«Знание — сила» 1965 г., №6, с.40-41
ПИСАТЕЛИ СПРАШИВАЮТ


О ЧЕМ НЕ ПИШУТ ФАНТАСТЫ?

А. СТРУГАЦКИЙ, Б. СТРУГАЦКИЙ

Теперь уже, кажется, никто больше открыто не возражает против того, что литературная фантастика должна рассматриваться как полноправная составляющая литературы «главного потока». Следовательно, фантастика, как и любой другой вид художественной литературы, тоже призвана отражать действительность в художественных образах.

Но в наше интересное время люди задаются и такими общечеловеческими проблемами, которые литература обычная по тем или иным причинам не затрагивает вовсе. Видимо, эти проблемы удобнее всего ставить и, по возможности, решать средствами и приемами фантастики. Вот несколько примеров.

По единым ли законам развивается разум во Вселенной, и если да, то по каким именно? К этому вопросу вплотную примыкает проблема налаживания связи с иными цивилизациями.

Полезно или вредно изменять наследственность организмов? В частности и в особенности — наследственность человека?

Как конкретно будет совершаться переход от нынешней ступени развития человечества — к коммунизму?

Какие силы будут обуславливать прогресс общества великого благосостояния?

Если прав Маркс, утверждая, что, «...изменяя природу, мы изменяем самих себя» (а в этом сомневаться не приходится), то какой зависимостью связаны здесь обе переменные?

Подобные проблемы еще в начале века казались либо наивными, либо непонятными, либо лишенными смысла. Сейчас они встают перед человечеством во весь рост.

Рассмотрим подробнее самую «маловажную» из них — проблему связи с планетными цивилизациями, В ближайшее время ученые поставят перед человечеством вопрос: сигнализировать ли во Вселенную о нашем существовании или воздержаться, ограничиваясь «радиоперехватом», прослушиванием космоса?

Вопрос не так прост, как может показаться. Он неминуемо сводится к другому; полезен ли для человечества контакт с иными разумными существами? Нам часто приходилось говорить с читателями на эту тему. Характерная закономерность: чем моложе читатель и чем дальше он от науки, с тем большим жаром он отвечает: да! Читатели постарше и научные работники более осторожны в своих суждениях. Почему? Из самых общих соображений следует, что человечество не может быть единственным разумным видом во Вселенной. Однако из не менее общих соображений следует также, что разумная жизнь отнюдь не обязательно должна быть представлена человекоподобными существами, гуманоидами (уже хотя бы потому, что мыслимы не только белковые формы жизни). Значит, наши партнеры по связи могут оказаться либо гуманоидами, либо негуманоидами. В последнем случае контакт будет затруднен невероятно, если вообще возможен. Найти точки соприкосновения, точки общего интереса с негуманоидным разумом, даже при искреннем к тому стремлении обеих сторон, можно будет лишь с большим трудом, ибо стороны будут представлять друг для друга интерес скорее как объекты исследования, а не равноправного контакта. Если же партнеры окажутся гуманоидами, то они с подавляющей вероятностью будут по уровню развития либо неизмеримо выше, либо неизмеримо ниже нас. И в том, и я другом случае равноправного контакта получиться опять же не может. И возникает третий вопрос: а зачем, собственно, нам так нужны сейчас эти «чужие знания»? О менее развитых партнерах знаний мы не получим, а от более развитых — вряд ли захотим брать (если даже сможем, что тоже маловероятно), ибо, не говоря уже о том, что получение готовых знаний катастрофически изуродует естественный прогресс человечества, следует помнить, что ученые вообще склонны к самостоятельному мышлению и подсказок, готовых решений не любят — это унижает. Вопрос, таким образом, остается открытым, а ведь мы еще не касались других, попросту опасных его аспектов. Но решать этот вопрос человечеству вот-вот придется.

Не менее (а гораздо более) сложными оказываются при ближайшем рассмотрении и некоторые другие проблемы.

Пока (подчеркиваем: пока) вся эта проблематика остается в ведении исключительно философской и социальной фантастики. И вот в связи с этим нам хотелось бы задать читателям такой вопрос:

Какие еще существуют общечеловеческие проблемы, уже назревшие, но не затрагиваемые литературой «главного потока»?