вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2020 г (октябрь - декабрь)


  1. Джонатан О’Каллаган. Мы идем к Венере (Jonathan O’Callaghan, We’re heading for Venus) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3302 (3 октября), 2020 г., стр. 14-15 - 886 кб
    «14 сентября [2020 года] ученые заявили, что они обнаружили фосфин на Венере, потенциальную сигнатуру жизни. Приведет ли это открытие к новой эре исследования Венеры, как это было с Марсом до нее? (...) а мы сейчас думаем, что Марс когда-то был обитаемым, текущие перспективы для жизни там невелики. Итак, Марс начал терять свой блеск. (...) Если фосфин действительно присутствует на Венере, и мы не можем определить небиологический источник в облаках Венеры, мы можем увидеть новый порыв в поисках жизни, на этот раз на самой горячей планете нашей солнечной системы. (...) Мы знаем, что фосфин может производиться на Земле анаэробной жизнью, которая не требует кислорода. Предполагаемое открытие в 50 километрах над поверхностью Венеры находится в регионе, где условия имитируют условия на Земле, и, следовательно, может быть обитаемым - потенциально для переносимых по воздуху микробов, летающих на каплях. (...) Несколько космических аппаратов также должны пролететь мимо Венеры в ближайшие месяцы, в том числе европейско-японский космический аппарат BepiColombo на пути к Меркурию, который может разглядеть фосфин в атмосфере Венеры в этом месяце [октябрь, 2020]. (...) следующим шагом будет отправка специальных миссий на Венеру для более детального исследования фосфина. (...) EnVision, который будет запущен в 2032 году, является одной из многих предложенных миссий к Венере, которые уже были на столе до открытия фосфина. Индия также надеется запустить миссию в этом десятилетии, в то время как Россия давно говорила о возвращении на Венеру. Японский космический корабль Акацуки в настоящее время находится на орбите Венеры, но его инструменты не имеют возможности искать фосфин. (...) НАСА рассматривает две новые миссии к Венере: DAVINCI + и VERITAS. Первый будет включать в себя атмосферный зонд, который может нарисовать более широкую картину атмосферы Венеры и собрать некоторую полезную информацию. (...) Помимо этих национальных усилий, калифорнийская аэрокосмическая компания Rocket Lab заявляет, что планирует запустить небольшой атмосферный зонд к Венере уже в 2023 году, чтобы найти доказательства наличия фосфина. (...) Другое частное предприятие, «Инициативы прорыва» (Breakthrough Initiatives), финансирует исследования потенциальной жизни на Венере с целью, возможно, разработки собственной миссии. (...) Такие предприятия поднимают вопросы относительно защиты планеты. Марк МакКогриан из ЕКА говорит, что компании должны следить за тем, чтобы их миссии не загрязняли Венеру земными микробами. (...) Для поиска самой жизни на Венере потребуется специальная миссия, которая сможет отобрать образцы атмосферы, возможно, машина, которая сможет парить на воздушном шаре, подобно сделанным ранее Советским Союзом. (...) В конце концов, мы можем захотеть получить образец атмосферы Венеры, что создает дополнительные трудности. (...) даже если биологический источник окажется маловероятным (...) перспектива эры исследования Венеры, вызванная открытием, имеет множество сторонников, будь то жизнь или нет».
  2. Лия Крейн. Первая планета за пределами нашей галактики? (Leah Crane, First planet outside our galaxy?) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3302 (3 октября), 2020 г., стр. 17 - 700 кб
    «В далекой-далекой галактике огромная планета может вращаться вокруг двойной звездной системы. Если этот мир реален, он был бы самым далеким из когда-либо обнаруженных - первой планетой, обнаруженной в другой галактике. Группа исследователей возглавляла группу исследователей. Розанна Ди Стефано из Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики в Массачусетсе обнаружила эту потенциальную планету, которая теперь называется M51-ULS-1b. Она находится в галактике M51, известной как галактика Водоворот, которая находится на расстоянии 28 миллионов световых лет от нас. Исследователи нашли планету, изучив данные 2624 наблюдений, сделанных космическим телескопом рентгеновской обсерватории Чандра. (...) Планета, похоже, находится в системе, где звезда вращается вокруг черной дыры или нейтронной звезды. Лучшее объяснение транзита - это планета, но это не определенно. «Круто, что существует только один транзит», - говорит Мэтью Кенуорти из Лейденского университета в Нидерландах. «Золотой стандарт - это три транзита, расположенных на равном расстоянии друг от друга, потому что тогда вы знаете, что это повторяется, почему "ch" означает, что планета находится на орбите, - говорит он. (...) Измерения Чандры показывают, что если планета реальна, то это, вероятно, газовый гигант немного меньше Сатурна, вращающийся на орбите в десятках астрономических единиц (а.е.) от центра двойной системы. (...) Было несколько других кандидатов на планеты за пределами нашей галактики, и ни один из них никогда не подтверждался. Если мы определим, что эта планета существует, это будет нашим первым взглядом на мир за пределами Млечного Пути и подтверждением того, что наша галактика не отличается особой способностью иметь планеты».
  3. Дэн Фальк. Кто-нибудь там? (Dan Falk, Is anybody out there?) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3302 (3 октября), 2020 г., стр. 36-40 - 2,60 Мб
    «Легко представить себе, что разумная жизнь развивалась по крайней мере на одной планете вокруг одной из 100 миллиардов или около того звезд в нашей галактике. На самом деле настолько легко, что мы склонны предполагать, учитывая обширность видимой Вселенной, что там должны быть другие технологические цивилизации. Однако мы ничего не слышали о них. Почему? (...) Чтобы оценить количество разумных цивилизаций, способных передавать или принимать радиосигналы в пределах Млечного Пути, мы часто возвращаемся к формула, составленная астрономом Фрэнком Дрейком в 1961 году. Уравнение Дрейка умножает семь переменных, начиная со скорости звездообразования в галактике, доли тех звезд с планетами, вращающимися по орбите, и доли тех планет, которые являются обитаемыми. (... ) теперь мы знаем, что почти все звезды являются хозяевами планет, многие из которых могут содержать жизнь. Это означает, что мы можем использовать твердые числа для некоторых членов уравнения Дрейка. Но расчет также содержит другие биологические переменные. Здесь мы можем сделать немного больше, чем догадка. Какова вероятность того, что в обитаемом мире в нем зародится жизнь? А если жизнь возникнет, каковы шансы, что она станет разумной? (...) Традиционный подход к сужению этих вероятностей предполагает выполнение некоторой статистики. (...) Проблема в том, что у нас есть размер выборки один - Земля - и всего две точки данных о ней. Мы знаем, что жизнь появилась на нашей планете довольно быстро после того, как она образовалась примерно 4,5 миллиарда лет назад - в течение первых 300-900 миллионов лет, - в то время как разум появился гораздо позже. (...) Дэвид Киппинг, астроном из Колумбийского университета в Нью-Йорке, нашел способ выполнять вычисления [на основе байесовской статистики] независимо от выбора априорных [допущений], обещая более надежный результат. Грубо говоря, это сводится к доводу, что вероятность появления жизни на обитаемой планете и вероятность того, что жизнь эволюционирует и станет разумной, должны быть либо близки к 0 (это означает, что этого никогда не произойдет), либо к 1 (то есть всегда будет случиться), а не какое-то произвольное значение между ними. (...) Это дает четыре общих сценария, которые, по мнению Киппинга, более вероятны, чем все остальные: жизнь и интеллект редки; жизнь и интеллект - всегда; жизнь редка, но почти всегда рождает разум; или жизнь обычна, но редко дает начало разуму. В эту структуру он вставил числа. Так же, как существует некоторая неуверенность в том, когда впервые появилась жизнь, так и вопрос о том, когда появился интеллект, открыт для обсуждения. (...) На самом деле, Киппинг указывает, что выбранная вами дата [появления разума] не имеет значения: несколько миллионов лет в многомиллиардном временном масштабе мало влияют на окончательный результат. Подводя итоги, Киппинг обнаружил, что сценарий «жизнь обычна, но редко приводит к развитию интеллекта» примерно в девять раз более вероятен, чем сценарий «жизнь и интеллект - редкость». Примечательно, что он также обнаружил, что вывод «жизнь обычна» следует независимо от того, какие априорные решения вы принимаете. (...) Учитывая ограниченный объем данных и некоторые сложные математические выкладки, наши ожидания по обнаружению разума за пределами Земли подталкиваются к «очень мягко к пессимистическому взгляду», - говорит Киппинг. «Я держу пари, что жизнь обычна, но разумная жизнь может быть редкостью». (...) биологи в течение некоторого времени предполагали: мы, возможно, переоценивали вероятность того, что жизнь захватит обитаемые планеты, и вероятность того, что жизнь, когда она появится, порождает разум. (...) Скачок от простых организмов к многоклеточным эукариотическим организмам, состоящим из сложных мембраносвязанных клеток с центральным ядром, например, мог быть полной случайностью [счастливое совпадение]. Требовалось, чтобы две простые клетки столкнулись друг с другом определенным образом, одна поглощала другую - событие «ошеломляющей невероятности», - говорит [Мэтью] Кобб [биолог из Манчестерского университета, Великобритания]. По его мнению, также маловероятно развитие культуры и интеллекта. (...) Можно представить, что интеллект по крайней мере так же полезен, как зрение или полет. Можем ли мы тогда ожидать, что разум будет часто появляться везде, где бы ни появилась жизнь? (...) В конце концов, он склоняется к позиции, аналогичной позиции Киппинга: хотя различные виды примитивной жизни могут быть обычным явлением, интеллект может быть гораздо реже. (...) Конечно, ничто из этого не доказывает, что мы одни в космосе. (...) Но когда речь идет об установлении контакта, мы должны учитывать, освоили ли эти цивилизации радиотехнологии, а также последний член в уравнении Дрейка: продолжительность существования таких цивилизаций. В июне 2020 года, всего через несколько недель после публикации исследования Киппинга, Том Уэстби и Кристофер Конселис из Ноттингемского университета, Великобритания, использовали модифицированную версию уравнения Дрейка, чтобы оценить, что в нашей галактике насчитывается как минимум 36 цивилизаций. (...) результат был встречен скептически многими специалистами в этой области. (...) Но предположим, что в Млечном Пути действительно есть 35 других цивилизаций. В этом случае среднее расстояние между ними составляет около 17 000 световых лет, заключают они, что подрывает любые наши надежды на двустороннюю связь. (...) В любом случае даже скептики считают, что SETI [поиск внеземного разума], который постепенно отходит от периферии, чтобы быть признанным отраслью основной науки, является стоящим занятием. (...) чистый масштаб последствий успеха проекта SETI вынуждает нас продолжать смотреть даже перед лицом больших шансов - и кто знает, что еще мы можем обнаружить на этом пути».
  4. Лия Крейн. Возможный признак жизни на Венере, подтвержденный старыми данными НАСА (Leah Crane, Potential sign of Venus life supported by old NASA data) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3303 (10 октября), 2020 г., стр. 12 - 533 кб
    «У нас есть еще один намек на то, что в облаках Венеры действительно есть фосфин - газ, который может быть признаком жизни, и он исходит из старых данных, собранных космическим аппаратом, который посетил планету в 1978 году. (...) Ракеш Могул из Калифорнийского государственного политехнического университета, Помона (...) и его коллеги повторно изучили данные, полученные от Pioneer Venus Multiprobe НАСА, который измерял массы различных соединений при его погружении в разрушительную атмосферу Венеры в 1978 году. Могул и его коллеги обнаружили ранее незарегистрированные признаки фосфина соответствуют уровням, которые команда Гривза обнаружила с Земли [опубликовано Джейн Гривз из Кардиффского университета в Великобритании и ее коллегами в сентябре 2020 года], наряду с другими химическими соединениями, которые, как ожидается, образуются при расщеплении фосфина. Данные как это происходит, с масс-спектрометра, общеизвестно трудно интерпретировать, поэтому это открытие не является полностью окончательным, говорит Дэвид Гринспун из Института планетологии в Аризоне. (...) Команда Могола также повторно перенесены признаки нескольких других молекул, таких как метан и оксид азота, которых мы не ожидали встретить в облаках Венеры. (...) Метан особенно интересен, потому что он долгое время считался потенциальной биосигнатурой, хотя есть и другие способы сделать его. (...) Перебирать старые данные новыми глазами - это начало, но в конечном итоге нам понадобится больше космических миссий, чтобы действительно понять, что происходит».
  5. Геге Ли. Супер вид на море (Gege Li, Super sea view) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3303 (10 октября), 2020 г., стр. 26-27 - 2,63 Мб
    «Огромные океаны Земли выглядят особенно впечатляюще, когда их можно увидеть сквозь вуаль тонких облаков с Международной космической станции (МКС), которая вращается на орбите в 400 км над планетой. (...) Семь окон модуля позволяют астронавтам наблюдать за выходом в открытый космос и другими операциями за пределами МКС. Они также идеально подходят для наслаждения панорамным видом на Землю и космос. Внешний вид Купола [модуль наблюдения МКС], особенно из его 80-сантиметрового центрального окна, является значительным улучшением по сравнению с небольшими иллюминаторами, которые астронавты использовали до того, как модуль был установлен в 2010."
  6. Геге Ли. Мой друг, Стивен Хокинг (Gege Li, My friend, Stephen Hawking) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3303 (10 октября), 2020 г., стр. 30 - 587 кб
    Рецензия на книгу, написанную физиком-теоретиком Леонардом Млодиновым, с воспоминаниями о Стивене Хокинге (1942-2018): "Известная десятилетиями работы по космологии и черным дырам, с продажей Краткая история времени более 25 миллионов копий с момента её выпуска в 1988 году, Хокинг изменил наше понимание некоторых из самых сложных областей современной физики. (...) В итоге он стал широко признанным величайшим умом своего времени и даже был назван "хозяином Вселенной'' Несмотря на признание, о Хокинге еще многое предстоит узнать. (...) Хокинг жил яркой жизнью, часто полной лишений, и возможность смерти была всегда рядом, что Хокинг приписывает своим достижениям. «Это помогло мне сосредоточиться», - говорит он Млодинову однажды вечером после ужина. (...) [Млодинов:] «со временем вся эта жалость испарится, как одна из черных дыр Стивена», добавив, что это "мне пришло в голову, что Стивен проявил себя как железный человек в своем хрупком теле". (...) «Он игнорировал общепринятое мнение ... Он водил свою машину безумно и безрассудно, и его физика также была дикой и необузданной», - пишет Млодинов. (...) По Млодинову, Хокинг знал, что его слава помогает ему лучше заботиться, чем большинство людей с БАС [боковой амиотрофический склероз, болезнь нейронов, постепенно парализовавшая его], так что он использовал доступные общественные места, и был доволен, когда они помогали людям с ограниченными возможностями. Все эти маленькие истории складываются в картину человека, который, несмотря на свою физическую уязвимость, имел огромную страсть к жизни. И хотя физика сыграла большую роль в его жизни, это была не вся его жизнь. «Любовь - это жизнь», - сказал он однажды Млодинову в ответ на предположение своего друга, что физика для Хокинга все. Нет более ясной демонстрации этого, чем его связи с коллегами, опекунами, партнерами и детьми - последние, как он говорит Млодинову, являются его любимым достижением. (...) Как пишет Млодинов: «Часто мы ограничиваем наши шансы на успех, ограничивая цели, к которым мы стремимся. Стивен никогда этого не делал ... Мы можем привыкнуть ко всему и можем добиться, если не всего, то, по крайней мере, гораздо большего, чем мы себе представляем. Чтобы сблизиться со Стивеном, нужно было понять это».
  7. Лия Крейн. Водное прошлое астероида (Leah Crane, An asteroid’s watery past) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3304 (17 октября), 2020 г., стр. 20 - 555 кб
    «Астероид Бенну - странное маленькое место, но данные миссии НАСА OSIRIS-REx начинают разгадывать его загадки. (...) он собрал смесь информации, включая намеки на то, что родительский астероид Бенну мог иметь текущую воду. Бенну представляет собой груду обломков, образовавшуюся, когда что-то врезалось в более крупный астероид миллиарды лет назад, и частицы слились во множество более мелких астероидов. Изучая Бенну, ширина которого составляет около 500 метров, мы можем узнать больше об этом родительском астероиде который был, вероятно, несколько сотен километров в поперечнике. Когда OSIRIS-REx достиг Бенну [в декабре 2018 года], он заметил кое-что странное: на некоторых его валунах были яркие прожилки [слои руды между слоями породы] до 150 сантиметров в длину и 14 сантиметров. «Они слишком велики, чтобы образоваться на самом Бенну», - говорит Ханна Каплан из Центра космических полетов имени Годдарда НАСА в Мэриленде, поэтому они, вероятно, были частями более крупных трещин на родительском теле Бенну, длина которых составляла до нескольких километров». Они предполагают, что на родительском астероиде Бенну текла жидкость довольно больших масштабов, - говорит Каплан. Это потому, что жилы состоят из карбонатов, типа соединений, которые обычно образуются в результате взаимодействия воды и горных пород. (...) Одна из основных целей OSIRIS-REx - исследовать углерод на Бенну, потому что Земля, вероятно, была построена из похожих на нее горных пород, и они, возможно, принесли сюда ингредиенты для жизни. (...) На поверхности Бенну также есть различия, которые трудно объяснить. Он покрыт валунами, но самые большие из них находятся в основном в южном полушарии. Сами валуны тоже странные: некоторые из них настолько пористые, что кажется, что пустое пространство составляет до 55 процентов из них, больше, чем любой метеорит, который мы когда-либо находили. (...) 20 октября [2020] OSIRIS-REx возьмет небольшой образец с поверхности Бенну, прежде чем отправиться обратно к Земле. Когда образец попадет сюда в 2023 году, исследователи, надеюсь, смогут ответить на многие из этих вопросов», - на основе статьи в Science, 2020.
  8. Дамонд Беннингфилд. Подготовка к передаче (Damond Benningfield, Preparing for a Handoff) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №10, 2020 г., стр. 36-40 - 1,73 Мб
    «Ученые и инженеры, готовящие Interstellar Probe, миссию по исследованию окружающей среды между звездами, сталкиваются с тревожной правдой. «Они пытаются спроектировать космический корабль, который будет запущен примерно в 2030 году и пройдёт тысячу астрономических единиц от Земли за 50 лет. - сказала Джанет Вертези, доцент социологии Принстонского университета и советник исследовательской группы Interstellar Probe. - Проблема в том, что к тому времени они все умрут. (...) Межзвездный зонд, тем не менее, является одним из нескольких предложенных проектов (включая концепцию миссии Solar Gravitational Lens [, которая направлена на отправку космического корабля с солнечным парусом как минимум на 550 астрономических единиц от Солнца, чтобы использовать его гравитацию для изображения экзопланеты] и Breakthrough Starshot [попытка разработать технологию для отправки крошечных зондов на Проксиму Центавра в ближайшие десятилетия]) с запланированным сроком службы в несколько десятилетий или даже дольше. (...) Такие проекты потребуют иной структуры управления, чем типичные миссии исследования. (...) Вертези обрисовал в общих чертах несколько возможных шагов для проекта Interstellar Probe: [1] Он должен планировать подход с участием нескольких поколений с самого начала, при этом все участники понимают, что их время на проекте будет ограничено. [2] Он должен развивать наставничество и ученичество, следя за тем, чтобы следующие поколения были хорошо подготовлены к тому, чтобы взять на себя управление, когда придет их время. [3] Он должен разработать свои собственные способы записи знание миссии для будущих поколений. [4] Он должен разработать свои собственные ритуалы, чтобы поддерживать постоянный энтузиазм по отношению к миссии. (...) Interstellar Probe был задуман несколько десятилетий назад как миссия по изучению межзвездной среды (ISM), космических лучей, струй газа и пыли, а также магнитных полей, заполняющих пространство между звездами. Он также будет смотреть на солнечную гелиосферу, «пузырь», в котором доминируют солнечное магнитное поле и солнечный ветер, и отслеживать взаимодействие между гелиосферой и ISM. (...) Он будет продолжать изучать ISM до тех пор, пока его ядерный генератор не перестанет вырабатывать достаточно энергии для работы своих инструментов или поддержания контакта с Землей. (...) С самого начала команда поняла, что разработка зонда, рассчитанного на 50 лет или дольше, - не единственная проблема, с которой столкнется миссия. Другой - создание проектной команды - проблема, с которой не сталкивались предыдущие миссии. (...) «В идеале я бы посоветовал убедиться, что существуют ограничения по срокам», - сказал Вертези. «Вы можете менять [ключевые должности] каждые 7–10 лет. Это будет предсказуемо, встроено в проект». (...) Обеспечение плавности перехода потребует программы наставничества или ученичества. (...) Однако передача от одного поколения к другому не означает, что прежние члены команды должны исчезнуть. (...) В 1977 году запустили два космических аппарата «Вояджер», которые с тех пор вошли в межзвездное пространство. «Вояджер-1» покинул гелиосферу в 2012 году, а «Вояджер-2» последовал за ним в 2018 году. Предполагается, что оба они продолжат работу примерно до 2025 года. Однако ни один из них не предназначался для изучения такой далекой области, и поэтому никто не ожидал, что так много первоначальные знания о системах космических аппаратов будут потеряны во время их долгого пути. Хотя большая часть этих знаний сохранена в документах, основные детали были заперты в головах первоначальных ученых и инженеров, многие из которых уже умерли. (...) Вертези, по сути, рекомендует «все вышеперечисленное» - как формальный сбор знаний с помощью технических отчетов, диаграмм и других форматов, так и неформальный сбор знаний с помощью институционального повествования. (...) Однако идти в ногу с развивающимися технологиями непросто, особенно потому, что никто не знает, какие технологии будут выглядеть спустя десятилетия после запуска миссии. Например, данные из ранних миссий хранились на магнитных лентах, и во многих случаях больше не существует технологии для их воспроизведения. Таким образом, долгосрочные миссии должны обеспечивать максимальную гибкость аппаратного и программного обеспечения космических кораблей, насколько это позволяют технологии. (...) Команда Interstellar Probe запланировала семинар в историческом клубе исследователей в Нью-Йорке, чтобы приступить к выполнению еще одной рекомендации Вертези: установить ритуалы. (...) Ритуалы могут быть такими же небольшими, как составление графиков рассаживания на собраниях команды, работа над определенной проблемой в одно и то же время на каждой встрече или разрешение младшим членам команды задавать первые вопросы. По словам Вертези, графика, изображающая путь миссии, может иметь ритуальное воздействие, показывая поколение, которое будет проводить её через каждую веху. (...) «Какие ритуалы [миссия Межзвездного зонда] могут создать, которые будут значимыми для нескольких поколений? Вам нужна непрерывность, которая вовлекает новых людей по мере их поступления и действительно вовлекает их в чудо миссии », - сказала она. Тем не менее, Вертези и другие участники Interstellar Probe признают что, несмотря на все планирование, никто не может знать, как будет реализована миссия или как изменится технология и общество».
  9. Марк Штраус. Весна на Марсе (Mark Strauss, Springtime on Mars) (на англ.) «Air & Space», том 35, №5 (октябрь/ноябрь), 2020 г., стр. 8-9 в pdf - 1,33 Мб
    «Находящийся на орбите Марса с октября 2016 года космический корабль ExoMars Европейского космического агентства сделал поразительное открытие: Марс прекрасен весной. Камера орбитального аппарата сделала снимки, такие как лед, уходящий с южного нагорья, ударный кратер, окруженный черными дюнами, а это - 5 мая 2020 года, когда Марс был во время весеннего равноденствия, - на котором видна часть дна каньона Ius Chasma. Ius Chasma расположен в западной части системы каньонов Valles Marineris, которая охватывает почти четверть окружности Марса и является самым большим из известных каньонов в Солнечной системе. (...) Разные цвета на дне каньона указывают на разные типы скал. Геологи полагают, что более легкие скалы - это соли, оставшиеся после того, как древнее озеро испарилось. (...) Орбитальный аппарат ExoMars является частью первой миссии, состоящей из двух частей, совместной работы ЕКА и Российского космического агентства Роскосмос. (...) Вторая часть ExoMars позволит еще ближе рассмотреть красный цветповерхность планеты в 2022 году, когда построенный в России спускаемый аппарат развернет марсоход Rosalind Franker [правильно: Rosalind Franklin], который будет искать новые признаки жизни на живописном Марсе".
  10. Тони Райхардт. Работа, плавание, еда, мечта. Жизнь на Международной космической станции (Tony Reichhardt, Work, Float, Eat, Dream. Life Aboard the International Space Station) (на англ.) «Air & Space», том 35, №5 (октябрь/ноябрь), 2020 г., стр. 40-49 - 2,86 Мб
    «На сегодняшний день Международную космическую станцию посетили 240 человек из 19 стран, почти половина из них прожила долгое время в сооружении размером с дом с шестью спальнями. (...) мы спросили некоторых из тех, кто провела там больше всего времени: Каково это? [Саманта Кристофоретти; её 200-дневная миссия в 2014 - 2015 годах была самой продолжительной для европейской женщины] Прибытие: Я ищу космическую станцию. Не виртуально, черный-белое изображение с камер. Я хочу увидеть это собственными глазами, в цвете. (...) Я медленно поворачиваю голову и чувствую толчок от удивления и радости. (...) «О боже! - восклицаю я, и Антон [Шкаплеров] немедленно приказывает мне замолчать. Он, конечно, прав. Радиопередатчик включен, и на Земле не могут знать, что все в порядке, что нет никаких проблем - кроме переизбытка счастья. Космическая станция прямо там, снаружи, мощная и сияющая, освещенная оранжевым светом, теплым и живым, в котором её огромные солнечные панели, кажется, горят, раскалены. Когда я поворачиваюсь, чтобы посмотреть наружу несколько секунд спустя, оранжевое пламя исчезло. Космическая станция теперь залита холодным металлическим светом, а затем её поглотила тьма. Началась еще одна орбитальная ночь. Я понимаю, что только что впервые увидел свой новый дом (...) [Джефф Уильямс; он жил на станции три раза] Разговор на рунглиш: Когда нас отправили в 13-ю экспедицию, мы с Павлом [Виноградовым] даже не встречались. Тренировки прошли очень хорошо, но мой русский все еще весьма посредственный, а его английский был тоже не так хорош. (...) Мы проводили большую часть времени отдельно. Но в те дни [2006 г.], когда команда состояла всего из двух человек, а позже и из трех, мы все ели вместе. (...) Мы говорили на том, что мы ласково называли «рунглиш». Я старался говорить по-русски как можно больше, а он говорил по-английски как можно больше. Словарный запас не так уж и сложен, если вы постоянно тренируетесь в нем. Мы просто работали над этим. [Паоло Несполи; он отбыл два полёта на космическую станцию] Мы чувствовали себя ангелами: вы не можете использовать ту же стратегию на космической станции, которую вы использовали на шаттле. Вам нужно стать инопланетянином. (...) Во время моей первой длительной миссии в процессе сборки станции подошли два космических корабля. Я видел, как подходят эти люди, профессиональные астронавты, которые так неуклюжи в своих движениях, такие потерянные и несогласованные. Я помню, как услышал «Аггхх!», а потом удар. Это был кто-то, неуклюжий, задевающий всё. А мы, жившие на борту, просто смотрели на них. Мы чувствовали себя ангелами. (...) Вы приобретаете легкость, совершенно иное чувство. У меня появилось ощущение, которое со временем стало более осознанным, что гравитация - это то, что напоминает нам, что у нас есть тело. (...) У вас есть своего рода внетелесный опыт, ощущение, что вы просто сознание. [Геннадий Падалка; он самый опытный космический путешественник всех времен, провел на орбите 878 дней] Партнеры: Самым приятным воспоминанием из всех моих миссий была Экспедиция 20 в 2009 году. Это был первый экипаж из шести человек. У нас также были представители всех пяти партнеров по МКС: России, США, Европы, Японии и Канады. Это был единственный раз в истории космической станции. (...) Теперь [после 2009 года], когда станция построена, и у каждого агентства есть своя команда, жизнь организована более раздельно. Но взаимозависимость стран-партнеров возросла, особенно в плане взаимопомощи. Например, в 2015 году в экспедиции 44 я был на борту, когда мы потеряли два грузовых корабля подряд. (...) Японское космическое агентство помогло, отправив грузовой корабль HTV с пятью тоннами оборудования, что продлило срок службы станции на шесть месяцев. Это был хороший пример международного сотрудничества, когда иногда мы (человечество) не всегда находим общий язык для решения проблем на Земле. [Андрей Борисенко; он отбыл два тура на космической станции и снова поднимется в космос в апреле 2021 г.] Милый дом: когда мы переходим из российского сегмента в сегмент США, создается ощущение, что вы входите в офис НАСА. Это сложно объяснить, но впечатление это довольно сильное. Иногда я даже отчетливо чувствую запах кофе, хотя этого не может быть. Во всяком случае, это так. Поэтому, когда мне приходится работать в американском сегменте, я всегда с удовольствием приветствую это событие. То же самое для всех международных модулей. Собственно, вся станция воспринимается как собственный дом - родной дом, как говорят наши американские коллеги. (...) Есть еще одно замечательное место в российском сегменте - самое большое окно, которое мы используем для фотографирования Земли. Оно почти всё время обращено к Земле, и наши американские друзья часто приходят в российский сегмент, чтобы зависнуть и сфотографироваться. МКС огромна. (...) Размер был тем, что меня больше всего поразило в моём первом полете. Когда я прибыл на станцию второй раз, все эти ощущения вспомнились телом. Было ощущение, что я вернулся домой. [Кристина Кох; она является рекордсменом по продолжительности космического полета среди женщин] Среди семьи: Я бы сказала, что на космической станции, вдали от Земли и в окружении всего нескольких человек, мне было менее одиноко, чем на Южном полюсе, где перезимовали 86 человек. Одна из причин в том, что мы так хорошо знали нашу команду и могли быть самими собой. Мы чувствуем себя среди семьи, когда проводим рабочий день, общаемся или ужинаем. (...) Я чувствовал себя одинокой с тех пор, как вернулась на Землю, гораздо чаще, чем в космосе. [Геннадий Падалка] Никто не постучал. Что бы я сделал, если бы мог взять на полдня семью или друзей на космическую станцию? Я бы показал им нашу планету. Вы можете бесконечно смотреть в окно на его потрясающие виды. На темной стороне орбиты я бы показал им вселенную в ее завораживающей бесконечности. Увидев этот контраст, любой человек начинает чувствовать, что человечество обречено на одиночество в ближайшие сотни или даже тысячи лет. Пока мы были там, в наши окна никто не стучал. В то же время у вас появляется чувство заботы о сохранении всего, что было создано эволюцией. Очень вероятно, что жизнь на Земле уникальна. Наша задача - сохранить планету для будущих поколений и, по возможности, распространить жизнь во Вселенной. (...) "
  11. Джон Келви. SpaceX хочет подключиться к миру (John Kelvey, SpaceX Wants to Wire the World) (на англ.) «Air & Space», том 35, №5 (октябрь/ноябрь), 2020 г., стр. 58-63 - 1,79 Мб
    «Starlink - это название, которое SpaceX дала запланированной группировке из более чем 12 000 малых спутников, нацеленных на обеспечение высокоскоростного Интернета для этих недостаточно обслуживаемых и необслуживаемых масс. SpaceX уже запустила несколько сотен спутников Starlink, 60 из которых размещены в плоских, штабелируемых объектах. 260-килограммовые (573-фунтовые) спутниковые блоки запускают одновременно - все это часть стремления SpaceX произвести революцию в жизни как на земле, так и на небесах. (...) Как [Илон] Маск позже расскажет переполненному конференц-залу, что вечером [на конференции Satellite 2020 в Вашингтоне, округ Колумбия, 9 марта 2020 г.], он действительно рассчитывает на Starlink, что отправит на Марс SpaceX, а не свой бизнес по запуску». Потенциал дохода от запуска ракет, запуска спутников, обслуживания [Международной] космической станции - эьл даёт около 3 миллиардов долларов в год, - сказал Маск. - Обеспечение широкополосной связи - это на порядок больше, чем это, вероятно, 30 миллиардов долларов в год». SpaceX заявила, что планирует начать бета-тестирование Starlink в этом году и начать коммерческое обслуживание к 2021 году. (...) использование группировки малых спутников для обеспечения широкополосного доступа в Интернет уже пробовали. В 1990-х годах такие компании, как Teledesic, пытались предоставить Интернет через спутник, но только сразу потерпеть неудачу. (...) Тем временем, конкурент Starlink OneWeb объявит о банкротстве всего через несколько недель после окончания мартовской [2020] конференции. Таким образом, на Satellite 2020 остается большой вопрос: сможет ли SpaceX добиться успеха там, где другие потерпели неудачу ? (...) Жажда пропускной способности, кажется, не знает границ: исследовательская компания Grand View Research прогнозирует, что к 2027 году мировой рынок вырастет до более чем 645 миллиардов долларов США. (...) есть миллиарды, чьи жизни могут очень значительно улучшиться за счет доступа к Интернету (...) «Даже сейчас, в 2020 году, около половины людей на планете никогда не слышали об Интернете», - говорит [Джим] Кашел [автор книги о глобальной широкополосной связи] ( ...) Интернет медленно достигает этих людей, потому что прокладывать оптоволоконные кабели и строить вышки сотовой связи в отдаленных районах - дорогое удовольствие (...) Starlink может предложить гигабайтные услуги практически в любой точке планеты с орбиты. (...) SpaceX запускает свои небольшие спутники на низкую околоземную орбиту (НОО) на высоте от 200 до 400 миль [320 и 640 км]. Идея состоит в том, чтобы обеспечить спутниковое подключение к Интернету с малой задержкой на меньшем расстоянии. (...) На такой малой высоте каждый спутник покрывает гораздо меньший участок земли по сравнению с геостационарным спутником. (...) SpaceX нужна огромная группировка спутников, чтобы пользователи могли постоянно принимать один спутник, а также отличное программное и аппаратное обеспечение, чтобы пользовательские терминалы могли принимать следующий спутник, когда он входит в зону действия. (...) SpaceX хранит молчание о том, как именно это будет работать и сколько это будет стоить. (...) «Чуть более 20 лет назад у нас был такой же уровень возбуждения, за которым последовало разочарование», - говорит Тим Фаррар, консультант спутниковой отрасли, работавший в этой отрасли в середине 1990-х годов. (...) Teledesic изначально планировала начать предлагать услуги Интернета в 2001 году [с группировкой из более чем 800 спутников LEO]. Фаррар работал над проектом консультантом. Но в конце концов Крейг Маккоу [который заработал деньги на раннем рынке сотовой связи] посмотрел на то, что мы сделали в течение примерно восьми лет, и сказал: «Это то, что я могу построить за 10 миллиардов долларов, и это то, за что рынок хочет заплатить», и пришел к выводу, что между этими двумя вещами нет совпадения», - говорит Фаррар. (...) И не стоимость спутников или запусков ракет испортила математику Teledesic [его расчеты оказались неудачными]. «На самом деле большая часть затрат приходится на другие части системы, наземный сегмент», - говорит Фаррар. (...) Большие капитальные затраты не обязательно являются проблемой, если вы можете окупить затраты, но [Роджер] Руш [консультант по спутниковой индустрии] сомневается, что на рынке спутникового широкополосного доступа есть хоть какие-то деньги, как считает SpaceX. «Люди, которые нуждаются в обслуживании, - это люди с очень ограниченными финансовыми возможностями, - говорит он. (...) «Угадайте, сколько созвездий на НОО не обанкротились? Ноль, - сказал Илон Маск на программном выступлении на Satellite 2020. Однако он не сказал, сколько его компания планировала взимать с клиентов - за пользовательские терминалы или за услуги, - чтобы Starlink могла избежать такой участи. (...) Кашел говорит, что из-за отсутствия деталей невозможно определить, есть ли у компании жизнеспособный план выживания. (...) «Если [Маск] сможет сделать то же самое со Starlink, - говорит Раш, как он сделал с многоразовыми ракетами-носителями, - мы можем быть удивлены. У них может быть невероятно эффективный способ производства и запуска этих спутников». И возможно, у SpaceX тоже есть скрытая клиентская стратегия. (...) Возможно, что со Starlink, как это было с его ранним бизнесом SpaceX рассчитывает, что правительства станут ее первыми клиентами. (...) После банкротства в марте [2020 года] то, что осталось от OneWeb, нашло нового партнера: британское правительство. В июле [2020 года] Великобритания объявила, что потратит 500 миллионов долларов на конкурента Starlink в обмен на 20-процентную долю в капитале компании [право получать часть прибыли компании и голосовать на собраниях акционеров]. (...) Такая институциональная поддержка может оказаться тем секретным топливом, которое заставляет спутниковый Интернет летать".
  12. Отчет НАСА об экономическом воздействии за 2019 финансовый год (NASA Economic Impact Report -FY19) 2020 г. в pdf - 1,95 Мб
    НАСА заказало исследование воздействия на экономику страны на 2019 финансовый год, чтобы лучше понять, как его деятельность повлияла на американскую экономику. Работая с партнерами из академических кругов, был проведен подробный всесторонний анализ для оценки выгод для национальной экономики и экономики штатов, реализуемых инвестиций Соединенных Штатов в НАСА и исследования космоса.
  13. Дэн Фальк. Как Галилей соединил науку и искусство (Dan Falk, How Galileo blended science and art) (на англ.) «Astronomy», том 48, №11, 2020 г., стр. 24-31 - 5,46 Мб
    «Галилео Галилей (1564–1642) часто называют основателем современной физики, возможно, даже отцом самой современной науки. Но этот популярный образ игнорирует одну важную грань его личности эпохи Возрождения: Галилей-художник (...) Помимо того, что он был опытным наблюдателем и острым мыслителем, он был талантливым художником, обученным передовым методам перспективы, впервые примененным его товарищами-итальянскими художниками. (...) Осенью 1609 года и зимой 1610 года он нацелил свой инструмент [телескоп] в ночное небо и сделал серию ошеломляющих открытий. С помощью своего телескопа он заметил, что Луна имеет неправильную поверхность, усыпанную горами, кратерами и плоскими равнинами; что Млечный Путь состоит из тысячи звезд, слишком тусклых, чтобы их можно было увидеть невооруженным глазом; и что Юпитер сопровождают четыре «звезды», которые, по-видимому, вращаются вокруг великой планеты. Все это подробно описано в Sidereus Nuncius (Звездный вестник), которую Галилей опубликовал в марте 1610 года. (...) Физика также привлекла внимание Галилея. На протяжении всей своей жизни он изучал движение - особенно ускоренное движение - экспериментируя с падающими телами и катя объекты по наклонным плоскостям. (...) Все эти факты рисуют традиционную картину «Галилея-ученого». Но он также был опытным художником, частично опираясь на знания, которые он приобрел в Accademia delle Arti del Disegno (Флорентийская академия дизайна), где художники, скульпторы и архитекторы собирались, чтобы обсудить тонкости своей профессии. Считается, что Галилей учился там в 1585 году и был избран в его состав в 1613 году. (...) Эти специализированные знания окупились, когда Галилей впервые направил свой телескоп на Луну, хотя сначала он изо всех сил пытался интерпретировать то, что видел. (...) Итак, он набросал то, что увидел, и попытался понять это. «Он, должно быть, использовал уловки перспективы, которым научился много лет назад», - говорит [Эйлин] Ривз [профессор сравнительной литературы в Принстонском университете]. Для Галилея «рисование было средством открытия, формой мышления». (...) Эти инновации [открытие перспективы в эпоху Возрождения], безусловно, помогли художникам сделать мир вокруг них более ярким, но некоторые ученые утверждают, что они также могли помочь проложить путь самой научной революции. (...) только такой опытный человек, как Галилей, мог видеть, что горы на Луне были такими же, как горы здесь, на Земле - как только он понял перспективу, с которой они были видны. Изображение лунной поверхности, выполненное Галилеем в серии гравюр, является одним из ярких моментов творчества Сидерея Нунция. Вместо идеальной Луны, которую воображали древние, мы видим неровную, рябую Луну, которую мы знаем сегодня. Гравировкам в книге предшествовала серия рисунков, сделанных с использованием техники, в которой коричневые чернила разбавлены водой, так что мазки кисти почти не видны, часто позволяя увидеть лежащую под ними бумагу или холст. (...) Рисунки мытья - это больше, чем просто инструкции для гравера - они сами по себе произведения искусства, - говорит Роберта Олсон, искусствовед и хранитель рисунков Нью-Йоркского исторического общества. Она описывает эти рисунки как «иллюзионистские этюды», которые «художественно превосходны». (...) Интересно, что опубликованные рисунки, которые появляются в Sidereus Nuncius, сильно отличаются от рисунков мытья. (...) Историки предполагают, что Галилей дал свои рисунки граверу в качестве руководства, но также поощрял его использовать свою художественную лицензию, преувеличивая некоторые особенности, чтобы поддержать сопроводительный текст. Другим явлением, которое бросало вызов Галилею как художнику и ученому, было земное сияние (...) Галилей в конце концов пришел к выводу, что это явление возникает в свете, отраженном от нашей собственной планеты, и, опять же, его интерпретация, возможно, опиралась на его художественные знания. Принципы отраженного света были уже хорошо знакомы художникам. (...) Художники долгое время применяли логику Альберти [Леон Баттиста Альберти (1404–1472) создал два богато иллюстрированных трактата, в которых он разъяснил важность реализма и трехмерности] для изображения земных объектов, но Галилей, возможно, первым применил его к небу. (...) Галилей всегда чертил, зарисовывал и рисовал. «Я думаю, ему было трудно думать без рисования», - говорит Ривз. (...) Художников также вдохновили астрономические открытия Галилея. Наиболее известен художник Лодовико Карди, более известный как Чиголи (1559-1613). Самым важным заказом Чиголи стал момент, когда его попросили расписать часовню Папы Павла V в базилике Санта-Мария-Маджоре в Риме. (...) Библейская сцена, которую он изображает, основанная на книге Откровение, показывает Деву Марию как Царицу Небесную, стоящую на Луне, в разноцветной мантии и со скипетром в правой руке. (...) Самая яркая особенность фрески - лунная поверхность, явно испещренная кратероподобными деталями. Ученые пришли к выводу, что изображение Луны Чиголи напрямую связано с одним из лунных изображений, опубликованных в Sidereus Nuncius, на котором Луна видна в фазе первой четверти. Но также возможно, что Сиголи проводил свои собственные наблюдения, возможно, глядя в один из телескопов Галилея. (...) Хотя Галилея привезли к инквизиции примерно 20 лет спустя в 1633 году - отчасти из-за его громкой поддержки коперниканской астрономии - католические власти, похоже, не особо обеспокоены смелым изображением Луны Чиголи. Ясно, что Галилей был намного больше, чем целеустремленный ученый; скорее, он был эрудитом с художественными наклонностями, заслуживающими большего внимания. Эти художественные навыки помогли ему безмерно, когда он изо всех сил пытался осмыслить достопримечательности, открываемые его телескопом, и сообщить об этих достопримечательностях массовой аудитории».
  14. Клаус Браш, Лео Аэртс. Наблюдения спутников Юпитера (Klaus Brasch, Leo Aerts, Observations of Jupiter's moons) (на англ.) «Astronomy», том 48, №11, 2020 г., стр. 46-49 - 2,25 Мб
    «Четыре больших спутника Юпитера, обнаруженные в 1610 году Галилео Галилеем, были просмотрены большим количеством людей, чем любые другие спутники планет, кроме Луны. (...) Если видимость (атмосферная устойчивость) хорошая, то 6-дюймовый [15 см] или больше телескоп при большом увеличении откроет крошечные, но отчетливые диски всех четырех галилеевых спутников. Более того, при действительно стабильном видении с помощью телескопа среднего размера опытные наблюдатели могут иногда замечать неуловимые отметины на Ганимеде, самом большом спутнике Юпитера. ...) В 1900 году астрономы Эндрю Э. Дуглас и Уильям Х. Пикеринг опубликовали обширную монографию в Annals of Lowell Observatory, Volume II, в которой подробно описывались наблюдения Юпитера и его спутников, сделанные в 1894 и 1895 годах. (...) Их целью было оценить эллиптичность, периоды вращения и особенности поверхности того, что они назвали спутником I (Ио), II (Европа), III (Ганимед) и IV (Каллисто). Имена, первоначально присвоенные современником Галилея Симоном Мариусом, не стали официальными до 20 века. (...) Пикеринг был довольно эксцентричным человеком; Среди других необычных теорий он считал, что спутники Юпитера не являются твердыми телами, а представляют собой скопления пыли и метеоритных обломков с низкой плотностью. Это, несомненно, окрасило его впечатления о том, что они выглядели в телескоп эллиптическими (...). Другие наблюдатели впоследствии показали, что предполагаемая эллиптичность лун, о которой сообщил Пикеринг, была иллюзорной, вероятно, из-за контраста или астигматических эффектов. (...) В обсерватории Лик, недалеко от Сан-Хосе, Калифорния, известный астроном Эдвард Э. Барнард использовал самый большой телескоп в мире, 36-дюймовый [90-сантиметровый] рефрактор Кларка, чтобы провести аналогичные наблюдения Ганимеда и Каллисто с 1893 по 1895 год. (...) Наблюдения Лоуэлла показывают преимущественно полосатые и пересекающиеся полосы на всех четырех спутниках, а также предоставляют подробные описания каждого из них. Ганимед резюмируется следующим образом: «(...) Северный пояс (...) показывает, что вращение детали совпадает с вращением вокруг Юпитера в течение 15 минут. (...)» Другие астрономы позже показали, что главные спутники Юпитера находятся в приливном направлении. заблокированы и вращаются синхронно со своей планетой, как наша Луна. (...) В отличие от Дугласа и Пикеринга, рисунки Барнарда, изображающие Ганимеда и Каллисто, демонстрируют гораздо более расплывчатые черты: «Несмотря на то, что они достаточно заметны, они были настолько расплывчаты по форме, что ни разу нельзя было однозначно сказать, что это одно и то же маркировка находилась под наблюдением ». (...) [Барнард:] Согласно рисункам и заявлениям мистера Дугласа, он обнаруживает, что эти спутники покрыты серией тонких темных линий, максимальная ширина которых оценивается в менее 0,1 дюйма или 200 миль [320 км]. По внешнему виду, судя по рисункам, эти отметки очень похожи на те, что наблюдались в той же обсерватории на Марсе, Венере и Меркурии ». (...) соперничество и разногласия между двумя обсерваториями (...) были наиболее явными в отношении предполагаемых марсианских каналов и подобных объектов, изображенных Персивалем Лоуэллом и другими. (...) Более века спустя, какой вывод мы можем сделать относительно того, кто был прав и что на самом деле можно наблюдать в деталях спутников Юпитера с помощью наземных телескопов? Оба автора этой статьи [статьи] заметили нечеткие детали на Ганимеде через 14-дюймовый [35-сантиметровый] телескоп Шмидта-Кассегрена в редких случаях отличного видения. (...) Эти результаты снова вызывают вопросы относительно надежности визуальных отчетов. Чтобы ответить на них, мы провели параллельное сравнение визуальных наблюдений из нескольких источников, с современными цифровыми изображениями галилеевых спутников. Принимая во внимание стилистические различия между наблюдателями, а также инструментальные и атмосферные различия, кажется очевидным, что визуальные отчеты об особенностях самого большого спутника Юпитера, Ганимеда, должны приниматься с учетом значительного скептицизма. (...) все записи Барнарда, О’Миары и Крукшенка [чьи наблюдения были упомянуты ранее] требуют осторожности в сопроводительных примечаниях: «чрезвычайно сложно»; «вероятно ненадежно»; «казалось реальным, но ...»; и так далее. С другой стороны, сегодня, благодаря огромным достижениям в области цифровых изображений и обработки, астрономы-любители с помощью телескопов среднего размера могут делать выдающиеся изображения Юпитера и его спутников, невиданные всего десять лет назад. Это действительно золотой век любительской астрономии».
  15. Сара Уэллс. Защита МКС (Sarah Wells, Protecting ISS) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №9 (октябрь), 2020 г., стр. 20-28 в pdf - 918 кб
    "Общественная известность станции сделала МКС потенциально привлекательной целью для хакеров всего мира - хотя, вероятно, не в той катастрофической, уходящей за пределы форме, которую мы могли бы увидеть в боевиках. Скорее всего, эксперты считают, что это кража данных и попытки подорвать престиж стран-партнеров МКС, вероятно, осуществленные путем поиска способа обойти этот защищенный компьютер. (...) Мне удалось связаться с Рене Винн, которая (...) [ вышла на пенсию] в апреле [2020 г.] после пяти лет работы в качестве главного информационного директора НАСА. (...) Винн говорит, что под её контролем агентство приняло подход, основанный на оценке рисков, и начало оценивать различные сценарии и риски. всех программ, включая программу пилотируемых космических полетов, которая управляет МКС. (...) Несмотря на усилия Винн, в 2018 году в Лаборатории реактивного движения (JPL) в Калифорнии было украдено 500 мегабайт нераскрытых данных через незащищенный и неконтролируемый Raspberry Pi, любительский компьютер размером с кредитную карту. (...) Хотя НАСА сообщает, что во время взлома не было нанесено серьезного ущерба, записи позволяют предположить, что агентство продолжало бороться с киберугрозами. В независимом обзоре федеральных отчетов за период с 2018 по 2019 год Atlas VPN, компания по обеспечению конфиденциальности в Интернете, базирующаяся в Нью-Йорке, сообщила, что количество инцидентов, связанных с кибербезопасностью в НАСА, выросло на 360% по сравнению с 2018 годом, а в 2019 году в общей сложности было 1468 инцидентов. Эммануэль Лессер, инженер по обеспечению качества программного обеспечения в Европейском космическом агентстве (...) объясняет, что крупные научно-технические организации, такие как НАСА, которые создавали передовое оборудование, программное обеспечение и аппараты для исследования космоса, просто считали, что злоумышленники найдут слишком сложным получить протоколы связи или соответствующие передатчики, необходимые для взлома их компьютеров, не говоря уже о том, чтобы понимать информацию после того, как они ее получили. Но, несмотря на то, что в прошлом для защиты космических аппаратов и их коммуникационных сетей могло быть достаточно сложносно, хакеры могут многое узнать об этих технологиях из информации, доступной в Интернете, и они могут пополнять свои знания с каждым взломом. (...) В июньском [2020 г.] отчете Управление генерального инспектора НАСА утверждает, что это отсутствие безопасности не обязательно происходит из-за отсутствия финансирования или отсутствия общих возможностей инфраструктуры, а более из-за человеческой проблемы: непоследовательного управления. Отчасти причина этого, по словам Винн, заключается в разнообразии протоколов и организационной структуры в разных частях самого агентства. (...) обеспечение безопасности космического корабля, такого как МКС, намного сложнее, чем, например, обеспечение безопасности розничного магазина. (...) Хорошая новость заключается в том, что МКС, условно говоря, близка к Земле, и астронавты могут регулярно обновлять её компьютеры. (...) Но с дополнительной сложностью и возможностями, отмечает [Бхавани] Турайзингем [который руководит Исследовательским и образовательным институтом кибербезопасности Техасского университета в Далласе], возникает возможность нарушений или неудач кибербезопасности. Например, процесс от разработки специализированного оборудования и программного обеспечения для нового космического корабля до его стыковки с МКС может означать участие не только многих центров НАСА, но и партнеров из частного сектора. Любая оплошность в процессе может создать слабые места, говорит Турайзингем, и возложить вину почти невозможно. И, конечно же, международный аспект космической станции. На борту станции находятся Канада, Япония, Россия и страны, представленные Европейским космическим агентством. (...) научные эксперименты проводятся в отдельных национальных модулях и следуют протоколам информационной безопасности от ИТ-директоров соответствующих агентств, говорит Винн (...), эти различия в протоколах безопасности, тем не менее, могут оставить место для недопонимания или случайного введения гнусных [ плохой] код для ISS. (...) если бы зараженное программное обеспечение было введено на станцию, скажем, через портативный компьютер, это вряд ли привело бы к заражению на всей станции, потому что компьютеры на МКС никогда не подключены к другим станционным сетям или компьютерам. (...) Когда дело доходит до реального ущерба, который эти хакеры могут нанести МКС, Стив Ли, менеджер программы аэрокосмической кибербезопасности AIAA [Американский институт аэронавтики и астронавтики], говорит, что есть три основных типа злоумышленников, на которые следует обратить внимание. [1] «Я бы сказал, если бы у вас была круговая диаграмма такого рода, значительная часть, может быть, четверть или третья была бы инсайдерами и конкурентами [отрасли]». Ли говорит, что эти типы злоумышленников, которые, вероятно, могут стоять за утечкой данных в JPL в 2018 году, не участвуют в хакерской игре для хаоса или престижа, а вместо этого занимаются кражей коммерческих секретов и зарабатыванием денег. [2] Точно так же, по словам Ли, еще один большой кусок пирога - это хакеры, вооруженные программами-вымогателями или вредоносными программами для повреждения или кражи информации. [3] И оставшаяся часть, не более 20%, - террористы и национальные государства, - говорит Ли. (...) Для МКС Турайзингем также предлагает реализовать стратегии безопасности, которые не полагаются на зашифрованные сигналы связи для передачи команд в космос и из космоса, а вместо этого зависят от физических данных, доступных только на самой станции, например, точное местоположение или скорость. (...) В конечном итоге, добавление большего количества инструментов в набор инструментов кибербезопасности НАСА - это больше, чем защита коммуникаций, данных и науки. Речь идет о поддержании общественного доверия - и финансирования - научных усилий, направленных на расширение понимания нашей Вселенной и нас самих".
  16. Дебра Вернер. Катализатор космопланов* (Debra Werner, Spaceplane Catalyst) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №9 (октябрь), 2020 г., стр. 32-41 в pdf - 683 кб
    «Военно-воздушные силы, которым принадлежат два X-37B, и Космические силы, которые ими управляют, любят предлагать дразнящие виды, но немного подробностей об автономных космических самолетах, которые провели около восьми лет на орбите в ходе шести миссий (...) Министр ВВС Барбара Барретт хвалила уникальные возможности X-37B в качестве экспериментальной платформы во время вебинара, организованного Space Foundation в мае [2020 г.], но мало рассказала о том, что тестируется, за исключением упоминаний нескольких сотрудников НАСА и военных исследовательских лабораторных экспериментов. Boeing отклонил мои запросы на интервью по X-37B или достоинствам космических самолетов в целом, а его заказчик, ВВС, сказал, что "координация интервью займет время" и не назначила его до 21 сентября [2020]. (...) «Вы можете рассчитывать на то, что космические самолеты очень скоро доставят людей и грузы к краю космоса или на околоземную орбиту и обратно», - предсказывает Бобби Браун, бывший главный технолог НАСА, а ныне директор по планетологии JPL. «Космические самолеты tcnm, и они здесь, чтобы остаться». Под краем космоса он имеет в виду SpaceShipTwo от Virgin Galactic, суборбитальный космический самолет воздушного базирования, который компания планирует впервые запустить вместе с заказчиками в 2021 году. С орбитальной стороны он имеет в виду Sierra Nevada Corp. (SNC). Как и X-37B, он будет двигаться в космос поверх обычной ракеты внутри обтекателя полезной нагрузки. Если все пойдет по плану, Dream Chaser будет перевозить грузы для НАСА на Международную космическую станцию и обратно, начиная с 2021 года. (...) Мало кто ожидает значительной экономии от космических самолетов, запускаемых на одноразовых ракетах, которые могут стоить 100 миллионов долларов или больше. (...) На сегодняшний день, несмотря на десятки миллиардов долларов, потраченных правительствами и корпорациями и десятилетия исследований и разработок по всему миру, никому не удалось запустить одноступенчатый космический самолет на орбиту и даже не удалось выпустить космоплан из самолета и отправить его на орбиту. (...) выход на орбиту на одноступенчатом космическом самолете и посадка сопряжены со значительными проблемами. Такие аппараты должны быть достаточно прочными, чтобы выдержать многократные повторные входы в атмосферу Земли, и им потребуется эффективная силовая установка для взлета, подъема через атмосферу и космического полета, поскольку крылья и шасси добавляют вес. (...) Инженеры начинают решать эти проблемы. Самая крупная работа ведется в компании Reaction Engines, которая разработала Skylon, одноступенчатый космический самолет для вывода на орбиту на базе SABRE, для синергетического ВРД. Ключевым нововведением SABRE является предварительный охладитель, теплообменник для охлаждения и сжатия поступающего воздуха перед его направлением в двигатель. Вместо того чтобы нести жидкий кислород на борту, как большинство современных ракет, SABRE будет вытягивать кислород из воздуха, значительно уменьшая свой взлетный вес. (...) Следующим шагом для Reaction Engines является демонстрация цикла двигателя SABRE на земле, доказывая, что он может передавать тепловую энергию из воздуха в двигатель. У других стартапов есть конкурирующие проекты космопланов и двигателей космолетов. (...) Между тем, X-37B доказали, что автономный космоплан может оставаться на орбите годами; самая продолжительная миссия конструкции составила 780 дней. (...) Во время первых трех полетов ВВС продемонстрировали технологии для долговременных многоразовых космических аппаратов с автономными системами входа и посадки, сообщил представитель ВВС по электронной почте. (...) Шестой полет, запущенный в мае [2020] и все еще находящийся на орбите по состоянию на конец сентября, включает больше экспериментов, чем любой из предыдущих миссий. Один из них - или был, если он уже был выпущен, - FalconSat-8, 136-килограммовый спутник Академии ВВС США для тестирования двигателей, камер, антенн, реактивных контуров, кабелей из углеродных нанотрубок и устройства хранения энергии маховика. (...) Лаборатория военно-морских исследований США проводит эксперимент по превращению солнечной энергии в радиочастотную микроволновую энергию, которая когда-нибудь может быть передана на землю, на другой космический корабль или в лунную или марсианскую среду обитания. (...) Официальные представители ВВС не раскрывают всех технологий, которые они исследуют на борту X-37B, но возможность тестировать спутниковые технологии и приносить их домой для изучения была бы особенно полезна для разведки или предупреждения о ракетном нападении. (...) Военные не раскрывают орбиту X-37B или орбиты кубсатов, которые они запускали за эти годы. Наблюдатели-любители, оснащенные телескопами, заметили космические самолеты на высоте от 270 до 450 километров и под наклоном от 37 до 55 градусов, что означает, что они путешествуют по широте от 55 градусов южной до 55 градусов северной широты (...) наблюдатели подозревают, что космический самолет может проверять радары, гиперспектральные формирователи изображения или какой-либо тип устройства радиотехнической разведки, то есть датчик для обнаружения электронных сигналов, поступающих от таких источников, как наземные радары. (...) По сравнению с X-37B, два других космических самолета, близкие к взлету, Dream Chaser от SNC и SpaceShipTwo от Virgin Galactic, - это открытая книга. Dream Chaser будет перевозить до 5 500 кг герметичных и негерметичных грузов в своем 9-метровом подъемном кузове и 4,6-метровом багажнике под названием Shooting Star. (...) Каждый Dream Chaser рассчитан на 15 или более полетов и подходит для различных ракет-носителей, включая Atlas V. (...) Хотя НАСА нанимает Dream Chaser для перевозки грузов, космический самолет изначально был разработан для доставки космонавтов. В конечном итоге он может служить орбитальной лабораторией, правительственным или коммерческим транспортным средством. (...) Virgin Galactic планирует провести два испытательных полета с космодрома Америка в Нью-Мексико на корабле из углеродного волокна длиной 18,3 метра с двумя хвостовыми балками, которые складываются, чтобы действовать как крылья в атмосфере. Суборбитальный туризм - это первый рынок для Virgin Galactic, но долгосрочная цель компании может заключаться в использовании высокоскоростных двухточечных перевозках. (...) «Если вы можете выйти на низкую околоземную орбиту, вы можете попасть куда угодно, - говорит Браун». - Включены эскиз космических самолетов и таблица того, что мы знаем о первых шести полетах.
    *Название «Катализатор космического самолета» означает, что разработка и испытательные полеты X37B вызывают возрождение интереса к космическим самолетам как необходимому ингредиенту для экспансии общества в космос.
  17. Надя Дрейк, Скотт Рэнсом. Земля или ничего*! Карта для пришельцев (Nadia Drake, Scott Ransom, Earth or Bust*! A Map for Aliens) (на англ.) «National Geographic Magazine», том 238, №4 (октябрь) 2020 г., стр. 15-22 в pdf - 5,32 Мб
    «Полвека назад астрономы разработали карту, которая будет указывать на Землю из любой точки галактики. Затем они отправили её в космос, рассуждая, что любые инопланетяне, достаточно умные, чтобы перехватить космический аппарат, могут расшифровать карту и раскрыть его происхождение. (... Это был декабрь 1971 года, и НАСА готовилось к запуску космического аппарата Pioneer 10, который пролетит мимо Юпитера и совершит первую разведку самой большой планеты Солнечной системы. Однако, что еще более потрясающе, Pioneer 10 притяжение Юпитера могло бы бросить от планеты на межзвездную траекторию, что сделало его первым созданным человеком объектом, которому суждено было покинуть Солнечную систему. С небольшой помощью своих друзей астроном Карл Саган решил, что аппарат должен нести приветствие от человечества - послание, идентифицирующее и увековечивающее память создателей Pioneer. Это будет интерпретировано любым, кто его обнаружит. НАСА согласилось и дало Карлу меньше месяца на разработку сообщения. Именно тогда в историю входит друг Карла, астроном Фрэнк Дрейк. Кроме того, мой отец, и среди других заметных достижений, ему приписывают проведение первого научного поиска шумных инопланетян [поиск внеземного разума - SETI] и формализованную основу для оценки количества обнаруживаемых инопланетных цивилизаций в галактике Млечный Путь [знаменитое уравнение Дрейка]. Карл попросил папу помочь составить послание, когда они вдвоем были в Сан-Хуане, Пуэрто-Рико, на собрании Американского астрономического общества. (...) он и Карл быстро придумали, что включать: линейные рисунки, изображающие людей, схему космического аппарата - а затем, «в следующий момент, мы натолкнулись на идею галактической карты, которая бы точно определяла положение Земли в космосе». Папа разработал эту карту, и в 1972 году она полетела в космос на борту Pioneer 10. В следующем году был запущен Pioneer 11, который в конечном итоге пронес такую же карту мимо Сатурна, а теперь и к звездам. Затем, в 1977 году, оба космических аппарата «Вояджер» покинули Землю, неся папино руководство по поиску нашей планеты, которое выгравировано на обложке «золотой летописи». То, как папа разработал карту, означает, что она указывает на Землю как в пространстве, так и во времени, что делает ее системой галактического позиционирования (...) в четырех измерениях. (...) Папа понял, что пульсары - трупы звезд, которые когда-то были намного больше Солнца - потенциально можно однозначно идентифицировать. (...) Папа выбрал 14 пульсаров, которые могли триангулировать положение Земли, и закодировал информацию об их скорости вращения на карте. (...) Каждая из линий соединяет Землю с пульсаром. Штриховки представляют собой двоичные числа, которые показывают скорость вращения пульсара (на момент создания карты), а длина линий примерно пропорциональна расстоянию. (...) Предположительно, любые цивилизации, достаточно умные, чтобы обнаружить и поймать тихий межзвездный космический аппарат, знали бы о пульсарах. А сопоставив периоды вращения на карте со звездными указателями в небе, инопланетяне могли сравнительно легко добраться до Земли. Кроме того, поскольку энергия, которую мы видим от пульсаров, исходит от их вращения, и они замедляются со временем, карта отца также указывает на Землю в четвертом измерении. Вычислив разницу между наблюдаемыми и закодированными периодами вращения - разница, которая станет очевидной через тысячи лет - инопланетяне могли выяснить, как давно была составлена карта. (...) Несколько лет назад произошли две важные вещи. Я нашла оригинальную карту пульсаров, начертанную карандашом, сложенную и небрежно спрятанную в коробке с помидорами в шкафу моих родителей. И я связался со скалолазом по имени Скотт Рэнсом, одним из самых плодовитых астрономов в мире пульсаров. (...) он понял, что у папиной карты есть срок годности. Его ахиллесова пята [слабость] - это то же свойство, которое позволяет ему точно определять Землю во времени: пульсары замедляются, и те, которые выбрал папа (из немногих известных в то время), исчезнут и исчезнут в течение нескольких миллионов лет, плюс-минус несколько тысячелетий. (...) Скотт намеревался создать новую, более точную и долгоживущую карту пульсаров (...) Вместо более обычных пульсаров, которые выбрал папа, в новой карте используются миллисекундные пульсары, которые вращаются быстрее, служат дольше, а также имеют мертвых орбитальных спутников. Эти двойные пульсары предоставляют второй набор идентификаторов: орбитальный период системы, который не меняется в течение миллиардов лет. И, что очень важно, миллисекундные пульсары стареют намного медленнее, чем пульсары на карте отца, а это означает, что их вращения становятся неузнаваемыми в тысячи раз дольше. (...) Карта Скотта позволяет обнаруживать Землю в течение миллиардов лет, даже после того, как звезды Млечного Пути несколько раз обогнут ядро Галактики, меняя свои позиции и стирая созвездия. (...) Папина карта, конечно, все еще существует - но шансы практически ноль, что пионеры или путешественники, несущие ее, будут перехвачены. (...) Что касается отправки новой карты: в ближайшее время запуск космического зонда типа "Вояджер" не запланирован. (...) Вот фундаментальный вопрос, который не остановил Карла и папу: это хорошая идея - случайным образом отправлять наш адрес в космос? (...) Мы с радостью разошлем новую карту направления на Землю, чтобы гарантировать, что наше присутствие как вид сохранится в той или иной форме. Если бы это послание в бутылке было, наконец, воспринято после того, как двигалось и дрейфовало через галактический океан в течение миллионов или миллиардов лет, кто-то знал бы, что земляне действительно существуют - или, если повезет, все еще существуют».
    *Труднопереводимый сленг. "Сделать всё возможное чтобы достичь цели"
Интернет статьи 2000 — 2012 гг

Статьи в иностраных журналах, газетах 2020 года (сентябрь)