Рейтинг с комментариями. Часть 37

1951 - роман «Астронавты». Станислав Лем (Польша)
1951 - великий лётчик-испытатель Сергей Анохин (СССР)
сентябрь 1951 - К.Гэтланд. «Минимальные размеры ракет для ИСЗ» (Англия)
30 октября 1951 - Рудольф Мате. Фильм «Когда сталкиваются миры» (США)
22 марта 1952 - первая статья из серии в 8 статей в журнале Collier's (США)
апрель 1953 - Клиффорд Дональд Саймак. «Поколение, достигшее цели» (США)
1953 - Эйген Зенгер. Фотонный звездолёт (Германия)
август 1953 - Зигфрид Фред Сингер. Проект "Минимального спутника" (США)
20 ноября 1953 - Альберт Скотт Кроссфилд. Достигнута скорость 2 М (США)
30 мая 1954 - Одуэн Дольфюс. Баллонная астрономия (Франция)
октябрь 1954 - Борис Валерианович Ляпунов. «Знание - сила» 1974 года №11 (СССР)

1951 - роман «Астронавты». Станислав Лем (Польша)
С.Лем. 1947 г Станислав Лем родился 12 сентября 1921 года в городе Львове в Польше (сейчас это Украина) в семье врача-отоларинголога Самуила Лема и Сабины Воллер.


С 1932-го года он посещал II мужскую гимназию имени К.Шайнохи, закончив которую, в 1939-ом получил аттестат о среднем образовании. Через несколько месяцев началась война, Польши не стало, а Львов и Лем оказались в СССР. Юноша начал сдавать экзамены в университет на политехнический факультет. Экзамены он сдал, но его не приняли как представителя "неправильного социального класса" (отец - зажиточный ларинголог, то есть буржуй). Отец использовал свои связи и с помощью знакомого профессора, известного биохимика, пристроил сына изучать медицину. К медицине Лем питал чувство, более похожее на отвращение. Но учился он недолго. Началась новая война, в город вошли немцы. Родители (и сам он, естественно) были евреями и не избежать бы им депортации в гетто, а то и уничтожения, но удалось достать фальшивые документы, с которыми он и дожил до конца войны. Все остальные родственники семьи Лема погибли. Во время немецкой оккупации Лем работал автомехаником и сварщиком в гаражах германской фирмы, занимавшейся переработкой сырья, участвовал в подпольной группе сопротивления. В 1944 Советская армия освободила город, Лем продолжил обучение в медицинском институте. В 1946-ом границы определились окончательно и Лем в рамках акции репатриации переехал в Краков, где продолжил изучать медицину в Ягеллонском университете. Лем рассказывал, что был хорошим сварщиком и неплохо зарабатывал, но продолжил образование, чтобы не огорчать отца.
После окончания обучения в 1948 году Станислав Лем отказался сдавать выпускные экзамены, не желая становиться военным врачом, и получил всего лишь сертификат окончившего курс обучения. ...Армия забрала всех моих друзей, причем не на год или на два, они остались там навсегда. - Лем всегда был убеждённым пацифистом. В 1948-1950 он работал ассистентом проф. Мечислава Хойновского в «Науковедческом кружке» («Кружок» был коллектором всей зарубежной научной литературы, поступавшей тогда в Польшу), а также младшим ассистентом в анатомическом театре при университете. Рассказы и стихи Лем начал писать в свободное время в целях заработка дополнительных средств к существованию в тяжёлое послевоенное время. Впервые его произведения были опубликованы в 1946 году. Позднее это увлечение переросло в основное занятие Лема, отодвинувшее на второй план работу в медицине. Первый роман Лема "Человек с Марса" опубликован в еженедельном журнале "Nowy Swiat Przygod". Стихотворения и рассказы Лема печатались в разных периодических изданиях. В 1948-ом Лем начал работать над романом "Госпиталь Трансфигурации", который не пропустила цензура. ...Каждые несколько недель ездил ночным поездом в Варшаву. Я брал самые дешевые билеты, потому был тогда слишком беден. Там, в Варшаве, я вел бесконечные дискуссии в издательстве "Ksiazka i Wiedza". Эти ребята подвергали чудовищным истязаниям мой "Госпиталь Трансфигурации", количество критических рецензий росло не по дням, а по часам, и в каждой из них роман называли декадентским и контрреволюционным. Мне указывали, что и как надо переделывать... Надежда, что роман все-таки опубликуют, продолжала тлеть, потому я старательно писал и переделывал... Поскольку "Госпиталь Трансфигурации" считался неправильным с "идеологической точки зрения", я обязался написать в будущем дополнительные эпизоды, чтобы достичь "композиционного баланса". Новелла была опубликована лишь восемь лет спустя.
Лему в конце-концов повезло. В 1950-ом году в доме Писательского Содружества в Закопане он познакомился с неким джентльменом. Во время прогулки разговор зашел о проблеме практически полного отсутствия польской научной фантастики. Знакомый поинтересовался у Лема, смог бы он написать книгу в таком жанре. Лем, даже и не подозревая о том, с кем говорит, ответил: "да". Знакомый работал в издательстве и скоро Лем был сильно удивлён, получив оттуда письмо с договором об написании книги. Недолго думая, Лем написал название: "Астронавты" и в кратчайшие сроки написал свою первую книгу, которая была без промедления опубликована. На мой вкус, это довольно слабая вещь с плохим переводом и погаными иллюстрациями (я имею ввиду русское издание). Прощает её лишь издание до космической эры. Однако книга сделала Лема писателем. Он бросил медицину и начал ваять действительно шедевры - «Звёздные дневники Ийона Тихого», «Магелланово облако», «Вторжение с Альдебарана», «Возвращение со звёзд», «Солярис», «Непобедимый», «Сказки роботов», «Кибериада», «Рассказы о пилоте Пирксе» и много-много чего еще.
В 1953 году женился на Барбаре Лесняк, работавшей врачом-рентгенологом. ...Я познакомился с ней, кажется, в 1950-ом, и после 2-х или 3-х лет осады, она приняла мое предложение. У нас тогда еще не было собственного жилья: я ютился в крошечной комнатке, стены которой были покрыты плесенью, супруга же, собираясь закончить медицинское образование, жила со своей сестрой на улице Сарего...
14 марта 1968 года у них родился сын Томаш.
В 1973 году Лем был удостоен почётного членства в американской организации писателей-фантастов SFWA, из которой был исключён в 1976 году за критику американской научно-фантастической литературы. Майкл Муркок и Урсула Ле Гуин потребовали исключить и их в знак солидарности. SFWA предложила Лему обычное членство, которое тот отклонил.
С.Лем. XXI век В 1981 году Лем получил почётную ученую степень Вроцлавского Технологического университета, а позднее - других университетов. Почётный доктор Львовского медицинского университета. В 1997 году Станислав Лем стал почётным жителем Кракова.
В 1982-ом, после ввода военного положения в Польше, пацифист Лем покинул родину, дабы прослушать курс лекций в Wissenschaftskolleg (Берлин). Год спустя, он переехал в Вену. Живя за границей, Лем написал две свои последние научно-фантастические книги: "Мир на Земле" и "Фиаско". Писатель вернулся в Польшу в 1988. В 90-х Лем в основном писал футурологические прогнозы. Последняя книга Лема - "Okamgnienie". Многие книги Лема экранизированы.
Согласно написанному самим Лемом, на его творчество оказали большое влияние произведения следующих авторов: Сол Беллоу, Герберт Уэллс, Норберт Винер, Клод Элвуд Шеннон, Жюль Верн, Уильям Олаф Стэплдон.
Скончался 27 марта 2006 года в Кракове в возрасте 84 лет после продолжительной болезни сердца.
В честь Лема названа малая планета 3836 Lem.

Ну, что сказать от себя - прекрасные книги о межпланетных и межзвёздных полётах, полные юмора и гуманизма. Исключительно правдоподобны предельно отличные от человека мыслящие существа иных звёзд. К чести наших переводчиков, им удалось передать неповторимый лемовский юмор и его Ийон Тихий навсегда зачислен в кагорту звёздных капитанов. Эдакий неунывающий на все руки мастер В.Тёркин в мирной армии завоевателей Вселенной.



Разумный океан Солярис

1951 - великий лётчик-испытатель Сергей Анохин (СССР)
Сергей Анохин


1940 год. После возвращения из Турции
Однажды в 1985 году Сергей Анохин сказал в разговоре о космонавтах: "Да я на ракете до Гагарина летал!". Поскольку Анохин был одним из лучших наших лётчиков-испытателей (а может быть и лучшим), а также предельно скромным и честным, то его немедленно зачислили в разряд неизвестных засекреченных якобы космонавтов, не слишком удачно летавших до Гагарина. Ведь это просто удивительно - даже американцы начали с суборбитальных полётов, а уж в СССР с его тотальной засекреченностью, наличием великого множества разнообразных ракет и несколько иного взгляда на ценность человеческой жизни ракетные суборбитальные пилотируемые полёты просто обязаны были быть! Но пришло время рассекречивания и выяснилось - до Гагарина никто не летал в космос и даже попыток таких не было. Многочисленные "мифонавты" были либо плодом разыгравшегося воображения, либо вполне уважаемыми людьми, непричастными к полётам на ракетах.
Однако Анохин на ракете летал. Когда Гагарин еще учился в техникуме и лишь мечтал о самолётах. Ракета носила название КС-1, полуофициально звалась "Кометой" и была противокорабельной крылатой ракетой. Это был совершенно новый тип вооружения для СССР, аналог немецких крылатых авиабомб HS. Предазначалась она для поражения крупных морских целей и должна была наводиться по радиолокатору. Это для СССР начала 50-х было сложно. Решено было вначале облетать "Комету" в пилотируемом варианте. К ней приделали убирающиеся колёса по велосипедной схеме, кабину для пилотов и начали полёты. В лётных книжках, где ставится тип самолёта, ставилась буква "К". Первым на ней взлетел, правда, не Анохин, а Амет-хан Султан, другой наш великий лётчик-испытатель, дважды Герой Советского Союза, майор и с невероятной по тем временам национальностью - крымский татарин. Было это 4 января 1951 года на аэродроме Чкаловский.
На КС-1 стоял ВРД, модернизированный в ОКБ В.Я.Климова РД-500К. Первый полёт длился 4 минуты. "Комета", которую предлагалось сбрасывать с самолёта, стартовала с земли, как обычный самолёт, чем решительно отличалась и от пилотируемых Ханной Рейч ФАУ-1, выстреливаемых катапультой и от аналогичных американских аппаратов, сбрасываемых с самолёта-носителя. Разбег продолжался 3 км, посадка - на скорости 420 км. Шины не то что горели, а даже взрывались. Пробег, несмотря на торможение, составил 4 км. Амет-хан Султан очень неодобрительно отозвался о ракете. Но испытания продолжались. Колёса заменили на более огнеупорные, а потом на металлические лыжи. Но и это не очень помогало - у КС-1 была огромная стреловидность - 57,5 по передней кромке. Никаких устройств, замедляющих посадку, решили не ставить. Позже испытания перенесли на Крымский полигон. В мае 1951 г начались сбросы с самолёта Ту-4. Первый полёт в мае 1951 совершил тоже Амет-хан Султан. В 1950-1952 было выполнено около 150 пилотируемых полётов. Пилотировали Амет-хан Султан, Ф.Бурцев, С.Анохин, В.Павлов, П.Казмин. Осенью 1952 начали долбить мишень - старый крейсер "Красный Кавказ". Сначала без БЧ, а 21.11.1952 испытали КС-1 в штатном варианте, в результате чего крейсер переломился пополам и утонул. В 1953 г крылатую ракету приняли на вооружение и почти сразу ей нашлось дело - обсуждался вопрос: не утопить ли авианосцы США, с которых они бомбят Корею. Но к Третьей мировой СССР не был еще готов. Впрочем, КС-1 - лишь одно из двух сотен изделий, которые испытывал Анохин и не о том речь.


КС-1



КС-1 на самолёте-носителе
Родился Сергей Анохин 19 марта (1 апреля) 1910 года в Москве. Родители его были бухгалтерами. У него был брат (погиб в 1949 на стройке) и две сестры. В 1917 Сергея определили в коммерческое училище. И тут революция. Мечты о Горном институте пришлось оставить. В 1926 году окончил 7 классов средней школы № 3 в Замоскворечье, работал в Москве с мая 1928 рабочим-путеремонтником на Рязанско-Уральской железной дороге, с сентября 1929 чернорабочим Измайловской электроподстанции, работал дворником, слесарем. В 1928 году окончил автомобильные курсы и в январе 1929 - феврале 1932 работал водителем автобуса и контролёром Басманного и Ордынского автобусных парков. В авиацию попал случайно. Брат выиграл по лотерее лыжи и подарил Сергею билет. Тот пошел за выигрышем и увидел другой приз - полёт над Москвой на самолёте. Лыжи стоили дороже, но он попросил поменять приз. И полетел над Москвой. Больше с авиацией не расставался.
Подал заявление в Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, но не прошёл медкомиссию. Поэтому пошёл в планеристы. В 1929 году начал летать на планере ИТ-4бис, построенном в кружке планеристов при клубе им.Кухмистерова. Учился без отрыва от работы. В 1930 окончил Московскую планерную школу. Продолжая работу в автобусном парке, занимался подготовкой планеристов в Московской планерной школе. Там встретился с Королёвым.
- Я помню Сергея Королёва в 1930 году под Москвой, на Планерной, где он тогда летал на бесхвостке конструкции Черановского и, как выяснилось потом, собирался ещё тогда приделать к ней ракетный двигатель. Познакомились мы через два года в Крыму, в Коктебеле, где я работал инструктором, а он слыл уже известным конструктором планеров. Королёв был старше и вращался в недоступных мне кругах: Арцеулов, Юнгмейстер, Ильюшин. Вечерами они ходили пить вино к греку Синопли, я туда не мог прийти. А потом у Королёва был мотоцикл! Представляете, собственный мотоцикл! Помню только, в Крыму он долго расспрашивал меня о методах обучения парителей. Ведь они летали без инструкторов, сразу самостоятельно.
В 1931 году закончил Высшую лётно-планерную школу (ВЛПШ) Осоавиахима в Коктебеле. С июня 1931 - курсант, с ноября 1931 - командир отряда в ВЛПШ. Там же, в Коктебеле ему для обучения прислали девушку. Анохин впоследствии говорил, что женщин он побаивался и учить её отказался. Девушка (Маргарита Карловна Раценская) позже вышла за него замуж, стала очень известной лётчицей, планеристкой, авиационным инструктором. Знаменитый летчик-испытатель Мосолов, который с 1976 года держит рекорд высоты полёта самолёта при взлёта с ВПП, называл её второй мамой. У Анохиных было две дочери и сын.


1934 год. Анохин на обломках преднамеренно разрушенного планера
1 сентября 1933 года на планерных состязаниях в Коктебеле впервые на планере обогнул гору Карадаг. 15 сентября того же года установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на одноместном планере - 15 часов 47 минут (на планере ПС-1).
В мае 1934 года участвовал в первом буксировочном перелёте трёх планеров Г-9 за самолётом Р-5 (пилоты планеров - С. Н. Анохин, Н. Я. Симонов, И. И. Шелест; пилот Р-5 - Н. Д. Федосеев). Аэропоезд стартовал из Москвы 22 мая 1934 года и с промежуточными посадками достиг Коктебеля.
2 октября 1934 года выполнил эксперимент по испытанию планера Рот Фронт-1 с преднамеренным разрушением его в воздухе. Получил большую премию - 1200 рублей и стал извеестным. 18 октября 1934 года установил всесоюзный рекорд продолжительности полёта на планере (Г № 2) - 32 часа 11 минут. В октябре 1934 года выполнил экспериментальный прыжок с парашютом со сверхнизкой высоты методом срыва на планере «П. П. Постышев» и установил всесоюзный рекорд высоты полёта на планере (Г № 2) - 2340 метров.
В 1934 году в Феодосии написал (совместно с Н. Я. Симоновым «Курс учебно-лётной подготовки ВЛПШ». Тогда же ему присвоено звание «Мастер планерного спорта СССР», в 1935 за большие заслуги в развитии планеризма удостоен Грамоты ЦИК СССР.
В 1935 году окончил Московскую парашютную школу. И тут правительство Турции попросило прислать инструкторов для передачи авиационного опыта. Анохин не хотел ехать - он уже был приглашён в испытатели, планировался рекордный полёт с буксировкой планеров по всей Европе, его уговорили поехать на 3 месяца. Он пробыл в Турции 57 месяцев, научил летать более 500 юношей и девушек, в том числе Сабиху Гёк Чен, дочь президента Ататюрка.
Он вернулся в Москву в январе 1940 года. С января 1940 года - командир звена, с 31 марта - командир отряда, с 3 октября 1941 года - командир планерной эскадрильи Центрального аэроклуба им. В. П. Чкалова в Тушино. В ноябре 1941 года присвоено звание «Мастер парашютного спорта СССР».
20 ноября 1941 года призван в армию и назначен командиром планерной группы, с 22 декабря - командир звена лётно-испытательного отряда Воздушно-десантных войск Калининского фронта. 28 декабря присвоено воинское звание старший лейтенант. Совершил около 200 боевых вылетов, в том числе в тыл врага. С апреля 1942 года - командир отряда Опытного испытательного полигона, с ноября - командир звена и отряда отдельной испытательной авиаэскадрильи ВДВ РККА. Проводил испытания десантной техники на Опытно-испытательном полигоне ВДВ РККА в Медвежьих Озёрах.
В ночь на 17 марта 1943 года С. Анохиным и лётчиком А. В. Жилютовым был выполнен единственный за время Великой Отечественной войны взлёт планера с партизанского аэродрома (взлёт планера Г-11 на коротком тросе за самолётом СБ) для вывоза раненых партизан. За этот подвиг С. Анохин получил свою первую награду - орден Красного Знамени.
В июне 1943 года по личному распоряжению члена ГКО Г. М. Маленкова был откомандирован в ЛИИ для проведения испытаний самолёта «302», одного из первых истребителей-перехватчиков с ЖРД. Самолёт был испытан лишь в планерном варианте, ЖРД сделать не успели, а потом надобность в перехватчиках отпала. С сентября 1943 переведён в Москву в опытный лётный отряд, проводил испытания планера А-40, предназначенного для десантирования по воздуху лёгкого танка Т-60 методом буксировки за самолётом (танк с приделанными крыльями). Это был, пожалуй, единственный в СССР полёт летающего танка. Сталину очень хотелось доставить танки партизанам. Однако не вышло. Мотор буксировщика начал перегреваться и лётчик отбросил трос. Анохин посадил танк на чужой аэродром и едва не был расстрелян часовыми.
С 14 октября 1943 года - лётчик-испытатель п/я 12 (ЛИИ им. Громова).
В марте 1944 года присвоена квалификация «лётчик-испытатель 3-го класса», в июле 1945 года - «лётчик-испытатель 2-го класса».
15 мая 1944 года выполнил первый полёт и потом провёл испытания самолёта Як-7Б. В это же время проводил лётные исследования по влиянию перегрузки на организм и работоспособность лётчика в полёте: выполнил ряд испытательных полётов на высотном самолёте-перехватчике Як-3ПД на высотах более 13000 метров (сложность полётов заключалась в отсутствии герметичной кабины на самолёте)
Считается, что Анохин должен был погибнуть минимум 6 раз. Но самый тяжелый случай произошёл 17 мая 1945. При контрольных испытаниях истребителя Як-3 на прочность (12 перегрузок) на 5-й перегрузке самолёт развалился в воздухе. Просто рассыпался на части и Анохин падал среди обломков и только в последний момент открыл парашют и упал в озеро. Он получил тяжёлые ранения и потерял левый глаз.
Уже в декабре 1945 возвратился к лётно-испытательной работе в ЛИИ. Сам разработал методику восстановления трёхмерного зрения одним глазом (на пляже часами кидал и ловил камень)
В 1947-1948 годах совместно с С.Амет-Ханом и Н. С. Рыбко проводил испытания летающих лабораторий ЛЛ-1 (с прямым крылом) и ЛЛ-2 (с крылом обратной стреловидности в 30°) конструкции П. В. Цыбина. В полётах на ЛЛ-2 была достигнута максимальная скорость, равная М=0,87. С 8 мая 1947 года лётчик-испытатель 1-го класса, с 1949 - полковник.
С 1947 года прикомандирован к ОКБ А. С. Яковлева. С ноября 1947 года выполнил первые полёты и провёл испытания Як-25 и Як-16.
В 1948 г. летал на Як-30 , И-215, Ла-174.
С 1949 года испытал Як-23УТИ, Як-50, Як-19 и Як-20.
В 1950 году участвовал в испытаниях самолёта И-320 («Р-2»). 22 марта 1950 года на самолёте Як-50 Анохиным была достигнута рекордная в стране скорость у земли - 1170 км/час (М=0,98). Принимал участие в испытаниях Як-11У и Як-18У (1951 г.).
Одновременно с работой в ОКБ А. С. Яковлева проводил испытания 2-го и 3-го экземпляров МиГ-15 (в 1948 г.), а также Су-11, Су-15 (в 1949). Летом 1949 года провёл скоростные рулёжки первого отечественного сверхзвукового (по расчётам) самолёта Су-17Р.
В феврале 1951 года был представлен к званию Героя Советского Союза, однако представление не было реализовано.
В 1951 году принял участие в испытаниях системы «Бурлаки». Пилот МиГ-15бис в полёте производил сцепку с Ту-4, затем выключал двигатель и продолжал полёт в безмоторном режиме с целью экономии топлива.
В 1951-1953 годах совместно с С.Амет-Ханом и др. проводил испытания пилотируемого аналога крылатой ракеты КС-1 («Комета»). За проведение этих испытаний С. Н. Анохину 3 февраля 1953 года было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 10865). Он также был удостоен Сталинской премии 2-й степени.
Руководил планерной секцией Совета ДОСААФ, участвовал во Всесоюзных планерных состязаниях. За выдающиеся достижения в авиационном спорте 20 июня 1950 года присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР», в 1951 году - звание «Судья всесоюзной категории по планеризму», в 1956 году удостоен диплома Поля Тиссандье, присуждаемого ФАИ.
В 1953 году провёл испытания самолётов МиГ-21Ф на штопор и МиГ-19 на динамический потолок, в 1956 - Ту-104 и Як-26, в 1958 - Як-28.
В 1957 году совместно с Г. М. Шияновым провёл испытания СМ-30 (системы запуска самолёта МиГ-19 с наземной катапульты). В 1958 году - испытания Ту-104 на устойчивость и управляемость, в 1959 году - испытания Ту-16 на срыв и сваливание.
17 февраля 1959 года Анохину в числе первых 10 лётчиков присвоено звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР» и вручён знак № 1.
В феврале 1959 года проводил работу по определению возможности вывода самолёта из перевёрнутого штопора вслепую (испытания проводились на самолёте МиГ-15УТИ). В 1960 году выполнил несколько десятков полётов на летающей лаборатории Ту-104, созданной для исследования режима невесомости.
Параллельно с испытаниями самолётов проводил испытания планеров А-13 (1958 г.), А-15 (первый вылет - 26.03.1960), «Амур» (1961 г.), принимает участие в испытаниях планера КАИ-17 (1962 г.).
Он узнал, что Королёв занимается ракетами и написал ему письмо. Письмо до Королёва не дошло.
В очередном полёте на бомбардировщике ТУ-16 проверяли возможность запуска разгонного блока "Л" в невесомости для запуска на Венеру. Блок загорелся, потом самолёт. Анохин приказал экипажу прыгать. Фонари не открылись, но люди выбрались через хвостовой люк Анохин увёл машину в тайгу и тоже выпрыгнул. Его искали несколько дней и не нашли. Были 30-градусные морозы и его в очередной раз сочли погибшим Анохин же отыскал избушку лесника. Говорят, что он покинул её только тогда, когда там кончились запасы спиртного. И сам вышел из тайги.
В августе 1962 г. по здоровью списан с лётно-испытательной работы в транспортную авиацию. После этого работал заместителем начальника лётно-испытательного комплекса ЛИИ по методическим вопросам. В феврале 1964 вышел в отставку, в марте уволился из ЛИИ.
Королёв и Анохин встретились случайно, в 1962 году, на встрече ветеранов планерного спорта в гостинице «Юность».
За ужином разговорились. Анохина уже списали с лётной работы, но Королёва это не интересовало. Он провёл Анохина по своим предприятиям, совершенно секретным (и сам Королёв был засекречен). Он рассказывал о планах, о стыковке на орбите, не спрашивая Анохина, определил: - С этого дня питаться будешь у меня в столовой, и, когда нужно, вызывай машину. Я определяю тебя шеф-пилотом. Полетишь в космос.
- Поздно, - сказал Анохин. - Я шеф-пилотом не буду. Я буду лучше набирать пилотов…

С 5 мая 1964 года и. о. начальника методического отдела в ОКБ-1 (НПО Энергия).
23 мая 1966 года включён в группу кандидатов в космонавты по программе «Союз», командир группы. В рамках подготовки к будущим полетам с мая 1966 года начал подготовку в профилактории ЦКБЭМ, участвовал в парашютных прыжках и полетах на невесомость в ЛИИ в Жуковском на летающей лаборатории Ту-104, проходил испытания в барокамере. В августе 1966 года участвовал в водных тренировках на Черном море на макете спускаемого аппарата корабля «Союз».
17 августа 1966 года прибыл на подготовку в ЦПК, но был предварительно направлен на медицинское обследование в ЦВНИАГ. Так как он не смог получить допуска от военных врачей, к подготовке в ЦПК не привлекался, и продолжал готовиться на базе ЦКБЭМ.
18 августа 1967 года был включен В.П.Мишиным в группу инженеров-испытателей (кандидатов в космонавты) для подготовки по программе полетов на Луну (программа Н1-Л3) и начал подготовку по этой программе на базе ЦКБЭМ. Выезжал в Сомали в составе группы космонавтов (КК с Луны должен был входить в атмосферу в Южном полушарии, надо было уметь ориентироваться по тамошним звёздам).
В сентябре 1968 года прекратил подготовку, но остался командиром отряда гражданских космонавтов. С октября 1973 года - начальник отдела ЦКБЭМ, с марта 1974 года - начальник сектора, с 27 ноября 1978 года - зам. командира отряда космонавтов-испытателей, с марта 1982 года - ведущий инженер в ЦКБЭМ.
Алексей Елисеев, Валерий Кубасов, Виталий Севастьянов, Николай Рукавишников, Олег Макаров, Валентин Лебедев, Георгий Гречко, Владимир Аксёнов, Александр Иванченков, Валерий Рюмин и многие другие наши космонавты называли себя его учениками.
Последний раз поднялся в небо в 1983 году в возрасте 73 лет на мотодельтаплане в Коктебеле, на торжествах, посвящённых 60-летию советского планеризма.
За время своей лётной деятельности освоил около 200 типов самолётов и планеров, провёл испытания 30 типов самолётов, выполнил 308 парашютных прыжков, из них 6 - вынужденных.
Умер 15 апреля 1986 года в возрасте 76 лет в Москве от рака желудка, похоронен на Новодевичьем кладбище.
Его именем назван астероид.

сентябрь 1951 - Кеннет Уильям Гэтланд. «Минимальные размеры ракет для искусственных спутников» (Англия)


Так представлял себе эту британскую РН иллюстратор BIS Р.А.Смит



Или вот еще
В 1950 году члены Британского межпланетного общества К. Гэтленд (Kenneth W. Gatland), А. Кунеш (Anthony M. Kunesh) и А. Диксон (Alan E. Dixon) разработали оригинальный проект РН.




Концепция сбрасываемых баков РН BIS от 1950 г.
Предлагая небольшие по габаритам и массе научные спутники, английские специалисты сосредоточили свое внимание на миниатюризации научных приборов и радиоаппаратуры, что привело к революционным преобразованиям микроэлектроники.
Интересной была конфигурация РН. Ступени были вложены одна в другую (схема "матрёшка"). Каждый баковый отсек состоит из двух баков в форме полукольца, соединенных вместе пироболтами. Для обеспечения обтекаемости снаряда в начальной стадии подъема и для удобства соединения, поскольку все баки расположены вокруг общей оси, каждый баковый отсек имеет в верхней части коническую поверхность.
Для практической оценки идеи баковых отсеков был создан проект снаряда-спутника, рассчитанного для движения по орбите на удалении 1000-1100 км от Земли. В качестве топлива взяты обычные жидкий кислород и спирт.
Удельная тяга была принята равной 204 кг·сек/кг на уровне моря с постепенным возрастанием до 240 кг·сек/кг к моменту вылета снаряда из плотных слоев атмосферы. При выборе конструктивного показателя были также использованы данные Фау-2 и «Викинг». В основу расчета двигателей положены характеристики двигателя снаряда Фау-2. В этом проекте принят такой вес полезного груза, который позволил бы поместить необходимый минимум приборов без увеличения начальной массы снаряда до чрезмерных пределов. Для получения приемлемого компромиссного решения было просчитано несколько вариантов составного снаряда, из которых наиболее приемлемым оказался трехступенчатый снаряд со сбрасываемыми баками и с полезным грузом в 50 кг.
Отношение стартовая масса/ПН было принято равным 14. Поэтому исходя из веса полезного груза 50 кг последняя ступень должна иметь массу 700 кг, вторая ступень - 9,8 т и первая ступень - 137 т. Тяга второй и последней ступеней была установлена соответственно 21 100 кг и 1500 кг, что обеспечивало ускорение снаряда в пределах от 2 до 9 g.
Тяга начальной ступени ограничивалась величиной тяги двигателя Фау-2, поэтому было решено применить семь таких двигателей. Двигатели взяты без изменения их конструкции, каждый со своими насосами и другим оборудованием; у четырех двигателей сохранены их газовые рули, которые связаны между собой так, чтобы они могли действовать синхронно.
С целью уменьшения напряжений, которые могли бы возникнуть во второй ступени снаряда, если бы она с полными баками подверглась большому ускорению, двигатели были расположены таким образом, чтобы три из них вместе с пустыми баками могли быть сброшены после их использования. Поэтому ускорение первой ступени удерживается на уровне ниже 5g. Для облегчения старта предусмотрено использовать ускорители на твердом топливе с бронированием заряда (каждый ускоритель способен развить тягу 2270 кг в течение 5 сек.).
Стартовые ускорители расположены двумя поясами вокруг задней части первой ступени, первый пояс имеет 92 ускорителя, а второй - 83. В каждом поясе ускорители размещены по глубине в два ряда. Чтобы избежать резкого толчка при взлете, который мог бы произойти в случае одновременного действия всех ускорителей, необходимо запуск ускорителей каждого пояса производить с интервалом в 1,5 сек.
Для того чтобы уменьшить влияние сопротивления воздуха и получить выигрыш в величине тяги, запуск снаряда должен быть произведен на высоте 4 тыс. м над уровнем моря. Сопротивление воздуха определялось с помощью обычных баллистических методов.


Минимальный снаряд - спутник Земли, предназначенный для изучения изменений орбиты при помощи следящего наземного радиолокатора (вариант А). Снаряд не несет на себе никакой измерительной аппаратуры.
1 - аппаратура управления; 2 - третья ступень; 3 - вторая ступень; 4 - первая ступень.



Снаряд-спутник с полезным грузом 100 кг (вариант В). 1 - полезный груз; 2 - аппаратура управления; 3 - третья ступень; 4 - вторая ступень; 5 - первая ступень.



Снаряд-спутник, подобный варианту В, но с дополнительной аппаратурой управления для более точного выдерживания программы полета (вариант С). Полезный груз 100 кг. 1 - полезный груз; 2 - аппаратура управления; 3 - третья ступень; 4 - вторая ступень; 5 - первая ступень.



Снаряд-спутник со сбрасываемыми баками (вариант D). Вес снаряда такой же, как у варианта С, но полезный груз увеличен со 100 до 220 кг. 1 - полезный груз; 2 - аппаратура управления; 3 - третья ступень; 4 - вторая ступень; 5 - первая ступень.
Ускорители за время их работы (13 сек.) сообщают снаряду скорость 140 м/сек. Первый баковый отсек первой ступени снаряда сбрасывается через 50 сек. после взлета на высоте 17 км, когда скорость достигнет 450 м/сек.
Вертикальный полет снаряда заканчивается на 65-й секунде. В это время он достигнет высоты 25 км, а скорость повысится до 660 м/сек. Сбрасывание второго бакового отсека происходит на 82-й секунде, когда снаряд будет находиться на высоте 38 км и разовьет скорость 975 м/сек. Наконец, на 102-й секунде полета сбрасывается третий баковый отсек и три двигателя. При этом снаряд достигнет высоты 60 км и скорости 1730 м/сек.
Топливо, имеющееся в последнем баке первой ступени, иссякает на 125-й секунде полета. К тому времени, как будет полностью сброшена первая и начнет действовать вторая ступень, снаряд окажется уже на высоте 100 км и будет двигаться со скоростью 2600 м/сек.
На высоте 220 км, когда скорость достигнет 3800 м/сек, сбрасывается единственный бак второй ступени. Работа двигателя этой ступени заканчивается на 204-й секунде полета при скорости полета снаряда, равной 5290 м/сек. В это время снаряд уже поднимается на высоту около 300 км, пройдя по траектории путь, равный 400 км.
Промежуточная вторая ступень не отделяется от последней (третьей) ступени сразу, а продолжает некоторое время двигаться вместе с ней по инерции. Это необходимо для того, чтобы третья ступень снаряда имела нужную ориентацию в момент начала работы ее двигателя. До момента отделения второй ступени ее парогенератор продолжает производить пар для системы управления поворотной камерой сгорания. Разделение двух последних ступеней происходит за 75 сек. до достижения снарядом верхней точки траектории, которая находится на высоте 1000-1100 км.
Общее увеличение скорости третьей ступени составляет 3 тыс. м/сек.


...металлизованный «бумажный» шар в качестве отражателя ультракоротких радиоволн

Уменьшение высоты орбиты до 800 км позволяет увеличить вес полезного груза до 65 кг или же при сохранении прежнего веса полезного груза значительно уменьшить общий взлетный вес.
Основным недостатком снарядов со сбрасываемыми баками является то, что необычные формы последних приводят к чисто конструктивным затруднениям.
В сентябре 1951 г. в Лондоне проходил 2-й Международный астронавтический конгресс. Большинство докладов было посвящено искусственным спутникам, но во всех этих докладах, за исключением одного, рассматривались главным образом вопросы, связанные с пилотируемыми космическими станциями. Исключение составлял доклад членов BIS, с которыми мы уже знакомы. Доклад был озаглавлен «Минимальные размеры ракет для искусственных спутников». В докладе был сделан анализ четырех вариантов снарядов-спутников на несколько более реалистической основе. Для лучшей их сравнимости приняты следующие общие для всех исходные данные: высота орбиты - 800 км, топливо - жидкий кислород и гидразин, удельная тяга - 325 кгсек/кг. Все анализируемые снаряды трехступенчатые. Отдельная схема иллюстрировала применение сбрасываемых баков. Все расчеты строились на достижении скорости полета 10 км/сек; ускорение было принято равным 1g при взлете и до 6g по окончании горения как для первой, так и для второй ступеней каждого снаряда.



«Абсолютно минимальный снаряд», вариант А, проектировался исходя из возможности его запуска и перехода на движение по орбите с минимальным количеством оборудования управления. Применение такого снаряда дало бы возможность получить при помощи следящего радиолокатора первые сведения о постоянстве орбиты. Метод, принятый для управления полетом снаряда, предусматривает установку всех органов программного управления не в последней ступени (снаряде-спутнике) , а в предпоследней. На эту ступень поэтому возлагается функция управления полетом до момента отделения от последней ступени. В период до отделения управление осуществляется при помощи струи парогаза из насосной установки второй ступени. Таким образом, система управления последней ступени не должна вести снаряд по криволинейной программной траектории, так как ей при помощи второй ступени будет придано направление по касательной к поверхности Земли и для нее потребуется лишь весьма простая система управления (подобная системе Фау-2), задачей которой является предотвращение отклонения оси снаряда от требуемого направления.
Общий вес снаряда варианта А был определен в 16,8 т, общая длина - 15,6 м при максимальном диаметре 1,9 м, что приблизительно соответствует размерам Фау-2.
Поскольку размеры третьей ступени (снаряд-спутник) невелики (длина 3 м, диаметр 0,5 м), было бы возможно ценой очень незначительного увеличения веса присоединить к снаряду надувающийся в полете металлизованный «бумажный» шар в качестве отражателя ультракоротких радиоволн. Дальнейшее усовершенствование могло бы пойти по линии установки в снаряде-спутнике радиомаяка (для определения местонахождения снаряда) и прибора для измерения какой-либо одной величины (например, интенсивности космического излучения).

Вариант В иллюстрирует влияние увеличения полезного груза, находящегося в третьей ступени, до 100 кг, на взлетный вес снаряда. Распределение оборудования управления по весу в снаряде этого варианта такое же, как и в варианте А: 25 кг в третьей ступени и 100 кг во второй. Вследствие установки в снаряде данного варианта полезного груза весом 100 кг общий взлетный вес снаряда увеличился до 62,4 т, что привело к увеличению общей длины снаряда до 20,5 м при максимальном диаметре 3 м. Было принято, что пять двигателей первой ступени развивают тягу 125 т.
Вариант С содержит, кроме полезного груза в 100 кг, имеющегося в варианте В, еще 75 кг груза, помещенного также в третьей ступени и состоящего из приборов управления. В результате этого общий вес снаряда увеличивается до 91 т при общей длине 24 м и максимальном диаметре 3,5 м.
Вариант D. Конструкция этого варианта допускает последовательное сбрасывание топливных баков, что позволяет при прочих равных условиях сравнить его с вариантом С в отношении изменения веса полезного груза. Общий взлетный вес и вес системы управления остается по сравнению с вариантом С неизменным. Вариант D состоит из трех ступеней, помещенных одна внутри другой. По существу, он подобен описанному выше образцу снаряда-спутника, с той лишь разницей, что двигатели второй и первой ступеней варианта D находятся на одном уровне, в результате чего центральный двигатель первой ступени устраняется. Благодаря этому двигатель второй ступени может действовать одновременно с двигателями первой ступени, тогда как в рассмотренном ранее образце он являлся мертвым грузом до окончания работы и отделения двигателей первой ступени.
Преимуществом такой конструкции является сокращение общей длины снаряда, в связи с чем уменьшается действующий на него изгибающий момент и облегчается управление.
При том же самом взлетном весе, что и для варианта С (91 т), общая длина снаряда сокращается с 24 до 12,5 м при максимальном диаметре 4 м. Расчет показывает, что в результате последовательного сбрасывания баков при одинаковой тяге, равных взлетных весах и конечной скорости полета вес полезного груза снаряда увеличивается со 100 до 220 кг.
Посколько BIS даже и не мечтало воплотить свои проекты в жизнь, всё бы так и осталось материалом для историков, однако именно этот проект в какой-то мере повлиял на развитие космонавтики.
Правда, авторы проекта узнали об этом через 27 лет - к 20-летнему юбилею начала Космической эры. А.Сатин сообщил в письме, датированном 23 ноября 1977 г. : «Джентльмены! Я намеревался в ближайшее время написать вам относительно вашей блестящей работы «Минимальные корабли-спутники», опубликованной в книге «Искусственный спутник», Лондон, 1951 г. (Труды 2-го Международного астронавтического конгресса.) Позвольте сообщить вам, что эта работа была использована мною в 1952-1954 гг. при разработке первого космического проекта США в Отделе исследований ВМФ в Вашингтоне, где я был главным инженером отделения авиации. Нашей целью было создание в короткий срок ракеты для запуска спутника на основе существующей в США технической базы. Когда я проанализировал ваши данные, я понял, что, используя доступную нам технику, мы можем создать трехступенчатую ракету, способную вывести на околоземную орбиту небольшой полезный груз. Это в конце концов определило облик нашего проекта «Орбитер» и позволило запустить спутник «Эксплорер-1» в январе 1958 г.».
Последствия совершенно нереализованного английского проекта были большими. Американцы, а следом французы, японцы, англичане пошли по пути миниатюризации аппаратуры, начали создание предельно маленьких и дешёвых РН с продольным делением ступеней. "Юпитер", "Авангард", "Диамант", "Блэк Эрроу", "Лямбда-4S" - вполне логично было начинать с небольшого. В СССР же, хотя и знали, конечно о докладе британцев, пошли совершенно иным путём. РН была сначала МБР, несущей термоядерную бомбу массой в 5 тонн, на орбиту она могла вывести ПН массой до полутора тонн, это была ракета чудовищных размеров для тех времён, была менее выгодная энергетически, но более простая схема "пакет" с зажиганием всех РД на старте, с миниатюризацией дела были плохи, а с финансированием и энтузиазмом - очень хорошо. Всё это и позволило СССР запустить Первый спутник, потрясти мир, устроить космическую гонку... Но расчёты предельно необходимого, миниатюрные изделия, бум в сфере электроники, ну и деньги, конечно, позволили США стремительно нагнать лидера. Уже через год американцы обошли СССР в научных исследованиях в космосе, через два - в прикладной космонавтике, через три - в межпланетных полётах, через 8 - в пилотируемых полётах, через 9 - в РН...
Об авторах проекта. К. Гэтланд и А. Диксон, были в 1951 году молодыми членами проектной группы фирмы «Хокер эйркрафт», ответственными за работы по самолету-перехватчику «Харрикейн». Третий автор, А. Кунеш, работал в фирме «Филм кулин тауэрс». Про двух из них добавить особо нечего, но Гэтланд стал известным популяризатором космонавтики.

Кеннет Уильям Гэтланд Кеннет Уильям Гэтланд родился в Ричмонде (Англия) 20 октября 1924 года, и жил сначала в Твикенхеме. Семья переехала в Толворз, где Кен учился в начальной школе, а позже в школе Холлифилд в Сурбитоне.
Когда ему было 17, Кен с друзьями организовал Общество астронавтики (Astronautical Development Society) в Сурбитоне.
Между тем, в Манчестере, еще в 1936 году, Эрик Бургесс организовал "Манчестерское межпланетное общество", эти две группы объединились в 1944 году. А в 1945 году вошли в BIS. Кен был избран членом Совета BIS в октябре 1945 года.
По окончании школы, он поступил в авиационный техникум, стал авиаинженером и работал над проектами военных самолетов. Во время работы на фирму Sydney Camm, он интересовался, конечно, и космосом, был членом BIS. Его брат Франк был редактором "Practical Mechanics", писал статьи о ракетных двигателях. С его подачи Кен начал писать свою первую книгу «Развитие управляемых ракет" (издана в 1952). Потом было ещё несколько. В 1983 году он получил одну из самых престижных наград за редактирование подлинного шедевра - книги "Иллюстрированная энциклопедия космической техники" ("The Illustrated Encyclopedia of Space Technology"). Он был и её главным автором. Книги Гэтланда переведены были и на русский и, в условиях тотальной секретности, явились просто кладезем информации.
После ухода из фирмы Hawkers в 1957 году он работал в "The Aeroplane" в качестве редактора раздела по астронавтике (1959 - 1962) и в качестве эксперта по космонавтике в Iliffe Books Ltd. (1962-1964). Работал в качестве независимого журналиста и автора, писал для "The Sunday Telegraph" и "The Sunday Telegraph Magazine".
Гэтланд был активнейшим участником BIS: выступал в качестве британского делегата на съездах МАФ в Барселоне, Амстердаме, Риме и Мадриде, он был пресс-атташе, вице-президент и президент BIS с 1973 по 1976 год. Гэтланд был главным редактором журнала Spaceflight с 1959 по 1981 год.
После снижения интереса к космическим программам он вернулся к работе на авиационные фирмы в 1981 году, покинул совет BIS в 1983 году и работал в отделе технических публикаций в Кингстоне вплоть до своей отставки в октябре 1989 года.
К моменту своей смерти, он надеялся завершить две книги, на которыми работал - "Британия в космосе" и "Космический корабль Земля".
В 1952 году он женился на Дорин Поулз, которая также работала в авиационной фирме.
Гэтланд умер в декабре 1997 года в возрасте 73 лет.

30 октября 1951 - Рудольф Мате. Фильм «Когда сталкиваются миры» (США)
Рудольф Мате


Рудольф Мате родился 21 января 1898 в Кракове (тогда это была Австро-Венгрия, ныне - Польша), имя при рождении - Рудольф Мейер (Rudolf Mayer), закончил Университет Будапешта.
Начал кинокарьеру в 1920 году как ассистент оператора в Венгрии, а затем в других странах Европы, сотрудничал с немецким режиссёром Карлом Фройндом. Работал оператором фильмов датского режиссёра Карла Теодора Дрейера «Страсти Жанны д'Арк» (1928) и «Вампир». С середины 1930-х работал в Голливуде. Среди лучших операторских работ Мате в Голливуде - «Иностранный корреспондент» (1940), «Леди Гамильтон» (1941), «Быть или не быть» (1942), «Сахара» (1943), «Девушка с обложки» (1944), «Гильда» (1946).
С 1947 года начал работать как режиссёр. «Когда миры столкнутся» (1951), «Мёртв по прибытии» (1950), «Триста спартанцев» (1962).
Умер в Голливуде 27 октября 1964 в возрасте 66 лет от инфаркта миокарда, похоронен на Кладбище Святого креста (Калвер-Сити), Калифорния.
Оператором он был выдающимся - в 1941-1945 5 раз был номинирован на "Оскара". А режиссёром, говорят, был средненьким.

Хотя писатели давно уже посылали своих героев в межзвёздные и даже межгалактические дали, но создатели кино никак не решались взяться за столь серьёзную тему. Звездолёт как минимум не должен вызывать у зрителей смеха, а межзвёздные пейзажи должны отличаться от земных и даже околоземных. А это стоило дорого. Поэтому в кино первый межзвёздный полёт появился только в 1951 году. Причём межзвёздным его можно было назвать с большой натяжкой. Астронавты не собирались лететь годы до ближайшей звезды - звезда сама прилетела к нам. Во времена Шерлока Холмса гибелью Земле угрожали кометы, позже понадобились целые планеты, наконец, на нас налетела звезда. Фильм был снят режиссером Рудольфом Мате по мотивам одноименного романа Филипа Вили и Эдвина Белмера (1932), и в исходном романе губителями цивилизации как раз и была парочка странствующих планет. Но в середине XX века понадобилось нечто посерьёзнее - на нас летит звезда, которая разрушит всю Солнечную систему.



Нью-Йорк утонул
К счастью, на Земле существовали астрономы. И они вовремя заметили её. Хотя... Звезда, которую якобы обнаружил астроном Эмери Ронсон и назвал Беллус, мало чем отличалась от Солнца. Даже если бы она двигалась со скоростью в 100 больше, чем нормальные звёзды, её заметили бы ещё во времена Пифагора. А поскольку скорость у неё оказалась приемлемой для перелёта на ракете, шибко напоминающей простой самолёт, то заметить её астрономы середины XX века были обязаны на таком расстоянии, что человеческая цивилизация успела бы заселить Вселенную или скончаться от старости, так и не дождавшись Беллоуса в гости. Однако, вероятно, все астрономы смотрели не туда и разглядели её всего за какие-то месяцы до непоправимого. И мгновенно поняли, что цивилизации нашей пришёл конец. Был, правда маленький шанс - звезду Беллус сопровождала планета Зира. К счастью, на нашей планете, кроме астрономов, уже были и ракетчики (развивайте космонавтику, пригодится!). Под руководством магната Сиднея Стентона начинается строительство космического «ковчега» - огромного ракетоплана, который доставит пятьдесят избранных мужчин, женщин и детей на Зиру. Приближение чужой звезды вызывает на Земле чудовищные землетрясения и наводнения. Нью-Йорк тонет внезапно. Американское правительство вынуждено признать, что Судный День неизбежен, и подключается к строительству ковчега. На заседании Объединённых наций постановляют ускорить строительство корабля-ковчега. Проводится глобальная лотерея, где разыгрываются места на космический корабль, которому в последний момент удаётся спастись с гибнущей Земли. На ракетоплан грузят самое необходимое для будущего восстановления цивилизации: микрофильмы книг, образцы орудий труда, семена растений и детенышей животных. Пассажиров ковчега отбирают из здоровых представителей нации по результатам лотереи. В последний день перед стартом, когда Земля уже в буквальном смысле горела под ногами, Стентон попытался захватить ракетный ковчег силой оружия, однако мужественный доктор Эндрон предотвратил бандитский налет на последнюю надежду человечества.


Старт



в полёте и посадка
Беллоус не удовлетворилась большими разрушениями, а сожгла нашу родную планету до основания. Однако "Ноев ковчег" успешно взлетает и добирается до земли обетованной. Разумеется, при посадке кончается горючее, ракетоплан совершает довольно жёсткую посадку на случайно подвернувшееся заснеженное плато. Разумеется, совершенно случайно, на нём смонтированы лыжи, а не колёса. Воздух, разумееся, ничем не отличается от земного. Сошедшим с трапа остаткам человечества открывается (вместо ожидаемых заснеженных скал) идиалистического вида картина с неземными лугами и деревьями. Фильм был с бюджетом 936 000 долларов, но на декорации денег не хватило - вся эта пастораль явно просто нарисована, причём акварелью и явно художником не уровня Сезанна.
Картина получила «Оскар» за лучшие спецэффекты и номинировалась за лучшую операторскую работу.
Фон Браун был техническим экспертом фильма. Ракетоплан стартует с гигантской рампы, больше напоминающей стартовые установки "ФАУ-1" или проект Зенгера, но никак не ФАУ-2. Вероятно, режиссёр посчитал это более зрелищным мероприятием.
А настоящие межзвёздные полёты в кинематографе появились лишь лет через двадцать, во время лунных экспедиций.
Фильм стоит посмотреть уже только ради того, чтобы увидеть вычислительную технику, более напоминающую бухгалтерские счёты, ламповую радиотехнику, пульт управления звездолёта с десятком клавиш шириной в ладонь, пары рычагов и лампочки, вертолёт, не способный поднять более двух человек...



Земля №2. Вот непонятно, зачем слева виднеются какие-то явно искусственные руины, а вдали типичные египетские пирамиды?


На съёмках фильма

22 марта 1952 - первая статья из серии в 8 статей в журнале Collier's (США)
Обложка журнала 1950

Collier's Weekly, впоследствии Collier's (рус. Кольеровский еженедельник) - еженедельный американский журнал, основанный Питером Фенелоном Кольером (англ.) в 1888 году и выпускавшийся до 1957 года. Тираж порой достигал огромного числа - 4 млн.
Самой блестящей журнальной публикацией на космическую тему я считаю серию из шести иллюстрированных статей, опубликованных в журнале Collier's в течение двух лет, начиная с 22 марта 1952, которая вызвала широкий общественный интерес к космическим путешествиям.
Началось всё с того, что главный редактор Collier's Гордон Мэннинг пригласил "космического" художника Чесли Бонестелла для участия в симпозиуме в Сан-Антонио по "медицине верхней атмосферы". Идея заключалась в том, чтобы дать художнику (тот был уже хорошо известен своими изображениями космических аппаратов и инопланетных пейзажей) возможность показать читателям, как человеческие существа могут безопасно путешествовать в космосе. На симпозиуме, состоявшемся в школе ВВС авиационной медицины, Бонестелл был особенно впечатлен энтузиазмом Вернера фон Брауна и доложил редакторам Collier's, - "вот тот человек, который отправит наши ракеты на Луну." Неделю спустя фон Браун и Бонестелл были в Нью-Йорке в офисе журнала в компании с другими великими творцами космической популяризации: писатель Вилли Лей, давний знакомый обоих, гарвардский астроном Фред Уиппл, эксперт по международному праву Оскар Шехтер, художники Фред Фриман и Рольф Клеп, физик Джозеф Каплан и специалист по космической медицине Хайнц Хаблер. Вся компания приступила к созданию научно-популярных статей, изображающих космический полет и подготовку к нему. Позднее в качестве главного редактора в проект вступил Корнелиус Риан.
22 марта 1952 вышел первый номер Collier's с "космическими" статьями и рисунками. Collier's, чтобы угодить своей огромной читательской аудитории постарался придать серии статей о космосе потрясающую внешнюю притягательность. Творческое воображение гармонично слилось с научными и ракетными технологиями. Читатели Collier's были потрясены иллюстрациями: звездные просторы, детальное изображение многоступенчатых ракет и почти фотографическое изображение будущих полетов на Луну и Марс.






Именно из этого номера возник стереотип "станции-бублика" (хотя она придумана на четверть века раньше Поточником). Громадная трехпалубная станция имела форму огромного колеса диаметром 75 м и находилась на орбите высотой 1700 км. Она вращалась со скоростью три оборота в минуту, чтобы имитировать треть земной гравитации. Космическая станция должна была стать стартовой площадкой для полетов на Луну и Марс.
Начальный выпуск серии совпал с международной конференцией по космическим исследованиям, которая прошла в Германии, в Штутгарте. Более двухсот ученых собрались, чтобы обсудить оптимальные факторы, относящиеся к ракетостроению, реалистичность ИСЗ и нерешенные вопросы международного права, применительно к космосу. Фон Браун, один из главных авторов статей о Луне, напечатанных в Collier's, был ведущей фигурой на конференции в Штутгарте. «Тот факт, что слово "космический" существует в нашем языке, - отмечал редактор в номере от 18 октября 1952, - кажется для нас достаточным подтверждением, что космические путешествия перешли из области фантастики в категорию неизбежной реальности».



18 октября 1952 года Collier's опубликовал второй выпуск этой космической серии, в котором были три статьи под общим заголовком «Человек на Луне». В редакторском предисловии «Следующей будет Луна» редактор сетует, что ракеты - это оружие агрессора в руках военных, призывает правительство США заниматься ракетами и сообщает, что «та страна, которая первой создаст и запустит космический корабль (спутник), будет обладать властью над планетой».


Для путешествия на Луну космическому кораблю потребовались бы огромные топливные баки, вмещающие 3 650 000 литров жидкого топлива. Предполагаемая команда из 20 человек должна была обеспечить работу корабля. Солнечная энергия, передовые системы навигации, аппаратура радиосвязи должны были позволить ракете благополучно облететь Луну.
Следующая серия статей вышла в марте 1954 под заголовком «Можем ли мы добраться до Марса?». Фон Браун и Корнелиус Райн подготовили проект для экспедиции на Красную планету. В качестве консультанта Collier's пригласил астронома Фреда Уиппла. Фон Браун сам был увлечен идеей путешествия на Марс. За шесть лет до этого он разработал технические детали полета. Сам полет продолжался бы восемь месяцев, необходимо, по признанию фон Брауна, создание флотилии из десяти космических кораблей. Посадка на Марс произошла бы на полярную ледовую шапку с помощью «самолета, оснащенного лыжами». От базового лагеря команда исследователей отправилась бы к марсианскому экватору, причем они должны были жить в надувных герметичных сферах, установленных на тракторах-вездеходах.





Лыжная посадка на полюс Марса

Фон Браун признавал, что в космосе экипаж ждет атрофия мышц. Он предполагал, что эта проблема (как и опасность, грозящая астронавтам от воздействия космических лучей) будет решена с помощью специальных упражнений или создания «искусственной гравитации» в будущем.
Эффект, произведенный выпусками Collier's, был колоссальный. Никогда еще космические путешествия не были представлены так подробно и красочно. Фон Браун стал национальной знаменитостью. Можно сказать, что после этих выпусков его нацистское прошлое было забыто. В недалёком будущем он станет в сознании людей главным американским создателем космической программы. Киностудия Уолта Диснея пригласит фон Брауна помочь ей в создании новой телевизионной серии об исследовании космоса. В 1955 году первый из трех фильмов Диснея, под названием «Человек в космосе», был показан по всей стране. Второй фильм, «Человек и Луна», последовал через год. Заключительная часть «Марс и дальше» появилась в 1957 году. Фон Браун был главным техническим консультантом всей диснеевской серии. Он следил, чтобы все технические детали были «научно-фактическими». Показ этих телевизионных фильмов совпал с открытием Диснейленда, где самым популярным аттракционом стал парк «Земля будущего».
Перспектива исследования космоса стала в 50-х годах важной частью американской поп-культуры. Увлечение космосом приняло повальный характер. Космическая эра уже наступила! Осталось только смастерить эти красивые космические корабли. Артур Кларк предсказал в 1955 году, что человек высадится на Луну в 80-х годах. Он ошибся - это произошло гораздо раньше и немалая в том заслуга этих 6-ти выпусков журнала.
Кстати говоря, номера журнала начали в 2012 г переиздавать. В библиотеке есть. Список искать здесь.

апрель 1953 - Клиффорд Дональд Саймак. «Поколение, достигшее цели» (США)
Клиффорд Дональд Саймак








Клиффорд Дональд Саймак (Clifford Donald Simak, правильное произношение фамилии: Симак) родился 3 августа 1904 года в Милвилле, Висконсин, США в семье Джона Льюиса Симака и Маргарет Симак (урождённой Уайзмен). Дед по отцовской линии был выходцем из Богемии по фамилии Шимак. Советские переводчики сделали ошибку, переведя фамилию фантаста как "Саймак". Собственно, они действовали согласно правилам перевода. Да что там наши переводчики! Сам Айзек Азимов даже после встречи с автором называл его неправильно! Теперь уже поздно называть его "Симак" - он очень часто публиковался в СССР под неправильной фамилией.



«Поколение, достигшее цели». Бытовые сценки внутри "корабля поколений"


Цель достигнута



1980-е.
Учился в Университете штата Висконсин в Мадисоне (изучал журналистику), но не окончил его. Работал репортером и редактором отдела новостей в городской газете Миннеаполиса (шт. Миннесота), где и прожил всю жизнь.
13 апреля 1929 года женился на Агнес Каченберг; у них родилось двое детей - Ричард Скотт и Шелли Эллен. Жил он тихо, без особых приключений, в биографии писал: "Я был счастлив в браке с одной женщиной в течение тридцати трех лет, и у меня двое детей. Мой любимый отдых рыбалка (самый ленивый способ, лежа в лодке, ждать, когда рыба изволит приблизиться ко мне) . Хобби: шахматы, коллекционирование марок, выращивание роз."
Работал в различных газетах, пока не подписал контракт с «Minneapolis Star and Tribune», где проработал с 1939 года до ухода на пенсию в 1976 году. Здесь он исполнял обязанности редактора отдела новостей «Minneapolis Star» с начала 1949 года и координатора научно-популярной серии «Minneapolis Tribune» с начала 1961 года.
Дебютировал в 1931 году в декабрьском выпуске журнала Wonder Stories c рассказом «Мир красного солнца». Оставил писательскую деятельность в 1933 году. Единственной опубликованной научно-фантастической работой за четыре последовавших года стал рассказ «Создатель» (1935), представлявший собой историю с религиозным подтекстом, что было редкостью для научно-фантастического жанра того времени. В ранний период Саймак также писал рассказы о войне и вестерны.
В конце 1930-х годов возобновил сотрудничество с Джоном Кэмпбеллом, редактором журнала «Astounding Science Fiction», и Саймак стал одним из ведущих авторов «Золотого века научной фантастики». Его первые работы в это время (такие как «Космические инженеры» - 1939 г) были написаны в традициях «твёрдой» научной фантастики, но вскоре Саймак создал собственный стиль. Он воспевал тему мирного контакта с «братьями по разуму» и духовной общности различных цивилизаций во Вселенной. Во многих произведениях автор обращался к темам параллельного мира, путешествий во времени), продления человеческой жизни и бессмертия, разумных растений.
В 1952 году вышел знаменитый роман «Город», являющийся по сути сборником рассказов, в котором автор на время изменил своему ставшему уже привычным стилю. С «Города», получившего Международную премию в жанре «фэнтези», фактически началась мировая известность Саймака.
Лично мне «Город» не очень. Как и «Заповедник гоблинов». Пессемистические они какие-то. Но есть отличные короткие рассказы - «Денежное дерево», «Однажды на Меркурии». Но всё же я выделил «Поколение, достигшее цели». Право, не знаю, почему. Ну, корабль поколений. Летит тысячу лет, все уже забыли, куда и зачем. Находится один умный, которого бьют. А он всех спасает. И находит планету. Но Хайнлайн описал "корабль поколений" лет на 10 раньше ("Пасынки Вселенной)! Что делать - чисто субъективно мне нравятся корабли поколений. Саймак смог описать его в своём стиле. Он много писал "в своём стиле". Поэтому, если даже не согласен, что людей на Земле сменят разумные псы, а их, в свою очередь, сменят разумные муравьи, то всё равно это запоминается.
В 1960-е годы Саймак в основном писал романы, но в 1970-е, из-за ухудшения здоровья, он вновь вернулся к написанию рассказов и коротких повестей. С помощью друга он продолжал писать и издавать научно-фантастические произведения, а затем и фэнтези, и в 1980-е.
Клиффорд Саймак занимался писательским трудом на протяжении пятидесяти пяти лет. За это время им было написано 28 романов и 127 повестей и рассказов.
Американская ассоциация писателей-фантастов в 1976 году присвоила Саймаку титул «Гранд-мастер». В этом же году, писатель вышел на пенсию.
Клиффорд Дональд Саймак скончался 25 апреля 1988 года в городе Миннеаполисе (штат Миннесота) в возрасте 81 года.
В честь писателя назван астероид (228883) Cliffsimak

1953 - Эйген Зенгер. Фотонный звездолёт (Германия)


Вероятно, это "Хиус" Стругацких. Колонны по бокам - заурядные планетарные атомные ракеты.




В январе 1956 была издана книга Зенгера «К механике фотонных ракет» (ZUR MECHANIK DER PHOTONEN-STRAHLANTRIEBE). Она была переведена на русский в 1958 году.
Приходится вспоминать Зенгера вторично - уж слишком непохожи его работы. Биографию заново писать не будем - он пионер космонавтики, написавший замечательную (для специалистов) книгу «Техника ракетного полета», набитую формулами (см. 1933 год). Через несколько лет он начал в открытую публиковать статьи по своему проекту, который позже был назван "Антиподный бобмбардировщик". К счастью, Зенгер не был в нацистской партии, его оружие осталось в проектах, ибо очень опередило время, не поехал он ни за океан, ни в Подмосковье, ибо вовремя оказался в Париже, где продолжал работать на космонавтику, по-прежнему сильно опережая время. В 1951 году он стал первым президентом Международной Астронавтической Федерации (МАФ). В 1954 году женился на Ирине Бредт, которая тоже до конца жизни занималась теоретическими расчетами сверхбыстрых и сверхдальних самолётов. А перед женитьбой Эйген, подозревая, что время начало нагонять его проекты, что через несколько лет космические корабли станут реальностью, сделал такой рывок в теории космических полётов, что опередил не только свой век, но, скорее всего, и следующий. Он начал разработку теории звездолётов.
Э. Зенгер (Sanger) предложил свой вариант фотонного звездолета в 1953 году, в основе которого лежала идея "абсолютного отражателя" (как идею он озвучил это ещё в 1951). Лучше всего идею "абсолютного отражателя" через несколько лет озвучили Стругацкие в своём стартовом романе цикла о мире Полудня (апогея цивилизации). Ну, надеюсь, знают все - "Страна багровых туч", фотонный планетолёт "Хиус". «Создано идеальное зеркало, - сказал Дауге, - «абсолютный отражатель». Субстанция, отражающая все виды лучистой энергии любой интенсивности и все виды элементарных частиц с энергиями до ста - ста пятидесяти миллионов электронвольт. Кроме нейтрино, кажется. Волшебная субстанция. Ее теорию разработал институт в Новосибирске. Правда, они не думали о фотонной ракете. Они исследовали возможности идеальной защиты от проникающего излучения ядерного реактора. Но Краюхин сразу понял, в чем дело. - Дауге усмехнулся. - Краюхин - фанатик фотонной ракеты. Это ему принадлежит знаменитый афоризм: «Фотонная ракета - покоренная Вселенная». Краюхин моментально вцепился в «абсолютный отражатель», посадил за его разработку две трети лабораторий комитета, и вот - «Хиус»!»
Зенгер не был первым - в 1946 г. американский физик И. Аккерет (Ackeret) предложил вариант корабля, способного достичь релятивистских скоростей. Релятивистскими у него были скорости истечения рабочего вещества. В ход пошли термоядерные реакции и даже реакции аннигиляции. Энергия аннигиляции использовалась для питания ионного двигателя, в котором под действием мощного электромагнитного поля ускорялись бы ионизованные атомы рабочего вещества. Однако Аккерет не давал решения такой важной проблемы, как сброс тепла. Реактор-энергогенератор попросту испарился бы даже при ничтожной доле остатков тепла. Проект Аккерета уже не был гольной фантазией, но и инженерным проектом его не назовёшь. Отдадим должное и ему (он вообще был интересным человеком), но попозже.
Как сделать "абсолютный отражатель", который мог бы эффективно отражать гамма-кванты, никому не известно. Но это пока.
При идеально отражающем рефлекторе для получения тяги в 1 тонну необходим источник света мощностью около 2 миллиардов киловатт. Если сила тяги двигателя такого звездолета в десять раз меньше его веса, то для разгона до скорости 100 тысяч километров в секунду ему понадобится около 3 лет. Если затем в течение еще 10 лет двигатель будет выключен и звездолет будет лететь с этой скоростью по инерции (что позволяет уменьшить запас рабочего вещества), а потом на протяжении 3 лет тормозиться, то весь путь от Земли к Ближайшей Центавре займет около 16 лет. Если же до половины пути звездолет будет разгоняться, а вторую половину пути тормозиться, то срок полета несколько сократится. Непрерывно работающие двигатели звездолета должны будут израсходовать за время полета 1017 киловатт-часов. Чтобы справиться со всем этим гигантским потоком излучения, сопло звездолета должно иметь огромную поверхность излучателей. Даже если принять, что концентрация потока излучения в сопле звездолета в 10 раз больше, чем у поверхности Солнца, то и тогда отражатели излучения должны были бы обладать площадью в десятки квадратных километров.

Так рисовали фотонный звездолёт Зенгера в 1957 году


август 1953 - Зигфрид Фред Сингер. Проект "Минимального спутника" (США)
Зигфрид Фред Сингер родился 27 сентября 1924 в Вене, Австрия. В еврейской семье, что в данном случае немаловажно. Его отец был ювелиром, а мать домохозяйкой. Когда власть в Австрии перешла к нацистам, семья бежала. Фред оказался в специальном поезде с другими еврейскими детьми. Он попал в Англию, где жил в Нортумберленде, подрабатывая по мелочам. Через несколько лет эмигрировал в Огайо и получил американское гражданство в 1944 году. Он получил диплом бакалавра по электротехнике в Университете штата Огайо в 1943 году, и диплом магистра по физике в Принстоне в 1944 году. Преподавал физику в Принстоне и работал над диссертацией. Сингер получил докторскую степень в Пристоне в 1948 году. Его докторская диссертация была посвящена спектрографированию космических лучей. Его научным руководителем был Джон Арчибальд Уилер, а Роберт Оппенгеймер и Нильс Бор работали с ним в одной команде.
В конце 2-й мировой он работал на ВМС Соединенных Штатов по вопросам минирования и разминирования - с 1944 по 1946 год. В лаборатории ВМС он разработал элемент для электронного цифрового калькулятора, который он назвал "электронный мозг". Он уволился в 1946 году и присоединился к программе ракетного зондирования верхней атмосферы в Лаборатории прикладной физики Университета Джонса Хопкинса в Силвер-Спринг, штат Мэриленд, и работал там до 1950 года. Он специализировался на озоне, космических лучах, ионосфере, занимаясь измерениями с помощью воздушных шаров и космических ракет, запускаемых из Уайт-Сэндс или с судов в открытом море. С кораблей он запускал ракеты как в Арктике, так и на экваторе.
В марте 1949 он был одним из трёх авторов, предложивших пускать ракеты с аэростатов (концепция «Рокун»). Проект был реализован под названием "Фарсайд" и Сингера считают отцом этого проекта.


Эта модель ИСЗ была изготовлена в Институте Франклина в Филадельфии в 1954 году и передана Сингером в Смитсоновский институт в 1962 году.
С 1950 по 1953 год он был прикомандирован к посольству США в Лондоне в качестве научного сотрудника по связям с Управлением военно-морских исследований, где был экспертом по космической радиации и ядерной физике. В августе 1953 года на четвертом Международном конгрессе астронавтики в Цюрихе он был "одним из восьми" экспертов, имеющих опыт работ с управляемыми ракетами. Большинство делегатов считали космические полёты уделом фантастов по крайней мере в этом веке. Вот тут Сигнер и предложил им свою МЫШЬ. То-бишь MOUSE ("Minimal Orbital Unmanned Satellite, Earth"). Он разработал свой проект еще в 1951 или 1952 году.
В XXI веке миниспутники прошлого века начали сменять микроспутники и заговорили уже о наноспутниках. А в 50-х годах немногие решались взяться за создание маленького аппарата, способного производить измерения на орбите и передавать данные на Землю.
"Минимальный спутник" Сингера весил ровно 100 фунтов (45 кг), но в нём удалось пристроить счетчики Гейгера для измерения космических лучей, фотоэлементы для сканирования Земли, телеметрическую электронику для передачи данных на Землю, магнитное устройство хранения данных и даже солнечные элементы. Он также был одним из главных энтузиастов немедленного запуска спутника имеющимися ракетами. Если бы он нашёл понимание у властей, США наверняка бы опередили Советский Союз.
Он также предложил использовать спутник для просвечивания атмосферы УФ-лучами, что позволило бы измерить профили атмосферного озона. Этот метод был использован позже на первых метеорологических спутниках.


Baltimore News Post от 12.11.1957 сокрушается: "Мы могли бы обогнать СССР, если б развивали этот проект..."
Сингер вернулся в Соединенные Штаты в 1953 году, где занял должность профессора физики в Университете штата Мэриленд, и в то же время служил директором центра атмосферной и космической физики. Продолжал экспериментальные работы на ракетах и спутниках, применяя дистанционное зондирование, изучая радиационные пояса, магнитосферу и метеорные потоки. Он разработал новый метод запуска ракет в космос: воздушный старт. ВМС США приняли идею и довели её до практического использования.
Он стал одним из 12 членов совета директоров Американского общества астронавтики, организации, созданной в 1954 году и представляющей 300 ведущих ученых и инженеров страны в области управляемых ракет, но он также был одним из семи членов совета, которые разом ушли в отставку в декабре 1956 после серии споров о методах руководства и контроля в Обществе.
В ноябре 1957 Сингер и другие ученые в университете успешно разработали и запустили три новых ракеты "Oriole" ("Иволга"). Ракеты весили менее 11 кг и могли быть построены примерно за $ 2000, но они могли достигать высоты 15000 м и имели мощные системы телеметрии и регистрирующей аппаратуры. Сингер утверждал, что эти дешевые ракеты заменят все метеозонды в мире.
Президент Эйзенхауэр неоднократно выражал свою признательность за его работу в области спутниковых исследований. В апреле 1958 года он был назначен консультантом в Комитете палаты представителей по космонавтике и космическим исследованиям, собственно, он готовил рождение НАСА, явившись одним из основателей Агентства. Сингер стал полным профессором в штате Мэриленд в 1959 году. В 1960 году он опубликовал ряд гипотез-предвидений об строении ионосферы, магнитосферы, пылевых облаков и т.д.
Был сторонником гипотезы Шкловского об искусственном происхождении Фобоса, хотя и констатировал, что гипотеза славная, но построена на неточных данных. Интересовался он и Деймосом, предлагая переместить его на геоцентрическую орбиту. На симпозиуме в мае 1966 он первым предложил, что марсианские луны должны стать следующей целью после Луны.
В 1962 году он ушел из университета и работал в качестве первого директора отдела метеорологических спутников, который впоследствии вырос в знаменитый центр спутниковой метеорологии NOAA. Оставался там до 1964 года. Сингер сказал в интервью журналу Time в 1969 году, что он любит менять работу. "Если бы я не двигался, я бы, вероятно, по-прежнему измерял космические лучи, - сказал он. - Это то, что происходит с большинством ученых." Так что менял он работы отнюдь не потому, что оказывался не у дел. Когда он ушел с поста директора, то получил от Министерства торговли золотую медаль за выдающиеся заслуги.
В 1964 году он стал первым деканом Школы окружающей среды и планетарных наук в Университете Майами, первой школы такого рода в стране.
В 1967 году он получил должность заместителя помощника министра в Департаменте внутренних дел США, где он отвечал за научные исследования качества воды. Когда в 1970 году было создано Агентство по охране окружающей среды США, он стал заместителем помощника администратора.
Сингер занял должность профессора экологических наук в Университете Вирджинии в 1971 году, занимал эту должность до 1994 года, где он преподавал по вопросам охраны окружающей среды, таких как истощение озонового слоя, кислотные дожди, изменение климата, рост населения, и вопросы государственной политики, связанных с нефтью и энергией. В 1987 году он ушел на 2 года - поработать в качестве главного научного сотрудника в Министерство транспорта, а в 1989 году начал работать в Институте космической науки и техники в Гейнсвилле, штат Флорида, где он участвовал в работе по эксперименту с межпланетной пылью на знаменитом ИСЗ LDEF (Long Duration Exposure Facility).
В 1994 году он вновь ушел и стал профессором в Институте гуманитарных исследований при Университете Джорджа Мейсона, где работал до 2000 года.
Работал консультантом для множества частных фирм и правительственных организаций. Он опубликовал в популярных СМИ сотни статей, дал сотни интервью по самым разным темам, включая внешнюю политику. Часто выступал вразрез с "общепринятым мнением" и доказанными теориями. Скажем, не признал "глобального потепления", утверждая заодно, что потепление человечеству только на пользу, назвав всю эту компанию мошенничеством, не признал вред пассивного курения, отвергал разные страшилки, например, катастрофическое загрязнение от горящих кувейтских скважин во время войны 1991 года. Киотский протокол он считает вредным, а все известные климатические модели - неверными.

20 ноября 1953 - Альберт Скотт Кроссфилд. Достигнута скорость 2 М (США)
Собственно, достижение 2М - не эпохальное событие. Просто Кроссфилд на ракетных самолётах до начала космической эры налетал больше других. Настоящим событием стали полёты X-15, которые тоже начал он, но это было уже после запуска первого ИСЗ...


После покорения 2М на D-558 II Skyrocket
Альберт Скотт Кроссфилд (Albert Scott Crossfield) родился 2 октября 1921 в Беркли, штат Калифорния. Вырос в Вилмингтоне (Wilmingtone) в южном Лос-Анджелесе, где у его отца был нефтяной бизнес. В детстве пневмония и ревматизм принуждали подолгу лежать в постели. Он начал читать о летчиках и самолетах. Выздоровел, но книжек не забыл. Договорился в аэропорту Вилмингтона в обмен на бесплатную помощь получать уроки летного мастерства от пилотов. Скотту было всего 13.
Вскоре после этого семья Кроссфилда переехала на ферму в штате Вашингтон, где он закончил в 1939 году школу верхней ступени Бойстфорта. И стал получать уроки летного мастерства в аэропорте Чихелис.
В сентябре 1940 года Кроссфилд поступил в Университет штата Вашингтон, чтобы изучать аэронавтику, где проучился до 1942 года. Одновременно с поступлением в университет начал работать на заводе компании «Боинг Эйркрафт», где проработал до призыва в армию. После Перл-Харбора его призвали в ВМС. Прошел полный курс подготовки военных пилотов, служил инструктором по полетам и вооружению. Был назначен на авианосец «Лэнгли», до окончания войны в сентябре 1945 года в качестве боевого пилота участвовал в боевых действиях против Японии.
После войны Кроссфилд вернулся в Университет штата Вашингтон, где в 1949 году получил степень бакалавра по аэронавтике, а в 1950 - степень магистра по той же специальности. После окончания университета в 1950 году перешел на работу в NACA, был пилотом на авиабазе Эдвардс, шт. Калифорния.
В следующие 5 лет Кроссфилд летал на различных типах реактивных и ракетных самолетов для NACA, в том числе Х-1, D-558 II Skyrocket, X-4, X-5, XF-92A и F-100, совершив на них в общей сложности 87 полетов. 20 ноября 1953 года он стал первым в мире пилотом, превысившим в два раза скорость звука на самолете D-558-II (2078 км/ч, 2,005М), превзойдя его предполагаемую расчетную скорость на 25%. Он также принимал участие в исследованиях по созданию высотного скафандра, который затем послужил прототипом скафандра астронавтов. Кроссфильд совершил 99 полетов на ракетных самолётах X-1 и D-558-II, больше, чем любой другой пилот в мире.
В сентябре 1954 года он совершил аварийную посадку с полным отказом всех систем на F-100, что тогда посчитали подвигом - очень высока скорость посадки. Для торможения он использовал стену ангара, умудрившись не задеть стоявшие там экспериментальные самолёты.


Сброс X-15 с B-52
Кроссфилд ушел из NACA в декабре 1955 года, поступил на работу в компанию «Норт Америкэн Эвиэйшн» и сразу был подключен к программе Х-15 как проектант-консультант и летчик. Еще до начала летных испытаний Х-15, Кроссфилд чуть не погиб во время испытаний высотного скафандра, когда треснул шлем и он надышался парами азотного окислителя. Он проработал в Норт Америкэн до 1967 года в должности директора по испытаниям и контроля качества работ.
В июне 1958 года был выбран для подготовки в качестве астронавта в рамках реализации программы MISS (Man In Space Soonest). Однако в августе 1958 года все работы по первому пилотируемому полету были отданы НАСА, программа была свернута.
Кроссфилд играл важную роль в создании легендарного Х-15 в качестве консультанта и первого летчика-испытателя компании «Норт Америкэн», построившей этот самолет. В 1958 году отобран в группу пилотов для испытаний ракетоплана Х-15 как представитель организации-подрядчика. Был дублером Айвена Кинчлоу, но Айвен погиб еще до первого полета ракетоплана и Кроссфилд стал первым пилотом Х-15, совершив 8 июня 1959 года на нем первый испытательный полет с отделением от самолета-носителя В-52. До этого он испытывал ракетоплан без отделения от носителя. Всего с 8 июня 1959 по 6 декабря 1960 года совершил 14 полетов на Х-15. При полете 17 сентября 1959 года на ракетоплане Х-15 №2 успешно выполнил первый полет с включением двигателей XLR-11-RM5, но при посадке возник пожар в двигательном отсеке. В следующем полете 5 ноября 1959 года отказала топливная система, и опять загорелся двигатель. Кроссфилду удалось провести аварийную посадку, но из-за больших нагрузок подломилась носовая опора шасси, и фюзеляж переломился пополам. На ремонт ракетоплана понадобилось 3 месяца. 8 июня 1960 года в ходе наземных испытаний двигателя XLR-99 Х-15 № 3 неисправность клапана вызвала взрыв, но Кроссфильд вновь уцелел. 15 ноября 1960 года на самолете Х-15 №2 совершил первый полет с включением двигателя XLR-99. Максимальная высота была достигнута им в полете 11 февраля 1960 года, и составила 26 858 м. Он надеялся поднять X-15 в космос, но начальство приказало держаться от космоса подальше.
После передачи программы Х-15 в ведение НАСА в декабре 1960 года ушел из программы.
Интересно, что Кроссфилд считал себя в первую очередь авиаинженером. «Я авиационный инженер, аэродинамик и дизайнер. Мне полет нужен чтобы я почувствовал, что необходимо для проектирования и строительства более совершенных самолётов»
В 1967 - 1974 годах он руководил исследовательскими программами в «Истерн Эйрлайнс», а в 1974-1977 годах в «Хоукер-Сиддлили Корпорейшн». С 1977 по 1993 года был консультантом Комитета по науке и технологиям палаты представителей Конгресса США.
Кроссфильд сыграл Скотта Уилсона в 1983 году в фильме Right Stuff ("Нужная вещь").
19 апреля 2006 года Сессна210A пилотируемая Кроссфильдом, пропала без вести во время полета из Алабамы в Вирджинию. Он разбился в горном районе возле города Рейнджер в штате Джорджия, где наблюдались такие грозы, что не работала радиосвязь и самолёт не фиксировался на радарах. Точно причины катастрофы установить не удалось, но судя по тому, что обломки разнесло на четверть мили, самолёт рассыпался в воздухе. Кроссфильду было 84 года. Траурная церемония прошла в Арлингтонском национальном кладбище 15 августа 2006 года.
Он оставил после себя жену, Элис Кроссфильд, шестеро детей и девять внуков.





Кроссфилд на презентации фильма, в котором снимался

30 мая 1954 - Одуэн Дольфюс. Баллонная астрономия (Франция)


Одуэн Дольфюс перед полётом. 1959 г

22.04.1959
Астрономы уже в XIX веке старались залезть как можно выше в горы, чтобы слой ненавистной атмосферы между ними и звёздами был потоньше. Фламмарион достиг предела в своих мечтаниях: в его романе "Конец мира" астрономы построили обсерваторию на вершине Гауризанкара, высочайшей горе мира (слово Эверест тогда еще не было известно). Они там даже мутировали, научившись дышать разреженным воздухом. Но всё равно атмосфера мешала астрономам. И тогда они обратили свой цепкий взгляд на аэростаты. Уже в XIX веке ученые поднимались ввоздух с астрономическими приборами. Но настоящие астрономические исследования начались только в 50-х годах XX века. И первым это сделал Одуэн Дольфюс, который был единственным в то время на планете одновременно астрономом и аэронавтом. Причём очень известным астрономом и лучшим аэронавтом Франции.


Одуэн Дольфюс (Dollfus) родился 12 ноября 1924 года в Париже, окончил Парижский университет. Свой первый телескоп сделал сам в 14 лет. С 1946 работал в Парижской обсерватории (в Медоне, возглавлял лабораторию физики Солнечной системы).
Основные труды в области исследований планет и Солнца. Продолжил изучение линейной поляризации света планет, начатое Бернардом Лио в Парижской обсерватории. Провел измерения поляризации для всех планет, изучив ее изменения по диску, распределение с длиной волны и зависимость от угла фазы. На основе этих наблюдений определил параметры атмосферы и надоблачного слоя Венеры, путем сравнения с лабораторными образцами нашел, что поверхность «пустынных» областей Марса покрыта в основном гидратами окислов железа. Выполнил многочисленные визуальные определения диаметров планет и больших спутников Юпитера и Сатурна с помощью гелиометра и микрометра двойного изображения. Начиная с 1945 регулярно вёл визуальные наблюдения поверхности Марса, изучил и классифицировал различные облачные образования в его атмосфере.
В 1955 году спектрографированием определил и верно указал состав реголита на Луне. В 1966 открыл десятый спутник Сатурна, названный Янусом, существование которого было предсказано им на основании изучения резонансных возмущений в кольцах Сатурна. Был привлечён НАСА в программу "Рейнджер", а позже в программы "Маринер", "Аполлон", "Викинг". Приезжал в СССР и участвовал в эксперименте на АМС "Марс-5".



Обсерватория в Мадене

Разработал высокоточный поляриметр для исследований Солнца, с которым выполнил наблюдения поляризации вблизи края диска (что важно для изучения процессов рассеяния излучения и выяснения механизма образования линий поглощения в солнечной атмосфере), а также наблюдения корональных потоков вне затмения и измерения слабых мелкомасштабных магнитных полей в активных областях. Обнаружил и оценил величину атмосферы Меркурия и нашел следы атмосферы на Луне. Он опубликовал более 300 статей.
Обладал авантюрным характером и исключительным чувством юмора.
Идея использовать аэростаты для астрономических наблюдений принадлежит Ж.Жансену, основателю Парижской обсерватории, который ещё в 1874 году снабдил аэронавтов, поднявшихся на высоту 7300 метров, небольшим спектроскопом, с целью изучения теллурических линий в спектре Солнца. После гибели экипажа "Зенита" эксперименты прекратили на 80 лет. Правда, в 1899 наш астроном Г.Тихов поднимался на аэростате (и тоже в Париже), чтобы поглядеть на метеорный поток Леонид. Одуэн впервые поднялся на аэростате в 8 лет, его отец Шарль Дольфюс был знаменитым воздухоплавателем. Под руководством отца он еще юношей прошёл подготовку и совершил 50 полётов. Ночью 30 мая 1954 он стартовал с террасы Медонской обсерватории с комплектом приборов и совершил подъём на высоту 7000 метров, во время которого с помощью 28-сантиметрового телескопа измерил количество водяного пара в атмосфере Марса. Он выполнил еще несколько подъёмов для фотографирования грануляции Солнца, изучения линий водяного пара в атмосферах Венеры и Марса и других исследований. Рекордным был его подъём 22 апреля 1959 года - на высоту 13 200 м. Аэростат у него был необычный - длиной 450 метров, состоящий из 104 трёхметровых баллонов. Затем он занялся автоматизацией аппаратуры, чтобы она работала без аэронавта.
За ним до сих числится национальный рекорд высоты полёта.
Умер 1 октября 2010 года в Версале, Франция в возрасте 85 лет.
Член Международной академии астронавтики, президент Французского астрономического общества (1979-1982). Премия Парижской АН, премия им. А. Галабера Международной астронавтической федерации (1973), премия Жансена (1993), кавалер Ордена Почётного легиона (2009). В его честь назван астероид № 2451.






октябрь 1954 - Борис Валерианович Ляпунов. «Знание - сила» 1974 года №11






Борис Ляпунов - советский писатель-фантаст, журналист, публицист, библиограф. Популяризатор ракетной техники, космонавтики, океанологии, химии и других наук. Неоднократно обращался к жанру научно-фантастического очерка. Один из первых отечественных историков и исследователей научной фантастики.
Отдельно надо бы рассказать о наибольшей удаче коллектива журнала «Знание - сила». В октябре журнал выпустил номер в стиле репортажа. Оформлен он был как номер журнала за ноябрь 1974 года и рассказывал о полёте четырёх советских людей на межпланетном корабле «Луна-1» к естественному спутнику Земли. Достоверность описываемых событий усиливали обложка, указывающая, что перед читателями журнал из ноября 1974 года, фотографии вырезок из газет «Известия», «Правда» и «Комсомольская правда», датированные 26 ноября 1974 года, фототелеграммы в Совет Министров СССР и Академию Наук СССР, биографии членов экипажа ракетоплана. Рассказ вёлся от лица специалистов и межпланетных путешественников, что также добавляло достоверности фантастическому репортажу. Для 1954 это было очень смело. Привыкшие к тому, что многие великие дела делаются тайно, некоторые даже принимали его за чистую монету. Ещё бы - даже передовицы газет напечатаны! Смотрите сами.



Обложка № 11 журнала «Знание - сила» якобы за 1974 год (1954)
Читал номер и будущий Первый Космонавт планеты. Кто ещё более достовернее расскажет о впечатлении?
Когда он вышел - помню очень хорошо - я учился в техникуме, и был уже летчиком-любителем. Я горячо рассказывал своим товарищам по аэроклубу о том, как советские люди полетели в космос. Ребята слушали и улыбались, а потом спросили:
- Где ты это все вычитал?
- В журнале «Знание - сила».
- Так бы сразу и сказал. В этом журнале любят печатать фантастику.
Вы можете спросить, почему запомнился мне космический номер журнала «Знание - сила»? Пожалуй, потому, что многие материалы в нем читались как вполне серьезные научно-популярные статьи. Вот, например, статья моего фантастического предшественника - командира корабля «Луна-1» М. А. Седова. Перед своим «полетом» он пишет:
«Развитие реактивной техники в нашей стране заложило основу межпланетных путешествий. Вы знаете, что уже несколько лет тому назад начались регулярные сверхдальние рейсы пассажирских ракетопланов в ионосфере. Обстановка полета в этих ракетопланах очень близка к условиям межпланетного рейса. И там и здесь - резкая перегрузка при взлете и отсутствие тяжести в середине пути.
Конечно, возможны всякие неожиданности, но вряд ли мы встретим серьезные препятствия. С межпланетным пространством наука уже познакомилась. Уже 4 года советские ученые регулярно получают сведения от своих помощников с высоты 35 тысяч километров. Я имею в виду приборы, находящиеся на искусственном спутнике Земли.
Трасса Земля - Луна тоже облетана, пока, правда, без людей - автоматическими ракетами. Если вы помните, первый полет такой ракеты был неудачным: из-за погрешности электронного регулятора, который выключил двигатель раньше времени, ракета не долетела до Луны и теперь движется в пространстве, превратившись во второй искусственный спутник Земли. Зато вторая ракета совершила успешную посадку на Луну близ кратера Птоломея и известила об этом вспышкой специального порохового заряда.
Но больше всего нам дали последние ракеты - третья и четвертая. Одна из них облетела вокруг Луны и доставила на Землю необычайно интересный кинофильм, в котором люди впервые увидели обратную сторону Луны.
Итак аппараты разведали дорогу, и теперь в путь отправляются люди».

Сегодня читатели журнала «Знание - сила» уже могут сравнить эту фантастику и действительность.
В заключение, разрешите поблагодарить редакцию за присланный мне номер журнала за 1974 год. Хочется передать сердечный привет молодым читателям журнала «Знание - сила» - ремесленникам, школьникам. Читая этот журнал, они, я уверен, хорошо знают, что знание - это действительно сила.

Ю. Гагарин».

Через год после появления журнала «Знание - сила» с описанием ракетоплана «Луна-1», был выпущен диафильм «Полёт на Луну». Рисунки выполнил К. Арцеулов, составил диафильм Л. Жигарёв, а консультантом был К. Гильзин. В диафильме рассказывается о полёте на Луну всё того же ракетоплана, только, по сравнению с историей в «Знание - сила», действие сдвинуто на один год - старт «Луны-1» произошёл 20 ноября 1975 года.
В том же 1955 году издательством «Трудрезервиздат» выпущена книга «Полёт на Луну», в основу которой взяты материалы из журнала «Знание - сила» о лунном ракетоплане.







Борис Валерианович Ляпунов родился 30 июля 1921 в Вятке, окончил Московский авиационный институт, участвовал в 1943-1948 гг. в работе Секции подготовки и технического осуществления ракетных и космических полётов (ПТОРКП) Авиационного научно-технического общества студентов (АНТОС МАИ). По окончании института по запросу М.К. Тихонравова был направлен в НИИ-4 Академии артиллерийских наук, где проработал около года, а затем полностью переключился на научную журналистику и издание научно-популярной литературы, в первую очередь рассказывая о ракетной технике и будущих космических полётах. На протяжении 20 лет регулярно публиковался в журналах «Знание - сила», «Техника - молодёжи», «Юный техник», «Искатель» и др.
Ляпунов рано начал интересоваться историей научной фантастики и уже в 1946 году составил капитальный аннотированный библиографический указатель «Научная фантастика», охватывающий журнальные публикации и книжные издания с конца XIX века по 1945 год - как русские и советские, так и зарубежные (в 1958 году им был подготовлен расширенный и переработанный вариант). На протяжении 1958-1960 гг. в журнале «Юный техник» в рамках авторской рубрики «В мире мечты» он рассказывал читателям о научной фантастике, а главным итогом его деятельности в этой области стал историко-критический обзор научно-фантастической литературы, названный так же - «В мире мечты» (1970).
В 1955-1957 гг. работает над сценарием вскоре ставшего знаменитым научно-фантастического фильма «Дорога к звёздам» (1957, режиссёр Павел Клушанцев), названного по заключительной части его книги «Открытие мира» (1954). Позже были написаны сценарии и для ряда научно-популярных фильмов.
Именно благодаря его исследованиям и энтузиазму, фактически заново было открыто творчество выдающегося советского фантаста Александра Беляева, почти забытого в послевоенное время. Многие издания произведений этого писателя в 1950-е предварялись вступительными статьями Ляпунова (в том числе и первое собрание сочинений в двух томах, изданное в 1956 году), а в 1967 году вышла его критико-биографическая монография «Александр Беляев». Роман Беляева "Небесный гость" был впервые напечатан только благодаря Ляпунову, причем вначале на украинском языке.
В 1948 в издательстве «Детгиз» увидела свет первая научно-популярная книга Ляпунова - «Ракета» (1950, 2-е дополненное издание), посвященная истории использования ракет, а также настоящему и будущему ракетной техники. В 1950 году в журнале «Знание - сила» (№ 10) опубликован его первый опыт в жанре научно-фантастического очерка - «Из глубины Вселенной», в котором автор обосновывал возможность того, что Тунгусская катастрофа произошла при попытке приземления межзвёздного корабля (расцвет дискуссии по теме, поднятой А.Казанцевым).
В 1954 году совместно с Г. И. Гуревичем, Ю. А. Долгушиным, В. Е. Львовым и др. он участвует в создании «репортажа из будущего» о первом пилотируемом полёте на Луну в ноябре 1974 года. Это подобие литературной мистификации было опубликовано осенью 1954 года в журнале «Знание - сила» (якобы № 11 за 1974 год) и позднее по материалам этого номера был составлен сборник «Полёт на Луну» (1955), выпущенный «Трудрезервиздатом».
Затем Ляпунов написал научно-фантастический очерк «Земля - Луна - Земля», являющийся как бы прямым продолжением событий, изложенных в «Полёте на Луну». Рассказ был включён в его книгу «Мечте навстречу» (1957), которая предсталяла собой «футурологический» сборник очерков, повествующих о достижениях астронавтики к 2024 году: строительство орбитальной станции («Стройка в пустоте»), первые полёты на Марс («Мы - на Марсе»), на Венеру и Меркурий («Ближайшие к Солнцу»). В заключительном очерке («Мечте навстречу») писатель от лица «авторов» грезит о будущих свершениях: старте межзвёздного флота, освоении Луны, изменении марсианского климата, создании искусственных планет и строительстве баз на астероидах (обсерватория на Эросе).
Умер в Москве 27 мая 1972 в возрасте 50 лет.

вперёд к файлу 38

назад к файлу 36