«Юный техник», 1958 г., №6, стр. 70-74
Б.ЛЯПУНОВ

Когда смотришь на небо, усеянное мириадами звезд, невольно приходит мысль: неужели мы одиноки во вселенной? Неужели только Земля служит обителью жизни? Конечно, нет! И, наверное, житель другого звездного мира вот так же смотрит на небо, задавая себе подобный вопрос.

Издавна человеческая фантазия населяла небесные тела всевозможными обитателями. Этой участи не избегли ни мертвая Луна, ни раскаленное Солнце. Да, всего несколько сотен лет тому назад некоторые «смелые» умы вроде Сирано де Бержерака считали солнце обитаемым. Конечно, теперь это звучит как курьез. Важно другое: воображение человека стремится представить себе жизнь всюду — от Луны и близких планет до далеких туманностей...

Пейзаж самого близкого к нам соседа по небу — Луны — хорошо известен: хаос гор, покрытый тысячелетней пылью, ущелья и трещины, контрасты тепла и холода, света и тени. Черное небо и сияющий необычайно ярким светом голубоватый земной шар... Знакомая, хотя еще ни кем не виденная картина. И все же, отправляя своих героев на Луну, писатели-фантасты приготовили им неожиданные сюрпризы. Наш естественный спутник лишен атмосферы, но... быть может, воздух когда-то был на Луне и остался на ней в виде отвердевших газов? Может быть, в каких-нибудь лунных ущельях, куда не добираются солнечные лучи, сохранились куски воздуха или льда? Такую находку сделали астронавты в романе Отто Гайля «Лунный перелет». Она им очень пригодилась, дав возможность пополнить запасы горючего.

Другой романист, Г. Жулавский, пошел еще дальше. Он


Это ученый, которого переносят с места на место...
предположил, что на не видимой нам стороне Луны воздух уцелел, и населил это лунное полушарие карликами — потомками первых пришельцев с Земли. Они встретились там и с коренными жителями Луны — одноглазыми чудовищами.

Герберт Уэллс населил подлунье живыми существами, мало похожими на людей. Одни из них напоминают огромных насекомых, другие отличаются громадным мозгом: это ученые, которых приходится переносить с места на место, так как сами ходить они не могут.

Вряд ли будущие путешественники встретят на Луне жизнь. Луна мертва. Но жизнь на ней обязательно появится — не своя, а привозная! Там будет построен герметический город — научная станция и база для изучения солнечной системы.

Если на Луне жара и холод сменяют друг друга, то на Меркурии — царство жары и света на одной его стороне и царство вечной тьмы и леденящего холода на другой. На обращенном к Солнцу полушарии не выдержали бы даже некоторые металлы. И, быть может, там текут металлические реки и есть металлические озера. Жизнь невозможна на этой планете. Но безудержной фантазии нет предела. На страницах фантастических произведений мы найдем меркуриан, чьи тела построены из «огнеупорных» кремниевых соединений. Существование их, конечно, сомнительно. Однако одно несомненно: межпланетным путешественникам, которые высадятся на ближайшую к Солнцу планету, понадобится надежная защита от палящих солнечных лучей.

«Утренняя звезда» Венера дала благодарный материал фантастам. Одна из ближайших к нам планет, похожая на нашу, — ее даже называют иногда «сестрой Земли», — она закутана сплошной облачной пеленой. Что скрывается за нею, мы не знаем. Возможно, если это наша младшая сестра, там существует жизнь, похожая на ту, какая была у нас много веков назад. Романисты рисуют картины, подобные далекому прошлому Земли, которые могут встретиться астронавтам на Венере: теплый и влажный климат, пышная первобытная растительность, чудовищные животные и даже человекоподобные существа. Оживший музей! В нем побывали герои романов А. Беляева «Прыжок в ничто», В. Владко «Аргонавты Вселенной» и К. Волкова «Звезда утренняя».

А может быть, жизнь еще не успела зародиться на этой молодой планете солнечной семьи? Другие фантасты изображают безжизненную Венеру: голые скалы, океан, пылающие вулканы, бури и грозы — разгул стихий, который предшествует появлению живого. Еще не возникла первая живая клетка, но она возникает» и
Так Уэллс представлял себе жителей Луны.

начнется длинная цепь, ведущая в конце концов к мыслящему существу, как было у нас. Только история Венеры не будет походить на нашу: ведь в ней примут участие люди, чьи корабли посетят соседей и, быть может, помогут им быстрее пройти назначенный путь!

Польский писатель Станислав Лем в романе «Астронавты» предложил иное: Венера — не младшая, а старшая сестра Земли. На ней была жизнь, были города, были разумные существа. И были два мира, подобные тем, какие существуют на нашей планете. Те, кто хотел господства, задумал агрессию не только у себя, но и в космосе: напасть на нашу Землю, завоевать ее. Но вспыхнула междоусобная война, и лишь развалины венерианских городов, увиденные земными астронавтами, остались молчаливыми свидетелями катастрофы...

Отправимся дальше в путешествие по вселенной. Марс встречается нам по пути. Вряд ли какая-нибудь другая планета возбуждала столько надежд среди тех, кто искал жизнь на небесных мирах! Атмосфера, влага, суровый, но не убийственный климат... Таинственные каналы, сетка правильных линий, избороздивших лик планеты, — игра природы... Или дело чьих-то рук? Споры оо этом не утихают и сегодня. И хотя ученые не очень верят


Марсиане из «Борьбы миров» Уэллса.

в марсиан, фантасты мечтают их встретить, найти следы марсианской культуры на «старшем брате» Земли. Они заставляют своих героев находить голубые растения, диковинных животных с огромными легкими и ушами, которые приспособились к разреженной атмосфере Марса, бедной кислородом и плохо проводящей звуки. Они фантазируют и о былой цветущей жизни на умирающей сейчас планете. Каналы — это грандиозные сооружения марсианских инженеров, пытавшихся напоить водой пустыни. Уцелели и другие памятники высокой культуры. Люди находят многое, что привело бы наших историков в восторг и удивило бы их: марсиане — потомки жителей легендарной погибшей Атлантиды, переселившиеся на Марс с Земли. Так думал автор повести «Моряки Вселенной» Б. Анибал.

Известны марсиане и других фантастов. Уэллс в романе «Борьба миров» изобразил их в виде страшных животных, напоминающих страшилищ морских глубин. У И. Окстона в рассказе «Межпланетные колумбы» они представляют собою огромных «крабов». А ряд писателей хочет видеть марсиан похожими на людей. В «Аэлите» А. Толстого и «Небесном корабле» датской писательницы С. Михаэлис обитатели Марса — это люди, но люди, на которых необычные условия Марса все же наложили свой отпечаток.

Как ни жалко расставаться с мечтой о марсианах, придется, вероятно, ограничиться лишь растениями и животными. Но загадка каналов еще не решена. И если живые существа не замечены на поверхности этой планеты, то не живут ли они в глубине? Фантазия рисует картину пещерных городов с искусственной атмосферой, где обитают марсиане, возможно, последние... Или они переселились на спутник Фобос — тот самый, который дважды восходит и заходит в марсианском небе? Высказывалась и такая мысль. Быть может, вымер и этот крошечный мирок, куда спаслись бегством жители обреченной на гибель планеты? Одни машины остались внутри маленькой луны, превращенной когда-то в убежище «последних из марсиан»... Впрочем, решения всех загадок Марса осталось недолго ждать. Путешествие туда — дело нашего века. Теперь — дальше, в пояс астероидов, — между Юпитером и Марсом. Малые планетки, где нет атмосферы, где тяжесть ничтожна, не место для жизни. «Но никогда не говори: «Никогда», — гласит древняя пословица. Пусть это фантазия, взгляд в какой-то неведомый грядущий век. Циолковский в «Грезах о Земле и небе» рассказывает о жителях астероида — подлинных детях космоса. За миллионы лет они приспособились, подобно растениям, питаться солнечными лучами. В их телах вместо крови — хлорофилл, им не нужно дышать кислородом, и безвоздушное пространство — для них родной дом. Трудно вообразить такие существа, но разве можно ставить знак равенства между «трудно» и «невозможно»? Циолковский, говоря о них, хотел подчеркнуть, что приспособляемость живого безгранична. И, если человек не превратится в необычайное космическое существо, то он, во всяком случае, привыкнет к жизни за атмосферой — на ракетах, на внеземных станциях-спутниках, которые появятся и у нашей и у других планет. Для него станут обыденным фантастические пейзажи космоса, мир без тяжести, а искусственное небесное тело или освоенная Луна будут не менее привычными, чем для нас Земля. Привозная жизнь возникнет и на астероиде — летающей естественной обсерватории, путешествующей вокруг Солнца. А. Палей описал колонию на планетке Церере в романе «Планета КИМ». Появился даже проект превратить один из астероидов, близко подходящий к Земле, в спутник, изменив его орбиту, устроить там поселок.
Житель далекой туманности... (из рассказа А. Волкова «Чужие»).

Поселения появятся когда-нибудь и на окраинах солнечной системы, близ гигантских планет. А дальше? На очередь встанут межзвездные корабли. Что встретится на планетах иных систем, в мирах иных солнц? Пока еще писатели не фантазируют об этом. Они приглашают жителей других звезд к себе в гости. Гиганты прибывают со спутника ближайшей звезды — Центавра в рассказе С. Кленча «Из глубины Вселенной». Обитатели планеты Каллисто, принадлежащей Сириусу, наносят визит Земле в романе Г. Мартынова «Каллисто». Случайно залетел к нам житель далекой туманности, отчасти похожий на человека и в то же время отличный от него своей головой чудовища на человеческом туловище, в рассказе Д. Волкова «Чужие». А палеонтологи находят следы посещения нашей планеты в незапамятные времена существом из иного, звездного мира — в повести И. Ефремова «Звездные корабли». Видимо, та планета похожа на нашу, и облик его напоминает человеческий, как и у каллистян. Большая, с сильно развитым мозгом голова и глаза — глаза, полные пытливой мысли, глаза разума — таков портрет, который нашли запечатленным на пластинке, своего рода фотографии, тысячелетия пролежавшей в земле...

Случилось ли когда-то подобное событие? Вот тут уж нельзя провести грань между тем, чего не было, и тем, что могло быть. Бесспорно, жизнь не является привилегией одной лишь нашей планеты. Среди земель, которые рассеяны в бесконечной вселенной, наша не исключение, не единственный населенный мир. Так утверждает наука, которая еще устами великого мученика Джордано Бруно заявила о множественности обитаемых миров.

Пройдут десятилетия, наступит следующий век. Преобразится солнечная система, изученная и освоенная человеком. Станут реальностью ракеты, которые смогут летать вдогонку за светом. Тогда отправится в путь первый не межпланетный — межзвездный корабль, звездолет. И люди после долгих странствий в мировых просторах перенесутся за триллионы километров, увидят разноцветные солнца на небе иного мира, увидят... Впрочем, хватит нам говорить сейчас об этом! Подождем, когда фантасты напишут романы, и мы расскажем о них в очередной беседе.