«Техника-молодежи» 2007 г №4, с.18-19

Творцы
Доктор занимательных наук

К 125-летию со дня рождения Якова Перельмана

Андрей КОЖУХОВ


О

нём нет статьи в Большой советской энциклопедии, он не был награждён Ленинской премией, он не сделал ни одного технического изобретения и не доказал ни одной новой теоремы, он не состоял членом Академии наук СССР и не летал в космос... Но многие, услышав слово «занимательный», сразу же вспомнят имя и фамилию самого активного и деятельного популяризатора науки — Якова Перельмана. Кто в юношеские годы не проводил собственные эксперименты, развернув его книгу «Занимательная физика»? Помнится, в пятом классе я принёс в школу стальную иглу и удивлял одноклассников тем, что она не тонула в стакане воды, а держалась на поверхности. Конечно же, я скрыл, что до этою смазал иглу маслом, но после опыта и удивлённых взглядов рассказал одноклассникам о Якове Перельмане. Как мало я тогда о нём знал!

Блестящий научный журналист и редактор, автор более ста книг, тысяч статей и очерков, отец-основатель Дома занимательной науки, замечательный человек с неиссякаемой «вечной» энергией, к мнению которого прислушивались основоположники космонавтики Константин Циолковский и Сергей Королёв, цирковой артист Эмиль Кио и писатель Герберт Уэллс, а также миллионы читателей со всего мира. Вклад Якова Перельмана в развитие науки и техники, его твёрдое желание просвещать молодёжь сравнимы с деятельностью Шекспира и Пушкина в литературе, Моцарта и группы «Биттлз» — в музыке, Рембрандта и Пикассо — в живописи. Перельман увлекательно, просто и доходчиво объяснял непонятные научные факты, умел найти необычное в обычном и раскрыть обычное в необычном, придерживаясь при этом строгих научно-исследовательских правил.

«Мы рано перестаём удивляться, — писал он в статье «Что такое занимательная наука?», — рано утрачиваем драгоценную способность, которая побуждает интересоваться вещами, не затрагивающими непосредственно нашего существования... Вода была бы, без сомнения, самым удивительным веществом в природе, а Луна — наиболее поразительным зрелищем на небе, если бы то и другое не попадалось на глаза слишком часто».

ДЕТСТВО.
ОТРОЧЕСТВО. ЮНОСТЬ

Яков Перельман родился в 1882 г. в ныне польском городе Белосток. Тогда это был средний российский городок, часть жителей которого нищенствовала, часть занималась ремёслами, а небольшая часть шиковала. Богатые купцы расположились в центре города, собирая с окраин всю ненависть рабочего люда. Три школы, три библиотеки и одно училище на сотни кабаков и трактиров, угнетённость и туберкулёз, недостаток хлеба и грязь — казалось бы, подобная среда никак не могла способствовать образованию и культуре.

Отец Якова Исидор Перельман скончался в 1883 г., оставив в наибеднейшем состоянии жену с двумя детьми — старшему сыну Иосифу исполнилось пять, младшему же не было и года. Детям с младых лет пришлось постигать азы тяжёлой работы, а мать — учительница начальных классов — обучала их чтению и языкам; она добилась, чтобы оба сына поступили в единственное среднее учебное заведение города — Белостокское реальное училище. Это было важным шагом для обоих Перельманов (Иосиф в скором времени под псевдонимом Осип Дымов начнёт писать рассказы и пьесы, в одной из которых сыграет молодой Леонид Утёсов, в 1913 г. он уедет на постоянное местожительство в Нью-Йорк, где скончается в 1959 г. известным в США драматургом). Училище славилось своими преподавателями, многие из которых окончили Петербургский университет. Они прививали ученикам трудолюбие, любознательность, логику, способность анализировать и образно мыслить.

Яков много читал, не ограничиваясь только местными библиотеками и учебной литературой. Он поглощал все книжные новинки, а также журналы и газеты, поступающие в бесплатную читальню. Яков систематизировал прочитанное и умело конспектировал самое важное, на всю жизнь приучив себя ценить слово и время.

Россия переживала далеко не самые лучшие дни в конце XIX и начале XX. И это тоже сыграло важную роль в жизни Перельмана, в становлении его личности, в формировании его социального и духовного сознания. Бунты и стычки, баррикады возле суконной фабрики, на которой когда-то работал счетоводом отец, избиение полицейскими ткачей и кожевников, погром родного училища в поисках революционной крамолы, возведение новых тюрем — такими запомнились последние годы в родном городе. Но именно в Белостоке Перельмана ожидает первый настоящий успех, который определит всю его будущую жизнь.

В начале 1899 г. Яков ознакомился с книжкой, в которой предупреждалось о конце света в ноябре этого же года: «Даже учёные мужи и те предсказывают на конец года обильное выпадение звёзд», утверждалось в предисловии. Перельману было неполных 17 лет, и дерзкий юношеский задор заставил не только объяснить «звёздные выпадения», но и опровергнуть эту «ерунду» — обоснованно, логично и научно, как учили преподаватели. Прочитав дюжину книг по астрономии, Яков решил написать опровержение. В конце июля он отправил свою первую статью «По поводу ожидаемого огненного дождя» в «Гродненские губернские ведомости» под псевдонимом «Я.П.» (ученикам тогда было запрещено публиковаться в газетах и журналах). Через две недели он получил ответ из редакции. Вскоре «Господину Я.П.», обладающему «необыкновенно чётким почерком», за статью был выплачен гонорар в сумме 7 руб. 31 коп. серебром (его мама зарабатывала немногим больше).


Стальная игла, которая в воле не тонет...

Публикация первой статьи настолько воодушевила юношу, что он уже тогда решил посвятить себя журналистике и просветительской работе. В училище не преподавали введение в журналистку и основ творческой деятельности, но подсознательно он знал, что и как нужно писать. Он будто был рождён именно для этого — просвещать, сеять науку, сеять доброе, вечное, светлое. За всю более чем сорокалетнюю творческую деятельность Перельман не изменит себе и своей главной цели.

Последней ступенью стало обучение в петербургском Императорском Лесном институте, дававшем студентам отменное высшее образование. В 1909 г. Перельман выйдет оттуда со званием «учёный лесовод 1 разряда», но проработает по специальности не более года. Кстати, и в этой области отметился Яков Исидорович! Когда стране не хватало топлива (сырьём для которого служили дерево и уголь), Перельман предложил перевести стрелку часов на час вперёд для экономии горючего и для нанесения меньшего вреда природе, почве и лесам. Тогда это был единственный выход, и его сразу же воплотили в жизнь. С тех пор этот метод экономии электроэнергии применяется в России вот уже 90 лет. И хотя многие утверждают, что перевод часов вредит здоровью людей и нецелесообразен, в те годы это было актуально и рационально.

В ПЕТЕРБУРГ -
УЧИТЬСЯ И РАБОТАТЬ

Осенью 1901 г., будучи зачисленным в Лесной институт, Яков приезжает в Петербург. Жилось ему очень сложно: приходилось платить за учёбу 60 руб. в год питаться, одеваться и снимать квартиру — всё за свой счёт. Старший брат, третьекурсник того же института, и мама не имели возможности помогать, но Яков уже знал, как может сам заработать. В номере 4 за 1901 г. в журнале «Природа и люди» был напечатан его очерк «Столетие астероидов». С этой публикации началось долгое и плодотворное сотрудничество Перельмана с журналом. Однако издатель П.П. Сойкин платил начинающим авторам совсем немного, так что студенту в следующем году всё-таки пришлось подавать прошение о переводе на бесплатное обучение. Учитывая блестящие успехи Перельмана, директор института прошение удовлетворил.
 
Расстояния АВ и АС равны, хотя первое кажется больше
Линия, пересекающая полоски, кажется ломаной. Но это прямаяНекоторое время смотрите на промежуток (середину) между кружками — если они сольются в одно, значит, у вас хорошо развито стереоскопическое зрение

В 1903 г. скончалась мать — женщина, сыгравшая самую важную роль в жизни Якова. Один из лунных кратеров назван в честь Перельмана, можно измерить его радиус и длину, уровень углубления, но те усилия и заботу, постоянную поддержку и любовь, которыми окутывала мать своих детей (и особенно младшенького), никакими приборами измерить нельзя. После её похорон, чтобы отвлечься от горьких мыслей, Яков ещё более углубился в науку, постижение новых знаний и работу.

Для издательства Сойки на как редактор он подготавливает несколько книг, а в 1904 г. становится ответственным секретарём еженедельника «Природа и люди». Яков активно занимается литературной и журналистской деятельностью, многогранно и обширно рассматривая самые разные темы. Он пишет о каналах на Марсе и дрессировке певчих птиц, об академике В.Я. Струве и криптографии, о туманности Ориона и крупнейшем алмазе «Куллинан», о теореме Ферма и пауках-птицеедах, о фотографии будущего и органах чувств у растений... Конечно же, будучи ещё студентом Лесного института, Перельман особенно часто затрагивает лесную тему.

Такая сверхнапряжённая работа не могла не сказаться на организме, и Яков заболевает. В 1907 г. он вынужден уйти в академический отпуск, поэтому Лесной институт оканчивает на год позже — в 1909-м. Естественно, с отличием. Сразу после получения диплома его позвал к себе в управляющие миллионер Кочубей, владелец огромнейших лесных угодий. Он сулил ему «царский» дом в Курской губернии и крепкое жалованье, но Яков отказался и, продолжая снимать крохотную квартирку неподалёку от издательства Сойкина, остался в Петербурге.

Яков Перельман проработает в журнале «Природа и люди» до его последнего номера в 1917 г. В связи с запрещением студентам печататься, а также из-за своих многочисленных публикаций (более 500 за 16 лет!), Перельману приходилось пользоваться не менее многочисленными псевдонимами. Это и уже известный со времён первой статьи «Я.П.», а также «Я. Л-ой», «Я. Лесной», «Я. Лес-ной», «П. Сильвестров» (от латинского «сильвеструм» — лесной), «Цифиркин», «П. Рельман», «П. Я-в», «Я. Недымов» (в отличие от старшего брата Осипа Дымова) и другие. Возможно, далеко не все псевдонимы расшифрованы и раскрыты, ведь сам Перельман не делал записей своих публикаций (к тому же, не сохранился ни один из его дневников). Для него всегда главным было просвещать других, давать другим важную и интересную информацию, о собственной же славе он никогда не думал.

Только благодаря Перельману, в еженедельнике «Природа и люди» начинают с 1914 г. печататься работы К.Э. Циолковского, и у них завязывается долгая дружеская переписка. А вот что скажет отец космонавтики о книге Перельмана «Межпланетные путешествия»: «Это сочинение явилось первой в мире серьёзной, хотя и вполне общепонятной книгой, рассматривающей проблему межпланетных путешествий и распространяющей правильные сведения о космической ракете». Многократно переиздавая и дополняя «Межпланетные путешествия», автор ставил перед собой задачу увлекательно рассказать о теории и проблемах межпланетных путешествий, донести до читателей не только факты и последние проекта, но и отсеять все небылицы и домыслы, которыми эта тема обросла за несколько десятилетий.


Сфокусируйте взгляд на середине между изображениями. Когда эти изображения сольются, вы увидите перед собой словно внутренность трубы, уходящей вдаль

Если смотреть на рисунок одним глазом, то одна из букв покажется более чёрной, чем остальные


ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ НАУКА
В начале 1908 г. двадцатипятилетний студент Лесного института завёл особую папку с надписью: «Пригодится для будущей книги». Тогда он ещё и представить не мог, какой ошеломляющий успех её ждёт. Папка постепенно заполнялась материалом, и на следующий год, после окончания института, Перельман приступает к активной работе над книгой. Осенью 1910 г. первая часть «Занимательной физики» была завершена, и автор сразу же относит рукопись Сойкину. Но тот, пролистав несколько страниц, не воспринял её всерьёз и отложил в нижний ящик письменного стола: прочитаю, мол, потом как-нибудь (название Сойкину тоже очень не понравилось). Перельман решил не сдаваться, не унывать, а ждать. Скромность и врождённая робость не позволяли ему поинтересоваться «ходом чтения», хотя с издателем он встречался довольно часто. И вот, спустя почти два года, Сойкин вызвал к себе Якова Исидоровича: «Наконец-то я удосужился прочитать ваш опус! Знаете, пожалуй, получится интересная книга и пойдёт! Я велел подготовить контракт с вами на её издание. Вот, подпишите здесь. Полагаю, что для начала двухсот рублей за глаза хватит». Никогда издатели не церемонились со своими авторами. Сколько бесценных нервов и моральных сил бесцельно потрачено за эти два года ?!

Но Перельман был рад. Книга вышла в 1913 г. и понравилась всем: учителям, студентам, рабочим, учёным, академикам, инженерам, школьникам... В 1916 г. большим тиражом выходят две части «Занимательной физики», и её автор подписывает контракт уже на более выгодных для себя условиях.

Почему заострённые предметы колючи? Как люди изобретали «вечные двигатели»? Сколько должна весить паутинная нить, протянутая от Земли до Солнца? Как отличить варёное яйцо от сырого? Почему от брошенного в воду камня расходятся круги? Как определить лучшее место в кинотеатре? Почему у телеги передние колёса меньше задних? Как «на глаз» измерить расстояние до летящего объекта? Можно ли с помощью льда добыть огонь? Как определить скорость речного судна? Много нового и занятного узнаёт каждый из книг «Занимательная физика», «Занимательная математика», «Занимательная астрономия», «Занимательная механика» и других занимательных в прямом и переносном смысле книг. Написанные почти сто лет назад, эти книги никогда не утратят своей актуальности и интересности — и через десять, двадцать лет они будут переиздаваться и лежать на наших книжных полках и храниться в обычных и электронных библиотеках.

Секрет успеха своих книг Перельман проанализировал в 1939 г. в статье «Что такое занимательная наука?», впервые опубликованной в полном виде в журнале «Техника — молодёжи» (№ 11, 1972 г.). Он сформулировал 13 приёмов занимательной науки, среди которых: обязательная иллюстрация событиями современности (закон Архимеда поясняется на примере подъёма 3000-тонного ледокола «Садко» с помощью 16 металлических понтонов), примеры из мира техники, спорта и истории, разбор литературных и художественных сюжетов (Толстой, Чехов, Верн, Уэллс, Твен), попытка осуществления фантастических экспериментов (описание мира, из которого устранена сила тяжести), обсуждение вопросов обиходной жизни (лёд для охлаждения, пение самовара), как наука помогает работникам сцены, эстрады, цирка и кино...

Перельман получал очень много писем. Особенно оживлённый поток вопросов и предложений от читателей пришёлся на 30-е гг., когда одна за другой стали выходить книги занимательной серии. Он отвечал всем (однажды было получено 197 писем за месяц!) — своим необыкновенно чётким каллиграфическим почерком.

15 октября 1935 г. открылся уникальный культурно-просветительный центр «Дом занимательной науки» — наверное, единственный в мире музей, где обязательным условием было потрогать экспонат, покрутить его и даже попытаться сломать. Перельман возглавлял методический совет, в который входили академики Иоффе и Вавилов, писатель Успенский и другие учёные и деятели искусства. В четырех отделах ДЗН было собрано более пятисот крупных экспонатов и бесчисленное количество диапозитивов, карт, рисунков, приборов и прочих «мелочей». Дважды в неделю Перельман принимал посетителей. К нему так часто приносили свои проекты изобретатели «вечного двигателя», что пришлось вывесить табличку: «Приём по вопросам создания «вечных двигателей» не производится». А однажды к Якову Исидоровичу пришёл известный цирковой артист Эмиль Кио. Он прочитал книжку Перельмана «Обманы зрения», и у него возник ряд вопросов, как наука может помочь в создании магических фокусов.

ПЕРЕЛЬМАН И ФАНТАСТИКА
В одном из ранних очерков Перельмана «Насекомые в янтаре» говорится: «...природа сама позаботилась о пытливых палеонтологах, сохранив от разрушительного влияния времени остатки древней животной и растительной жизни под прозрачной оболочкой золотистой смолы». А ведь это главная идея знаменитого романа «Парк юрского периода», написанного Майклом Крайтоном спустя 70 лет, и фильма, снятого в 1993 г. Стивеном Спилбергом!

Работая в журнале «Природа и люди», Яков Исидорович в 1908 г. предложил Сойкину издавать бесплатное приложение к их журналу под названием «Мир приключений». Первый сборник «Мира приключений» вышел в 1910 г., сразу же привлёк внимание читателей и выходил после закрытия основного журнала — до 1928 г. Там печатались приключенческие, детективные и научно-фантастические произведения зарубежных (Перельман, свободно владевший пятью иностранными языками, сам отбирал рассказы и повести Герберта Уэллса, Артура Конан Дойла, Луи Буссенара, Эдгара По и др.) и отечественных мастеров (например, первая «космическая опера» — роман Н. Муханова «Пылающие бездны»). Причём, объём фантастических текстов значительно превышал все остальные. Издание было богато на иллюстрации, содержало критико-биографические статьи и проводило ежегодный литературный конкурс среди начинающих авторов на лучший научно-фантастический рассказ.

Мало кто знает, что термин «научно-фантастический рассказ» тоже был придуман и впервые употреблён Яковом Перельманом (причём, задолго до появления в 1926 г. первого научно-фантастического журнала в мире — «Удивительных историй» Хьюго Гернсбека, который ввёл в мировой обиход термин «science fiction»).

С 1922 г. по 1929 г. выходил журнал «В мастерской природы», организатором и вдохновителем которого стал Перельман (Н.К. Крупская одобрила и поддержала это начинание). В нём печатались фантастические рассказы, но особенно широко, конечно же, была представлена любимая редактором тема межпланетных путешествий. В 1930 г. по инициативе опять же Перельмана редакция журнала «Вокруг света» ввела новую рубрику «Мастера научной фантастики», в которой были представлены произведения зарубежных фантастов. Каждую публикацию Яков Исидорович сопровождал предисловием, рассказывал об авторе и по косточкам разбирал заложенную в рассказе или повести научную идею.

Летом 1934 г. в СССР приехал Герберт Уэллс. В Ленинграде он был недолго, но выкроил три часа на беседу с популяризаторами науки и «собратьями по перу». Стоит ли упоминать, кто стал инициатором этой встречи? Вот что английский писатель сказал Якову Исидоровичу: «Не вы ли тот самый Джейкоб Пёрлман, который столь своеобразно интерпретировал мои некоторые сочинения? Я прочитал вашу «Занимательную физику» и нашёл в ней ссылки на мои романы... Вы так ловко разоблачили моего «Человека-невидимку», указав, что он должен быть слеп, как новорождённый щенок... Я так тщательно стремился скрыть от читателей уязвимые стороны моих романов, но вы их с лёгкостью разгадали».

— Каюсь, мистер Уэллс, это дело моих рук... — ответил «Жемчужный человек» («Pearl» по-английски — «жемчуг»). — Но ведь от этого ваши романы не потеряли своей прелести.

А ещё Перельман, никогда не считавший себя писателем, сочинил дополнительную главу к роману Ж. Верна «Из пушки на Луну», которая вошла в «Занимательную физику». Там же можно найти научно-фантастический рассказ Перельмана «Завтрак в невесомой кухне».

Но, как ни странно, самый ярый и ничего не боявшийся популяризатор научной фантастики почему-то не попал и в обширную «Энциклопедию фантастики», составленную Владимиром Гаковым.

1917 — 1942
После Октябрьской революции и закрытия журнала «Природа и люди» Перельман занялся научно-педагогической деятельностью. Он разрабатывал новые учебные пособия и методические программы по естественным наукам, читал лекции и делал доклады в различных учебных заведениях вплоть до 1942 г., в блокадном Ленинграде. Якова Исидоровича можно было видеть в колхозных аудиториях и воинских частях, а летом 1934 г. по просьбе редакции журнала «Техника — молодёжи» он совершил лекционное турне по московским заводам и фабрикам.

Помимо редакторской деятельности в различных журналах, Яков Исидорович занимался «миллионом» других дел: работал инспектором отдела Единой трудовой школы Наркомпроса РСФСР (1918 — 1923), участвовал в работе московской «Секции межпланетных сообщений» Осоавиахима СССР (1924), работал в отделе науки ленинградской «Красной газеты» (1924 — 1929), был членом правления кооперативного издательства «Время» (1925 — 1932), работал в ленинградском отделении издательства «Молодая гвардия» (1932 — 1936). И, конечно же, он без устали продолжал писать — книги, статьи, очерки...

Перельман не только пропагандировал космонавтику, но и стоял у её истоков. В 1931 — 1933 гг. он был членом президиума ЛенГИРД — Ленинградской группы изучения реактивного движения, а также заведовал в ней отделом пропаганды. Так он познакомился и начал переписываться с Сергеем Королёвым, работавшим в составе московской ГИРД.

В 1941 г. нашу страну чёрной пеленой накрыла война. Чета Перельманов отказалась от эвакуации из Ленинграда. И в 1942 г. — от истощения и голода — в январе скончалась Анна Давидовна, его супруга, работавшая в блокаду в госпитале, а 16 марта и Яков Исидорович. Вскоре будет полностью разрушен и «Дом занимательной науки», который посещали тысячи людей (в том числе ленинградский школьник Георгий Гречко, будущий лётчик-космонавт СССР).

Но остались его книга, переизданные более пятисот раз многомиллионными тиражами — в нашей и многих других странах мира. Осталась память об этом прекрасном человеке. Яков Исидорович Перельман мог стать членом Академии наук и пользоваться всеми почестями и званиями, он мог стать известным писателем и попасть во все энциклопедии, мог быть основателем ракетостроения и крупным учёным, но вместо этого он посвятил свою жизнь популяризации науки и стал, по меткому определению Г.И. Мишкевича, самым величайшим «доктором занимательных наук».

Подбор иллюстраций -
Андрей Кожухов и Наталья Ежова