбанапал (он с детства был хилым, что греки расценили как "изнеженный" и редко возглавлял походы сам). А на крайнем юге в Уруке «царём Ассирии» считался другой сын Ашшурбанапала — Син-шар-ишкун.
В начале 627 г. до н. э. в походе умер Ашшурбанапал и власть в Ашшуре захватил наместник города Набу-рехту-уцур, но это восстание было подавлено личной армией «великого евнуха» Син-шум-лишира. В мае 627 г. до н. э. умер вавилонский царь Кандалану (не исключено, что это был сам Ашшурбанапал, имевший другое имя в Вавилоне, просто весть о его кончине дошла до Вавилона позже), после чего Вавилон вообще не признал никакого царя, а стал датировать свои документы фиктивным продолжением правления уже умершего Кандалану. Совпадение смертей очень странное, не менее странная датировка документов, также имя показывает на какую-то физическую ущербность царя, сам Ашшурбанапал был больной к тому времени, но это мог быть его сын или просто знатный вавилонянин. И его смерть, совпавшая со смертью царя не столь уж редкий случай в борьбе за власть в Империи.
И тут же правитель Приморья поднял восстание, захватил Урук, принадлежащий ассирийскому царю Син-шар-ишкуну, а в мае 627 г. до н. э. осадил Ниппур.
В августе 627 г. до н. э. ассирийский авангард перешёл вавилонскую границу и сжег городок Шазнаку. В сентябре 627 г. до н. э. в бой вступили главные ассирийские силы и начали наступление на Ниппур. При их приближении Набопаласар, не приняв бой, отступил на юг. Ассирийцы и жители Ниппура осадили его в Уруке (ноябрь 627 г. до н. э.), но не смогли взять город, были разбиты во время вылазки и вынуждены были отступить. Не позднее мая 626 г. до н. э. Набопаласар принял царский титул.
В месяце аяру (апрель — май) 626 г. до н. э. ассирийская армия под руководством Син-шум-лишира вторглась в Вавилонию, он установил свою власть в Аккаде и Северном Шумере. Не позднее, июня 626 г. до н. э. жители Ниппура признали Син-шум-лишира царём Ассирии и не позднее августа то же самое произошло и в Вавилоне. Превращение Син-шум-лишира из сановника в «царя Ассирии» произошло, по всей вероятности, с санкции «царя вселенной» Ашшур-этель-илани, поскольку ниппурские документы носят даты обеих правителей. Но в начале сентября 626 г. до н. э. положение круто изменилось. В уличном сражении в одном из городов на юге Вавилонии потерпела поражение от войск Набопаласара армия Син-шар-ишкуна и была вынуждена отступить в Ассирию, что, доказывает, что отношения Син-шар-ишкуна со своими «товарищами по правлению» были достаточно хорошими, чтобы позволить войскам Син-шар-ишкуна отойти на их территорию. Вскоре начала терпеть поражения и главная ассирийская армия Син-шум-лишира. Уже в середине сентября Сиппар стал датировать свои документы началом правления Набопаласара, а в Вавилоне была возобновлена фикция продолжения правления умершего Кандалану, хотя тут же вавилонская хроника отмечает, что в течение одного года в стране не было царя.
Происходило необычайное — ассирийцы, лет 200-300 не знавшие поражений, начали их терпеть регулярно! 12 ташриту (10 октября) ассирийская армия, отступающая к северу под натиском Набопаласара, была разбита вавилонянами, а 26 арахсамну (23 ноября) 626 г. до н. э. Набопаласар был официально провозглашён царём Вавилона. В одном вавилонском эпическом тексте рассказывается, что накануне овладения Вавилоном, Набопаласар разбил ассирийскую армию на берегу канала города Куту и приговорил к смертной казни «великого евнуха Ассирии». Очевидно, здесь речь идёт о судьбе Син-шум-лишира.
Но Ассирия не хотела так просто мириться с потерей Вавилона.
Впечатляющим на события в данном уголке планеты стал 625 г. до н.э. Якобы именно в этот год египтяне после многолетней осады взяли Ашдод. И именно в этом году скифы, возглавляемые царём Мадием, союзники ассирийцев, ураганом прошли через всю Месопотамию, Сирию, Палестину и достигли границ Египта. Якобы Фараону Псамметиху I с большим трудом удалось откупиться от их нашествия, во что трудно поверить, учитывая окрепший Египет и их линию обороны. Якобы в этот год Мадий и погиб. И, якобы, именно в этот год царь Мидии Имеравартиш (др.-греч. Фраорт) — осмелился атаковать Ассирию объединённым мидийско-персидским войском, но был разбит под стенами Ниневии и погиб с большей частью войска. Победа их была пирровой — вместо Фраорта трон Мидии занял его сын Киаксар, молодой, способный и горящий жаждой мести. И, якобы, Киаксар вновь (и опять в этом же году) дошёл до стен Ниневии, но тут с тыла ударили скифы опять же с пресловутым Мадием. Вся Мидия была опустошена вторжением, Киаксар остался цел, но отступил от Ассирии. И в этот же год ассирийцы пошли на Вавилон.
Хронология последних лет Ассирии сильно хромает, ясно, что все эти события просто не могли произойти в один и тот же год, поэтому правильнее сказать — около 625 г до н.э. в течении нескольких лет в Междуречье и вокруг имела место быть изрядная мясорубка. Но более понятны записи вавилонян.
Весной 625 г. до н. э. ассирийцы вновь пошли походом на Вавилон. 17 нисанну (март — апрель) в Вавилон были эвакуированы боги из городка Шапаззу, стоящего на пути ассирийского войска. 21 аяру (апрель — май) ассирийцы взяли и разграбили город Шаллат в одном-двух переходах от Сиппара, а 20 симану (май — июнь) были эвакуированы статуи богов из Сиппара. Однако ассирийцам не удалось одержать победу. С севера последовало нападение и, оставив в Шаллате сильный гарнизон, ассирийская армия вернулась назад на защиту родины от вторжения мидян. Попытка Набопаласара 9 абу (29 июля) 625 г. до н. э. отбить Шаллат у ассирийцев кончилась неудачей.
Ассирийцам удалось отразить вторжение мидян. Их царь Фраорт погиб вместе с большей частью своего войска. Но и потери ассирийцев тоже были очень велики и только через 15 месяцев ассирийская армия смогла возобновить боевые действия в Вавилонии. В начале месяца улулу (август) 624 г. до н. э. ассирийцы выступили против Вавилона и стали лагерем на канале Нар-Баниту. В том же году зависимость Урука от Вавилона ослабла, Урук перестал датировать свои документы годами правления Набопаласара, а предпочёл нейтральную форму «четвертый год закрытия ворот», то есть осадного положения введенного в 627 г. до н. э. Но ассирийцы так и не смогли в этом году добиться сколько-нибудь значительного перевеса, и ушли обратно в Ассирию. Набопаласар в свою очередь в октябре 624 г. до н. э. попытался захватить Ниппур, сохранявший верность ассирийцам, но тоже потерпел неудачу.
Резкий упадок в Ассирии был не только в военном деле. Лэйард, обнаруживший сооружения Ашшур-этель-илани, был поражён их грубостью и убожеством сравнительно с постройками лучших ассирийских времён.
В 623 г. до н. э. Ашшур-этель-илани умер или был убит, процарствовав 6 лет.
Син-шар-ишкун, другой сын Ашшурбанапала, стал носить титул «царь Ассирии» где-то в районе Урука ещё около 633 г. до н. э. С 627 г. до н. э. Син-шар-ишкун совместно с Ашшур-этель-илани и Син-шум-лиширом вёл войну с халдеем Набопаласаром за Вавилонию. В 623 г. до н. э. после смерти или убийства своего брата Ашшур-этель-илани Син-шар-ишкун вновь объединил Ассирию и принял титул «царь Вселенной».
Десять лет с переменным успехом шла война между Ниневией и Вавилоном, в то время как другие части империи ухватились за собственный шанс сбросить ассирийский гнет.
В 623 г. до н. э. Набопаласару удалось поднять восстание в провинции Дер и, таким образом, обеспечить себе связь с Мидией. В августе вавилоняне осадили Урук. В ответ на это Син-шар-ишкун предпринял наступление на юг и не позднее сентября 623 г. до н. э. он был признан царём в Сиппаре, а в октябре вступил в Аккад. До марта 622 г. до н. э. Набопаласар был выбит из Аккада и Вавилон стал датировать свои документы правлением Син-шар-ишкуна, но к концу года по ассиро-вавилонскому календарю (то есть к 22 марта — дню весеннего равноденствия) на севере произошли какие-то события спешно заставившие Син-шар-ишкуна вернуться на защиту Ниневии, предварительно усилив гарнизон Ниппура, верного ассирийцам.
Первоначально ассирийцев отвлекли арабы, вторгшиеся в Ассирию из Сирии. Ассирийцы разгромили их и вынудили отступить. Затем последовало вторжение мидян Киаксара, которые подошли к Ниневии. Но скифы ударили в тыл и мидяне отступили.
Несколько лет царило зыбкое равновесие. Ассирийцы срочно искали союзников, Ассирия фактически уже превратилась в рядовую державу. Около 617 или 616 года до н. э. Ассирия заключила союз с Манной и Урарту. А потом и с Египтом. Трудно поверить, но это так — египтяне, лишь недавно оккупированные и ограбленные ассирийцами, становились самыми верными друзьями своих заклятых врагов. Фараоны явно не желали гибели Ассирии, понимая, что кочевники с севера, сокрушив остатки империи, ворвутся и в долину Нила. И они были правы — именно так и случилось менее, чем через столетие. Но Псамметих I был уже стар ходить в походы, Египет помогал Ассирии, чем только мог, но это её не спасло.
В месяце аяру (апрель — май) 616 года до н. э. Набопаласар повёл вавилонские полки вверх по долине Евфрата в ассирийские провинции Суху и Хиндану. 12 абу (24 июля) в сражении при Каблину вавилоняне разбили ассирийцев и пришедших к ним на помощь маннеев. В тот же день они взяли и город Каблину. Затем вавилоняне разграбили ассирийские владения в бассейне реки Балих, где они захватили города Мане, Сахиру и Балиху. Обремененные добычей и пленными, вавилоняне повернули обратно и, по дороге взяв город Хиндану, в августе 616 года до н. э. вернулись в Вавилон. А в месяце ташриту (сентябрь — октябрь) на выручку ассирийцам в долину Евфрата явились египтяне. Союзники дошли до города Каблину, но не рискнули вторгаться в пределы Вавилонии. В том же году после долгой осады вавилоняне захватили Урук.
В месяце аддару (февраль — март) 615 года до н. э. Набопаласар предпринял наступление на Ассирию. На реке Забан (Малый Заб), у города Мадану, что в области Аррапха Набопаласар нанёс поражение ассирийцам. Вавилоняне сбросили ассирийское войско в реку и захватили их обоз. С добычей и пленными вавилоняне правым берегом Тигра беспрепятственно вернулись на родину. В месяце аяру (апрель — май) 615 года до н. э. вавилоняне снова выступили в поход и подступили к Ашшуру, но овладеть им с налёта не смогли. В июне на выручку городу пришла главная ассирийская армия во главе с царём Син-шар-ишкуном. Вавилоняне обратились в бегство. Противник гнался за ними по пятам. Положение спасла крепость Такритайн на правом берегу Тигра, где укрылось вавилонское войско. Ассирийцы штурмовали её 10 дней подряд, но вавилонский гарнизон мужественно отразил все приступы, и ассирийцы отступили.
В это время ниппурцы, осаждаемые вавилонянами ещё с 622 года до н. э., испытывали жесточайшие муки голода. Цены на продукты поднялись в 3 раза выше, чем в Вавилоне во время осады в 650 — 648 годах до н. э. Жители Ниппура продавали в рабство своих детей, спасаясь от голодной смерти. В 615 году до н. э. ниппурцы сдали город, это был последний оплот ассирийцев в Вавилонии.
Тем временем, оправившись от поражения, нанесенного скифами, возобновили военные действия мидяне. Уже в 616 — 615 г. до н. э. воспользовавшись поражением, нанесенным маннейскому войску под Каблину, Киаксар захватил Манну. Киаксар — так называли его греки, на самом деле его звали Увахшатра, он был сыном царя Фравартиша (Фроата). Геродот описывает Увахшатру как гораздо более воинственного, чем его предшественники на мидийском троне. Он первым разделил мидийское войско по видам оружия и каждому отряду — копьеносцам, лучникам и всадникам — приказал действовать отдельно (до этой реформы войско мидийцев было смешанным). Укрепив таким образом войско, Увахшатра выступил против Ассирийского царства, чтобы отомстить им за смерть отца — Фравартиша и разрушить Ниневию, столицу ассирийцев.
В месяце арахсамну (октябрь — ноябрь) 615 г. до н. э. мидяне ворвались в ассирийскую провинцию Аррапху, а в месяце абу (июль — август) 614 г. до н. э. мидяне появились в окрестностях Ниневии и захватили городок Тарбицу, недалеко от неё. Затем они переправились через Тигр и, спустившись вниз по течению, в августе 614 г. до н. э. штурмом взяли Ашшур. Город был разграблен и полностью разрушен, а его жители частью перебиты, частью уведены в плен. Когда все было кончено под Ашшуром, появился Набопаласар с вавилонской армией. В конце августа тут же на развалинах Ашшура Набопаласар заключил союз с мидийским царём Киаксаром. Договор был скреплен матримониальными узами. К тому же сын Набопаласара женился на дочери Киаксара.
Но Ассирия устояла. И даже перешла в наступление.
В 613 г. до н. э. на Мидию вновь начали наступление скифы и мидяне вынуждены были прекратить боевые действия против Ассирии. В месяце аяру (апрель — май) 613 г. до н. э. ассирийцам удалось поднять восстание в провинции Суху, захваченной вавилонянами в 616 г. до н. э. Набопаласар тотчас же выступил в поход и 4 симану (10 июня) взял г. Рахилу, но крепость Анату, расположенная на острове посреди Евфрата, выдержала вавилонский штурм.
Приближение главных сил ассирийцев вынудило Набопаласара, от которого к этому времени отпали некоторые аккадские города, отступить и отдать ассирийцам бассейн Среднего Евфрата без боя. На крайнем юге Урук вновь признал своим царём Син-шар-ишкуна. В 613 г. до н. э. были снесены укрепления г. Кальху в связи с предполагаемой их перестройкой. Ассирийцы вновь набирали силу и уже не боялись врагов.
Но в 612 г. до н. э. мидяне, разгромив скифов, вновь вторглись в Ассирию и подступили к Ниневии. Туда же с войском подошёл и Набопаласар. Союзные войска осадили Ниневию и взяли эту сильнейшую крепость всего через 3 месяца (август 612 г. до н.э.). Согласно источникам, штурм удался благодаря созданию искусственного наводнения, вероятно, смывшего сырцовую стену города. Очевидно, осаждающие разрушили плотины на реке Хасуре, расположенные непосредственно выше стен Ниневии. Син-шар-ишкун, чтобы не попасть в плен, поджёг свой дворец и погиб в пламени. Победители полностью разрушили Ниневию, оставив после себя только руины и пепелища. Точно такая же участь постигла и остальные ассирийские города (Кальху, Арбелу, Шаррукин, Нацибин, Руцапу и др.).
«Неизлечим удар, нанесенный тебе; все, услышавшие весть о тебе, рукоплескали, ибо на кого не простиралась беспрестанно злоба твоя?...
Празднуй Иудея… ибо не пройдет более по тебе злодей, истреблен он совершенно… Восстановит Господь величие Иакова, как и величие Израиля, потому что опустошили их опустошителей и ветви их уничтожили»
(иудейский пророк Наум).
Ниневия была разрушена основательно, что хорошо свидетельствует о ненависти, которую к ней питали. Ее завоеватели никогда не позволяли ее восстанавливать. Через 2 столетия греки с трудом нашли даже место, где стоял великолепный город — это был просто глиняный холм.



Раскопки в Ниневии. «Вокруг света» 1864 год
В 1842 г. французским консулом в Мосуле был назначен Поль Эмиль Ботта. В этом же году он начал предварительные раскопки на холме Куюнджик, которые первоначально не принесли особых результатов. Рабочие, нанятые Ботта, рассказали консулу о том, что видели скульптуры в нескольких километрах от этого холма. В марте 1843 Ботта с экспедицией перебрался в указанное рабочими место, и вскоре обнаружил сооружение, которое позднее станет известным как дворец Дур-Шаррукин или дворец Саргона. Ботте принадлежит открытие Хорсабада. Два года спустя О.Г. Лэйярд поделился своим открытием – на севере Ирака им был обнаружен город Нимруд (Калах).
Практически сразу же после того, как археологи Лэйярда прорыли первые траншеи, были обнаружены стены и скульптурные украшения резиденции Ашшур-нацир-апала в том числе и знаменитые быки шеду, украшающие вход во дворец. Раскопки некоторое время велись в покоях вокруг церемониального зала дворца. Там были обнаружены бронзовые фигурки, алебастровые сосуды, а также осыпавшиеся фрагменты настенной росписи, которые, к сожалению, не были сохранены.
Первый этап раскопок в данном районе продолжался до 1847 г. К этому времени археологами было обнаружено несколько других зданий в том числе так называемый Западный дворец Ададнирари III и Юго-западный дворец, функционировавший во время правления Асархаддона. Неподалеку также был найден «Чёрный обелиск», относящийся к правлению Салманасара III.
Всё это время Лэйярд был уверен, что обнаружил великолепную Ниневию. Однако к 1847 г. Роульсон уже существенно продвинулся в изучении клинописи. Поэтому вскоре Лэйярд узнал, что город, который он раскапывает не Ниневия, а Калах.
Ботта также был уверен, что раскапывает Ниневию, однако позднее его также постигло разочарование. Вскоре после 1848 г. Ботта был переведет в Левант, а раскопки в Хорсабаде продолжил Виктор Плейс.
Лэйярд вернулся в Ирак в 1849 г. В этот раз ему удалось обнаружить храм, посвященный богу Нинурте, он был вымощен плитами, надписи на которых содержали анналы царствования Ашшур-нацир-апала, а в святилище храма была найдена статуя царя.
Основанием дворца, как и в Калахе, стал древний холм. Город окружала каменная стена с башнями и семью воротами. В южной части города находился арсенал. Сам дворец находился в центральной части и состоял из двух частей, одна из которых предназначалась для церемоний. Эта экспедиция выяснила общую планировку дворца, а наиболее сохранившиеся скульптуры и более мелкие находки были подготовлены для отправки в Париж. Согласно расчётам Плейса, за год сотрудники экспедиции расчистили 209 помещений, располагавшихся вокруг 31 двора, три храма и небольшой зиккурат. Плейс вычислил, что толщина стен Дур-Шаруккина составляла 24 м, кроме того он обследовал все семь ворот, порталы трех из которых были украшены скульптурами, а одни почти полностью сохранились.
Однако в 1855 г. произошла трагедия. Плейс закончил описание находок и отправил груз во Францию. Скульптуры из Хорсабада вместе с древностями из других поселений довезли до Багдада, где их упаковали в ящики и погрузили на корабль, но добраться до Франции им было не суждено. Корабли подверглись нападению враждебных племен и были потоплены. Но, к счастью, груз, который Ботта отправил несколькими годами раньше, благополучно прибыл в Париж. Эта скромная коллекция и пара крылатых быков – все, что осталось от французских находок в Хорсабаде.
Лэйярд в 1843 г. продолжил предварительные раскопки Ботта в районе холма Куюнджик, но также долгое время ничего не мог найти. Успеха исследователь добился только в 1847 г., когда он обнаружил стены огромного сооружения, как потом оказалось, дворца Синаххериба. Работы возобновились только через два года, и Лэйярд был разочарован, поскольку раскопки показали, что дворец пострадал от пожара. Однако вскоре выяснилось, что урон не столь велик, как ожидал учёный. Значительная часть скульптур неплохо сохранилась. В ходе раскопок было найдено множество табличек, составляющих библиотеку Синаххериба. На этом Лэйярд завершил свою полевую деятельность. Он обнаружил храмовый комплекс, посвященный богу Набу, здесь же была найдена стела Шамши-Адада V и статуя, посвященная Адад-нирари III.
В ходе раскопок выяснилось, что городские стены Ниневии образовывали неправильный прямоугольник периметром примерно 29 км с внешним валом и рвом возле восточной стены. Дворцовый холм отмечает границу западной стены, выходившей на реку, на втором холме, расположенном южнее, находился арсенал. Во время раскопок точно не удалось определить нахождение центральных ворот. Однако известно, что ворота Нергала (на них сохранились изображения стражей-охранителей) были расположены в северной стене, а ворота Шамаша – в восточной.
Далее Лэйярд провёл раскопки в незаселённой части холма Наби Юнуса, где обнаружил надписи Адад-нирари, Синаххериба и Асархаддона. Однако местное население относилось к археологам крайне враждебно, поэтому в 1851 г. Лэйярд покинул раскопки и передал управление О. Рассаму, поскольку он был местным уроженцем. Через год Рассаму удалось обнаружить Северо-западный дворец Ашшурбанипала. Как оказалось, помимо великолепных изображений сцен охоты в этом дворце содержалась недостающая часть библиотеки Синаххериба. Её находка – триумф британских раскопок в Ниневии. Раскопки были завершены в 1874 г. Дж. Смитом.

Но ассирийцы ещё существовали и сражались с мужеством отчаяния. Царём остатков империи стал Ашшур-убаллит II (ассир. «Ашшур — сохрани в живых»). Вероятно, он был братом Ашшурбанапала и пятым сыном Ассархаддона, имел полное имя Ашшур-этель-шаме-ирсити-уббалит-су, что в переводе означает «Ашшур — герой небес и земли, сохрани его в живых». Если это так, то в 612 г. до н. э. он был уже глубоким стариком (родился в 674 г. до н.э). Первоначально Ашшур-убаллит был первосвященником Эхулхула, храма бога Луны Сина в Харране.
Осенью 612 или в начале 611 г. до н. э. Ашшур-убаллит был избран царём той частью ассирийского войска и знати, которым удалось прорваться к Харрану после падения Ниневии. Ассирийцы уповали на помощь Египта.
В 611 г. до н. э. вавилоняне начали операции в районе Харрана и захватили и разгромили область Шуппа. А 28 арахсамну (октябрь — ноябрь) Набопаласар овладел в тылу ассирийцев городом Руггулити при впадении в Евфрат реки Сагур, и перебил всё его население.
Осколки ассирийской армии уцелели, и, пока они были живы, они сражались. Они отступили к последнему городу, оставшемуся от всех громадных владений, которыми Ассирия правила всего лишь двенадцать лет назад. То был Харран, расположенный в 210 км к западу от Ниневии и почти в 100 км к востоку от Евфрата. Он находился точно на северном изгибе Плодородного Полумесяца.
Это был последний оплот ассирийцев под водительством Ашшурубаллита. Иногда его называют Ашшур-убаллитом II, поскольку правитель с этим именем восстановил ассирийскую мощь после почти полного ее уничтожения хурритами. Быть может, полководец намеренно принял это имя, чтобы символизировать факт, что Ассирия поднимется снова.
Решающие бои за Харран разыгрались в следующем году. Набопаласар выступил в поход в мае 610 г. до н. э. и до ноября опустошал область Харрана. В ноябре к нему присоединились мидяне и вместе с ними он двинулся на Харран. Ассирийцы и египтяне бросили город и бежали за Евфрат. Харран был разграблен, причём мидяне уничтожили его знаменитый храм Эхулхул. В марте 609 г. до н. э. победители разошлись по домам, оставив в Харране вавилонский гарнизон.
Между тем фараон Псамметих I умер. Ему наследовал его сын Нехо II. Он немедленно сам возглавил поход для спасения Ассирии. Спасти вчерашнего врага, чтобы не дать новым врагам получить свободу действий! Чтобы достичь своей цели, он должен был, однако, пройти через Иудею, а Иудея не желала этого. Газа и Аскалон оказали сопротивление египтянам, за что были взяты и жестоко наказаны. У Мегиддо путь фараону неожиданно преградил иудейский царь Иосия. Это внук Манассии, который был ассирийской марионеткой. Он правил уже 30 лет и немало приуспел. На небольшой по времени период, в 620–610-е гг. до н. э., в сиро-палестинском регионе возник вакуум силы: Ассирия ушла оттуда, а Египет и Вавилония еще не пришли. Этим обстоятельством воспользовался Иосия, чтобы распространить свою власть на территорию бывшего Израильского царства. Трудно сказать, удалось ли ему присоединить к Иудее все земли северных племен, однако центральную и часть северной Палестины он, безусловно, контролировал, иначе не сумел бы провести там свою религиозную реформу, тем более столь авторитарными и жестокими методами, предполагающими наличие политической и военной власти. Бог, Яхве, был признан единственным Богом страны, поклоняться которому следовало только в Храме Иерусалима. Иосия неуклонно изничтожал язычество и укреплял свою власть. И тут явились египтяне. Да ещё пытавшиеся спасти ненавистную Ассирию! Иосия выступил, чтобы остановить Нехо. При Мегиддо, в северном Израиле, произошла битва. Евреи были разбиты. Иосия был убит уже в начале битвы, стрела пробила ему горло.
«Во дни его пошел фараон Нехао, царь Египетский, против царя Ассирийского на реку Евфрат. И вышел царь Иосия навстречу ему, и тот умертвил его в Мегиддоне, когда увидел его»

Однако, была ли битва вообще? Самые библейские авторитетные источники и даже хвастающиеся любым успехом египтяне никаких подробностей не дают. Сведения о собирания и движения иудейского войска отсутствуют начисто. Да и навязывать бой профессионалам (очень много наёмников) для Иосии было самоубийством. Не исключена версия, что Иосия выехал на встречу с фараоном на переговоры с отрядом телохранителей. Нехо понимал, что оставлять в тылу такого человека нельзя и просто приказал его пристрелить первым. И действительно — никто не смог заменить Иосию. И язычники вновь пришли к власти.
Но задержка оказалась роковой для планов Нехо. Ашшурубаллит потерял Харран и должен был отступить к Евфрату. Соединившись с Ашшур-убаллитом, Нехо перешёл Евфрат и атаковал Харран. Тяжёлые бои длились всё лето. Вавилонский гарнизон мужественно отразил все приступы египтян и ассирийцев и удержал город. В сентябре 609 г. до н. э. Набопаласар двинулся на выручку Харрану. Проиграв битву в стране Ицалла (севернее Харрана), фараон Нехо снял осаду Харрана и отступил за Евфрат. Харран остался в руках вавилонян. Это был конец Ассирии. Ашшуру-баллит исчезает со страниц истории. Как он умер и что с ним случилось, не знает никто.
Армия, одержавшая победы в сотнях битв, держава, просуществовавшая 12 веков, империя — от Нила до границ Индии, от Чёрного моря до Бахрейна перестала существовать. В какие-то несколько лет. Победители горели ненавистью и уничтожали ассирийцев и всё ассирийское.
Но ассирийцы оказались столь живучим народом, что дожили до наших дней. Тысячи, максимум десятки тысяч, рассеянные по всем странам мира, перенявшие язык соседей, тем не менее сохраняющие свои общины уже более трёх тысяч лет они присутствуют в истории и даже сохранили воинственность своих предков. Вспоминается песня Визбора "Волейбол на Сретинке":
А вот противник — он нахал и скандалист,
На игры носит он то бритву, то наган:
Здесь капитанствует известный террорист,
Сын ассирийца, ассириец Лев Уран,

Известный тем, что, перед властью не дрожа,
Зверю-директору он партой угрожал,
И парту бросил он с шестого этажа,
Но, к сожалению для школы, не попал.





Нововавилонская империя
А жизнь продолжалась. Сердце Земной Цивилизации опять билось в Вавилоне, Набопаласар прибирал к рукам наследство ассирийцев.
Вавилоняне укрепили свой правый фланг операциями против горцев Верхней Месопотамии, проводя политику «выжженной земли» до самого центра Анатолийского плоскогорья. В 608 и 607 годах до н.э. Набопаласар с сыном Навуходоносором, возглавлявшие войска, принимали предупредительные меры против вторжения на опустевшее пространство, прежде занятое Ассирией, горных народов — «дотла», как говорит хроника, разграбили и опустошили их земли.
Вавилон был сильно запущен — стены разрушились, каналы засыпаны, здания пришли в ветхость. Набопаласар расчистил центральный канал Арахту, вымостил священную прецессионную дорогу, главную улицу столицы, реставрировал обе стены столицы — Имгур-Бел («Бел милосердовал») и Нимитти-Бел («Покой Бела»), вёл работы над каналом в Сиппаре, построил царский дворец в Вавилоне. Он немедленно приступил к ремонту и украшению вавилонских святынь и с гордостью стал называть себя восстановителем Эсагилы и Эзиды. Зиккурат Эсагилы Этеменанки («Дом основания неба и земли»), разрушенный ещё Синахерибом и недостроенный Асархаддоном, теперь был заложен снова «на груди преисподней, так, чтобы его вершина достигла неба». В торжественной процессии сам царь и его сыновья несли на головах позолоченные корзины с кирпичами для нового основания знаменитой башни. Многое было сделано на скорую руку. Так, царский дворец был построен из необожжённых кирпичей и недостаточно высоко, при первом большом разливе Евфрата он был разрушен.
Нехо не ушёл на Нил и после поражения. Свою ставку он расположил в Рибле, в самом центре Сирии. Это был просто посёлок, но узел дорог. Египетские гарнизоны, сменив ассирийцев, заняли города и крепости Заречья (так тогда именовалась территория на запад от реки Евфрат, до Средиземного моря, известная нам как Восточное Средиземноморье). Иудейский царь Иоахаз, сын погибшего Иосии, не посмел ослушаться приказа фараона и прибыл в Риблу. Нехо приказал схватить его и отправил в Египет, где тот и умер (вероятно, был убит). На иудейский престол фараон посадил его брата Иоакима, на которого наложил дань в 100 талантов (3 т) серебра и 1 талант (30 кг) золота в год. И это было намного меньше, чем требовали ассирийцы.
Осенью 607 года до н. э. Набополасар повёл вавилонскую армию на египтян. Началось сражение за переправу через Евфрат, длившиеся до весны 605 года до н. э.
С сентября 607-го по сентябрь 606 года Набопаласар стремился взять Кархемиш, до тех пор остававшийся в руках египетских войск фараона Нехо. Кархемиш был ключевым пунктом: он контролировал дорогу с анатолийских гор в долину, а главное — там был последний брод; ниже по течению приходилось с повозками, утварью и животными перебираться через реку на келеках. Эти круглые грузовые лодки, сделанные из тростника и кожи, были неважным средством переправы. Вавилоняне даже не пытались форсировать реку у самого Кархемиша. Сначала они решили обойти город с севера, овладев городом Кимуху (видимо, нынешний Самсат); он был также расположен на анатолийском Евфрате, примерно в 70 километрах к северо-востоку. Но после четырехмесячной осады египтяне вновь взяли его.
После этого вавилонские войска направили удар на 140 километров южнее: там река была уже очень широка, но зато они находились гораздо ближе к своим базам. Им удалось утвердиться на западной стороне; однако египтяне, спустившись из Кархемиша по восточному берегу, «отбросили» вавилонян и «следовали за ними по пятам». Но дальше хроника с предельной простотой сообщает: Навуходоносор «собрал вавилонское войско, и стал во главе его, и пошел на Кархемиш, который на берегу Евфрата, и перешел реку (чтобы напасть на египтян), стоявших в Кархемише…. Они дали сражение, и египетское войско пало перед ним; он (победил) его и уничтожил. Вавилонское войско догнало остатки египетского войска, спасшиеся (от разгрома), которые оружие его не смогло победить в округе Хамат, и так их (разбило), что ни один человек не (вернулся) в страну свою».
Весной 605 года до н. э. вавилонская армия под командованием царевича Навуходоносора II выступила в поход. Нехо тоже отправился к Евфрату с главными силами своей армии, в составе которой, наряду с египтянами и ливийцами, были нубийцы, лидийские лучники и греческие наёмники. Решающая битва произошла под Каркемишем в конце мая 605 года до н. э. Вавилоняне, форсировав Евфрат южнее Каркемиша, атаковали египетский лагерь под городскими стенами. Египтяне не выдержали натиска, и противник на плечах отступавших воинов ворвался в город. На улицах города разгорелись кровопролитные схватки, в городе начались пожары, вынудившие египтян покинуть город и вновь выйти в поле, где вавилоняне их и добили. Остатки египетской армии в панике бежали к Хамату. И здесь победители настигли их и перебили. Потери египтян составили десятки тысяч человек. Пророк Иеремия, очевидец тех событий, писал о них в своей книге: «Они оробели и повернули вспять; и доблестные воины их поражены и бегут без оглядки… Ни быстроногий не убежит, ни сильный не спасется: споткнулись и пали они на севере, у реки Евфрат… Посрамлена дочь Египта, предана она в руки народа северного»
Фараона не было при сражении, иначе непременно это бы упомянули.
Мелкие государства Сирии, Финикии и Палестины не оказали сопротивления Навуходоносору и поспешили принести ему дань. От полного поражения Нехо спасла смерть Набопаласара (15 августа 605 года до н. э.) и отъезд в связи с этим Навуходоносора II в Вавилон. Менее чем за 20 дней он преодолел около 1000 км до Вавилона и 7 сентября провозглашён царём Вавилона.



Таким мог быть Вавилон во времена Навуходоносора

Сын Набопаласара (ранее женившийся на дочери Киаксара) носил имя Небухадреззар. В исторических работах его обычно именуют Навуходоносором II, из-за более раннего правителя этого имени, который правил в Вавилоне пятью столетиями раньше.
Восточное Средиземноморье было напугано разгромом фараона, но не хотело менять сравнительно лёгкую египетскую гегемонию на тяжёлую вавилонскую. Первым городом, выступившим против вавилонского владычества, стал Аскалон (царь Аскалона Адон надеялся на египетскую помощь). В декабре 604 года до н. э. скифы захватили штурмом и разграбили город. Как пишет Библия, «больше не выходил Египетский царь из своей страны, ибо царь Вавилонский забрал все от Египетского потока до самой реки Евфрат, всё, что принадлежало царю Египетскому».
В декабре 601 года до н. э. Навуходоносор II в союзе со скифами попытался напасть на сам Египет и подступил к египетской границе. В ожесточённом сражении египтянам удалось остановить врага. Обе стороны понесли огромные потери. Оборонный рубеж Египта выдержал, но после этого сражения Нехо был вынужден вообще отказаться от мысли в ближайшие годы вести борьбу с Вавилоном за азиатские провинции.



«зачем ты пророчествуешь и говоришь: так говорит Господь: вот, Я отдаю город сей в руки царя Вавилонского, и он возьмет его; и Седекия, царь Иудейский, не избегнет от руки Халдеев, но непременно предан будет в руки царя Вавилонского, и будет говорить с ним устами к устам, и глаза его увидят глаза его; и он отведет Седекию в Вавилон, где он и будет, доколе не посещу его, говорит Господь. Если вы будете воевать с Халдеями, то не будете иметь успеха?»

Одновременно с Ассирией погиб и её основной конкурент в последние три века — Урарту. Ассирийцы, киммерийцы и скифы оставили царство почти бессильным, мидяне положили ему конец. В 600 г . до н. э. Урарту вслед за Ассирией, исчезает со страниц истории. Навуходоносор и Киаксар мирно поделили ассирийское наследство. Киаксар добавил к своим громадным владениям в Иране Урарту и восточную часть Малой Азии. На карте его империя выглядела громадной, но она состояла в основном из ненаселённых земель, Мидия предпочла сохранять мир.
Весь Плодородный Полумесяц, намного меньший по площади, чем Мидия, но содержавший самую цивилизованную и богатую часть западного мира (не считая Египта), оказался под рукой Навуходоносора. Его владения называют иногда Новой Вавилонской империей. Главная область военных усилий Навуходоносора находилась на юге, где Египет без устали организовывал мятежи. Аналогичная ситуация была в Иудее. Иоаким, обязанный своим троном египтянам, был им верным союзником (хотя и тайным). Но после того, как египтяне остановили вавилонян в 601 г. до н.э. открыто отказался подчиняться Вавилону. Навуходоносор II попытался расправиться с непокорной Иудеей с помощью своих палестинских и сирийских союзников, дав им в поддержку какую-то часть своей армии. Не вышло. Ни союзники, ни вспомогательные отряды самих халдеев оказались не в состоянии одолеть Иудею, и в 598 г. до н. э. Навуходоносор II был вынужден двинуть на Иерусалим главные силы своей армии. Исход единоборства между небольшой Иудеей и огромной Вавилонской империей был ясен, поэтому единственной надеждой Иоакима оставался Египет. Осада Иерусалима затянулась: сам город представлял собой хорошо укрепленную крепость, а боевой дух его защитников поддерживала уверенность, что египетская армия непременно придет на помощь. Навуходоносор, чтобы ускорить падение города, лично прибыл с дополнительными войсками под стены Иерусалима. Однако надежды иудеев оказались напрасными. После долгих колебаний Нехо II решил, что его армия не готова к новой войне с Вавилонией и, отказавшись идти на помощь осажденному Иерусалиму, бросил своего союзника на произвол судьбы. Иоаким, не подозревая о предательстве египтян, продолжал оборонять Иерусалим, периодически устраивая вылазки против вавилонян. Вероятно, во время одной из них он погиб, и тело его, судя по словам пророка Иеремии, попало в руки врагов и не удостоилось должного погребения: «Погребен он будет погребением осла: поволокут его и бросят далеко за ворота Иерусалима».
Вместо Иоакима придворные поспешно провозгласили царем его 18-летнего сына Иояхина. Но положение осажденного Иерусалима ухудшалось с каждым днем, а обещанная египтянами помощь так и не приходила. Постепенно царский двор пришел к выводу, что Египет не придет на выручку Иудее. В марте 597 г. до н. э. молодой царь со своей семьей, придворными и военачальниками вышел навстречу вавилонянам, чтобы мирно сдать город. Так закончилось трехмесячное царствование Иояхина в Иерусалиме и началось его безвременное пленение в Вавилоне. Согласно книге Царств, вавилоняне увели из Иерусалима десять тысяч человек: царскую семью, придворных сановников, воинов, ремесленников, самых богатых и знатных горожан. Большинство из них, семь тысяч, составляли отборные воины и примерно тысячу — ремесленники и кузнецы. Не ограничившись этим, Навуходоносор «вывез оттуда все сокровища дома Господня и сокровища дома царского… И царь вавилонский сделал царем вместо него (Иояхина) дядю его Маттанию, изменив его имя на Цидкию» Выбор вавилонского царя пал на Маттанию не случайно: он был родным братом царя Иоахаза, которого фараон Нехо II приказал увести в Египет и там умертвить.
Но Навуходоносор ошибся. Вероятно, и принятие Маттанией нового имени — Цидкия (Седекия), означавшего «Господь — справедливость моя», тоже не случайно. В те времена народ Иудеи жил ожиданием царя, потомка Давида, который должен был спасти Иудею и Израиль и который должен был зваться «Цидкияну» — «Господь — справедливость наша». Маттания, хорошо знавший о чаяниях своего народа, вполне естественно использовал их при вступлении на престол. Но в Иудее набрала силу религиозная война между язычниками и вновь набиравшими силу яхвистами.
Но в 596/595 году угроза пришла с востока. Навуходоносор стал лагерем на Тигре, там он успешно разобрался с каким-то восстанием, в 595/594 в самой Вавилонии разразился короткий (он продолжался с декабря приблизительно по январь), кризис. Царь и тут подавил волнения.
В 594/593 году, на четвертом году правления Седекии, в Иерусалим явились послы из Эдома, Моава, Аммона, Тира и Сидона. Была создана коалиция против Вавилона. Коалиция была странной — союзники исподтишка воевали на границах в ожидании неминуемой расплаты. Уповали на бога? Египет обещал поддержку, но опять не помог (там сменился фараон и стало не до того). Вавилонские войска пришли только в 588 г до н.э.
Вавилоняне пришли, но направились к Египту. Фараон вывел навстречу свою огромную армию. Продемонстрировав мощь и побряцав оружием, враги мирно разошлись — египтяне дали понять, то готовы лишь к обороне. В марте 588 года Навуходоносор лично поставил войска в осаду вокруг Иерусалима, после чего отбыл в Риблу. Саперы Навуходоносора возвели насыпь на откосе: так осадные машины получали возможность разрушать стены при приступе. Но потом вавилоняне решили взять город измором. На девятый день четвертого месяца одиннадцатого года царствования Седекии они перешли в атаку и проделали тараном пролом в стене. Перевести эту дату на наш календарь затруднительно. Возможно, она соответствует 18 июля 587 года, но некоторые историки относят ее на целый год позже. Седеккия с роднёй и чиновниками, якобы, бежал в сторону Иерихона, но был схвачен и пленен врагами в чистом поле. Библейское повествование сообщает и о еще более прискорбном обстоятельстве — панике среди войска, которое сначала последовало за царем, но затем разбежалось, бросив его.
Навуходоносор велел своим военачальникам, в числе которых был его зять Нериглиссар, по всем правилам наказать бунтовщиков и страну, поддержавшую их. Иерусалим и его Храм были разрушены. Династия Давида кончилась, процарствовав в Иерусалиме почти четыреста лет. Большинство жителей Иерусалима были убиты, оставшиеся взяты в плен и угнаны в рабство в Вавилонию. Ковчег Завета был при этом утерян.


Так художник представляет Навуходоносора
Затем Навуходоносор попытался покарать тех, кто помогал Иудее, но его планы сорвал город Тир. Город, построенный на скалистом островке (Тир и означает — "скала") имел прекрасный флот и вполне мог выстоять против любой сухопутной армии.
Царем Египта в 588 году стал Хофра. Его предшественники наладили с финикийцами плодотворное для обеих сторон сотрудничество. Но новый фараон с самого начала царствования с ними поссорился: взял Газу и напал на Тир и Сидон с моря. Тем самым царь служил интересам греков: они давали Египту флот и сами нуждались в его поддержке, поскольку их купцы уже больше двух столетий соперничали с финикийскими по всему Средиземноморью. Странная картина получалась: два заклятых врага, две мощные державы — Египет и Вавилония — совместно осадили маленький Тир, с суши и моря. Но Тир устоял. Египетский (по сути греческий) флот тиряне победили, от вавилонян решили обороняться. Историки пишут, что в Тире был великолепный архив о всех перепитиях истории в Средиземноморье. Но писали тут на папирусе и сожгли его завоеватели, оставив нас, потомков, в недоумениях по многим вопросам.
Другие финикийские города сдались Навуходоносору, но Тир остался непреклонным, и в 585 г. до н.э., сразу же после падения Иерусалима, армии Навуходоносора заняли позиции на берегу, напротив острова. 13 лет продолжалась осада, пока обе стороны не устали вконец от неудобств. Навуходоносор снял осаду, оставив Тир незавоеванным и безнаказанным, по Тиру пришлось заплатить солидную дань, чтобы избавить себя от таких неприятностей.
Навуходоносор был разочарован своей неспособностью справиться с малым городом. На осаду он потратил много времени и сил, подорвал свой авторитет, дал время укрепиться врагам и, когда послал давно намечавшуюся экспедицию в Египет, то египтяне успели хорошо подготовится. Вавилоняне были отброшены.
Навуходоносор поостыл к военным компаниям и ограничил себя Вавилоном. Город стал тем легендарным Вавилоном, вошедшим в мифы и поговорки. Во времена Навуходоносора Вавилон был, несомненно, величайшим городом мира. Через столетие после Навуходоносора Геродот посетил Вавилон и мог говорить о нем только с благоговейным трепетом. Он рассказывает, что город раскинулся на квадратном участке земли со сторонами квадрата более чем 22 км и что стены его были 90 м высотой и 24 м шириной. Вероятно, это преувеличение, либо ошибка при переводе мер длины.
Более двух тысячелетий великий город был не только заброшен, но и превратился в миф. Не верили даже видавшем его Геродоту и другим словоохотливым грекам. Лишь в конце XIX века развалины в 90 км к югу от Багдада были определены, как вавилонские. Первооткрывателем Вавилона был археолог Роберт Колдевей. Берлинские музеи поручили Кольдевею раскопки Вавилона, а он поставил следующие условия: раскопки должны продолжаться не менее пяти лет; в помощь ему должен быть выделен целый штат опытных немецких археологов и большой отряд местных рабочих. Общая сумма всех работ определялась суммой в полмиллиона золотых марок. Для XIX века это была огромная сумма, но её предоставило вновь созданное Германское восточное общество. Кольдевей провел на развалинах Вавилона около 18 лет.
Объём работ был такой, что пришлось проложить железную дорогу — единственный случай в истории археологии. Раскопки холмов на равнине Сахн, что означает "Сковорода", начались весной 1899 года. Удача пришла к Кольдевею с первых дней и не покидала его в течение последующих пятнадцати лет (а в 1914 стало не до раскопок).
Сначала он раскопал стену из сырцового кирпича шириной 7 метров и высотой 12 метров. На расстоянии 12 метров от нее была другая стену из обожженного кирпича шириной почти 8 метров, а за ней шла третья стена шириной 3 метра, опоясывавшая глубокий, выложенный кирпичами ров. Пространство между первыми двумя стенами в свое время было заполнено землей, превратившей две стены в один неприступный и совершенно непробиваемый крепостной вал. Hа внутренней стене через каждые 50 метров стояли сторожевые башни. Впоследствии Кольдевей насчитал 360 крепостных башен! Внутренняя стена Вавилона имела длину более 18 километров! Вероятно, ни до, ни после в истории не было огороженного поселения таких размеров.
Навуходоносор (Набу-кудурри-усур,: "бог Набу, охрани мои границы") — именно это имя оттиснуто на миллионах кирпичей. Кстати, клеймо ставилось не ради тщеславия. В стране, где не было ни топлива, ни строительных материалов, обожжённый кирпич очень ценился. Воровали кирпичи и при строительстве Вавилона и в предыдущие тысячелетия. Но опасное это было дело — воров казнили без жалости. Однако за последующие 25 веков руины растаскивали совершенно безнаказанно и миллионы домов были построены из кирпичей и камня храмов и городов шумеров, ассирийцев, вавилонян. Половина Багдада построена из кирпичей Вавилона.




Другие мифы об Семирамиде, где она не воительница, а изнеженная и развратная красавица. Тут греки сочиняли миф по образу жены Навуходоносора, мидянки, которая, якобы, тосковала по родным горам и царь велел эти горы построить в Вавилоне. Вот такие:



Но — вероятно, это тоже миф. "Висячие сады Семирамиды", которые греки назвали одним из чудес света, были не первыми и не единственными, хотя, возможно, самыми большими. Поднять дворец повыше, подальше от наводнений, раскалённой почвы и мошкары было мечтой любого состоятельного жителя Междуречья. Иное дело, безграничные богатства позволили Навуходоносору создать на своём четырёхэтажном холме и систему ирригации. Хотя была она довольно примитивной. Трубы были спрятаны внутри колонн, а у реки рабы нагнетали воду кожаными мехами



Имеются тысячи воображаемых художниками видений садов. Неиссякаемый источник фантазий
На вершине своего развития Вавилон, как предполагают, имел миллион населения. Это, по всей вероятности, тоже преувеличение, даже с пригородами. Однако действительность могла быть близка к этой цифре, Вавилон, возможно, стал первым городом-миллионником в истории Земли. Его превзошёл лишь Рим, но лет через 600.
Великолепны были ворота в городской стене, т.н. Ворота Иштар. Они украшены синими глазурованными кирпичами, несущими красные и белые барельефы быков и драконов. Комплекс зданий, составлявших дворец Навуходоносора, покрывал более 5 га земли, и величайший зал в нем — тронный зал, где принимались иностранные делегации, — имел около 60 м в длину и почти столько же в ширину. Его стены также были украшены глазурованными кирпичными львами. Навуходоносор строил сооружения, которые затем засыпались землей и засаживались кустарниками и цветами. Согласно легенде, он делал это, чтобы доставить удовольствие своей мидянке-жене Амитис, которая тосковала по холмам своей родины. Поэтому Навуходоносор построил эти искусственные холмы. С расстояния холмы казались висящими в воздухе. Это и были знаменитые висячие сады Семирамиды (хотя жену звали иначе, но греки всё переврали), одно из семи чудес древнего мира. Навуходоносор украсил и расширил храмы, которых насчитывалось в Вавилоне более тысячи ста. Он воздавал особые почести Мардуку и завершил в его честь великий зиккурат, давно стоявший неоконченным из-за постоянных войн с Ассирией. Храм Мардука стал величайшим вавилонским храмом всех времен, по 90 м в каждой из сторон и с семью постепенно уменьшающимися ступенями (как думают, по числу планет), вздымающимися к небу. Вавилон был торговым центром всех наций. Он был также интеллектуальным центром мира, вся накопленная наука и технология, восходящая к эпохе шумеров, была тут сохранена.
Евреи при Навуходоносоре лишились своей столицы, храмов и независимости, многие были депортированы в Вавилон "на стройки века". Однако они выжили. Евреев в ссылке не угнетали. Они могли покупать землю, заниматься деловыми операциями, даже богатеть. В самом деле, когда со временем некоторые из них готовились к возвращению в Иерусалим, те, кто оставался, были достаточно богаты, чтобы существенно им помочь: «И все соседи их вспомоществовали им серебряными сосудами, золотом, и имуществом, и скотом, и дорогими вещами…» (Библия). Евреи в полной мере сохранили религиозную свободу. Не было сделано никаких попыток заставить их поклоняться Мардуку. Рассказы пророка Даниила о преследовании самого Даниила и трех других евреев Навуходоносором, который бросал их в огненные пещи и во львиные рвы — выдумки. Эта книга была написана спустя четыре столетия после Вавилонского пленения, когда евреев преследовал эллинистический царь Антиох IV. Рассказы являлись чисто героическими байками, "для укрепления духа". Но именно из-за книги Даниила Вавилон стали рассматривать как воплощение жестоких гонений со стороны язычников. Позднее Вавилон рисовался как вместилище греха, особенно порочный город, но был он не более порочным, чем любой большой город.


Богиня Иштар. Покровительница проституток в числе прочих покровительств
Хотя... Текстов, которые иначе чем порнографические нельзя назвать, найдено немало. Причём одна поэма о блуднице по имени Иштар, очень длинная и куда откровеннее, чем опусы небезызвестного Баркова, была найдена как в Вавилоне, так и в Ниппуре (священный город, Ватикан древности). Причём написаны в разное время и тексты отличаются, что доказывает о большой популярности. Сюжет незамысловат — уличная блудница довела до изнеможения 120 юношей (подробности сообщаются), наличествует юмор и рефрен: "Вот такие наши девки!".
И при шумерах и при амореях и при ассирийцах "жриц любви" было в избытке. Есть надписи и на шумерском, где сообщаются, что многие женщины "живут как бездомные собаки и отдаются прилюдно за две меры ячменя". А в Ассирии даже издали закон о запрещении проституткам закутываться в покрывало, чтобы их не перепутали с добропорядочными женщинами. И делили их на ранги и сословия, а храмы одновременно являлись и публичными домами, получая изрядный доход. Законы Хаммурапи и им подобные, каравшие смертью за инцест и измену, в нескольких параграфах защищали права подобных женщин, разъясняя, кому принадлежит наследство. А то ведь немудрено и запутаться, ведь продавать своих дочерей в рабство в публичный дом (он же храм) было не принято, их массово "удочеряли". А еврейская мораль в этом вопросе была всё же строже.
Пророк евреев Иезекииль яростно поносит всех врагов Навуходоносора, предсказывая разрушение Тира и Египта (этого не произошло) и никогда не предсказывает зла самому Вавилону. Даже в разрушении Иерусалима он обвиняет не Навуходоносора, но скорее злые деяния самих евреев. Иезекииль убежденно утверждает, что это произошло не потому, что их Бог оказался слабым или потерпел поражение. Он был просто недоволен евреями и потому наказывает их. Когда наказание кончится, Он все восстановит, а тем временем евреям лучше поучиться вести себя хорошо. Под руководством Иезекииля ученые люди среди еврейских изгнанников (книжники) начали перелагать еврейские легенды и исторические воспоминания в письменную и организованную форму в соответствии с той схемой истории, которая, по мнению Иезекииля и других влиятельных людей, была правильной. Так родились в своей нынешней форме ранние книги Библии.
Вавилонская башня — это зиккурат, и рассказ о том, что она была оставлена неоконченной, вероятно, вызван неоконченным состоянием зиккурата Мардука в Вавилоне в период, когда евреи впервые попали туда в ссылку. При Навуходоносоре она была полностью построена! Все эти легенды евреи присвоили себе. Они взяли вавилонский календарь и тоже его присвоили, действительно сохранив его на 2 тыс. лет после того, как вавилонская цивилизация пришла к концу. Даже сегодня еврейский религиозный календарь остается вавилонским вплоть до самых названий месяцев.
Евреи приняли также вавилонскую семидневную неделю, но сделали седьмой день, специфическую еврейскую субботу, днем, специально посвященным Богу. «Закону Моисея» посвящено много мест в ранних книгах Библии, и, несомненно, он многим обязан знакомству с юридическими кодексами, происходившими от кодексов Хаммурапи и его предшественников.
Не слишком ли я много рассказываю про народ, живший на окраине цивилизации и в Междуречье появлявшийся почти исключительно в качестве рабов? Но дело тут вот в чём...
Как атеист, я убеждён, что религия — это костыли разума, а любое жречество — тормоз прогресса. Вместе с тем, нельзя не признать, что любые прислужники богов, от современников мамонтов до наших дней сильно влияли на историю и часто являлись стабилизирующим фактором, ибо боролись не только с прогрессом, но и с регрессом. Ниппур, Вавилон неоднократно разрушались до основания, но, будучи очень доходными местами, неизменно отстраивались. История Междуречья подходит к финалу. Вавилон превратился в развалины и более не воскрес, когда умер бессмертный Мардук.
У всех древних народов было множество богов, как главных, так и второстепенных. Боги представлялись просто очень могучими существами, но всё же трудно было представить, что один и тот же бог повелевает стихиями и помогает женщине при родах. Оттого боги были могучими, но функциональными и не всемогущими. У римлян, например, богиня Корделия повелевала дверными петлями, а богиня Клоанца — отхожими местами.
И вот евреи первые представили единого абсолютно всемогущего бога, который умел всё. Правда, даже он нуждался в слугах — ангелах, святых, пророках и, разумеется, священниках, но всё же это были не более чем инструменты и образцы благочестия.


Заратустра. Изображение, найденное в Сирии (ок. III века н. э.)
Через поколение после Иезекииля, когда Вавилонское пленение подходило к концу, появился новый пророк. Его имя неизвестно. Творения его были приписаны более раннему пророку — Исайе, который жил во времена осады Синахерибом Иерусалима двумя столетиями раньше, и включены в библейскую книгу пророка Исайи как главы 40 — 55. Поэтому называют его Второисайей. Именно Второисайя увидел, что Яхве не просто бог евреев. Он увидел в нём Бога всей Вселенной. И со Второисайи начинается подлинное единобожие. Универсальность Бога была позднее признана всеми евреями. И это подлинное единобожие тоже возникло в Вавилоне. А потом у иудаизма родились две "дочки" — мировые религии с единым богом — христианство и ислам.
Иудаизм отличался нетерпимостью, но сил для его распространения силой у евреев не было. Между тем в это же время родилась конкурирующая религия, которая и явилась причиной упадка Вавилонии, на этот раз — навсегда.
Где-то между 600-м и 550 г. до н. э., во времена Мидийской империи, жил в области к югу от Аральского моря, за северо-восточной границей империи, некий религиозный реформатор. (Согласно позднейшей легенде, он был мидянин, который бежал за пределы империи, чтобы избежать преследований. Однако это мог быть миф и он, возможно, уроженец той области.) Имя его было Заратустра, но он нам более известен под греческим именем Зороастр. Якобы, он получил Откровение примерно в 551 г. до н.э., а царь Вышаспа записал его учение. Вполне возможно, он лично был знаком с Пифагором. Учение Зороастра приблизилось к единобожию ближе, чем любая другая религия того времени, за исключением иудаизма. Зороастр проповедовал учение об Ахурамазде, великом Боге Вселенной, Боге света и добра. Чтобы объяснить существование зла, Зороастр предположил, что существовала другая сущность — Ариман, который воплощал зло и тьму. Эти двое, Ахурамазда и Ариман, были приблизительно равными по силе и непрерывно воевали. Все человечество также участвовало в этой борьбе на одной стороне или на другой. Люди высоких этических принципов боролись на стороне Ахурамазды, но были и другие. Заратустра особо негодует на арийскую религиозную традицию кровавых жертвоприношений и оргий культа хаомы. (Хаома — напиток, из чего приготовлялся, неизвестно, но конкретно против напитка пророк ничего не имеет и делал его сам).
Доктрина войны между добром и злом имела огромное достоинство. Она объясняла существование зла в мире, объясняла, почему хорошие люди иногда страдали, почему целые народы бывали ввергнуты в нищету, невзирая на существование доброго и милостивого Бога. Иудаизм объяснял это по-своему — бог за грехи одного наказывал целые народы, выделяя лишь праведников. Евреи очень часто терпели невзгоды и всегда находили "козла отпущения" среди своего народа. Кстати, выражение "козёл отпущения" тоже пошло от них. Жрецы ещё евреев-язычников резали по праздникам жертвенных козлов, а одного оставляли в живых, привязывали к его рогам "свои беды" в виде каких-то символических тряпочек или записок и пинком под зад отправляли его в пустыню. Пардон, отвлёкся
После смерти Зороастра его учение постепенно распространилось по Персидской империи. Его влияние сильно чувствуется даже в иудаизме. Только после знакомства с зороастрийской религией евреи начали разрабатывать идею Сатаны как вечного противника Бога. Но есть и отличие — евреи никогда не приняли мысль о том, что Сатана может быть равен или даже почти равен Богу.
Вся система ангелов и демонов, которая постепенно проникла в еврейскую мифологию, была, вероятно, также выведена, по крайней мере отчасти, из зороастризма. Зороастрийцы разработали подробные теории загробной жизни и это тоже присвоил иудаизм.
Зороастризм, как и иудаизм, отличается нетерпимостью. Он не только проповедовал то, что считал правильным путем, но и решительно утверждал, что прочие религии — это неверный путь. Как и евреи, зороастрийцы считали, что люди, поклонявшиеся иным богам, в действительности поклонялись демонам и что это был смертный грех идолопоклонства.
И, когда, зороастрийцем стал царь, Мардук быстро ослабел и зачах. Вместе с Вавилоном и всем Междуречьем.
Но я забежал вперёд.
Навуходоносор умер в 562 г ., и сразу же начались неприятности. Ему наследовал сын, Амель-Мардук, известный лишь по Библии как Эвиль-Меродах, он недолго оставался царем. Никаких его деяний не обнаружено, из Библии известно, что он освободил Иехонию, царя иудейского. До этого Иехония пробыл в тюрьме 37 лет. Благочестием Амель-Мардук не отличался и с национальной знатью не поладил. Вероятно, в его правление продолжали ухудшаться отношения с Мидией. При нём вавилоняне потеряли Сузы, захваченные персами, данниками Мидии, но до открытой войны с Мидией не дошло.
Берос сообщает о нём: «Он правил беззаконно и надменно, а потому убит Нериглиссаром, женатом на его сестре, после двухлетнего царствования». И Набонид в своей хронике говорит, что он «преступил завет» своего отца и деда. Амель-Мардук правил 1 год и 10 месяцев и был убит между 7 и 13 августа 560 года до н. э.
На трон взошел зять Навуходоносора. То был Нергал-шар-узур, более известный под греческим именем Нериглиссар. Нериглиссар тоже быстро умер в 556 г., и его сын (внук Навуходоносора) был быстро свергнут и убит. Через семьдесят лет династия Набопаласара пришла к концу. Несколько партий соперничали за трон, победители возвели на него Набу-наида («Набу возвышен»), более известного под греческим именем Набонид.
Набонид в отличие от всех своих предшественников халдеем не был. Отец Набонида Набу-балатсу-икби принадлежал к числу самых крупных вельмож Вавилона и носил титулы «мудрого князя», «совершенного князя», «храброго сановника» и «почитателя великих богов». Надписи сообщают, что его отец дожил до 104 лет, называют его жрецом Сина Харранского, сообщается, что имя его (Набу-балацу-икби) было дано ему уже в царствование сына, вместо прежнего, возможно, ассирийского. Так, что не исключено, что Набонид сам был ассирийцем, потомком ассирийских царей. Интересно, что Набонид называл ассирийских властителей своими «царственными предками» (sarrani abbeia), то есть таким титулом, каким он не называл ни одного из вавилонских царей.
Ещё более замечательной фигурой была Адда-гуппи, мать Набонида. Она родилась в 649 года до н. э. и в течение 68 лет, с 626 по 562 и с 560 по 556 года до н. э., она была жрицей бога Сина в харранском храме Эхулхул. Это была одна из немногих уцелевших вавилонских аристократок, ярая сторонница вавилонской знати и жрецов. Набонид во многом был обязан матери своей карьерой. Он выдвинулся ещё при Навуходоносоре II. В 596 году до н. э. он занимал пост царского градоначальника в каком-то провинциальном городе близ Вавилона, а в 585 году до н. э. в качестве вавилонского посла участвовал в заключении мира и союза между Мидией и Лидией, заложившего основы системы международного равновесия.
Не позднее середины мая 556 года до н. э. Набонид, который к тому времени находился уже в преклонном возрасте, опираясь на жреческие и торгово-рабовладельческие круги принял царский титул. Первое упоминание Набонида, как царя относится к 18 мая 556 года до н. э. Набонид в полном смысле слова был «своим человеком» олигархии, и начал борьбу со ставленником халдейских военачальников Лабаши-Мардуком. В Вавилонии оказалось два царя, причём в Сиппаре, например, одни признавали Лабаши-Мардука, другие — Набонида. Нависла реальная угроза гражданской войны. Для увеличения своего престижа Набонид женился на вдове Навуходоносора II египтянке Нитокрис и усыновил царевича Бэл-шар-уцура (известного из Библии, как Валтасар), сына Навуходоносора II и Нитокрис. Тем самым Набонид привлёк на свою сторону халдеев, считавших Валтасара более законным наследником престола, чем Лабаши-Мардука. Кроме того, Валтасар был связан с деловыми кругами Вавилона, в частности с торговым домом Эгиби. Лабаши-Мардук оказался в изоляции. В июне 556 года до н. э. он был убит, и престол остался за Набонидом.
Набонид пояснил своё воцарение так: «Меня ввели во дворец; все бросились мне в ноги, целовали их, приветствовали моё царство. По повелению Мардука, моего господина, возведён я на царство над страною. Они восклицали: „Отец страны, нет ему подобного“. Я — могучий посланник Навуходоносора и Нергал-шар-уцура, царей бывших до меня. Их люди доверены мне, против их повелений я не буду погрешать, их духу я буду угождать. Амель-Мардуку и Лабаши-Мардуку (я не буду подражать), ибо они преступили их заветы».
В Мидии захват вавилонского престола Набонидом и убийство Лабаши-Мардука расценили, как враждебные акции и предлог для войны. В 555 году до н. э. против Вавилона выступило союзное с Мидией киликийское царство Хуме, но Набонид без особого труда разгромил киликийцев. В честь победы во время праздника Нового года 28 апреля 554 года до н. э. он подарил храмам Эсагила в Вавилоне, Эзида в Борсиппе и Эмешламу в Куту 100 талантов 21 мину (3040,6 кг) серебра, 5 талантов 17 мин (160 кг) золота и 2850 пленных киликийцев. Затем Набонид посетил города Урук, Ларсу, Ур и другие, сделав богатые дары их храмам.
Но за спиной Хуме стояла Мидия. В 554 году до н. э. мидяне перешли вавилонские границы и осадили Харран. Территория Вавилонской империи представляла собой полумесяц, в самом центре которого находился Харран. Овладев этим городом, мидяне одним ударом отрезали бы Вавилон не только от богатого Заречья, но и от Египта и Лидии, его потенциальных союзников. Набонид никак не мог допустить падения Харрана. Он с армией стоял в Хамате, в центре Сирии, но не решался на открытое сражение с мидянами. Исход войны был решен на востоке. Здесь в 553 года до н. э. против мидийского царя Астиага подняли восстание персы во главе со своим царем Киром. Мидянам пришлось срочно снять осаду с Харрана и спешить на защиту своей родины. Вавилон победил, не начав войны с Мидией.
Набонид воспользовался войной между Персией и Мидией и велел восстановить, не жалея ни золота, ни серебра, ни кедров, разрушенный во время войны с ассирийцами в 609 году до н. э., храм бога Сина Эхулхул, который вскоре после этого был торжественно освящен. Набонид был страшно рад нежданному союзнику и всячески его поощрял, не ведая, что спонсирует гибель своего царства.
Однако именно восстановление Эхулхула вбило клин между царём и жречеством Вавилона. В своё время Харран принадлежал к числу привилегированных городов Ассирии. Эхулхул, храм бога луны Сина, в последний раз был восстановлен с большой пышностью Ашшурбанипалом столетие назад. Когда Набонид начал восстановительные работы, он разыскал закладные камни ассирийских царей Салманасара II и Ашшурбанипала и восстанавливал храм по ассирийскому, а не вавилонскому образцу. Он осмелился поставить в Эхулхуле такого же быка, какой стоял перед вавилонской Эсагилой, и не скрывал намерения придать Эхулхулу то значение, которое имел ниппурский храм Экур, древняя шумеро-вавилонская святыня. Под влиянием своей матери Набонид стал постепенно выдвигать и в Вавилоне на первое место культ бога Сина, что привлекло к конфликту с жречеством древних храмов в Вавилоне, Борсиппе, Ларсе, Уруке и других городах. А бог Луны в действительности не являлся традиционным вавилонским богом Сином, а был по своей символике и формам поклонения, скорее арамейским богом.
Вавилонское жречество усмотрело в действиях Набонида посягательство на права и прерогативы крупнейших храмов Вавилонии, попытку найти опору среди провинциалов, особенно арамеев, поставив их рядом с вавилонским гражданством. И жрецы настроили против царя народ, и так недовольный налогом-урашу, который ему приходилось платить по случаю строительства в каком-то провинциальном Харране. Вавилоняне отказались строить Эхулхул (то есть платить урашу). В момент разрыва с вавилонским гражданством Набонид находился в Заречье. В августе 553 года до н. э. он лечился в горах Амана, а в декабре собрал войско в Амурру и в союзе с амуррским царём Набу-таттан-усуром напал на Эдом.
Затем Набонид поручил командование войсками, стоявшими в Вавилонии, царевичу Валтасару, назначил его своим соправителем и передал ему власть над Вавилоном. Сам же он с войском, набранным в Заречье, отправился в Аравию. Расчёт Набонида был точен. Халдейская армия с восторгом встретила назначение Валтасара, и олигархия ничего не могла предпринять против него. Вавилон оказался под властью военной диктатуры, облеченной полномочиями законным царем, а сам царь находился вне пределов досягаемости олигархов. За отсутствием царя нельзя было справить Новый год и, следовательно, избрать вместо Набонида другого царя. Валтасар и халдеи сохраняли верность Набониду. Переворот был обезврежен в корне.
Между тем Набонид углубился в аравийские степи и пустыни. Его сопровождало войско, набранное из арамеев западных провинций, преданное лично ему, а не Вавилону. С ним он взял аравийский город Тему (Тейма) и перебил всех его жителей во главе с их царьком. Затем были покорены оазисы и города Дадану (Дедан, совр. Эль-Ула), Падакку (Фадак), Хибра (Хайбар), Ядиху (Яди) и Ятрибу (Ясриб, Медина). Под властью Набонида оказалась вся северная половина Аравийского полуострова. В завоеванных оазисах были основаны вавилоно-арамейские колонии. Стремясь сломить могущество и влияние жречества Мардука, Набонид перенёс свою резиденцию в Тему, где он построил дворец, наподобие вавилонского, и с этого момента вообще долгое время не показывался в Вавилоне. Начиная с 7-го года правления Набонида (549 год до н. э.) хроника упорно повторяет из года в год:
«Год такой-то. Царь в Теме, сын царя, его вельможи и войско — в Аккаде. Царь не приходил в Вавилон, Набу не приходил в Вавилон, Бела не выносили, праздник Нового года не справлялся. В Эсагиле и Эзиде боги Вавилона получали жертвы по обычаю»
Набонид создал себе в Аравии обширное царство. В его власти находились все караванные пути через пустыню в Вавилонию, Заречье и Египет, с которыми он поддерживал регулярные связи. Из Вавилонии, в частности из Урука, ему постоянно доставляли в Тему продовольствие. Теперь даже потеря Харрана не привела бы к изоляции Вавилона. Стратегическое положение империи улучшилось. А главное, Набонид получил возможность вести борьбу с могущественной вавилонской олигархией. Валтасар, опираясь на армию, следил за порядком в Вавилонии.
Главным своим противникам — олигархическим кругам вавилонской Эсагилы, борсиппской Эзиды, сиппарской Эбаббарры, то есть олигархии Вавилонского царства, — Набонид попытался противопоставить олигархию союзных вавилонских городов, в первую очередь Урука и Ура.
В Уруке в 553 года до н. э. он поставил у власти своих людей. С помощью этих лиц Набонид и Валтасар полностью подчинили себе Урук с его храмом Эанной и черпали оттуда средства и людей для борьбы с вавилонской олигархией. Набонид и Валтасар присвоили многие обширные имения храма Эанны и сдавали их в аренду своим людям.
В Уре Набонид действовал несколько иначе. Использовав лунное затмение, которое преданные ему прорицатели истолковали как желание бога луны Сина иметь невесту, он восстановил в Уре древний и давно забытый институт верховных жриц-иеродул бога Сина. После многократных, надлежащим образом истолкованных гаданий выяснилось, что такой жрицей должна стать дочь самого Набонида. Под именем Бэл-шалти-Нанна («Владыка победы — бог луны Нанна») она была посвящена в этот сан. Специально для неё восстановили давно исчезнувший храм-дворец Эгипар, древнюю резиденцию верховных жриц бога Сина. Так Ур с его древним храмом бога Сина Эгишширгалем превратился в оплот политики Набонида.
Не менее сильный удар нанесла олигархии «археологическая деятельность» Набонида. Набонид с особенной любовью рассказывает в своих надписях, как ему являлось во сне то или другое божество и повелевало начать работу в том или ином храме страны, как он, следуя ритуалу и обычаю, с усердием искал памятные цилиндры древних царей в фундаментах зданий, тщательно отмечал находки или тщетность поисков и т. п. Таким образом, накануне крушения Вавилона перед нами проходит в его текстах вереница имён древних царей, начиная с Саргона Древнего и Нарам-Сина, Шульги и Хаммурапи.
В 552 году до н. э. по приказу Набонида началась перестройка храма Эбаббарры в Сиппаре, восстановленного Навуходоносором II в 597 году до н. э. и не нуждавшегося ни в каком ремонте. Набонид заявил, что Навуходоносор не нашёл древний закладной камень и потому исказил облик храма. На этом основании все его постройки были снесены. После упорных раскопок обнаружили закладной камень древнего аккадского царя Нарам-Сина. По древнему плану Нарам-Сина и началось новое строительство Эбаббарры и её зиккурата Э-идиб-ан-азагги на месте снесенных построек. Кроме того от имени Набонида объявили, что сиппарский истукан бога солнца Шамаша — грубая и невежественная подделка, ибо на его тиаре недостает эмблемы полумесяца, поскольку бог солнца Шамаш является сыном бога луны Сина. В Сиппаре прокатилась буря протеста недовольными этими нововведениями, а также тем, что их бога Шамаша, объявили ниже рангом, чем Сина, бога каких-то захудалых провинциальных Харрана и Ура. Против смутьянов Набонид направил не войско, а отряд мудрецов, гадателей, историков и других учёных, которые своими малопонятными речами окончательно запутали народ, а присланные солдаты в это время охраняли порядок. И сиппарцам пришлось сдаться. После этой победы по распоряжению Набонида в соседнем с Сиппаром городе Аккаде был заново перестроен Эульмаш, храм богини Анунит, тоже восстановленный Навуходоносором II, а в самом Сиппаре возведен новый храм бога Бунене.
В 546 году до н. э. такая же участь постигла город Ларсу, где, как и в Сиппаре, почитался бог солнца Шамаш. Местный храм Эбаббарра и его зиккурат Эдуранна, восстановленные Навуходоносором II, были снесены и воздвигнуты заново на основании закладного камня вавилонского царя Хаммурапи. В Уре по древним образцам шумерийских царей Ур-Намму и Шульги перестроили Э-лугаль-мальга-сиди, зиккурат Эгишширгаля, храма бога Сина.
Пока производились все перестройки, приводившие в ужас совершенно сбитых с толку благочестивых и добропорядочных вавилонских обывателей, царь продолжал безвыездно пребывать в Аравии. Царь-археолог, как часто именуют Набонида, не проявлял никакого желания взглянуть на реставрированные по его приказу храмы и зиккураты. Даже, когда 17 апреля 546 года до н. э., в городе Дур-Карашу (аккад. Dur-Karasu, на Евфрате, выше Сиппара), в возрасте 102 лет скончалась его мать Адда-гуппи, Набонид не явился на её похороны. Последние почести ей оказал царевич Валтасар, который объявил трёхдневный траур. Набонид же, находящийся в Теме, узнал о смерти матери только спустя несколько недель и смог объявить общенациональный траур только в месяце симану (с 11 июня по 9 июля). После чего он увековечил память матери двумя стелами, на которых начертал её «автобиографию»; они были поставлены в харранском храме Эхулхул.
Набонида с помощью археологии публично доказывал невежество ненавистных ему жрецов, обвинял их в ереси и безбожии и отбирал руководство храмами. Ведь каждая «реставрация» храмов сопровождалась переменами в ритуале и сменой жречества. Одновременно Набонид восстанавливал давно исчезнувшие храмы и культы, во главе которых ставил своих людей. Он не трогал прямо богов Бэла-Мардука и Набу и их храмы Эсагилу и Эзиду, но в противовес им поднимал роль и значение богов Сина и Шамаша, культ которых процветал в Харране, Уре, Сиппаре и Ларсе. Тем самым подрывалось первенство Вавилона и Борсиппы, оплотов олигархической оппозиции.
Своим удалением в Тему Набонид нанёс олигархии жестокий удар. Прекращение праздников и, особенно, — в связи с отсутствием царя, — праздника Нового года, больно ударило по вавилонским обывателям, извлекавшим немалые доходы от наплыва паломников в Вавилон и Борсиппу. Ко всему прочему добавилось несколько неурожайных лет подряд. В 546 — 544 годах до н. э. голод в Вавилонии достиг апогея. В таких условиях олигархии пришлось капитулировать перед царём. Депутация вавилонских граждан просила у Набонида прощения и умоляла вернуться в Вавилон. В 540 году до н. э. Набонид, после 10 лет отлучки, прибыл в столицу.
Некоторое время в державе Набонида был голод и матери отдавали детей в храмы, чтобы спасти от голодной смерти, но к концу правления царя положение выправилось. Найдено более 3000 деловых и хозяйственных документов, датированных периодом его семнадцатилетнего правления, они свидетельствуют о том, что страна под его властью находилась в сравнительно благополучном состоянии. Так что многие недоброжелательные сочинения следует считать оправдание персидского завоевания.
Необычный покой царил во всем Западном мире, когда Набонид в 556 г. до н.э. взошел на трон. Кроме Вавилонии, насчитывались три великие державы: Мидия, Лидия и Египет. Все они процветали и мирно жили под управлением добродушных и мягкосердечных монархов. Наука процветала.
И за одно поколение все четыре царства были разрушены.


4 державы в 556 г. до н.э.
Легенда (легенда!) сообщает нам: Кир был сыном дочери Астиага, царя Мидии. Оракул сообщил Астиагу, что его внуку суждено быть причиной его смерти, и царь велел бросить его в горах, чтобы ребенок погиб от лишений. Его, однако, нашла собака, которая заботилась о нем, пока ребенка не нашел и вырастил пастух. Естественно, когда Кир вырос, предсказание осуществилось и дед получил по заслугам. Наличие легенды однозначно показывает, что это узурпатор, примазывающийся к царской династии. В реальности Кир начал свою карьеру как вождь княжества Аншан, находившегося на южной границе бывшего Элама. Он был Кир II Аншанский и прослеживал свои права от предка по имени Хакамани. У греков имя было переделано в Ахемен, и его наследники, включая Кира, назывались Ахеменидами.


Кир II. Реконструкция портрета на основе барельефа в Пасаргадах



Считается это сооружение мавзолеем Кира. Надпись на персидском, эламском, вавилонском чрезвычайно кратка: "Я — Куруш, царь, Ахеменид"
Во времена Киаксара племена Аншана были подмяты Мидийской империей, хотя и сохранили значительную долю самоуправления под властью собственных вождей. Аншан простирался вдоль северных берегов Персидского залива, и туземцы называли его Фарс. Греки назвали его Персис. Русские и англичане много позже назвали это Персией. Иранские племена, населяющие Фарс, стали известны как персы, а водное пространство на юге стало Персидским заливом.
Мидяне и персы — родственники, индоиранцы. Язык, обычаи и культура у них одинаковы. Разборки между мидянами и персами более походили на гражданскую войну. В 559 г. до н.э. Кир провозгласил независимость Аншана от Мидии. Астиаг воевать не хотел, послал войско туда поздно и неэффективно. Экспедиция, посланная в Персию, была легко разбита Киром, который позже выстроил крепость Пасаргады — «Крепость Персии» — на месте победы. Этот город, расположенный в самой глубине страны, более чем в 200 км от Персидского залива, стал новой столицей.
Хотя Вавилония и Мидия долгие годы жили в мире, Набонид побаивался северного соседа, осада Харрана 554 г. до н.э., едва не привела к большой войне — он и поощрял Кира, надеясь, что этим путем помогает вовлечь Мидию в долгую гражданскую войну, которая обескровит страну и сделает ее слабой.
Однако Набонид просчитался. Кир постепенно завоевывал (в основном дипломатией) доверие других персидских племен. Наконец в 550 г. до н.э он выступил походом на Экбатану, мидийскую столицу. Астиаг был им легко разбит и Кир перенес столицу в Экбатану. Он стал правителем Мидии, известной с тех пор под именем Персидской империи.
Кир вошёл во вкус завоеваний. Следующей на очереди была Лидия, тогда под управлением Креза, богатство которого сделало его легендарным. Крез сам сыграл на руку Киру, объявив Персии войну. Согласно легенде, Креза побудило к этому предсказание оракула, гласившее, что, если он начнет наступление, падет великое царство. Позже оракул объяснил разгромленному и возмущённому Крезу: "тебе же сказали — великое царство падёт. Разве твоё царство не было великим?" Вся Малая Азия оказалась в руках Персии, Кир уже правил величайшей (по территории) империей, которую когда-либо видел мир. Опасаясь усиливающейся угрозы со стороны Персии Набонид в 547 году до н. э. примкнул к антиперсидской коалиции, куда, кроме него, входили Египет, Лидия, арабы и некоторые греческие полисы, в частности, Спарта. Но это запоздалое решение уже не могло спасти Вавилонию от гибели. В 547 — 546 годах до н. э. персы разгромили Лидию. Под 9-м годом Набонида вавилонская хроника сообщает: «В месяце нисанну (март — апрель) повёл Кир, царь Персии, своё войско и перешёл Тигр ниже Арбелы. В месяце айяру (апрель — май) он двинулся к стране Луди (Лидии?), убил её царя, расхитил его имущество, поместил свои гарнизоны». Однако по единодушному утверждению греческих авторов, Кир пощадил Креза, сохранив ему жизнь. Это вполне правдоподобно, если иметь в виду, что Кир относился милостиво и к другим взятым в плен царям. Вероятно, сообщение вавилонской хроники основано на недоразумении.


Кир изменил конструкцию боевых колесниц. Они стали крепкие, широкие и устойчивые. Возничие были закрыты крепкими досками до локтей (чтоб можно было управлять). И они были одёты в панцири целиком, свободны были лишь глаза. К осям были приделаны железные серпы, примерно в два локтя длиною, а внизу — настоящие плуги для добивания сбитых с ног, чтобы колесницы гнать прямо на врагов. Также он начал массово использовать верблюдов.
Затем персы начали захват и вавилонских владений. Вавилонская торговля была парализована. Вавилонская армия сильно уступала персам по численности и вооружению. И у него внутри Вавилонии были союзники — старое жречество и иудеи, правильно расценившие поражение Набонида как своё освобождение.
Геродот пишет, что Кир II, «покорив» все народы Азии, напал на ассирийцев, то есть вавилонян, при Лабинете (Набониде). Весной 539 года до н. э. персидская армия двинулась в поход против Вавилонии. В этот критический момент Угбару, наместник области Гутиум (вавилонской провинции к востоку от среднего течения Тигра), изменил Набониду и перешёл на сторону Кира II. Подойдя к Гинду, (то есть Дияле), Кир проявил необычные для него манеры сумасбродного деспота, наказывая реку за потонувшую в ней священную лошадь тем, что, приостановил поход и в течение целого лета занял своё войско рытьём 360 каналов для осушения реки, чтобы её наказать. Без сомнения, дело было не так. "Водяная война" давно и успешно применялась в Вавилоне. Плотины на Дияле были уничтожены и местность стала непроходимой, вода залила всё пространство от Описа и Сиппара к югу, отрезав таким образом Вавилон от вражеской армии. То, что Геродот представляет как самодурство, было, очевидно, вполне обдуманным предприятием — снова спустить воду с затопленной местности и сделать её проходимой. Упоминание об этом есть у Плиния: «Некоторые передают, что Евфрат отведён наместником Гобаром, чтобы не наводнил Вавилонию внезапным разливом».
Тем временем этим летом 539 года до н. э. Набонид велел перевезти идолы богов из городов, расположенных вне зоны укрепления, в Вавилон. Распоряжение Набонида о переносе богов, возможно, находилось в связи со спуском шлюзов, а может быть, просто было актом суеверия царя, желавшего собрать у себя богов всей Вавилонии и чувствовать себя спокойно под их защитой. Это переполнило чашу терпения недовольных: теперь и жители городов, из которых были увезены боги, негодовали на Набонида за унижение их святынь и лишение их защиты богов. Осушив местность, персы продолжили поход. Набонид выступил с армией навстречу персам и стал лагерем у города Описа, прикрывая переправы через Тигр. Но Кир в 20-х числах сентября 539 года до н. э., неожиданно обошёл Мидийскую стену с запада. Посланный Киром корпус Угбару осадил Вавилон, в котором находился сильный гарнизон во главе с Валтасаром. Сам же Кир ударил по армии Набонида с тыла. В самом конце сентября произошло сражение у Описа. Вавилонская армия потерпела сокрушительное поражение, а Набонид бежал, но путь в Вавилон, окружённый персами, был для него закрыт, и он укрылся в Борсиппе. 10 октября 539 года до н. э. персы захватили Сиппар, а 12 октября жречество и прочие недовольные Набонидом, открыли ворота Вавилона, и войска Угбару без боя вступили в город. (Согласно Геродоту, Кир велел отвести реку и вступил в город по её руслу, в то время как жители справляли какой то праздник, но современная событиям Вавилонская хроника ничего об этом не говорит). Библейская легенда сообщает, что Валтасар пировал, даже когда персы готовились штурмовать город, но это ложь. Он сражался до конца в самом городе и погиб в бою. Набонид, узнав о падении Вавилона и гибели Валтасара, покинул Борсиппу, вернулся в Вавилон и добровольно сдался в плен. По распоряжению Кира II, вступившего в Вавилон 29 октября 539 года до н. э., Набонид (согласно Беросу) был сослан в почётную ссылку правителем области Кармания, где и провёл остаток жизни.
Есть и другие версии — по Ксенофонту Угбару вместе с подельником убили царя в ночь перед штурмом. По вавилонской хронике Валтасар 6 ноября 539 г. до н. э. был убит по приказу Угбару.
Правление Набонида продолжалось 17 лет и 5 месяцев. Халдейская империя закончила свою историю.
Кир не обманул жрецов. Как только он вошел в Вавилон, он сразу вернул жрецам Мардука всё, что им причиталось. Он сам выполнил ритуалы, как в качестве вавилонского царя, так и смиренного служителя Мардука. В результате жрецы удержали город от восстания после его ухода. Угбару был поставлен наместником.
Кир был немыслимо мягким завоевателем. Обращался с побежденными с уважением, чаще действовал уговорами, знал немало психологических приёмов и умел договариваться. Он буквально обессмертил своё имя невероятными для правителя огромной империи поступками. Он разрешил депортированным в Вавилоне вернуться на родину. Вернулись в Иерусалим и евреи. Библейские авторы превозносят Кира до небес за такой поступок. Далеко не все евреи решили вернуться в землю обетованную. Ещё полтора тысячелетия еврейская община в Междуречье мало уступала иерусалимской.
Персы, став хозяевами в Вавилонии, сознавали, что центр цивилизации находится именно здесь. Однако новые хозяева принадлежали к другой культуре, говорили на индоевропейском языке, а Междуречье два тысячелетия говорило на семитических языках. Персы плохо ассимилировались. Они приняли клинопись и демонстрировали симпатию к религии Мардука. Однако принять аккадский язык и его сложную систему клинописных символов они не смогли. Вместо этого они стали поощрять второй язык региона, арамейский. Он тоже был семитическим, но имел алфавитную основу. Под персидским правлением арамейский стал главным языком Междуречья, а аккадский был ограничен областью богослужений. И здесь он постепенно исчезал, последняя надпись, которую удалось обнаружить, датируется 270 г. до н. э. После этого язык исчез, просуществовав 2 тыс. лет после того, как Саргон из Агаде утвердил его преобладание над шумерским.
Персидские цари создавали свои столицы за пределами Междуречья и никогда полностью не ассимилировались.
После завоевания Вавилонии Персидская империя продолжала расширяться. Кир на востоке стал расширять персидское влияние до Средней Азии, куда не добирались даже ассирийцы. Там он и погиб в битве в 530 г. до н.э. Есть разные версии у разных источников. Ему приписывают постройку города Кирополиса на Яксарте (Сыр-Дарья) и гибель от массагетов. Или от дахов, как сообщал Берос. Или на границе с Индией, как сообщал Ктесий. Легенд много, но сходятся на одном — погиб в бою на дальних восточных границах и похоронен в Пасаргадах.
За свои завоевания и мягкое обращение с побежденными Кира иногда называют Киром Великим.
Его старшим сыном был Канбуджия, известный нам под греческим именем Камбиз. Вавилон знал его хорошо — он в 538 г . выполнял ритуальные обязанности вавилонского царя на новогоднем празднике, в то время как его отец отсутствовал вместе с армией. В 530 г. до н.э, когда Кир отправился в последний поход, Камбиз был назначен регентом и установил свою столицу в Вавилоне.



Не могу пропустить поучительную историю, которую рассказал Геродот. Главный судья персов Sisamnes взял большую взятку и вынес несправедливый приговор. Камбиз велел снять с судьи кожу и обить ей кресло, на котором судья восседал. После чего назначил судьёй сына наказанного (его звали Otanes), который должен был судить, сидя в кресле, обитом кожей отца. Думаю, он взяток не брал.
На картине, впрочем, все люди в европейских одеждах. Картина нарисована в 1498 году голландцем Жераром Давидом по заказу властей Брюгге. Он создал целый ряд картин (настоящий комикс на эту тему), которые были повешены в ратуше города как напоминание взяточникам

В конце 526 г. до н. э. умер фараон Амасис. В 525 г. до н.э. Камбиз сразу же отправился на завоевание Египта, где действовал точно так же как его отец. Войско Камбиза было сосредоточено в Палестине, а флот – в Финикии. Персидский царь послал вестников к вождю арабских племен, кочевавших между Египтом и Палестиной, с просьбой предоставить персам безопасный проход в Египет. Арабы не только согласились на это, но и снабдили персов водой на время перехода. За эту услугу впоследствии они считались не подданными, а союзниками персидского царя. Армия персов благополучно пересекла пустыню и весной 525 г. до н.э. подошла к границе Египта. Доступ в страну преграждала мощная крепость Пелусий. Наиболее боеспособным было войско греческих наёмников под командованием Фанеса. Но он, недовольный поссорился с Псаметтихом из-за жалованья и перебежал к персам. Перебежчик оказал Камбизу неоценимую услугу, сообщив подробности о военных приготовлениях египтян и указав, как можно обойти укрепления на пути персидского войска. Но рядовые наёмники предпочли смерть предательству. Геродот рассказывает: "Египетские наемники – эллины и карийцы – в гневе на Фанеса за то, что он привел вражеское войско в Египет, придумали отомстить ему вот как. Были у Фанета сыновья, оставленные отцом в Египте. Этих-то сыновей наемники привели в стан, поставили между двумя войсками чашу для смешения вина и затем на виду у отца закололи их над чашей одного за другим. Покончив с ними, наемники влили кровь в чашу вина с водой, а затем жадно выпили кровь и ринулись в бой".
В решающем сражении при пограничной крепости Пелусий персы нанесли египтянам сокрушительное поражение. По известной в греческой передаче легенде, Камбиз взял Пелусий, выставив перед своими идущими на штурм войсками священных для египтян кошек, ибисов и собак, которых те боялись ранить при стрельбе. Конечно, это легенда, главным фактором стала измена военачальников и чиновников из числа номовой знати, не желавших поддерживать Псамметиха III — сына неласкового с ними Амасиса. Выходец из жречества египетской столицы Саиса командующий флотом Уджагорреснет перешел на сторону персов и сдал им столицу без боя. В итоге после полугода правления Псамметих III был низложен, а новым фараоном — основателем XXVII Персидской династии стал Камбиз. В истории Египта начался так называемый период первого персидского владычества (525— 404 гг. до н. э.).



Художник Пауэль Мари Ленуар, 1873 год. Художник иллюстрировал рассказ Геродота (неправдоподобный) как Камбиз применил бомбардировку кошками и ибисами египтян при взятии пограничной крепости Пелусия. Персы применили какие-то кошкомёты (бросить кошку так, как на рисунке, нереально). Египтяне почитающие кошек и ибисов как священных, начали их спасать и оставили позиции. Басня, конечно, но интересно.

Недовольна персидским правлением была лишь элита Мемфиса, персам пришлось долго осаждать его осаждать. Египтяне убили парламентеров, отправленных к ним с предложением сдаться. Когда город сдался, персидский царь приказал казнить 2 тысячи пленных, включая сына Псаметтиха, за смерть послов. Сам Псаметтих, однако, был оставлен в живых и позднее пребывал при дворе Камбиза. Мемфис вновь восстал во время эфиопского похода Камбиза в 524 г. до н. э. и после его смерти в 522 г. до н. э. Однако говорить о каком-либо общеегипетском антиперсидском движении в это время нет никаких оснований.
Опасность исходила, скорее, от персидского сатрапа Арианда, который склонялся к сепаратизму. В 518 г. до н. э., чтобы устранить эту угрозу, в Египет прибыл сам Дарий I. Он пользовался исключительным расположением со стороны египтян. Дарий I вел в Египте довольно обширное храмовое строительство и соорудил канал между Нилом и Красным морем, который начинал строить еще Нехо II. При Дарии определилась структура персидской администрации в Египте: она возглавлялась сатрапом с резиденцией в Мемфисе, которому подчинялись персидские чиновники в отдельных номах. В то же время важную роль в администрации играли египтяне, занимавшие ряд высших должностей (например, Уджагорреснет).
Положение Египта в составе Ахеменидской державы при Камбизе и Дарии I можно считать привилегированным: он был второй после Вавилонии страной, власть персидского царя над которой была облечена во внешнюю форму принятия местного царского титула, т. е. личной унии. Оно изменилось при преемнике Ксерксе I, в начале правления которого в Египте вспыхнуло вызванное увеличением налогов и угоном ремесленников в Персию восстание. После его подавления Ксеркс начинает широкие конфискации в египетских храмах и, в отличие от своих предшественников, не принимает египетского царского титула. С этого времени Египет стремится к отделению от Ахеменидской державы. В 460 г. до н. э. в Западной Дельте начинается антиперсидское восстание Инара, поддержанное воевавшими с персами Афинами, но тем не менее окончившееся к 454 г. до н. э. неудачей. Лишь в 404 г. до н. э. начинается более успешное восстание во главе с правителем Саиса Амиртем, сумевшим изгнать персов из Египта и подчинить себе всю страну.
Новая империя охватывала область, которая была громадной даже по современным стандартам, и вне ее границ не было силы, которая могла бы ей угрожать.
Но внутри всегда найдутся недовольные царём. Дальше придётся поверить Геродоту, а он в свою очередь, поверил официальной версии узурпатора великой империи. Как всегда в этом случае, всё могло быть строго наоборот. По версии Геродота/Дария как раз Дарий справедлив, благороден и занимает трон по праву. А все прочие — злодеи. Но кто поручится, что не он сам организовал убийства и подтасовку истории, как это бывало частенько от Адама и до наших дней? История его воцарения (с его слов) такая:
Когда Камбиз отправлялся в Египет, он беспокоился о мятеже в тылу и захвате власти. Путь далёк и ложная весть о смерти царя легко соблазнит кучку заговорщиков признать царём кого-то ещё (империя не должна быть без царя). В результате ужасы гражданской войны, возможно, развал империи. И Камбиз приказал казнить своего брата Бардию. Ну, ни за что, на всякий случай. Событие довольно рядовое в древнем мире. На что не пойдёшь ради блага народа! Геродот называет этого брата Смердис, и под этим именем он нам более известен.
Но и это не помогло. Пока Камбиз находился в Египте, мидийский священник по имени Гаумата провозгласил себя Смердисом, и в 522 г. до н.э. некоторые вельможи признали его царем. Он известен в истории как лже-Смердис. Тут могли быть замешаны и националистические и религиозные мотивы, Гаумата был мидянин, возможно, за интригой стояли мидийские вельможи, которые с появлением Кира были вытеснены персидскими знатными фамилиями. Камбиз, когда новости достигли его, возвращался из Египта с победой. Он передал в Вавилон, что подлинный Смердис мертв. И тут же умер сам. Причина его смерти осталась неясной, наличие заговора не доказано, но не исключено.
Камбиза сопровождал молодой человек по имени Дарайявауш, более известный нам под греческим именем Дарий. Он был троюродный брат Камбиза, член младшей ветви Ахеменидов. Ну, очень далёкий родственник, совсем не претендент на трон. Но именно он организовал персидский отряд, молниеносно ворвался в Мидию, захватил лже-Смердиса и сразу же прикончил его без долгих разбирательств. Затем он провозгласил себя царем, и никто не посмел возразить. Не мог ли сам Дарий подстроить убийство Камбиза? Не он ли убил и его брата, распространив новости о лже-Смердисе?
И тут опять на сцену истории выходит религия. Вероятно, Кир и Камбиз не были зороастрийцами, ибо они соглашались поклоняться Мардуку в роли вавилонских царей. Дарий, однако, был несомненным зороастрийцем, ибо в своих надписях он самым преданным образом взывает к Ахурамазде. Мог ли он натворить дел, как религиозный фанатик? Мог!
Возвышение Дария должно было поразить Вавилонию. Кир и Камбиз обращались с вавилонянами хорошо и склонялись перед Мардуком. Дарий был не из того теста. Дни жрецов Вавилона при Дарии были сочтены. Они это понимали и срочно нашли вождя для восстания. Некий человек, обладавший интересной внешностью и бойким красноречием, объявил себя сыном Набонида, назвавшись Навуходоносором III. Он моментально собрал армию. Он опрокинул оборонительные посты на Тигре и приготовился к битве за переправу, когда Дарий вернулся походом с востока.
Но Дарий был военным профессионалом. Мелкими отрядами войска Дария переправились в далеких друг от друга пунктах, собрались в тылу узурпатора, напали, разбили его и выступили на Вавилон, преследуя остатки войск оппозиции. В 519 г. до н.э, Дарий взял Вавилон. Великий город был нещадно разграблен.
В связи с разграблением Вавилона Дарием Геродот рассказывает историю, которая всегда служила примером невероятного патриотизма. Согласно греческому историку, Вавилон сопротивлялся настолько упорно, что персы отчаялись его взять. Зопир, персидский вельможа, придумал план, по которому ему отрезали нос и уши и избили до кровавых рубцов. Затем он представился вавилонянам беглецом от жестокости Дария. Едва ли можно было спорить со зрелищем шрамов и увечий, так что вавилоняне впустили его, радуясь пропагандистской победе, которую давала им измена Зопира. Затем, после того как Зопир пробыл у них достаточно долго, чтобы завоевать их полное доверие, он открыл ворота Вавилона персидской армии.
Это сказка. Вавилон сдался достаточно быстро, приняв гнев Дария. К тому же, вполне вероятно, часть стен была срыта ещё по приказу Кира.
Дарий был великий организатор, он был лучшим правителем из всех, которых видела Персидская империя. Он имел очень ценную способность учиться умеренности. Он не позволял своей религии затемнять суждения о собственной выгоде. Когда Вавилон был разбит, он не стал доводить его до отчаяния и оставил вавилонянам право поклоняться богам так, как им хотелось. То же сделал он и для египтян, которые поэтому считали его добрым и великим царем.
Он помог даже евреям. Они более двадцати лет стремились восстановить Храм в Иерусалиме, борясь с противодействием местного населения. Антиеврейски настроенные элементы убедили персидских губернаторов области препятствовать строительству Храма. Приказ Дария изменил ситуацию, и в 516 г . Храм был вновь построен и освящен.
За пределами персидских границ не осталось почти ничего, стоящего захвата. Возможно даже, что у Дария не было вкуса к внешнеполитическим авантюрам. Его войска не пошли "к последнему морю". Хотя на восток он раздвинул владения до границ Индии. Он посылал также армию в Европу и аннексировал кое-какую территорию к северу от Греции, безуспешно гонялся за скифским войском за Дунаем. Мелкие и склочные греческие города-государства, то звавшие персов на помощь, то поднимавшие восстание против них и непрерывно воевавшие меж собой, Дарий игнорировал почти до конца своего правления. Их захват не стоил хлопот.
Основную часть времени Дарий посвящал превращению империи в эффективный государственный механизм. Он организовал управление, создав отдельные управляемые регионы, или сатрапии, под управлением наместников, или сатрапов. Каждый из регионов представлял собой единое логическое целое.
Он приказал построить превосходные дороги и установил вдоль дорог систему конных курьеров. Через полстолетия после смерти Дария Геродот выразил восхищение этими неутомимыми курьерами в словах, которые и поныне служат девизом почтовой службы Соединенных Штатов: «Ни снег, ни дождь, ни ночной мрак не мешают этим курьерам быстро завершать свою назначенную задачу».
Дарий реорганизовал также финансы, поощрял торговлю, исправил налоговую систему, установил чеканку монеты, стандартизировал меры и веса, он сделал много скучных, неромантичных вещей, которые делают страну процветающей.
Дарий правил 40 лет и никогда она не была столь спокойна и прекрасна. В самом начале своего правления Дарий установил свою зимнюю столицу в Сузах, древней столице Элама (а жаркий сезон он проводил в более прохладном климате Экбатаны). Сузы были самым благоразумным выбором. Важно было так же, что столица не принадлежала к ранее бывшим державам и ни одна из правящих групп не могла чувствовать себя оскорбленной. Город также находился почти в середине треугольника, образованного Экбатаной, Пасаргадами и Вавилоном, центрами Мидии, Персии и Вавилонии соответственно. С установлением столицы в Сузах область — некогда Элам — сделалась полностью персидской и известна с тех пор под названием Сузиана.



Табличка хранится в Британском музее (под номером BM 92687) и является единственной известной сохранившейся картой мира из региона. Учёные датируют карту концом VIII — началом VII века до н. э.
Карта представляет собой звезду, состоящую из центрального круга и окружающих его треугольников, а также из картографической легенды в верхней части. Внутри круга семь стран — Вавилон, Ассирия, Элам, Арарат, Хаббан, Бит Якин и Дер.
Дарий начал строить новую великолепную столицу для своей персидской родины примерно в 32 км к югу от Пасаргад. Он назвал ее Парса, но нам она более известна под греческим названием Персеполис, или «Город Персов».
Он никогда не стал реальным городом, но остался всего лишь царской резиденцией и царской усыпальницей. Он содержал великолепные дворцы, впечатляющие даже сегодня, когда они лежат в руинах. В то время как Кир и, возможно, Камбиз были похоронены в Пасаргадах, Дарий I и его наследники похоронены в Персеполисе.
А для нас самым важным трудом Дария оказалась пропагандистская надпись, которую он вырезал на скале близ нынешней деревни Бехистун. Она расположена примерно в 120 км к юго-западу от Экбатаны, на главной дороге между старой мидийской столицей и еще более древним Вавилоном.
Надпись умышленно помещена высоко и в почти недоступном месте, где резчики, должно быть, совершали чудеса ловкости. Причина, несомненно, в том, что Дарий решил предохранить надпись от уничтожения или изменений со стороны наследников, которые, быть может, окажутся неблагосклонными к нему. Знал, что так бывает частенько.
Люди замечали надпись издалека, греческий путешественник Диодор Сицилийский сообщал о ее существовании через пять веков после ее создания. Он приписывал ее легендарной царице Семирамиде, ибо греки приписывали ей все древнее и монументальное в Азии. Огромная человеческая фигура на скале, фигура Дария, конечно, была принята Диодором за Семирамиду. Даже невзирая на наличие густой бороды.
В современную эпоху надпись оказалась бесценным ключом к истории Западной Азии. Надпись рассказывает о том, как Дарий убил лже-Смердиса и взошел на трон. Одна и та же история рассказана одними и теми же словами на трех различных языках, чтобы возможно больше разноязычных подданных Дария могли ознакомиться с официальной версией истории. Языки эти — древнеперсидский, эламитский и аккадский.
В 1833 г . надпись привлекла внимание английского армейского офицера Генри Кресвика Роулинсона, который был послан в Персию. Он сумел скопировать надпись и много лет работал над расшифровкой древнеперсидского, пользуясь современным персидским в качестве руководства. Когда этот язык был дешифрован, стало понятным значение надписи. Используя это значение, получили ключ для дешифровки эламитского и аккадского.
К 1850 г . была проделана большая работа над расшифровкой этих языков, чтобы начать интерпретировать древние вавилонские тексты. Только благодаря надписи Дария, который невольно подарил будущему миру нечто вроде словаря, можно прочесть остатки библиотеки Ашшурбанипала. Иначе эта библиотека так бы и осталась грудой глиняных кирпичиков, покрытых непонятными значками.
Затем, со временем, с помощью аккадского языка возможно стало расшифровать шумерский.
Однако в Европе, переводившей историю с древнегреческого, персы — это жестокие завоеватели, имеющие побеждать лишь численно, а Дарий — зловещий деспот, который собирался завоевать весь мир, истребить всё, греков — однозначно, и, естественно, развратник и неумный повелитель миллионов рабов. Как и его наследники. Разумеется, все помнят, как персы высадились несметным числом у Афин и были разбиты в битве при Марафоне. Да, славное было дело, европейские города впервые за 600 лет показали, что на что-то способны. Подоплёка событий — непрерывные смуты во множестве греческих городов во владениях Дария, подбивание египтян на восстания, участие греческих наёмников во всех антиперсидских выступлениях освещаются в западной литературе гораздо меньше, чем подвиги греков в греко-персидских войнах.
Дарий умер в 486 г. до н.э. и величие Персии начало умирать вместе с ним. Ему наследовал один из его сыновей, Кшайярша, который гораздо лучше известен нам под греческим именем Ксеркс.
Ксеркс был сыном Атоссы, дочери Кира Великого. Дарий женился на ней уже после того, как стал царем, очевидно, чтобы укрепить собственные позиции и выглядеть не столь явным узурпатором. Он имел сыновей от предыдущих браков, но Ксеркс был внуком Кира, и это определило выбор наследника.
Этот выбор был неудачным. Ксеркс как правитель сильно уступал своему отцу. Начал свое царствование он при неблагоприятных условиях. К концу жизни Дария, в 499 г. до н.э., взбунтовались греческие города на Эгейском побережье Малой Азии и город Афины помогал им из самой Греции. Дарий подавил бунт и затем направил в Грецию экспедицию, чтобы наказать Афины. Как это ни удивительно, экспедиционные силы в 490 г . были разбиты (то была знаменитая битва при Марафоне), а Дарий скончался во время приготовлений к более крупной экспедиции. Отомстить за персидскую «честь» выпало на долю Ксеркса.
Сделать это сразу Ксерксу помешало восстание в Египте. Покоренные народы всегда чувствовали искушение восставать в конце царствования завоевателя, и Египет поддался искушению. В этом его, вероятно, поощряли афинские агенты, которым ужасно хотелось вовлечь Персидскую империю в гражданские свары и отвлечь от Греции. Восстание было также результатом религиозных верований Ксеркса. Он был значительно более рьяным зороастрийцем, чем его отец, и египетские жрецы вполне могли предвкушать неприятности.
Восстание только укрепило в Ксерксе неприязнь к тем своим подданным, кто придерживался других религий. Ксеркс отложил в сторону всё остальное, включая греческую экспедицию, и вплотную занялся египтянами. (Это было именно то, чего хотели афиняне, и это, вероятно, спасло Грецию.)
Египетское восстание было подавлено, хотя это отняло три года. И Ксеркс обратился затем против других незороастрийских народов империи. Библейская книга Эсфирь рассказывает о событиях, которые предположительно имели место во время его правления. Суровые антиеврейские меры, как описывается в книге, едва удалось предотвратить благодаря влиянию еврейской супруги Артаксеркса царицы Эсфирь. Однако эта книга является, без сомнения, историческим романом, написанным через триста лет. Исторически точен тот факт, что основная ярость Ксеркса обрушилась на вавилонян, где националистические лидеры не могли удержаться от восстания по примеру египтян.
В 484 г. до н.э армии Ксеркса с боями проложили себе путь в Вавилон и монарх умышленно разрушил религиозную жизнь города. Ксеркс приказал увезти золотую статую Мардука, которую Кир и Камбиз почитали. Жрец, пытавшийся остановить солдат, грабивших храм и посмевших наложить святотатственные руки на статую, был сразу зарезан людьми, которые не испытывали почтения перед великим богом.
Случилось страшное — гибель людей, разрушения и даже увоз статуи бога можно было пережить, надеясь, что следующий царь будет более добрым, но Ксеркс выказал грубое презрение к другим обычаям и другим богам. Из древней религии просто вышибли жизнь, жрецы с их знаниями, письменностью и астрономией в том числе, остались совершенно не у дел. Из старой культуры ушел дух, родившийся среди древних шумеров, и начался окончательный упадок.
В 480 г. до н.э. Ксеркс возглавил экспедицию в Грецию, ведя войско столь громадное, что, казалось, оно сметёт греков, как пыль. Однако, Ксеркс вынужден был с позором возвратиться. Он заперся в своем гареме, упрямо оставаясь в затворничестве, и терял время на бесполезные проекты, вроде расширения и дальнейшего украшения дворцов в Персеполисе. Наконец в 465 г . он был убит в результате дворцовой интриги, потеряв бессмысленно 15 лет.
Это не восстановило Вавилон. А Египет вновь восстал после смерти Ксеркса и в течение шести лет отчаянно сражался с новым императором, Артаксерксом I.
Через полстолетия после провала экспедиции Ксеркса греческие корабли тревожат персидские берега, поощряя египетских мятежников и всячески докучая гигантской империи. Гигантская Персия отбивалась от них, как от москитов.

Здесь, пожалуй, стоит и закончить. Сердце Цивилизации Земли откочевало в греческий мир.


А теперь можно поговорить и о вавилонской астрономии.

Государства Шумера и Аккада, предшествовавшие Вавилонскому государству, достигли больших успехов в астрономии. Вавилоняне использовали эти достижения, как основу своей собственной астрономии.
Вавилонская астрономия была тесно переплетена с астрологией. Множество наблюдений делалось не ради научных исследований, а в астрологических целях. Вместе с тем, астрологический свод Энума Ану Энлиль содержит ценные астрономические наблюдения. Также астрономия была необходима для развития календарной системы, которая давала возможность отсчитывать время. Развитие астрономии особенно поощрял вавилонский царь Хаммурапи.
Судя по письменным источникам, систематическое наблюдение неба шумерами восходит ко второй половине III тыс. до н. э. Сначала оно сводилось к фиксированию небесных явлений и светил (которые воспринимались как астральные божества) и к выявлению астрономических примет, использовавшихся в практической жизни государства. Лишь с VII в. до н. э. и особенно в последние три века до н. э. стала интенсивно развиваться вавилонская математическая астрономия — количественное изучение и описание с помощью оригинальных моделей и методов движений светил, прежде всего Луны (выделенной на небе раньше всех в качестве главного бога Нанны). К наиболее древнему периоду относится также выделение и наименование ярких звезд и созвездий: Сириус, Орион, Плеяды (как их в дальнейшем назвали греки). Они описаны на глиняных табличках II тыс. до н. э. На этих табличках сохранились вычисления «удаленности» от Земли восьми различных «богов» (светил) и соответственно восьми небес, начиная с неба Луны.
Регулярно велись наблюдения гелиакических восходов светил, положения среди звезд Луны и планет. К I тыс. до н. э. вавилоняне уже знали пять планет. Но их общее название «биббу» («козлы», которые с древнейших времен использовались в качестве вожаков овечьих стад) свидетельствует о гораздо более раннем времени выделения планет на небе у скотоводческих племен. Меркурий называли просто «биббу», Юпитер — «звездой-Солнцем». Особое внимание привлекала Венера — наиболее яркое светило вечернего и утреннего неба после Луны. Возможно, уже в III тыс. до н. э. шумеры знали, что «вечерняя» и «утренняя» звезда — одно и то же светило (греки до середины I тыс. до н. э. принимали их за два). В сравнительно быстрых изменениях положения и блеска Венеры шумерские звездочеты пытались уловить смысл небесных предзнаменований. На сохранившихся табличках I тыс. до н. э. обнаружены тысячи предсказаний, сделанных по наблюдениям Венеры. В отличие от семи подвижных светил остальные звезды неба сравнивали с овечьим стадом.
С VII в. до н. э. в Вавилоне существовала официальная должность придворного астронома. Его задачей была систематическая запись наиболее важных изменений и явлений на небе.
Уже к началу VII в. до н. э. вавилоняне выделили на небе круговую зону шириной около 30°, в которой перемещались Луна, Солнце, планеты (первоначально она располагалась ближе к небесному экватору, поскольку «очевиднее» было суточное движение светил). В этом круге были выделены 15 созвездий, почти все названные именами животных.
В VII—VI вв. для слежения за Луной вавилоняне делили эту приэкваториальную зону на 36 участков по 10° (позднее греки назвали эти участки «деканами»). В IV в. до н. э. мелкие участки были объединены по три, и вся зона оказалась разделенной на 12 (30-градусных) участков-созвездий (ее и переняли греки, назвав Зодиаком — Кругом животных). Кроме того, вся полоса была приближена к эклиптике, что говорит о накоплении сведений и о «годовых» движениях светил. В общем разделении круга неба на 360° нашла применение в астрономии шумерская 60-ричная система счета.
Ко II тыс. до н. э. относится изобретение шумерами лунного календаря. В I тыс. он был усовершенствован: состоял из 12 синодических лунных месяцев по 29 и 30 дней поровну, так что год составлял 354 дня. Шумеры знали солнечный тропический год, определяя его как промежуток времени между моментами, когда тень от гномона в полдень была наименьшей (летнее солнцестояние). Для согласования с ним лунного календаря в нем сначала (до V в. до н. э.) делали от случая к случаю вставки 13-го месяца.
В 450 г. до н. э. вавилонские астрономы открыли 19-летний лунно-солнечный цикл: нашли систему вставок в лунном календаре, которая обеспечивала почти точное совпадение его с солнечным через каждые 19 лет, поскольку период из 19 солнечных годов оказывается приблизительно равным целому числу (235) синодических лунных месяцев (так называемый метонов цикл, независимо открытый позднее в Греции).
Вавилоняне оставили практически полный список затмений, начиная с 763 г. до н. э. (часть их использовал Птолемей для улучшения теории движения Луны). Регулярность наблюдений позволила вавилонским астрономам подметить некоторые закономерности затмений. Они установили, что солнечные затмения происходят лишь в начале месяца (т. е. близ новолуния), а лунные — в середине (в полнолуние) и что затмения происходят не каждый месяц, а с перерывами в 5—6 месяцев (они возможны лишь вблизи лунных узлов).
Нужды календаря, предсказание затмений — все это требовало развития математических методов в астрономии. Если в самых древних документах положения подвижных светил отмечались просто относительно ярких звезд, то в IV в. до н. э. уже была изобретена первая, эклиптическая, по существу, система небесных координат. Измерялись в основном эклиптические долготы светил, но отсчитываемые в пределах каждого знака «зодиака» — от его западной границы к востоку. Лишь для Луны измерялось и отклонение от эклиптики — широта. Так, день лунного затмения предсказывался в результате накопления тщательных измерений широты Луны во время сизигий (моменты новолуний и полнолуний).
Для описания неравномерного движения Луны вавилоняне нашли оригинальный арифметический способ — «линейную зигзагообразную функцию». Путь Луны по созвездиям разбивали на равные участки, в пределах которых скорость принималась за постоянную, но от участка к участку она изменялась скачком. Другой способ состоял в записи изменяющейся длины синодического месяца в виде арифметической прогрессии, попеременно возрастающей и убывающей.
В результате были составлены таблицы лунных «эфемерид», дозволявшие весьма точно предсказывать положения Луны. На том же основании были составлены таблицы солнечных и лунных затмений, вернее, моментов тех соединений и противостояний Луны и Солнца, которые происходили при положениях Луны близко к эклиптике. Неравномерное движение Солнца также представлялось зигзагообразной функцией, и по ней составлялись солнечные «эфемериды». Но относительно солнечных затмений вавилоняне могли определять лишь дни, когда они были невозможны.
А положение светил вавилоняне записывали так же, как в Египте — человек сидел спиной к югу, а наблюдатель записывал, например, «звезда над правым ухом»
Долгое время в исторической литературе вавилонским астрономам приписывалось открытие цикла чередования лунных и солнечных затмений — сароса. Однако один из крупнейших исследователей науки Древнего Востока О. Нейгебауэр утверждает, что астрономы Вавилона открыли не сарос, а 18-летний цикл повторений последовательности только лунных затмений (иначе период движений лунных узлов).
(сарос составляет 18 лет 11,3 дн. (или 18 лет 10,3 дн., если на указанный промежуток времени пришлось 5 високосных лет). Указанный период содержит целое число (с точностью до полусуток) четырех несоизмеримых величин, сочетание которых обеспечивает то или иное затмение: 19 драконических лет и целое число месяцев (223 — синодических, 242 драконических, 239 аномалистических). За этот период происходит в среднем 43 солнечных и 28 лунных затмений. Вопрос о времени и месте открытия спроса не вполне ясен. Но слово «сарос» — древнеегипетское и означает «повторение»)
Не представляя причины затмений, вавилоняне лишь использовали эту эмпирическую закономерность на практике для предсказания лунных явлений.
Невероятно трудно было для вавилонских астрономов-регистраторов явлений установить закономерности в поведении планет Они представляли его как ряд дискретных появлений, закономерно повторяющихся. Выявляя эту сложную последовательность, изучая неправильности в периодичности появления планет, улавливая повторяемость самих неправильностей, вавилонские астрономы в результате изучения очень длинных рядов наблюдений устанавливали закономерный ряд дискретных положений данной планеты и методом интерполяций предсказывали ее промежуточное положение.
Имеется версия, что вавилоняне нащупали периодичность и в появлении комет и считали их планетоподобными светилами.
Астрономическая картина мира вавилонян имела еще чисто мифологический характер. Так, с одним из самых старых вавилонских созвездий — Дракона — связана легенда о борьбе бога Мардука с чудовищем женского рода Тиамат, из шкуры которого, усеянной бриллиантами, и было якобы сделано небо. Сторожить же его был приставлен Дракон. Выделение этого созвездия, очевидно, связано с тем, что именно ярчайшая его звезда — Альфа Дракона была в те времена, в 3 тыс. до н. э., ближе всех к Северному полюсу миря. Существовал в Вавилоне и культ Солнца.
Астрономия Вавилона была чисто феноменологической. Астрономы копили факты и искали закономерности, не задумываясь о причинах.
Но вавилонские наблюдения сыграли в подъеме древнегреческой астрономии в эллинистическую эпоху (с III в. до н. э.), а в Римской империи более интересной считалась астрология. В современной науке наследием вавилонской наблюдательной астрономии является разделение круга на 360 градусов (и далее — на минуты и секунды, — названия латинские), изобретение Зодиака из 12 созвездий (как, видимо, и названий большинства созвездий, которые дошли до нас в греческом переводе), а также изобретение астрономических координат.
Успехи вавилонян в математике были весьма высоки. Они знали стереометрию; за сто лет до греков открыли теорему, известную теперь как «теорема Пифагора».
Когда Вавилон был захвачен Ассирией, то сложились хорошие условия для дальнейшего развития вавилонской астрономии (расширилась территория наблюдений). В этот период постепенно собирались данные о закономерностях в наступлении затмений и движении планет. На протяжении всего периода времени от завоевания Вавилона Ашшурбанипалом, до завоевания Персидской империи Александром Македонским, Вавилон был торговым и культурным центром на всем Ближнем Востоке. В этих условия крайне сильно развилась вавилонская наука. В то время расстояния между планетами и звездами большой яркости указывались в цифрах, есть вероятность, что они вычислялись с помощью не сохранившихся до современности инструментов.
В вавилонском календаре было 12 месяцев, а также ещё один вставной месяц, иногда использовавшийся для поддержания календаря в норме. Иногда было два года подряд с вставным месяцем, в крайних случаях в году могло быть два вставных месяца. Год начинался с весны, а первым месяцем был нисан. Вавилоняне ввели понятие недели. Каждый день был посвящен определенному богу: 1-й Cолнцу (Шамаш), 2-й Луне (Син), 3-й Нергалу, 4-й Набу, 5-й Мардуку, 6-й Иштар, 7-й Ниниб.
Для выяснения наступления первого дня месяца вавилонянам требовалось наблюдать за новолунием, а для церемониальных целей вавилонские жрецы также наблюдали за полнолунием.
Среди различных документов, найденных в библиотеке Ашшурбанипала, имелся вавилонский астрономический текст Мул Апин. Данный текст датируется первой вавилонской династией. Текст дешифровал Куглер в 1911 году. Первая половина текста имеет астрологическое содержание и содержит предсказания будущего на основе движения Венеры. На основе данного текста Куглер сделал впоследствии опровергнутый вывод, что первая вавилонская династия правила с 2225 по 1926 годы до н. э.. В действительности, она правила в 1894-1595 годах до н. э.
Существует список, датируемый V веком до н. э., в котором находится систематический обзор относительных положений созвездий.
Все известные звезда вавилонские астрономы подразделяли на три «пути»: Энлиля, Ану и Эа. Первый включал в себя 33 звезды, второй 23 и третий 15. Итого им было известна 71 звезда. Почти все вавилонские созвездия отожествлены.
Большая часть из звезд и созвездий в списке имеют совпадающие или близкие к современным названия. Например:
Коза-рыба (Козерог), Рыбы, Бык (Телец), Близнецы, Рак (Аллул), Лев, Весы, Скорпион (Гир-таб), Стрелок из лука (Пабильсаг, Стрелец) Ворон, Волк, Гидра (Змея).
Эти совпадения в названиях объясняются тем, что греки позаимствовали свои названия созвездий у вавилонян.Однако, часть названий не совпадала, в частности:
Кабан (Центавр), Пантера (Лебедь), Пастырь (Орион вместе с Сириусом), Повозка (Большая Медведица), Поле (И-ку: Пегас), Чаша (Возничий), Козел (Лира), «Наемный работник» (Лухунга, Овен), Мулмул (Плеяды), Борозда (Абсин, Дева), Великан (Водолей)
Протяженность вавилонских и современных созвездий часто различается: в созвездии Пантера была включена северная часть современного Цефея, а современное созвездие Большого Пса добавлено в стрелы и лук вавилонского созвездия Стрелка из лука.
Из звезд вавилоняне чаще всего упоминали Царя (Лугал, Регул), Ли (Альдебаран) и Каксиди (Сириус)
Древние вавилоняне провели огромное количество наблюдений за Луной, в итоге Луна стала для них объектом теоретических вычислений. Эти вычисления начались в ассирийский период Вавилона — в библиотеке Ашшурбанипала были найдены таблички с этими вычислениями. В них определялись интервалы времени между заходом Солнца и заходом Луны в дни после первого числа каждого месяца, а также, для дней после 15 числа каждого месяца давались вычисления интервалов времени между заходом Солнца и восходом Луны.
Вавилонские астрономы уделяли большое внимание планете Венере (Нин-дар-анна, «госпожа небес», Дильбат, Иштар). В текстах позднего периода она, вместе с Луной и Солнцем, составляет триаду. Согласно некоторым предположениям, вавилонские астрономы знали, что в период своей большой яркости после или до нижнего соединения Венера кажется серпом. Согласно этой версии, вавилонские астрономы уделяли столь большое внимание Венере именно из-за этой её особенности, поскольку эта особенность делала её сестрой Луны. Поэтому в интересах религии вавилонские астрономы внимательно наблюдали за Венерой, а в поздний период (1500-1000 годы до н. э.) даже пытались использовать величину периодов её исчезновений и появлений для астрологических предсказаний. Серп Венеры при очень остром зрении можно разглядеть, кроме того там имелись и увеличительные стёкла.
Также вавилонянам были известны планеты (биббу, «бараны») Меркурий (Гудуд, Набу), Марс (Залбатану, Нергал), Юпитер (Мулу-баббар, Мардук) и Сатурн (Ниниб).
Благодаря многовековым наблюдениям вавилонские астрономы разработали свой собственный календарь. Вавилоняне делили день на 12 часов, а час на 30 минут, год у них состоял из 365 дней. Выкладки вавилонских астрономов крайне точны.
Основное внимание вавилонские астрономы уделяли движению звёзд и планет. Их знания в области движения небесных светил были очень развиты, точность, с которой они вычисляли движение небесных светил, была очень высока.
Вавилонские астрономы могли предсказывать затмения и имели представление о предварении равноденствий. Своего расцвета вавилонская астрономия достигла в VIII-VI веках. до н. э. При правлении царя Навуходоносора вавилонская астрономия достигла новых успехов, в частности был выделен зодиак.
Греческая астрономия развивалась под сильным влиянием вавилонской. Древнегреческие астрономы копировали у вавилонян записи и вычисления, а также позаимствовали некоторые астрономические приборы.
MUL.APIN — общепринятое название двух клинописных табличек, являющихся сборником астрономических и астрологических знаний Древнего Вавилона. Название расшифровывается как «Звезда/Плуг», где под «Плугом» понимается первое из описываемых созвездий, соответствующего современному Треугольнику и Альфа Андромеды.
MUL.APIN написан в стиле более ранних звёздных каталогов, так называемых списков «По три звезды» (англ. Three Stars Each lists), но представляет расширенную версию, основанную на более точных наблюдениях и датируемую ок. 1000 лет до н. э. Текст содержит названия 66 звёзд и созвездий, а также даёт ряд параметров, таких как восход, заход и кульминация. Эти параметры помогли составить базовую карту звёздного неба Вавилона.
По рассказу Витрувия, вавилонский астроном Берос, поселившийся в VI в. до н. э. на острове Косе, познакомил греков с вавилонскими солнечными часами, имевшими форму сферической чаши — так называемым скафисом.
Конкурентом в знаниях был только Египет. В обоих очагах цивилизации было немало общего — цари, жрецы, храмы, множество богов, "прикреплённых" к Солнцу, Луне, планетам и звёздам. Но! Религия отличалась в корне. Египтяне всю жизнь свою использовали на получение возможности "пожить по-человечески" в загробном мире. Фараоны возводили пирамиды, набивая их необходимыми вещами, нужными после смерти, просто богатые жители делали гробницы скромнее, но даже самые бедняки старались соорудить себе какое-то загробное жилище, непременно забальзамироваться. Да что там люди! Находили гигантские кладбища забальзамированных кошек. В землю Египта легли миллионы мумий. Но редкие уцелели до наших времён. Пришедшие с востока арабы исповедывали иную религию, поэтому использовали мумии в качестве дров (с топливом в Египте было всегда сложно). Хорошо они горели, насыщенные древним маслом. А в позднем Средневековье какие-то дельцы убедили европейцев, что порошок из мумий — чудодейственное средство от всех болезней. Египет отправлял на экспорт сушёных египтян тоннами. Бизнес закончился внезапно, когда выяснилось, что арабы фальсифицируют дорогостоящую продукцию — они готовили свой "эль ксир" из самых современных засушенных трупов.
А в Междуречье религия вовсе не обещала загробной жизни! В мифах герои стремятся добыть у богов "траву бессмертия", поправить здоровье, зачать хорошего наследника или как-то по иному улучшить жизнь настоящую. Боги их были гораздо более земнее собакоголовых монстров египтян. И мифические герои ведут с ними дела чуть ли не равноправно. Доходило дело до того, что в каком-то мифе герой изнасиловал прикорнувшую богиню. Тем не менее боги сильно влияли на реальную жизнь и последствия их поступков надо было предугадать. Так родилась астрология.
Каста жрецов пользовалась невероятным уважением. Иногда жрецы брали власть в свои руки. В каждом городе были храмы и непременно зиккураты. Вавилонская башня самый большой зиккурат, вполне сравнимый с Великими пирамидами. А может быть самый известный. Внутренних помещений в зиккуратах не было, просто холм из необожжённых кирпичей, на верхушку которого шла спиральная дорога. Возможно, это была память о горах, на вершинах которых производились религиозные церемонии. Потом стали делать более сложные многоэтажные сооружения, но опять же — без внутренних комнат и с широкими площадками наверху. Там, вероятно, и производились астрономические наблюдения. Очень удобным было то, что зиккураты можно было достраивать непрерывно, не нарушая их функционирования. И все правители могли вложить "свой кирпич в храм", а не начинать с нуля (вспоминаются Стругацкие со своей идеей возведения Храма из "Града обреченного").
И вот ещё какое своеобразие астрономий. Греки в основном интересовались незаходящими, приполярными созвездиями. Навигация, счёт времени ночью и вообще это те боги, которые не скрываются за горизонт, которые вмешиваются в земные дела постоянно. Египтяне "специализировались" именно на заходящих светилах, точно предсказывая их восход и устраивая по этому случаю праздники. Жрецы Вавилона для нужд астрологии интересовались лишь зодиакальными созвездиями. Но тут они преуспели. Именно их трудами окружность у нас разбита на 360 градусов, а градусы и календарные часы состоят из 60 минут. В Египте и Европе, в Индии и Китае была десятеричная система. И то, что в исчислениях времени и в астрономии весь мир пользуется шестидесятеричной системой — свидетельство того, где рождалась наблюдательная астрономия.
Вавилонская астрономия, пожалуй, наиболее древняя. К слову сказать, "вавилонская" — это собирательное название цивилизации Междуречья, существовавшей тысячелетия, задолго до Вавилона и несколько позже.
По всей видимости, ряд созвездий, которыми пользуемся сейчас мы с вами, был заимствован греками при контакте с культурой Междуречья, из Месопотамии. Масштабы заимствования — предмет споров. Не всегда можно идентифицировать звезды, о которых идет речь в клинописных астрономических таблицах. Естественно, авторы расходятся в оценках. Но вот Бредли Шефер считает, что из 48 классических созвездий, известных грекам, 30 были заимствованы с востока и только 18 родных, греческих.
Греки особенно часто приезжали учиться в Вавилон. Греческой науке положил начало Фалес Милетский. Легенда говорит, что он путешествовал в Вавилон, чтобы получить образование. Согласно легенде, так поступали почти все ранние греческие философы, которые следовали за Фалесом, например, Пифагор.
Фалес привез с собой и усовершенствовал некоторые аспекты вавилонской математики. Именно тогда старая шумерская привычка шестидесятеричного счета попала на Запад, так что мы еще имеем час из 60 минут и делим окружность на 360 градусов.
Пифагор привёз с собой накопленные астрономические знания вавилонян. Астрономия была действительно специальностью вавилонских ученых в период расцвета города. Другие народы так сильно дивились вавилонским астрономическим знаниям, что самое слово «халдей» стало означать «астроном». И поскольку главной задачей астрономии в те времена было выяснение влияния планет и звезд на события на Земле, слово стало также означать «астролог» или «маг».
Греки первоначально думали, что вечерняя звезда и утренняя звезда были двумя отдельными планетами, которые они называли Геспер («Запад») и Фосфор («Светоносец»). Пифагор, однако, посетив Вавилон, смог утверждать, что они были одной и той же планетой, которая в некоторых случаях находилась с одной стороны Солнца, а в некоторых — с другой.
Далее, вавилонский обычай называть планеты в честь богов был также усвоен греками. Вавилоняне называли комбинацию вечерней и утренней звезды Иштар, в честь богини любви и красоты, — подходящее имя для самой яркой и прекрасной из всех планет. Когда греки отбросили имена Геспер и Фосфор, они также приняли такое имя и назвали планету именем собственной богини красоты и любви, Афродиты. Римляне назвали ее Венерой, и это имя остается с нами.
Другую планету, почти такую же яркую, можно видеть всю ночь, когда Венера уйдёт вслед за солнцем. Казалось естественным назвать ее именем главного бога. Вавилоняне называли ее Мардук, греки — Зевс, а римляне (и мы) назвали ее Юпитер. Таким же образом красная планета, цвета крови, напоминающего о войне, получила имя бога войны: Нергал у вавилонян, Арес у греков, Mapс у римлян и у нас.
Не столь давно Мэтью Оссендрийвер из Берлинского университета довольно аргументировано стал утверждать, что в Междуречье освоили интегральной исчисление на 1400 лет раньше, чем европейцы. Оказалось, что вавилоняне вычисляли расстояние, которое Юпитер ежегодно проходит по небесному своду, с помощью специального графика. По оси y они откладывали скорость этой планеты (градусы, пройденные за день), а по оси х — дни. Площадь криволинейной трапеции под графиком, иначе говоря, интеграл от скорости по времени, совершенно справедливо приравнивалась вавилонянами к искомому расстоянию. Наблюдения проводились в течение 60 дней, начиная с первого появления Юпитера на небе. Аналогичная методика наблюдения за небесными телами и прочими движущимися объектами была предложена лишь в XIV веке учеными из Оксфордского университета.
Во времена Навуходоносора вавилоняне разработали точный календарь, взяв за основу фазы луны. Каждое новолуние начинало новый месяц. К несчастью, в 12 лунных месяцах было только триста пятьдесят четыре дня, в то время как полный цикл времен года (солнечный год) содержит триста шестьдесят пять дней с четвертью. Вавилоняне разработали девятнадцатилетний цикл, в котором было двенадцать лет с двенадцатью месяцами каждый и 7 лет с тринадцатью месяцами каждый в фиксированной последовательности, которая уравновешивала Солнце и Луну.
Этот календарь был принят греками, и ничего лучшего не появлялось в течение пяти столетий, пока Юлий Цезарь в Риме не разработал наш современный календарь, основанный на египетском оригинале.
Кто из вавилонских астрономов нам известен? Увы, почти все они остались безымянными. Даже астрономические тексты не упоминают никаких имён. Известны лишь те, которые учили непосредственно греков уже во времена расцвета античной Греции, а то и позже.
Наиболее известный — Берос. VI в до н.э. Он основал на острове Кос астрологическую школу и таким образом познакомил греков с месопотамской астрологической традицией. Про него надо отдельную статью.
Кидинну — IV в.до н.э. Про него тоже надо отдельную статью.
Набуриманну (в греческих источниках — Наборианос, латин. Naburianus) (жил предположительно между VI и III веками до н. э.) — халдейский астроном и математик.
Вики: Он упоминается в классических и античных клинописных источниках. Страбон из Амасьи пишет: «В Вави­ло­нии выде­ле­ны осо­бые посе­ле­ния для мест­ных фило­со­фов, так назы­ва­е­мых хал­де­ев, кото­рые зани­ма­ют­ся пре­иму­ще­ствен­но аст­ро­но­ми­ей. Неко­то­рые из них выда­ют себя за аст­ро­ло­гов, хотя дру­гие их не при­зна­ют. Суще­ству­ет какое-то пле­мя хал­де­ев и даже область в Вави­ло­нии, где они живут, побли­зо­сти от ара­бов и так назы­ва­е­мо­го Пер­сид­ско­го моря. Есть несколь­ко родов хал­де­ев-аст­ро­но­мов: одни назы­ва­ют­ся орхе­на­ми, дру­гие — бор­сип­пе­на­ми и несколь­ко дру­гих — раз­ны­ми име­на­ми; они делят­ся как бы на раз­ные сек­ты с раз­лич­ны­ми уче­ни­я­ми по одним и тем же вопро­сам. Мате­ма­ти­ки упо­ми­на­ют неко­то­рых из этих людей, напри­мер Киде­на, Набу­ри­а­на и Суди­на».
На повреждённом колофоне клинописной глиняной таблички с лунными эфемеридами для 49-48 гг до н. э. сказано, что это терситу принадлежит Набуриманну. Но что такое терситу — неясно. М.б. табличка, м.б. инструмент. Историки предполагают, что Набуриманну создал Вавилонскую Систему А эферемид солнечной системы, и что Кидинну позднее разработал Вавилонскую Систему Б. Отто Нейгебауэр отнёсся сдержанно к этому заключению и оспаривал дальнейшие выводы о жизни и работах Набуриманну. Самые ранние сохранившиеся глиняные таблички Системы А (BM 36651, 36719, 37032, 37053) вычисляют эфемериды планеты Меркурий с 424 по 401 гг до н. э. Древнейшая сохранившаяся лунная табличка датируется 306 г. до н. э. Если Набуриманну был создателем Системы А, то основываясь на этом, мы можем сказать, что он время его жизни располагалось между персидскими и македонскими военными походами.
Селевк (ок. 190 до н. э. — после 150 до н. э.). Про него нужна отдельная статья
Судин (изв. ок 240 г. до н. э.) — вавилонский мыслитель. Он упоминается как один из знаменитых халдейских математиков, астрономов, астрологов римскими писателями, такими как Страбон. Как и его предшественник Берос, он переехал из Вавилона и осел в греческой общине. Он был советником у царя Пергама Аттала. Считается (напр. римским астрономом-астрологом Ветием Валенсом), что он опубликовал таблицы для вычисления движения Луны. Говорится также, что данная теория использовалась греками вплоть до её замены теориями Гиппарха и Птолемея. Судин, возможно, был важным звеном в передаче астрономических знаний вавилонян грекам. Однако мало что известно сегодня о его работах и ничего не известно о его жизни.
Кроме того, предполагается, что он первым стал придавать астрологическое значение драгоценным камням.
Вообще говоря, к сожалению, даже роль астрологов в Вавилонии сильно падала временами и гадали чаще всего на печени жертвенных животных. Такое гадание, совмещённое с последующей трапезой, очень понравилась грекам и римлянам. Они внесли разнообразие — гадали по разнообразным внутренностям, не ограничиваясь печенью. А астрономы и греков победили астрологов, именно там астрономия стала наукой.

далее к файлу 5-1-4

назад к файлу 5-1-2