"Техника-молодежи", 1960, №10, с. 18-19

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

Вы, конечно, помните дискуссию «Жизнь вокруг Солнца», начатую в первом и во втором номерах нашего журнала за этот год. Дискуссия получила широкий отклик. В редакцию стали приходить письма и защитников возможности жизни на Венере, и приверженцев гипотезы о существовании простейших организмов на Юпитере и Сатурне, и, несомненно, пылких сторонников цивилизации на Марсе.

Сегодня, как продолжение дискуссии, мы предлагаем вашему вниманию две статьи читателей. Обе они посвящены нашему загадочному космическому соседу Марсу.

КАНАЛЫ — НЕРЕШЕННАЯ ЗАГАДКА МАРСА

С

реди многочисленных загадок Марса одной из наиболее сложных является, бесспорно, загадка его каналов. Открытые в 1877 году итальянским астрономом Скиапарелли, каналы на долгие годы стали предметом оживленных научных споров. Трудность наблюдения этих объектов, находящихся на пределе видимости, вызвала у многих ученых сомнение в реальности каналов. Их не раз объявляли «оптической иллюзией», ставили даже специальные опыты в подкрепление такого вывода.

Решающее слово сказала фотография. Первые снимки наиболее крупных каналов были получены в 1909 году пулковским астрономом Г. А. Тиховым. В настоящее время на карты Марса нанесено свыше 1 тыс. каналов, из них около 500 получено на фотографиях.

Однако ни визуальные наблюдения, ни многочисленные снимки не дали пока ответа на вопрос: какова природа и происхождение этих обширных образований, покрывающих словно гигантской сетью поверхность соседней планеты?

Удивительная линейность каналов (по крайней мере многих из них) послужила основанием для смелой гипотезы об их искусственном происхождении. Убежденным ее защитником был американский астроном Лоуэлл, отдавший более 20 лет жизни исследованию Марса. По мнению ученого, каналы представляют собой грандиозную оросительную систему, созданную разумными существами, населяющими Марс. Самих водных протоков, говорил Лоуэлл, мы разглядеть, конечно, не можем, а видим возделанные нивы и покрытые растениями участки, тянущиеся вдоль протоков.

Сейчас большинство ученых считает эту гипотезу «слишком фантастической». В книгах и статьях, посвященных Марсу, обычно высказывается предположение, что каналы — не что иное, как линии разлома коры планеты. Но встает другой вопрос: какие разломы? Ведь они могут быть трещинами в поверхностных породах или представлять собой корытообразные впадины — грабены.

Предположим, что каналы — трещины в коре Марса. Большинство из них имеет в ширину от 20 до 60 км. Такие трещины имели бы соответствующую огромную глубину и казались бы черными (вследстаие поглощения света) и были бы видны постоянно. Однако зимой большую часть каналов мы не видим. Они выступают на поверхности планеты весной, по мере таяния полярных льдов. Сначала появляются каналы, непосредственно примыкающие к полярной шапке, затем — расположенные дальше от нее. Их сеть как бы расползается по планете от полюса к экватору. Кроме того, наблюдения показывают, что многие каналы состоят из пятнышек и полосок зеленоватого цвета.

Эти факты говорят о том, что каналы не могут быть трещинами, а представляют собой поверхностные образования.

Теперь допустим, что каналы — сбросовые впадины, грабены. Образование грабенов (как и трещин) связано с действием внутренних тектонических сил. Например, обширные восточноафриканские грабены являются вулканической областью. Но можно ли представить себе, что вулканические силы могли вызвать однотипное, стандартное опускание многочисленных участков поверхности в масштабах целой планеты? Такое предположение является неправдоподобным.

Далее, тектоническая деятельность на Марсе — в настоящее время, вероятно, уже настолько слаба, что мы не наблюдаем вулканических явлений на его поверхности. Значит, образование столь грандиозной системы разломов коры могло произойти сотни миллионов лет назад. Но ведь каналы расположены главным образом в пустынях и лишь некоторые из них пересекают «моря» — голубоватые участки планеты. В условиях частых пылевых бурь на Марсе всякие углубления на его поверхности неминуемо заносились бы пылью и песком. За миллионы лет существования пустынь впадины и трещины были бы засыпаны песком до краев. Если бы не хватило песка, чтобы заполнить такую гигантскую систему разломов, тогда весь песок пустынь и пыль были бы давным-давно сдуты в глубину трещин. А между тем песчано-глинистые пустыни на Марсе существуют. Так мы снова приходим к выводу, что каналы лежат на поверхности. Минеральными образованиями каналы тоже не являются, иначе их давно засыпали бы слои пыли и песка. Что же они представляют собой в таком случае?

Противостоять песчаным и пылевым заносам способна только живая растительность, и притом растительность высокорослая. Поэтому вполне обоснованным и убедительным является вывод академика Академии наук Украинской ССР Н. П. Барабашова о том, что каналы Марса представляют собой узкие области поверхности, напоенной влагой растаявшей полярной шапки, вдоль которых тянется растительность, При этом каналы становятся шире, и их легче наблюдать. Очевидно, когда растения увядают, каналы делаются узкими и почти исчезают.

Но почему же участки растительности расположены правильными вытянутыми рядами?

Обратимся сначала к Земле. У нас все естественные водные протоки имеют характерную особенность: чем они старше, тем большую искривленность имеют их русла. Неодинаковая скорость вращения различных точек земного шара ведет к подмыву одного из берегов. Поэтому в северном полушарии реки больше размывают правый берег, в южном полушарии — левый берег. Далее, водный поток отклоняется то вправо, то влево из-за различных препятствий и неровностей поверхности. Образующиеся извилины непрерывно увеличиваются: течение реки под действием центробежной силы подмывает вогнутый берег. Наконец, эрозия (размыв) грунта сопровождается наносами.

На Марсе, как и на Земле, должны действовать общие законы эрозии. Следовательно, если бы каналы представляли собой естественные водные протоки, они обязательно были бы извилистыми, и полосы растительности, тянущиеся вдоль них, давали бы в совокупности характерную картину множества излучин, а не длинных прямолинейных полос. Однако такой естественной картины на Марсе мы как раз не наблюдаем.

Ширина каналов также требует объяснения. В пустыне прибрежная растительность не может отойти от протока дальше нескольких десятков метров, в исключительных случаях — сотен метров. Между тем ширина большинства каналов (то есть наблюдаемых зеленоватых полос растительности) достигает десятков километров. Трудно представить себе, чтобы песчаную почву увлажняли на многие километры водные протоки, настолько узкие, что они остаются для нас невидимыми. В условиях земных пустынь расширять зону растительности по берегам каналов возможно лишь путем искусственного орошения.

С проблемой каналов тесно связана проблема воды на Марсе. Воды там очень мало, нет морей и океанов. Самыми большими хранилищами воды являются полярные шапки. Талая вода распространяется от полярных областей к экватору и вызывает весенний расцвет растительности.

Однако увлажнение «морей» и системы каналов, длина которых в общей сложности превышает миллион километров, возможно лишь при условии достаточной толщины полярных шапок. Между тем считается, что шапки имеют небольшую толщину — примерно 1-5 см, причем их покров не сплошной, и сквозь него просвечивает красноватая почва Марса. Такое заключение делается на том основании, что шапки весной тают быстро и цвет их не чисто белый, а слегка красноватый.

С этим мнением, однако, трудно согласиться. Южная полярная шапка, например, тает в течение 5-6 земных месяцев под непрерывно греющими лучами незаходящего солнца. Трудно согласиться, что такое таяние «быстрое». И трудно согласиться, что небольшой сравнительно участок растаявшего льда увлажнит почву шириной в несколько сотен километров, вытянется темными потоками по направлению к экватору. А именно такую картину увлажнения почвы во время марсианской весны мы наблюдаем в телескоп. Что же касается красноватого цвета полярных шапок зимой, то покраснение вызывает скорее всего осаждающаяся на снежном покрове красноватая пыль.

Значит, шапки и большой толщины все же будут красноватыми.

Итак, мы видим, что своеобразные особенности марсианских каналов ставят проблему их происхождения в число интереснейших проблем современного планетоведения. Можно надеяться, что вопрос об истинной природе каналов будет выяснен наукой.

Л. ГОЛОСНИЦКИЙ, астроботаник

г. Казань


МАРСИАНЕ БЫЛИ. ГДЕ ЖЕ ОНИ ТЕПЕРЬ?



В

ясную ночь на нас глядят звезды, далекие и безмолвные. Даже в самый сильный телескоп они кажутся точками. Из черных глубин вселенной к нам приходит только холодное зеленоватое мерцание. Тонкий луч, долетевший от далекого небесного тела, люди заставляют рассказывать о многом. Мы узнаем скорость, размеры, состав и температуру гигантских светил, узнаем их прошлое и будущее. Мы наблюдаем рождение и гибель звездных миров.

Только не приносит с собой слабый луч плеска волн неведомых морей на далеких, неизведанных планетах; сквозь космическую тьму не долетают запахи чужих, таинственных лесов, крики странных тварей, населяющих их. Мы еще не протянули руки нашим звездным соседям, разумным обитателям иных миров. Мы даже не знаем, где они есть, где они были...

Человечество, конечно, не одиноко во вселенной. Там, где возникали необходимые физико-химические условия, появлялась и жизнь.

В солнечной системе, кроме Земли, есть еще две планеты — Венера и Марс, на которых возможна жизнь. В своем развитии эти планеты проходили ту стадию, на которой на Земле образовались органические вещества, а затем и жизнь.

Трудно представить себе многообразие ее форм. Но наиболее универсальным свойством живого является обмен веществ и взаимодействие с окружающей средой. В результате этого выживают наиболее приспособленные организмы.

Очевидно, что скорость эволюции связана с темпом изменения окружающей среды, с резкой сменой условий существования. Доказательство этому — палеонтологическая история Земли.

В эволюции земных организмов ясно намечается одна важная особенность: постепенное и неуклонное усложнение нервной системы. Ее возникновение обусловлено общим свойством живой материи — раздражимостью. Это свойство носит общий характер.

Там, где существует относительно развитая жизнь, там обязательно существуют организмы, наделенные нервной системой.

Количественный рост нервной системы в конечном счете приводит к новому качественному состоянию — сознанию. Становится возможным запоминание прошлого опыта, нахождение общих свойств в разнообразных событиях, предвидение результатов явлений природы и собственных действий. Преимущества мыслящих существ в борьбе за существование огромны. Поэтому появление разумных существ на вершине эволюции обязательно. Вряд ли они на других мирах должны быть обязательно похожи на человека. Но они имеют одну общую черту: это материя, дошедшая в своем развитии до самосознания.

Как же могло происходить развитие жизни на планетах солнечной системы?

Эволюция планет, образовавшихся в одно и то же время, зависит от их массы и удаленности от центрального светила. Чем меньше масса планеты, тем быстрее она остывает. В свою очередь, удаление от центрального светила также должно способствовать более быстрому остыванию, а следовательно, и более быстрому развитию планеты.

Поэтому Венера, Земля и Марс находятся в настоящее время на разных стадиях эволюции. Марс, имеющий массу почти в 10 раз меньшую, чем у Земли, и отстоящий в 1,5 раза дальше от Солнца, успел остыть быстрее. Венера хоть и имеет массу, сходную с Землей, но находится почти в 1,5 раза ближе к Солнцу и в своем развитии проходит одну из стадий, характерных для Земли в отдаленные геологические периоды. Итак, жизнь на Венере должна находиться на более ранней стадии развития (если она там уже появилась), на Земле — занимать промежуточное положение и быть наиболее старой на Марсе.

С этой последовательностью эволюции Венеры, Земли и Марса соглашается большинство ученых.

Однако, если и признается, что живые существа на Венере значительно примитивнее земных, то относительно Марса либо вообще не делают никаких выводов, либо считают, что разумные обитатели тоже значительно примитивнее земных. Таким образом, принимая зависимость эволюции живых существ от эволюции планеты для пары Венера — Земля, отказываются принимать ту же зависимость для пары Земля — Марс. А ведь по объективным законам развития жизнь на Марсе должна была появиться значительно раньше, чем на Земле, а возникнув, развиваться более быстрыми темпами. Разумные существа на Марсе должны были появиться значительно раньше, чем на Земле.

Появившись, разумные обитатели не могут исчезнуть с планеты «вдруг», сразу. Ведь условия не могут изменяться катастрофически и притом на всей планете, а к изменениям, происходящим с геологической скоростью, организм может приспособиться как вид.

Вместе с тем, если бы на Марсе были разумные существа, опередившие в своем развитии человечество на несколько миллиардов или сотен миллионов лет, то мы, безусловно, знали бы об этом. Можно предположить, что не только человечество, делающее первые шаги в космос, уже мечтает об освоении других миров. И если мы до сих пор не познакомились с разумными жителями Марса, так только потому, что их сейчас там нет. Нет, хотя они с неизбежностью должны были жить, и их не могло уничтожить медленное остывание планеты.

Какой же катастрофой объяснить исчезновение марсиан?

Пока этого никто не знает. Пока. Но как долго ждать, когда тайны Марса перестанут быть тайнами?

На такой вопрос ответить нетрудно: человек вошел в космос, человек все ближе и ближе придвигает дальние миры.

В. КОЗАКОВ, биолог

г, Киев