вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2016 г. (январь -июнь)


  1. Дебра Вернер. Модуль Бигелоу, готовый присоединиться к космической станции (Debra Werner, Bigelow module poised to join space station) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №1, 2016 г., стр. 4 в pdf — 510 кб
    «НАСА находится на грани тестирования неметаллической космической среды обитания для космонавтов, надувного модуля Bigelow или BEAM [Bigelow Aerospace, компания в Лас-Вегасе, штат Невада]. Тест может привести к широкому использованию подобных структур, если новый модуль оказывается таким же хорошим или лучшим, чем металлический космический корабль, для защиты экипажей от микрометеорных тел, орбитального мусора и радиации. НАСА планирует отправить BEAM на Международную космическую станцию в следующем полете грузовой капсулы SpaceX Dragon. (...) на орбите он расширится до четырех метров в длину и почти до трех метров в ширину. (...) BEAM состоит из нескольких слоев высокопрочных материалов, которые образуют корпус толщиной почти в полметра. (...) компания получила несколько патентов на надувные космические модули, использующих Kevlar, синтетическое волокно, используемое в пуленепробиваемых жилетах, Vectran, жидкокристаллический полимер, который укрепил кабели NASA, использованные для опускания Curiosity Rover на марсианскую поверхность от Sky Crane в 2011 году; Nomex, огнестойкий полимер, используемый в защитной одежде, которую носят космонавты, пожарные и гонщики; и Nextel, тканая керамическая ткань, предназначенная для прочности и гибкости при температурах до 1100 градусов по Цельсию. Эти материалы обладают прочностью без веса металла (...). Внешняя оболочка BEAM - это защитная оболочка для микрометеороидов и орбитального мусора, покрытых несколькими слоями пенной изоляции, чтобы разрушить частицы мусора и замедлить их, чтобы последующие слои могли препятствовать их проникновению внутрь. (...) По-прежнему существует вероятность того, что обломки могут разрушить любой корпус космического корабля. Если это произойдет, BEAM предназначен для утечки воздуха, а не взрыва. (...) Во время двухлетней миссии BEAM астронавты планируют открывать люк, ведущий в BEAM, каждые три месяца для его проверки и сбора данных с датчиков, измеряющих структурные нагрузки, температуру, давление, рост микробов и радиацию. (...) Эти измерения, вероятно, покажут, что BEAM защищает космонавтов от излучения также, если не лучше, чем металлические модули космической станции, потому что средняя толщина корпуса BEAM составляет около 0,46 метра (...) Если BEAM хорошо сработает во время пробного запуска, НАСА и коммерческие компании предвидят светлое будущее для расширяемых модулей».
  2. Том Джонс. Полет после Челленджера (Tom Jones, Flying after Challenger) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №1, 2016 г., стр. 4 в pdf — 646 кб
    «Бывший астронавт Том Джонс провел в общей сложности 53 дня на орбите Земли в годы после трагедии Челленджер. Он объясняет, почему он принял риск космического полета и почему он верит, что всегда будут добровольцы, готовые к следующему путешествию в космос: (.. .) Я смотрел вместе с миллионами других людей на Дика Скоби [которого он встретил ранее] и его команду, погибшего по прямому телевидению. (...) Когда «Челленджер» развалился среди огненного шара пылающих ракетных топлив, мы все молчали долгие секунды не в состоянии понять сцену. (...) Я знал, что экипаж погиб. (...) Два года спустя я заканчивал докторскую диссертацию и подал свое собственное заявление в программу астронавтов НАСА. О чем я думал? у меня была жена и маленькая дочь, и я понимал, что риск в космическом полете человека означал для будущего семьи. (...) частью моей мотивации была национальная служба, но у меня были и другие личные причины. Во-первых, я бы хотел эту работу космонавта в течение 25 лет, и одна авария не остановит меня. Я хотел испытать космический полет, лично и физически. Как это было на самом деле? (...) После третьего заявления меня наняли в НАСА в 1990 году, всего через четыре года после Челленджера. (...) В 2003 году несчастный случай со смертельным исходом еще раз шокировал НАСА. И снова это было вызвано аппаратными сбоями, неисправными коммуникациями и ошибочными решениями агентства. (...) Космический риск все еще с нами. Астронавт чуть не утонул в затопленном космическом шлеме в 2013 году, и две команды "Союза" пережили мучительные секунды после отказов пиротехники в своих посадочных модулях в 2007 и 2008 годах. Космические операции по-прежнему явно нетерпимы к самоуспокоенности и гордыне человека. В глубоком космосе мы столкнемся с уровнями риска, которых не было со времен Аполлона. (...) НАСА всегда будет иметь космонавтов, которые добровольно решат столкнуться с рисками путешествий в дальний космос, если лидеры национальных и космических агентств четко объяснят, почему исследование космической границы остается важным приоритетом США. (...) В день инаугурации в 2017 году следующий президент должен подтвердить нашу приверженность исследованиям и дать обещание таланту, ресурсам и совести страны защитить тех, кто рискует всем ради достижения амбициозных целей в космосе».
  3. Янпин Го. Оркестр космического танца (Yanping Guo, Orchestrating a cosmic dance) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №1, 2016 г., стр. 14-16 в pdf — 535 кб
    «Когда мы начали проектировать миссию «Новые горизонты» 15 лет назад, ученые сказали нам, что нам нужно пролететь над Плутоном как можно раньше до 2020 года. Именно тогда Плутон, теперь известный как карликовая планета, начнёт свой 240-летний год, эллиптическая орбита отведёт его от Солнца. Атмосфера охладится и, вероятно, исчезнет, и только через два столетия ученым предстоит определить состав атмосферы Плутона и наличие атмосферы на его луне Хароне (...) изучение атмосферы было одной из основных научных задач миссии, наряду с изучением геологии и состава поверхности Плутона и Харона. (...) После того, как мы достигли этого в июле [2015], я продолжал работать над траекторией после Плутона, изменение траектории к 2014MU69, объекту пояса Койпера, для близкого пролета, рассчитанного на 1 января 2019 года. Нам нужно было произвести необходимую корректировку траектории в прошлом году, хотя НАСА еще не одобрило расширенные операции миссии, ведь выполнение их позже потребует дополнительных затрат топлива. (...) Создание геометрии для пролета Плутона было сложным. (...) Мы использовали гравитационную траекторию пролета Юпитера, чтобы сократить время полета до Плутона в 2015 году. (...) Первым делом было определить базовую геометрию, которая бы поддерживала научные наблюдения. Чтобы достичь затмения Земли и Солнца, нам нужно было, чтобы Земля и Солнце были в одном направлении от Плутона во время полета. Это происходит только два раза в год с точки зрения Плутона, один раз в январе и один раз в июле. (...) После того, как мы остановились на прибытии в июле, нам пришлось выбрать правильный путь пролета Плутона, чтобы Земля и солнечные затмения Плутона находились на нужном расстоянии пролета для съемки. (...) После того, как все было выяснено, я начал рассчитывать всю траекторию от запуска до гравитационной помощи Юпитера и пролета Плутона. Это включало в себя установление 35-дневного окна запуска и параметры запуска, которые команда запуска New Horizons будет руководствоваться для полёта к Плутону. (...) Быстрый обзор траектории межпланетного переноса с Земли на Плутон через пролёт Юпитера в разные даты запуска и прибытия Плутона был проведен с использованием коммерческого программного инструмента для разработки миссий под названием MAnE, сокращенно от Mission Analysis Environment. С решённым окном запуска я затем вычислил интегрированные траектории от запуска до Плутона для каждой из 35 дат запуска, используя высокоточные модели для конкретных задач с другим коммерческим инструментом, STK Astrogator. Кроме того, я использовал собственный инструмент для проверки результатов расчетов для двойной проверки. Мы дали команде запуска разные параметры запуска для каждой даты в окне. (...) невозможно было точно предсказать все возмущения траектории во время полета к Плутону. (...) От запуска до полета мы запланировали 25 TCM [маневров для коррекции траектории], но только девять были необходимы и выполнены. (...) После 9,5-летнего путешествия, пройдя 5,25 млрд. километров по Солнечной системе, «New Horizons» пролетел мимо Плутона на расстоянии 12 487 км от поверхности, которая находилась всего в 41,5 км от расчетной точки прицеливания в соответствии с реконструированным пролетом траектория от команды навигации. Время пролета Плутона было на 88 секунд раньше запланированного. Все четыре затенения были достигнуты как запланировано. Удивительные изображения Плутона и Харона были собраны во время пролета и продолжают пересылаться вместе с атмосферными параметрами".
  4. Дебра Вернер, «Наследие Челленджера» (Debra Werner, Challenger's Legacy) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №1, 2016 г., стр. 18-27 в pdf — 2,98 Мб
    «28 января 1986 года космический челнок «Челленджер» поднялся и взорвался перед зрителями телевидения в прямом эфире и это смотрели даже школьники через специальный спутниковый канал. Экипаж из семи человек погиб, в том числе учитель истории Криста Маколифф. Неаварийность, которая росла в НАСА, была разрушена. Дебра Вернер попросила некоторых людей, связанных с миссией, вспомнить тот день, его уроки и то, как НАСА набралось смелости снова полететь через 33 месяца». - Дэвид Хилмерс прилетел на миссию «Открытие STS-26» в октябре 1988 года, первый полет после катастрофы «Челленджер»: «Пока мы наблюдали, как разворачивается трагедия [на видео], люди ничего не говорили. Передача просто прекратилась, и мы вышли. Я был в оцепенении. Я помню, как шел той ночью домой, ходил на пианино и снова и снова играл «Канон» Пачельбеля со слезами и грустью. (...) Для меня было честью представлять НАСА и страну [на борту Discovery STS-26], чтобы поставить нашу космическую программу на ноги. Кроме того, на нас было бремя, постоянные допросы и сильное давление, чтобы мы были хорошими представителями НАСА для этой миссии. Это стоило этих усилий и, безусловно, один из основных моментов моей карьеры в НАСА". - Джон Б. Чарльз: «Я вспоминаю, что рано утром находился вне площадки (...) Как правило, с запусками ракет, после взрыва люди поднимались и уходили. Люди выходили из конференц-зала. [чуть меньше] двух минут полета, и это произошло. Большинство людей не заметили. Некоторые из нас, кто обращал внимание, заметили, но не поняли, что происходит. Как вы помните, комментатор не говорил ничего какое-то время. Мы продолжали говорить, что это выглядит неправильно. Разве можно так? А потом комментатор сказал, что это серьезная неисправность. Остальное немного размыто». - Роб Келсо: «Люди, которые стояли у Мыса в зоне обзора, и люди, которые смотрели его по телевизору, имели более раннее ощущение катастрофы, чем люди, которые сидели в комнате управления полетами, потому что данные, по-видимому, были нормальными. Когда это произошло, мы почувствовали шок, тошноту в желудке. Мы никогда никого не теряли в полете. Мы потеряли экипаж на Аполлоне 1 на площадке, но никогда на динамических этапах полета или на орбите. Другое, что я помню, это то, что не было никаких признаков того, что что-то пошло не так с транспортным средством, пока он не взорвался. (...) После этого было трудно восстановиться. Мы упалина годы. (...) Претендент изменил роль шаттла. Это уже не была Национальная система космического транспорта. Нам было приказано больше не летать с коммерческими грузами. Мы были направлены на то, чтобы выполнить программу Министерства обороны. Программа «Учитель в космосе» пропала. Катастрофа изменила всю челночную программу" - Боб Криппен, четырехкратный астронавт шаттла: «Мы выходили из комнаты, спотыкаясь и жалуясь на освещение в медиа-центре, когда кто-то говорил: «Эй, подожди». Так вот, когда мы увидели ЭТО, картина была душераздирающей. У большинства из нас там были хорошие друзья. Командиром полета был Дик Скоби, который был моим пилотом в мом третьем рейсе. (...) В ту ночь, когда было так холодно, люди из фирмы обслуживания говорили, что было слишком холодно, чтобы летать на твердотопливных ракетах. Центр космических полетов им. Маршалла знал это. Космический центр Джонсона этого не знал. Одна из вещей, над которыми мы усердно работали, заключалась в улучшении связи. (...) Когда мы начали возвращаться к полетам снова в 1988 году, это стоило всех усилий. Я лично и многие другие люди полагаю, что хорошие друзья, которых мы потеряли на Challenger, хотели бы этого. Они не хотели бы, чтобы ЭТО закончило программу». - Стив Кэш, эксперт по твердотопливным ракетным двигателям: «До Челленджера мы все волновались о нашей маленькой части задачи. (...) После Челленджера мы поняли, что мы все в этом деле. Мы узнали больше о совместной работе в центре и работали с другими центрами. Мы создали большие лучшие команды. Мы создали небывалые линии связи. Это изменило наш взгляд на проблемы. (...) Вы учитесь на своих ошибках. Челленджер - это было ужасно. Мы потеряли семерых наших очень хороших друзей. Но это заставило нас вернуться, чтобы посмотреть, как мы проектировали вещи и как мы их проверяли, чтобы убедиться, что они действительно выполняли то, как мы думали, что они одна из самых важных вещей, появившихся в Челленджере: как мы изменили нашу программу испытаний ». - Томмазо Сгобба, ставший руководителем независимого офиса Европейского космического агентства по безопасности в 2007 году: «Большая проблема, лежащая в основе катастрофы Челленджера, до сих пор не решена: как отделить ответственность за безопасность от ответственности менеджера проекта. Перед менеджером проекта стоит задача пилотирование сложной машины и выполнение миссии в рамках определенных ограничений по затратам, которые Конгресс выделил для проекта. Если менеджер по безопасности поднимает проблему, всегда есть кто-то, кто утверждает, что проблема не так рискованна, как считает менеджер по безопасности. (...) Если вы не запустите, ракета будет на земле. Другие клиенты ждут запуска. Деньги будут потеряны. Все это вместе создает ситуацию, в которой менеджеры склонны верить тому, чему они неосознанно очень хотят верить. Иногда они правы. Иногда им просто везет», - Рея Седдон, ветеран трех рейсов космического челнока: «Было несколько вещей. Во-первых, стало реальностью, что мы можем потерять транспортное средство в космосе. Мы уклонялись от пуль в прошлом и думали, что мы небьющиеся и защищённые. Мы поняли, что это нетак. Во-вторых, мы поняли, что у нас не было планов на случай, если это произойдет. (...) мы все должны были оценить, хотим ли мы остаться [в корпусе космонавтов] или нет. (...) Я не думаю, что кто-либо из нас [она и ее муж, также астронавт] думали, что космический полет был полностью безопасным. Таким образом, мы сделали оценку, что мы останемся. Но у нас были друзья, которые решили, что пришло время менять курс. У некоторых были супруги, которые не хотели с этим сталкиваться». Джун Скоби Роджерс, жена командира Челленджера Дика Скоби: « Мы с Диком были женаты 26 лет. Мы поженились ещё подростками, работали, чтобы помочь друг другу в колледже, сделали карьеру и двух замечательных детей. Тогда он на вершине своей жизненной цели, он стал командиром космической миссии, и я так была взволнована, потому что это связано с образованием. Мы стояли со всеми семьями, когда потеряли «Челленджер» и потеряли эту любимую команду. Это было самое болезненный момент в нашей жизни. Это был потрясающий, ошеломляющий шок. (...) К апрелю [1986 г.] мы создали наш некоммерческий фонд [Центр обучения Челленджера]. Они избрали меня председателем. (...) Очень приятно знать, что мы смогли общаться с миллионами молодых людей и изменили жизнь некоторых людей. В некотором смысле, я думаю, что мы заполняем пробел воодушевления, пока астронавты не полетят на Марс. Это изумительная дань уважения команде Challenger и ее миссии, но тем более учителям, которые работают каждый день, которые делают обучение увлекательным». - Аллан Макдональд, высокопоставленный чиновник Morton Thiokol на мысе Канаверал для запуска Челленджера: «Каким ужасным этот день был, и это было самым ужасным для меня, потому что мы пытались остановить запуск накануне. Услышав прогноз, наши инженеры в Юте беспокоились о том, будут ли уплотнительные кольца работать правильно. (...) Я договорился о встрече с людьми из НАСА в Космическом центре им. Кеннеди (...) Боб Лунд, вице-президент Morton Thiokol по инженерным разработкам, заключил, что он не будет рекомендовать запускать шаттл при температуре ниже 53 градусов по Фаренгейту [12 градусов по Цельсию], с чем я полностью согласен. (...) Мы не рекомендуем летать, и они не примут нашу рекомендацию, потому что она основана на качественном наблюдении. У нас не было каких-либо хороших данных испытаний или анализа, которые бы указывали, что при таких температурах не будет нормального полета. Наша рекомендация была основана на опыте. (...) Мой босс, Джо Килминстер (...) сказал [после перерыва на полчаса], что они повторно просмотрели все данные и пришли к выводу, что все в порядке, чтобы приступить к запуску, как планировалось. Он не дал никакой конкретной температуры, что также поразило меня. (...) Я отказался подписать [рекомендацию по запуску], что, как я сказал в своей книге, было самой умной вещью, которую я когда-либо делал в своей жизни. В результате мой босс должен был подписать это. Я был так расстроен всем этим, что спорил более получаса. Я сказал людям НАСА, что мне все равно, кто принял решение, мне было все равно, если это был генеральный директор [главный исполнительный директор], я сказал, что они не могут принять его, потому что «вы знаете, и я знаю, что эти двигатели никогда не подходили для условий, в которой вы просите нас лететь. (...) Я даю рекомендацию не запускать не на основании того, что я знаю, а на основе того, чего я не знаю. (...) Я скажу вам кое-что, я надеюсь, что завтра ничего не случится, но если это произойдет, я не стану человеком, который встанет перед комиссией по расследованию для объяснений, почему я дал вам разрешение на запуск моих бустеров в условиях, про которые я знал, что они не были испытаны. Это закончило разговор той ночью. Когда я вышел на следующее утро, температура была около 22 градусов по Фаренгейту = -6 градусов по Цельсию. (...) НАСА послало команду, чтобы сбивать лёд. (...) По какой-то странной причине они [ледовая команда] сообщили о температурах от 7 до 9 градусов по Фаренгейту [от -13,9 до -12,8 градусов по Цельсию] в кормовой части правого усилителя. Об этом не было сообщено Группе управления Миссией, поскольку первичная оценка ледовой группы была проведена в отношении льда на баке. (...) [В фильме о запуске с камеры НАСА] мы увидели клуб дыма, выходящий через 6/10 секунды после зажигания, что указывало на то, что он вышел из строя именно в то время, когда мы думали, что это произойдет. Тогда я знал, что весь этот сбой был вызван отказом уплотнительного кольца, как мы думали, что это может произойти из-за низких температур. (...) С тех пор это было ужасное время, потому что я так увлекся аварией и обнаружил проблему. В течение двух или трех дней я подробно представил эту проблему НАСА. Было очень ясно, что они не хотят это слышать. Я понял это. На них оказывалось большое давление, чтобы поддерживать программу шаттлов и показать, что они могут совершать два челночных рейса в месяц через пару лет, что и было целью. (...) Оглядываясь назад, я беспокоюсь о том, что сегодня меня беспокоило не только то, что это было плохое решение - люди пытались скрыть это позже. Для меня это была большая ошибка. (...) Это было очень трудное время, потому что тогда я должен был сказать президентской комиссии, что то, что они услышали от НАСА, не соответствует действительности. (...) Я чувствую себя хорошо в этой части, но мое свидетельство разрушило жизни многих людей, как в моей компании, так и в НАСА. Многие из их друзей все еще испытывают враждебность ко мне. Более широкий круг людей был благодарен, что я сделал то, что сделал. (...) По крайней мере в течение первых трех полетов после [Челленджера] связь была очень открытой. Люди были готовы что-нибудь сказать. Я видел огромные перемены к лучшему. Также стало гораздо больше общения между центрами НАСА, а также между агентством и подрядчиками».
  5. Майкл Пек. DARPA гигантское Лего в космосе (Michael Peck, DARPA’s giant Legos in space) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №2, 2016 г., стр. 4 в pdf — 533 кб
    «У DARPA [Агентства перспективных исследовательских проектов в области обороны] есть лучшая идея: вместо того, чтобы тратить массу на спутниковое оборудование для каждой миссии, почему бы не разместить постоянные спутниковые платформы поддержки на геосинхронной орбите, а затем просто отправить им полезные данные? Это концепция в основе проекта DARPA «Постоянная платформа на геосинхронной орбите Земли» (GEO). Цель амбициозная: создать орбитальные платформы на геосинхронной орбите, которые в конечном итоге могут быть больше, чем Международная космическая станция. Небольшие полезные нагрузки будут перенесены в GEO, а затем автоматически добавлены в поддерживающую структуру ... (...) Стимулом для проекта является экономическая чистота. Спутники GEO представляют собой сложные долгосрочные проекты. К тому времени, когда полезная нагрузка будет выведена на орбиту, электроника может уже устареть. Платформа может включать вспомогательную инфраструктуру, которая стареет более изящно, в то время как модернизированные полезные нагрузки и их ценная электроника могут присоединяться по мере совершенствования технологий. (...) На данный момент цели DARPA скромнее. Отрасль конкурирует за участие в первом этапе проекта инновационных исследований малого бизнеса, который может начаться в сентябре [2016]. DARPA указала, что отдельные блоки, составляющие платформу, должны соответствовать каждой системе запуска DARPA Payload Orbital Delivery (POD), запуск которой запланирован на 2017 год. (...) Полезная нагрузка POD должна составлять всего от 90 до 130 кг и менее. чем кубический метр в объеме. (...) Технология создания платформы GEO почти готова, говорит [Джереми] Палмер [руководитель программы в офисе тактической технологии DARPA]. Должны быть достигнуты успехи в сборке конструкций и изготовлении конструктивных элементов в космосе. (...) «Вместо изысканных и уникальных спутниковых компонентов, запущенных на этой платформе, представьте себе коллекцию кирпичей Lego», - говорит Палмер. (...) Коммерческие фирмы также должны быть готовы инвестировать необходимый капитал. И в этом заключается самая острая проблема платформы GEO: если платформа международная и обслуживает все спутники, кому принадлежит платформа?"
  6. Уоррен Ферстер. Подталкивание NOAA к использованию коммерческих данных (Warren Ferster, Nudging NOAA to use commercial data) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №2, 2016 г., стр. 7 в pdf — 446 кб
    "Представитель США Джим Бриденстайн, республиканец из Оклахомы, впервые избранный в 2012 году (...), разрабатывает законопроект, который он называет Законом о космическом ренессансе. Он характеризует законодательство как хранилище идей, которые могут быть добавлены по частям в другие законодательные механизмы, такие как как законопроект об оборонном разрешении. (...) Один из пунктов, которые Бриденстайн хотел бы начать, связан с прогнозированием погоды (...) В качестве председателя подкомитета, который курирует NOAA [Национальное управление океанических и атмосферных исследований (США) ] и его метеорологические спутники, Бриденстайн подталкивает агентство к объединению коммерческих возможностей, что уже сделано Пентагоном в таких областях, как спутниковая связь, запуск и получение изображений с Земли. По крайней мере три компании, Spire, PlanetIQ и GeoOptics, планируют группировки спутников, оборудованных датчиками, которые измеряли бы искажения или затмение спутниковых сигналов GPS, вызванные изменениями в атмосферных условиях. Затем будет применяться алгоритм для получения измерений температуры и влажности. (...) Очевидным целевым рынком для этих компаний является NOAA, на которую Бриденстайн и другие жалуются, что она не спешит излагать конкретные условия, на которых он будет покупать коммерческие данные о погоде. (...) Bridenstine в прошлом выдвигал законодательство, направленное на то, чтобы заставить NOAA быть более активным в взаимодействии с коммерческими провайдерами. Пока что процесс не смог набрать реальную силу. Но небольшим шагом является то, что в этом году сводный законопроект о коллективных ассигнованиях включает 3 миллиона долларов США на экспериментальную программу NOAA для экспериментов с коммерческими данными».
    [«Объединенный законопроект об ассигнованиях» - это тип законопроекта в Соединенных Штатах, в котором многие меньшие обычные законопроекты об ассигнованиях объединяются в один более крупный единый законопроект, который может быть принят с перевесом в один голос в каждой палате.]
  7. Анатолий Зак. Космическое сотрудничество под угрозой (Anatoly Zak, Space collaboration at risk) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №2, 2016 г., стр. 34-39 в pdf — 1,08 Мб
    «Когда высшие космические лидеры из США, России, Китая и Европы собрались на Международном астронавтическом конгрессе (МАК) в Иерусалиме в октябре [2015 года], не было недостатка в их несовпадающих и несогласованных стратегиях в планах полета человека в космос. В двух словах: НАСА, похоже, стремилось отправиться на Марс, Европейское космическое агентство обсуждало вопрос о создании международной «Лунной деревни», Китай говорил о создании собственной космической станции на орбите Земли, а Россия обсуждала подготовку к лунной миссии и отделению своих модулей от Международной космической станции после 2024 года и созданию своей собственной станции. Новый стандарт, похоже, бросает вызов принципу, заключающемуся в том, что ни одна страна не может добиться успеха в освоении космоса без партнеров и что совместные космические миссии должны улучшить отношения на Земле. После двух десятилетий сотрудничества в МКС, есть признаки того, что его сотрудники расходятся в море политической нестабильности. (...) Конец жизни МКС на горизонте, и надо разработать всеобъемлющую международную программу, чтобы добиться успеха с чем-либо столь же амбициозным. (...) НАСА, имеющее самый большой в мире космический бюджет, выпустило новую доктрину прямо накануне МАК. Названный «Путешествие на Марс», она заявиляет, что США «ближе к отправке людей на Марс, чем в любой момент в истории НАСА». Амбициозный манифест, однако, не предоставил никаких бюджетных данных или сроков для полёта. (...) С точки зрения [Уильяма] Герстенмайера [помощник администратора НАСА по исследованию человека], эти планы по отправке миссий на лунную орбиту или лагранжеву точку, все вместе известные как окололунное пространство, хорошо согласуются с усилиями другихорганизаций, таких как ЕКА и Роскосмос. Он указывает на европейское решение предоставить сервисный модуль для одной и, возможно, двух предстоящих миссий космического корабля НАСА "Орион" в качестве модели для будущих частичных соглашений с другими космическими агентствами. В настоящее время НАСА стремится узнать, что собирается делать Россия, отправляя лэндеры в полярные районы Луны, как это планирует сделать до конца десятилетия для поиска водяного льда. (...) По одному сценарию, американские астронавты и российские космонавты могут в конечном итоге вывести капсулу Ориона на орбиту вокруг Луны и, находясь на орбите, дистанционно направить русские роверы по поверхности Луны. (...) Роскосмос подготовил план создания лунной экспедиции к концу 2020-х годов в дополнение к своему плану подготовить к 2024 году собственную космическую станцию для продолжения российского присутствия на орбите. (...) Я чувствую, что настоящей причиной позиции России является не сложное проектирование, а ухудшающаяся экономическая ситуация в стране, которая вызвала резкий спад космического бюджета в 2015 году после более чем десятилетия устойчивого роста. Лунная часть российской космической повестки дня находит больше понимания в Европе, чем её предложение отстыковаться от МКС в 2024 году для создания новой космической станции. (...) новоназначенный глава Европейского космического агентства Иоганн-Дитрих Вернер ввзвал некоторое волнение, когда он предложил построить «Лунную деревню» - редко посещаемую международную лунную базу, объединяющую управляемые человеком и роботизированные компоненты. (...) Вернеру удалось привлечь некоторую прессу, но он еще не заручился поддержкой на вершине космического истеблишмента. (...) Вернер хочет, чтобы космические агентства сосредоточились на областях, представляющих особый интерес, чтобы избежать лишних расходов. (...) Вернер признал, что в текущем бюджете ЕКА нет денег для агрессивного наступления человека на космос, но он сказал, что он испытывает энтузиазм к этому по всей Европе (...) Самая сложная страна, которую хотели убедить присоединиться к международному стремлению пилотируемой космонавтики, может быть Китай. (...) Китайская космическая станция разрабатывается без согласования с каким-либо иностранным партнером. (...) Главный разработчик пилотируемой космической программы Китая Цзяньпин Чжоу говорит, что после завершения сборки станции в 2022 году она станет пунктом назначения для китайских астронавтов на следующее десятилетие. Чжоу сказал журналистам, что Китай не собирается отправлять людей на Луну или Марс в обозримом будущем. (...) Без сомнения, потребуется крупный политический прорыв, чтобы привлечь Китай и его неоспоримый космический потенциал к совместным космическим усилиям. Без широкого международного соглашения, подписанного главами государств, сторонники международного сотрудничества справедливо опасаются, что планирование и обсуждение того, что делать после МКС, сойдут на нет. (...) Герстенмайер: (...) «Я думаю, что у нас есть максимум три года» для определения долгосрочной стратегии и достижения соглашения о сотрудничестве».
  8. Дебра Вернер. Хранение времени в глубоком космосе (Debra Werner, Keeping time in deep space) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №2, 2016 г., стр. 40-43 в pdf — 664 кб
    «НАСА готовится отправить экспериментальные атомные часы на орбиту, и если все пойдет по плану, миссия продемонстрирует возможность установки атомных часов на будущих космических кораблях, направляющихся в дальний космос. Это был бы большой прорыв, потому что нахождение беспилотных летательных аппаратов или транспортных средств с экипажем, направляющихся к Марсу, могут быть рассчитаны таким образом, чтобы занимать меньше времени связи между космическим кораблем и Землей. (...) НАСА в настоящее время рассчитывает местоположение космического аппарата за пределами орбиты Земли, направляя радиосигнал на него от антенн Deep Space Network (DSN) в Калифорнии, Испании и Австралии, каждая из которых имеет атомные часы. Космический аппарат посылает сигнал на DSN, и с некоторым использованием математики, расстояние космического корабля от Земли может быть определено из время прохождения сигнала. Атомные часы имеют решающее значение, потому что наносекундная ошибка измерения, когда сигнал ушел и когда он вернулся, равняется 30-сантиметровой ошибке в определении местоположения в космосе. (...) Ртутно-ионные атомные часы были построены в Лаборатории реактивного движения НАСА в Калифорнии и будут запущены в эксплуатацию в сентябре [2016] года. Демонстрация на борту военного спутника США. Наземные атомные часы, используемые для навигации космического корабля, имеют размеры холодильника. Демонстрационная модель атомных часов Deep Space 23 Х 25 Х 28 сантиметров и весит около 17 килограммов. Инженеры НАСА планируют и дальше сокращать размеры для будущих испытаний. (...) Если бы атомные часы в глубоком космосе работали так, как прогнозировалось, будущие космические корабли имели бы большую гибкость в том, как использовать свои антенны с высоким и низким усилением для передач и научных исследований. (...) Чтобы широко использовать атомные часы в глубоком космосе, инженеры должны показать, что они могут противостоять вибрации при запуске ракеты, экстремальным температурам и магнитным полям, а также мощному излучению - серьезная проблема, учитывая сложности устройства. (...) Чтобы решить проблему космического полета, инженеры НАСА начали с выбора ионов ртути из-за её низкой термической и магнитной чувствительности. Они также потратили более 20 лет на разработку технологии ионной ловушки, чтобы еще больше снизить эту чувствительность и сделать часы долговечными. В то время как атомные часы Deep Space рассчитаны на одногодичную демонстрацию, будущим версиям потребуется более продолжительный срок службы. (...) Тем не менее, получение первой версии в космосе и доказательство того, что она работает, будет важной вехой».
  9. Марк Уильямсон. Антирадиационный жилет для экипажа «Орион» (Mark Williamson, Anti-radiation vest eyed for Orion crew) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №3, 2016 г., стр. 7 в pdf — 430 кб
    «StemRad из Тель-Авива работает с космическими системами Lockheed Martin, чтобы определить, можно ли адаптировать радиозащитный жилет StemRad, предназначенный для лиц, работающих с излучением на Земле, для космонавтов в космических полетах Ориона. (...) Космическая радиация, особенно вспышки на Солнце, или SPE, является известной опасностью для астронавтов. Высокие дозы могут привести к острому радиационному синдрому, обычно известному как лучевая болезнь. В зависимости от серьезности события, решения для астронавтов в частности на Международной космической станции - от укрытия в защищенной части станции до бегства на Землю. Для экипажей, направляющихся на Марс в космической капсуле следующего поколения НАСА «Орион», вариант возврата не будет доступен. (...) В случае обнаружения вспышки члены экипажа «Орион» могут надеть на свою одежду предложенный космический жилет AstroRad. Контурный радиационный жилет призван свести к минимуму вероятность возникновения радиационного рака путем избирательной защиты легких и костного мозга, которые особенно подвержены радиационному повреждению (...) Поскольку AstroRad предназначен для временного использования внутри космического корабля, он не предназначен для интеграции с современными скафандрами. (...) У НАСА есть и другие возможности, кроме AstroRad. (...) космонавты могли принимать лекарства, а не надевать жилеты. Однако (...) защитить мозг и центральную нервную систему проблематично».
  10. Кит Баттон. Будет ли Скайлон летать? (Keith Button, Will Skylon fly?) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №3, 2016 г., стр. 8-11 в pdf — 689 кб
    «Это была мечта на протяжении десятилетий: создать космический самолет с воздушно-реактивными двигателями, чтобы вы могли избежать веса запаса кислорода, взятого с собой для сжигания. Используйте свое транспортное средство, как самолет, чтобы сэкономить время и деньги на постройку нового для каждого полёта. Это цель финансируемого Великобританией проекта Skylon под руководством Reaction Engines Limited, или REL, из Абингдона в Великобритании, где инженеры стремятся построить многоразовый 325-тонный космический самолет. Он доставил бы 15-тонную полезную нагрузку на 300-километровую орбиту. Skylon будет приводиться в движение двумя жидкостными водородными ракетными двигателями с синергетическим воздухозабором, или сокращенно SABER, которые будут работать в двух режимах. Режим воздушного сжигания, при котором двигатели собирают кислород для сгорания из атмосферы. Этот режим ускоряет Skylon до 4,220 миль/ч [6790 км в час], после чего двигатели переходят в режим ракеты, в котором они вытягивают водород и кислород из баков, чтобы разогнаться до скорости в 19 000 миль в час [30600 км в час]. Технические проблемы, стоящие перед Skylon, огромны. (...) Некоторые в глобальном сообществе исследователей гиперзвуков сомневаются в том, что эта концепция осуществима, даже если они восхищаются компанией за то, что она пытается и видит перспективу в некоторых аспектах концепции. (...) Для SABER проблема в значительной степени обусловлена тем фактом, что для охлаждения поступающего воздуха потребуется камера с гелиевым охлаждением, называемая предварительным охладителем, которая будет находиться в перегретом состоянии после замедления до дозвуковых скоростей горения. Если предварительный охладитель можно сделать достаточно легким, выигрыш может быть огромным. (...) все за пределами предохладителя может быть более или менее обычным. (...) Однако предварительный охладитель будет сложным устройством. Тысячи миллиметровых гелиевых трубок шириной 1 миллиметр покроют его стенки. Гелий будет охлаждаться жидким водородным топливом Скилона. (...) На данный момент «Reaction Engines» сосредоточена на экспериментальном двигателе. (...) Полноразмерный экспериментальный двигатель, который будет испытан к 2019 году, будет урезанной версией SABRE, созданной для доказательства работы гелиевого контура и основной функции двигателя - что он может сжимать воздух до нормального уровня для сжигания жидкого водорода. (...) После того, как наземный демонстрационный двигатель будет построен и испытан, примерно в 2020 году, в одномоторном летно-испытательном транспортном средстве будет установлен другой двигатель. Двигатель и планер будут испытаны в условиях высокой скорости и температуры. (...) Некоторые ставят под сомнение целесообразность подхода Reaction Engines. (...) может иметь смысл оптимизировать космический самолет для перевозки небольших полезных грузов - с самолетом размером с бомбардировщик B-1 или даже с таким размером, как истребитель F-15. Большие полезные грузы будут оставлены для одноразовых ракет-носителей, таких как Delta 4 и Atlas 5."
  11. Том Джонс. Очередные астронавты НАСА (Tom Jones, NASA's Next Astronauts) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №3, 2016 г., стр. 12-15 в pdf — 858 кб
    Набор НАСА 2017 года
    «НАСА добавляет новые таланты в свой корпус астронавтов впервые за четыре года. (...) Эти кандидаты закончат обучение два года спустя [2019] и получат возможность работать на Международной космической станции или путешествовать на лунную орбиту или околоземные астероиды около 2030 года. Несколько счастливчиков могут даже отправиться в многолетнее путешествие к марсианским лунам Фобос и Деймос или, возможно, к самому Марсу. (...) Чтобы достичь МКС, новые сотрудники должны квалифицироваться как бортинженеры космического корабля "Союз", а также будут готовиться к полету на борту SpaceX Crew Dragon и Boeing CST-100 Starliner. Эти коммерческие космические корабли планируется начать летные испытания в 2017 году в рамках подготовки к доставке американцев на низкую околоземную орбиту в течение 2020-х годов. Новички получат миссию на Орионе, многоцелевом экипаже НАСА, отправляющемся на Луну и дальше (...) В промежутках между полетами астронавтам назначается поддерживать текущие и будущие полеты человека в космосе. (...) В связи с запланированными операциями на МКС НАСА хочет сохранить разнообразные навыки среди своих новых сотрудников и ищет экспертов во всем: от естественных наук до медицины, от инженерии до летных испытаний. (...) НАСА сохранило текущие стандарты корабля "Союз" для этого выбора: рост кандидата должен составлять от 62 до 75 дюймов [от 1,57 до 1,91 м]. (...) НАСА в марте [2016] начнет оценку заявок, поступивших в течение февраля. (...) Основываясь на своих записях и внешних ссылках, агентство приглашает 120 лучших кандидатов на недельную оценку в Космическом центре Джонсона. (...) Самым ярким и самым пугающим событием недели каждого заявителя является часовое интервью с отборочной комиссией астронавтов. (...) Наиболее перспективные 50 или 60 претендентов будут приглашены обратно в Хьюстон для повторного собеседования с советом и для более продолжительного испытания [экзамен]. Финалисты, определенные во втором раунде оценки, формируют группу, из которого должностные лица НАСА будут отбирать новых сотрудников. (...) Агентство объявит о своих новых кандидатах в космонавты примерно через год. (...) Кандидаты-космонавты должны пройти двухгодичную программу, предназначенную для обучения их полетам в космосе на МКС и на различных орбитальных транспортных средствах. (...) Пройдя курс, они получают серебряный значёк отряда космонавтов и получают право на выполнение задания в космическом полете. (...) вполне вероятно, что группа 2017 года прождет почти пять лет, прежде чем первый выйдет на орбиту. (...) НАСА никогда не заявляло, что процесс отбора идеален (а я все-таки вошел) (...) Всем претендентам: Удачи!» - Том Джонс четыре раза летал на шаттле.
  12. Дебра Вернер. Погоня за широкополосным саткомом (Debra Werner, Chasing broadband satcom) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №3, 2016 г., стр. 20-26 в pdf — 1,53 Мб
    «Мы смотрим на трехэтажное чудо-спутник размером 6,5 метра, называемый Syncom, который затмит любой геостационарный спутник. Этот новый космический аппарат будет запущен в конце этого года в точку над Индийским океаном, где он присоединится к кольцу геостационарных спутников с высокой пропускной способностью, которые Intelsat планирует установить. Они называются созвездием EpicNG. (...) цифровой сигнальный процессор спутника (...) заполнен аммиаком для охлаждения электроники, когда он находятся в космосе. Устройство его, это поворот в спутниковой связи с высокой пропускной способностью, революция, которая началась около десяти лет назад с целью передачи данных в 10 раз быстрее, чем с обычными спутниками. Мало кто сомневается, что тенденция высокой пропускной способности начинает окупаться ( ...) Рынок, однако, является динамичным. Клиенты широкополосного доступа, от корпораций до сетей, таких как Verizon и AT&T, требуют большей гибкости, чем когда-либо. (...) В отрасли развивается конкуренция за лучшие технологии для обеспечения этой гибкости. (...) «Наступает 2016 год, и спутники становятся цифровыми», - говорит Тьерри Гиллеман, исполнительный вице-президент и главный технический директор Intelsat General, которая управляет около 50 спутниками на геосинхронной орбите (...) Другие придерживаются другого мнения. Некоторые производители геосинхронных спутников говорят, что встроенные процессоры слишком дороги, и эти производители говорят, что они обеспечивают аналогичную гибкость с аналоговой электроникой. (...) В течение десятилетий конструкции геосинхронных спутников были поразительно похожи. Проекты предусматривали использование больших антенн в форме тарелки для передачи единого аналогового сигнала по региону. Фактически, большинство спутников связи на орбите все еще работают таким образом. (...) Стоимость цифровых сигнальных процессоров удивляет в некоторых кругах. Они делают спутники значительно более дорогими, чем их аналоговые аналоги, но сторонники технологии надеются, что по мере того, как производители стандартизируют эти процессоры в предстоящие годы, их стоимость может снизиться, что облегчит внедрение этой технологии для большего числа спутниковых операторов. (...) Существуют разные школы мышления о наилучшем способе обеспечения гибкости, но никто не оспаривает его важность. (...) Эта гибкость особенно важна на рынке, подверженном быстрым изменениям. Коммуникационный трафик в Латинской Америке и Африке в последнее время растет быстрее, чем в Европе, традиционно сильном рынке. Потребители стали настолько привязаны к своим мобильным устройствам, что им нужны широкополосные соединения на лодках, поездах и самолетах. (...) Intelsat, например, говорит, что с помощью своих спутников EpicNG он сможет наблюдать, как меняются схемы трафика связи в течение 24-часового периода, и соответственно изменять свое покрытие, посылая сигналы со спутника на один набор наземных антенн утром и другой набор днем. Intelsat также может изменять частоту отправки и получения информации со спутника. (...) Сторонники цифровых процессоров говорят, что устройства стоят затрат из-за легкости реагирования на изменения спроса. (...) Спутники с высокой пропускной способностью, будь то аналоговые или цифровые, используют точечные лучи для концентрации радиочастотных сигналов на небольших участках. (...) Новые многоцелевые спутники должны быть оснащены электроникой и иметь десятки антенннн для формирования сигналов, которые каждый луч посылает на землю. (...) Я не могу не задаться вопросом, являются ли гигантские космические аппараты с цифровыми сигнальными процессорами будущим. EpicNG может скоро ответить на этот вопрос".
  13. Уоррен Ферстер. Проблема отслеживания авиалайнера (Warren Ferster, Faceoff over airliner tracking) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №3, 2016 г., стр. 28-33 в pdf — 857 кб
    «На спутниковой фирме около Феникса инженеры и технические специалисты из Orbital ATK собирают последние компоненты первого в созвездии спутников, которые будут собирать данные о местоположении и опознавательные сигналы с авиалайнеров, летящих на сотни километров ниже. Эти сигналы, называемые ADS-B для автоматического наблюдения-трансляции изначально предназначалось для приема только другими самолетами и наземными вышками, но сигналы также распространяются в космос, где компания под названием Aireon, базирующаяся в Маклине, штат Вирджиния, планирует собирать их с помощью электроники и антенн на каждом из 72 запланированных спутников Iridium Next. (...) Лондонский Inmarsat заявляет, что он может удовлетворить большинство потребностей в отслеживании прямо сейчас, получая данные о местоположении непосредственно от самолета через свой парк геосинхронных спутников над экватором (( ...) На карту поставлено то, как лучше всего снизить риск возникновения новых случаев, таких как рейс авиакомпании Malaysia Airlines 370, который исчез два года назад [2014] в этом месяце с 239 пассажирами на борту (...) Две трагедии [еще одна - крушение Air France возле Бразилии в 2009 году] вызвали международный протест против системы, которая, как минимум, не позволяла органам гражданской авиации более тщательно отслеживать воздушные суда, пролетающие над океанами и другими отдаленными районами. , (...) Часть загадки MH370 заключается в том, что он был оснащен другой формой автоматического зависимого наблюдения, называемой ADS-C [C - контракт], которая используется с 1990-х годов. (...) Эта система была установлена, но не работала, когда самолет сбился с пути. Если бы спутниковая связь работала, у властей могло бы быть достаточно хорошее представление о том, куда полетел обреченный самолет. Стратегия Inmarsat основана на ADS-C, хотя FAA [Федеральное авиационное управление] обязало воздушные суда, летающие в воздушном пространстве США, к 2020 году передавать ADS-B данные об идентичности и местоположении. (...) До тех пор, пока Aireon не начнет свое обслуживание, информация ADS-B может поступать в сеть управления воздушным движением только тогда, когда самолет находится в зоне действия радиовышки. Это означает, что самолеты, летящие через отдаленные районы, все еще используют ADS-C. Эти передачи могут приниматься и передаваться геосинхронными спутниками Инмарсат или нынешним созвездием Иридиум, за исключением самолетов, летящих в высоких широтах, где геосинхронные спутники не могут работать. В этих случаях Иридиум является единственным вариантом, потому что его спутники пересекают широты от полюса до полюса на низкой околоземной орбите. (...) Inmarsat рекламирует тот факт, что услуга ADS-C доступна сегодня на борту более 90 процентов коммерческих авиалайнеров, выполняющих трансокеанские маршруты. (...) Inmarsat представляет новую услугу, получившую название Swiftbroadband-Safety, которая значительно улучшает текущую услугу ADS-C, известную как Classic Aero, путем отправки больших пакетов данных через Интернет-протокол (IP). Переход на IP открывает возможность передачи всей информации в режиме реального времени, возможно, включая данные кабины и аудио, которые сегодня записаны в черные ящики самолета и восстановлены после катастрофы. (...) МСЭ [Международный союз электросвязи] и ИКАО [Международная организация гражданской авиации] еще не решили, достаточно ли спектра для передачи голосовых и других данных от тысяч авиалайнеров на защищенных частотах. (...) Есть также другие вопросы, связанные с затратами и тем, как они будут разделены. (...) Спутники Iridium Next оснащены антеннами для передачи передач от одного спутника к другому для быстрой доставки данных. Они также подкреплены сетью телепортов на земле. (...) Ожидается, что Aireon позволит авиакомпаниям проложить более экономичные маршруты над океанами, тем самым сэкономив деньги. (...) Iridium говорит (...), что он готов завершить сеть к концу 2017 года и начать работу в 2018 году. (...) Критика ADS-C сосредоточена на том факте, что его положение и реальные отчеты являются прерывистыми, тогда как ADS-B является почти непрерывной трансляцией. (...) ADS-C передает отчеты о местоположении в среднем каждые 14 минут (...) Aireon рассчитывает, что сигналы ADS-B могут быть доставлены на контроллеры через восемь секунд, и поиск может быть начат через 24 секунды после получения сигнала от потерянного авиалайнера. (...) В конце концов, потерянные смартфоны могут быть найдены. Почему бы не сделать то же самое с авиалайнером? Однако ситуация не так проста. В отличие от спутниковых ADS-B или ADS-C, новые широкополосные спутники не работают в защищенном спектре безопасности. Это, как представляется, исключает их в качестве официальных инструментов наблюдения за органами управления воздушным движением, по крайней мере, в обозримом будущем. Пока надо делать выбор между Aireon и Inmarsat, или, возможно, даже какое-то сочетание этих двух".
  14. Деннис М. Бушнелл, Роберт В. Мозес. Свежее мышление о Марсе (Dennis M. Bushnell, Robert W. Moses, Fresh thinking about Mars) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №3, 2016 г., стр. 34-39 в pdf — 954 кб
    «Исследование и освоение человеком Марса на высшем уровне - главная цель гражданской космической программы США. (...) НАСА на протяжении многих лет составляло серию проектных заданий, описывающих основные критические элементы. Самый последний из этих призывов к отправке 900 тонн оборудования и топлива на околоземную орбиту, а затем на Марс, чтобы доставить от 10 до 20 тонн продовольствия, научного оборудования и экипаж из четырех-шести астронавтов на поверхность Марса. Мы еще не определили безопасность полета, оборудование, процедуры или функции обеспечения надежности, которые потребуются экипажу для выживания и проведения значимых исследований в таких суровых условиях. (...) Короче говоря, миссия на Марсе может еще не быть тем, что руководители программ называют совокупными затратами и безопасностью. Возможно, не будет достаточного запаса ресурсов для обеспечения безопасности и надежности. Как мы можем свести концы с концами? (...) Мы могли бы, например, скорректировать наши расходы на исследования и разработки, чтобы изучить возможность отправки систем на Марс и людей-исследователей и начать роботизированное автономное in situ resource utilization (ISRU), а также изготовление и ремонт нужного. (...) С обширным ISRU, роботы превратили бы марсианские ресурсы в пластмассы, металлы и другие строительные материалы. Кроме того, процессы спекания позволяют нам производить строительные материалы из реголита, в дополнение к изготовлению исходного сырья для пластмасс и металлов. После этого оборудование для поверхностного производства могло бы превратить этот материал в роверы, места обитания, средства жизнеобеспечения и трубопроводы - словом, почти все. (...) Мы могли бы отправить на Марс оборудование, обеспечивающее безопасность и надежность до прибытия человека. (...) Создание и установка среды обитания в почве и покрытие ее 5-метровым реголитом должно обеспечить превосходную защиту от радиации, тепла, микрометеоритов и пыли. (...) Для обширного ISRU, который мы предлагаем, нам потребуются революционные улучшения базовых технологий. (...) Хорошая новость в том, что есть время заняться этой работой. (...) Фундаментальным фактором для этого обширного ISRU является огромное количество ресурсов, которые, как известно, существуют на Марсе (...) Углекислый газ в атмосфере можно охлаждать и собирать, обеспечивая запас углерода и кислорода. Вода почти везде, на полюсах, в реголите и в огромных ледяных озерах. (...) Появляется все больше доказательств того, что пищу можно выращивать на Марсе в теплицах. (...) Необходимы исследования для определения минимального начального размера полезного груза, веса, стоимости и состава необходимой автономной робототехники. Эти роботизированные машины могли первоначально копировать себя, чтобы увеличить производственную мощность и возможности, а затем выполнять поиск ресурсов, извлечение, переработку, изготовление и операции. (...) Почти все, что людям потребуется на Марсе, быстро становится возможным производить на планете. Достижения в области искусственного интеллекта указывают путь к автономной роботизации и 3D-печати. (...) В дополнение к предварительной подготовке припасов и решению многих проблем со здоровьем в будущем, существует проблема посадки экипажа на Марс. Современные современные технологии для входа, спуска и посадки ограничивают массу полезной нагрузки до одной тонны, что значительно ниже полезной нагрузки от 10 до 20 тонн, ожидаемой для полетов человека на Марс. (...) Посадка экипажа - это не единственная большая нагрузка, позволяющая осуществлять вход, спуск и посадку. Ядерное энергетическое устройство, необходимое на поверхности для питания оборудования, среды обитания и аккумуляторных батарей ISRU, весит несколько тонн. (...) Есть несколько других чрезвычайно интересных подходов альтернативной энергетики, которые могут быть рассмотрены, исследованы и опробованы. (...) Полученное на Марсе топливо может быть размещено на орбитах между Землей и Марсом, создавая цепь топливных складов на маршруте и дозаправки. Другое использование для топлива - вход, спуск и посадка. (...) Это лишь некоторые из альтернативных подходов, которые могут обеспечить безопасность и надёжность людей на Марс".
  15. Армия США хочет иметь сверхзвуковой аппарат (U.S. Army wants ideas for hypersonic control) (на англ.) «Aerospace America» 2016 г №3 в pdf — 95 кб
    DARPA и др.
  16. 10 вопросов автору "Марсианина" (на англ.) «Aerospace America» 2016 г №3 в pdf — 921 кб
    Энди Вейр говорит, что он рад, что фильм "Марсианин" очень верен книге."
  17. Бюллетень AIAA (на англ.) «Aerospace America» 2016 г №3 в pdf — 1,37 Мб
    Юбилей у них, что ли?
  18. Уоррен Ферстер. Отлучение США от российских двигателей РД-180 (Warren Ferster, Weaning the U.S. from Russia’s RD-180 engines) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №4, 2016 г., стр. 4-5 в pdf — 572 кб
    «В США бушуют дебаты о том, как положить конец иронии наблюдения США за действиями России на Украине и в Сирии с помощью американских спутников, запускаемых российскими ракетными двигателями РД-180. РД-180 приводят в действие первые ступени ракеты «Атлас 5». Дебаты, несомненно, разгораются в этом году [2016], так как Конгресс рассматривает предложение ВВС США решить проблему путем разработки совершенно новой ракеты. Это график, показывающий, как мы сюда попали».
  19. Дебра Вернер. ULA, стажеры Ball Aerospace готовятся к запуску любительской ракеты (Debra Werner, ULA, Ball Aerospace interns poised to launch amateur rocket) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №4, 2016 г., стр. 6 в pdf — 248 кб
    «Пятилетняя кампания стажеров [практикантов], работающих в United Launch Alliance (ULA), совместном предприятии Boeing-Lockheed Martin, базирующемся в Centennial, штат Колорадо, должна завершиться в июле [2016] запуском Future Heavy, который может быть самой большой в мире любительской ракетой. Если все пойдет по плану, 15-метровая ракета, оснащенная восемью твердотопливными ракетами первой ступени и двумя твердотопливными ракетами второй ступени, взлетит от 3 000 км над южным Колорадо и доставит в космос научные инструменты и эксперименты, разработанные учащимися начальной, средней, старшей школы и колледжей. (...) Стажеры, работающие на Ball Aerospace & Technologies, Боулдер, Колорадо, производитель космических кораблей и приборов, обеспечивают полезную нагрузку. (...) В последние годы стажеры ULA и Ball запустили меньшие ракеты размером от трех до семи метров. (...) До прибытия стажеров инженеры Ball планируют построить один или два аппарата, которые запустит Future Heavy. Ракета достигает своего апогея, развернёт парашюты и отроет носовой обтекатель. (...) Учащиеся решат, создавать ли инструменты для установки на аппарате, который вылетит из ракеты, или создавать инструменты, которые не вылетят на аппаратом, но вместо этого размещаются в зоне обтекателя полезной нагрузки ракеты за аппаратом. (...) Во время стажировки студенты играют небольшую роль в большой аэрокосмической программе, но кампания Future Heavy позволяет им испытать весь жизненный цикл миссии от проектирования до строительства, испытаний и полетов, [Jaron ] Дэвис [инженер аэрокосмических систем Ball] говорит. Компании также получают выгоду, потому что программа помогает им привлекать талантливых стажеров, которые иногда продолжают работать в компании после выпуска».
  20. Майкл Пек Парус на электричестве (Michael Peck. Sailing on electricity) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №4, 2016 г., стр. 12-14 в pdf — 502 кб
    Voyager-1 НАСА потребовалось 35 лет, чтобы достичь гелиопаузы, неизведанной области, где солнечный ветер останавливается и межзвездная плазма в конечном итоге вступает во владение пространством. Должен быть более быстрый способ исследовать внешние планеты и гелиопаузу, чем ракетно-химический движитель Voyager 1. Два исследователя из Центра космических полетов им. Маршалла НАСА в Хантсвилле, штат Алабама, считают, что они его нашли. Брюс Вигманн, инженер по аэрокосмическим полетам, и Лес Джонсон, физик, а также технический помощник в Отделе перспективных концепций НАСА, разработали эту концепцию, которую они называют электростатической быстрой транзитной системой гелиопаузы, или HERTS. Их проект, физика которого подвергается анализу и испытаниям в плазменной камере, требует длинных 10-20 проводов, каждый длиной 20 километров, от космического корабля, который будет медленно вращаться, когда он уходит в глубокий космос. Когда провода ловят солнечный ветер, протоны в ветре будут создавать электрическое поле, окружающее провода, и импульс этих протонов будет преобразован в движущую силу. Команда HERTS говорит, что их корабль может развивать скорость от 100 до 150 километров в секунду, по сравнению с 17 километрами в секунду Voyager 1, он достигнет гелиопаузы через 10 или 12 лет. (...) Команда называет концепцию электрическим или электронным парусом, чтобы отличить его от концепции солнечного паруса (...) Команда HERTS говорит, что технологическая дорога будет долгой, но при правильных инвестициях в науку космический аппарат с двигательной установкой такого типа может быть готов через 10 лет (...) Команда изучает вопрос о том, проводить ли эксперименты на высотном воздушном шаре или полет на суборбитальной ракете в качестве следующих шагов. (...) В частности, каждый провод генерирует электрическое поле, известное как оболочка Дебая (названное в честь физика Питера Дебая). Команда хочет знать, сколько электронов проходит через оболочку Дебая и ускоряется в направлении положительно заряженного провода, а также сколько протонов отражается от оболочки, что будет указывать на движущую силу, которую испытает космический аппарат HERTS. (...) Поскольку оболочка Дебая заряженной проволоки будет иметь диаметр в десятки метров, нет вакуумной плазменной камеры с источником генерации ионов, который мог бы имитировать естественную среду солнечного ветра, говорит Вигманн. Для максимальной уверенности, проект должен был бы быть испытан вне магнитосферы Земли (...). Без большого количества данных, чтобы продолжить, инженеры все еще взвешивают ключевые проектные решения, такие как лучший материал для их очень важных проводов. (...) Независимо от материала, возможно, самый большой вопрос заключается в том, как развернуть несколько тонких оголенных проводов длиной от 10 до 20 километров от космического корабля. Вигманн говорит, что его команда исследует это с помощью моделирования и симуляции».
  21. Майкл Пек, Проксима Центавра к 2099 году (Michael Peck, Proxima Centauri by 2099) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №4, 2016 г., стр. 18-24 в pdf — 900 кб
    «Новые технологии и научные исследования предполагают, что путешествие к звездам может быть достижимо, хотя и не так просто, как кажется в «Star Trek». Первый межзвездный полет теоретически может начаться к середине столетия с использованием технологии, которая не так уж и далека». За пределами того, что мы имеем сегодня. (...) Кельвин Лонг, британский аэрокосмический инженер и исполнительный директор Инициативы по межзвездным исследованиям, (...) представляет зонд, движимый лазерными лучами, отражающими легкий парус. Так как космический корабль мал, для его ускорения до 20 процентов скорости света потребуется сравнительно небольшое количество энергии. Если он будет запущен около 2050 года, он может достичь Проксимы Центавра к концу 2000-х годов, оснащенный различными приборами для наблюдения за ближайшим соседом Земли, а также как и любые близлежащие экзопланеты. (...) Лонг - один из нового поколения исследователей, которые пытаются внедрить ясность здесь и сейчас в область, где когда-то доминировали футуристы. (...) Проксима Центавра, ближайшая звезда к нашему солнцу, в 4,3 световых лет. Если зонд был бы направлен к ней со скоростью Voyager или New Horizons [17 км или 14,4 км/с], он прибудет туда через 70 000 лет, спустя много лет после того, как его создатели умерли, а их потомки перестали заботиться о нём. (...) Межзвездное судно должно иметь скорость не менее 10 000 километров в секунду, или 3,3 процента от скорости света (...) Цель [проекта «Направленная энергия для межзвездной разведки») состоит в применении направленной энергии. Отправить «вафсат» к звезде. Руководитель проекта Филипп Любин, физик из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, представляет 10-сантиметровый зонд весом один грамм - примерно такого же веса, что и небольшая скрепка для бумаг - прикрепленный к метровому парусу (название «вафсат» было получено потому, что один из разрабатываемых космических аппаратов буквально представляет собой кремниевую пластину). Во-первых, 50 миллионов киловаттных лазерных усилителей, каждый весом около одного килограмма, должны были бы быть запущены на орбиту, где они были бы соединены вместе, как набор Lego, чтобы сформировать масштабируемую лазерную матрицу, которая может быть, скажем, длиной 10 километров. Как только вафсат запускается в положение около матицы, фотоны будут проецироваться на парус «вафсата», двигая аппарат как ветер на океаническом парусном корабле. Это увеличит скорость зондирования до 20 процентов от скорости света, или до 60 000 километров в секунду. (...) Вафсат может достичь Альфы Центавра, тройной системы, состоящей из Альфы Центавра А, Альфы Центавра В и Проксимы Центавра, примерно через 20 лет. (...) Прежде всего, направленная энергия кажется прочно обоснованной в современной науке и технике, как лазеры и орбитальные структуры. (...) В 1970-х годах ученые и инженеры, работающие в рамках проекта Британского межпланетного общества Daedalus, предприняли серьезную попытку спроектировать космический корабль, который сможет достичь звезды Барнарда за 5,9 световых лет. Конструкторы в конечном итоге остановились на термоядерном двигателе, который направил бы электронные лучи на криогенные шарики дейтерия и гелия-3, чтобы зажечь их, это бы сплавило их атомы и выбросило плазменный выхлоп, который бы двигал корабль примерно на 12 процентов скорости света (...) другие ученые стоят за движением с помощью антиматерии. Одним из них является Эрик Дэвис, физик из Института перспективных исследований в Остине, штат Техас. Двигатели антиматерии, получившие известность благодаря Star Trek, смешивают частицы материи и антиматерии, такие как протоны и антипротоны, которые идентичны, но имеют противоположные электрические заряды. (...) двигатель против материи был бы настолько эффективен, что корабль мог бы двигаться почти со скоростью света, а это значит, что полёт на Альфу Центавра займет всего около пяти лет. (...) Дэвис говорит, что ключевые элементы отсутствуют: «Две вещи, которые необходимо решить для внедрения ракетного двигателя антиматерии, - это производство большого количества вещества и хранение вещества», - сказал он. Говорит (...) " а если цель состоит не в том, чтобы идти так быстро, как в том, чтобы перевозить много людей? Для этого сценария Лонг представляет гигантский «мировой корабль», корабль массой в гигатонну, перевозящий миллионы людей, но только со скоростью 1-3 % скорости света. Такое массивное судно будет перемещаться с помощью движителя с ядерным импульсом, в котором тщательно контролируемые ядерные бомбы создают тягу (концепция, исследованная в рамках проекта Orion, инициативы правительства США и частных лиц в конце 1950-х годов). (...) Критики говорят, что с таким большим количеством вариантов межзвездных путешествий и таким большим количеством таких вариантов, трудных или дорогих, мы должны начать с фундаментального вопроса: зачем? (...) Чтобы общественность поддерживала долгосрочный проект без немедленных выгод, должно быть больше вознаграждения, чем просто флаговтык на другой планете. Должно быть что-то, что заинтересует налогоплательщиков там, например, планета с признаками жизни. «Это будет наилучшей мотивацией для первого межзвездного исследования», - [Стен] Оденвальд [астроном НАСА в отставке, который написал «Межзвездное путешествие: руководство астронома» в 2015 году]. «Будет место, о котором мы знаем, повод для поездки туда и перспектива найти что-то захватывающее».
  22. Бен Яннотта. Погодное зондирование: к статус-кво (Ben Iannotta, Weather soundings: A challenge to the status quo) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №4, 2016 г., стр. 32-36 в pdf — 627 кб
    «Первые фотографии погоды из космоса были удобны, но на самом деле синоптики хотели, чтобы факторы, которых они не могли видеть, были главными из них - температура и влажность атмосферы на разных высотах. НАСА, NOAA [Национальное управление океанических и атмосферных исследований] (из США) и эксперты из академических кругов занялись выяснением того, как измерять излучение Земли с орбиты и анализировать его в спектральных каналах, которые могли бы изучать атмосферу по вертикали. (...) Первый эхолот NOAA, названный HIRS, сокращенно от High Resolution Infrared Radiation Sounder, был построен и запущен в 1978 году. (...) в 2011 году эти рабочие лошадки были соединены на орбите с помощью инструмента под названием CrIS, сокращенно от Cross-track Infrared Sounder. (...) Оба инструмента являются очень сложными. (...) CrIS в настоящее время измеряет 2200 каналов инфракрасных длин волн, что в 100 раз больше каналов, чем HIRS. Чем больше каналов, тем больше показаний влажности и температуры на больших высотах. (...) Так же и CrIS набирает обороты, однако члены Конгресса и NOAA задают сложные вопросы о том, как продвигаться вперед в изучении атмосферы. Вопрос в том, может ли более простая коммерческая технология дополнить звучащую работу, запланированную для CrIS, или даже взять на себя некоторые обязанности. (...) Это потому, что новый метод требует сбора сигналов GPS с большим количеством маленьких кубсатов, а не с 3000-килограммовых полярных орбитальных аппаратов, которые должны нести следующие приборы CrIS. (...) Компания [GeoOptics в Пасадене, Калифорния] планирует опробовать свою концепцию в июле [2016 г.], запустив один кубсат Pathfinder в качестве полезной нагрузки на ракете Союз. За этим запуском последуют четыре действующих спутника на Союзе в ноябре или декабре [2016]. (...) Атмосфера Земли изгибает микроволновые сигналы GPS. Правильно выведенный на орбиту инструмент может принимать эти сигналы каждый раз, когда спутник GPS поднимается или садится за горизонт. Температура, влажность, давление и плотность могут быть выведены из степени изгиба сигнала. Техника была названа GPS-радиопокрытием или GPS-RO. (...) GeoOptics надеется убедить NOAA купить лицензию, чтобы получать 100 000 из них в день и использовать их в численных моделях прогнозирования погоды. (...) Хитрость в том, чтобы сделать GPS-RO жизнеспособной для бизнеса, чтобы запускать многие из этих спутников, чтобы доставлять тысячи затмений в день. Каждое затенение обеспечивает очень точные показания и отличное вертикальное разрешение, но одно затменение охватывает только узкую часть атмосферы по горизонтали. (...) Для прогнозирования суровых погодных условий геостационарный эхолот был бы гораздо более полезен из-за его еще более широкого обзора и способности наблюдать за развитием тех же процессов (...) NOAA готовится пригласить коммерческие компании к участию в конкурсе, проведет оценку своих наблюдений за погодой Национальной метеорологической службой в рамках экспериментального проекта по коммерческим данным о погоде. (...) В пилотном проекте будут рассмотрены технические аспекты GPS-RO, но бизнес-модель, стоящая за коммерческими службами, может оказаться более серьезным камнем преткновения. (...) Могут ли прогнозисты полагать, что данные всегда будут там? (...) [Джеймс] Бриденстайн [республиканский представитель из Оклахомы] высказывает мнение, что частному сектору нельзя доверять для удовлетворения потребностей в данных о погоде. (...) Конечно, все дискуссии и политика могут оказаться спорными, если стартапы смогут заставить свои созвездия GPS-RO работать с достаточно широким охватом".
  23. Тереза Хитченс. Кнопка паузы милитаризации космоса (Theresa Hitchens, A pause button for militarizing space) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №4, 2016 г., стр. 38-43 в pdf — 1,23 Мб
    «США будут воздерживаться от введения наступательных возможностей в надежде смягчить поведение других, будь то друзья или потенциальные противники. (...) администрация Обамы решила, что лучшим подходом [чем тестирование противоспутникового оружия] будет установление норм поведения в космосе, которые препятствуют таким испытаниям. К сожалению, это не то, что получилось. С 2013 года каждая из ведущих космических держав выполняла миссии, которые другие считают провокационными. (...) США начали отходить от стратегической сдержанности. (...) Мы являемся свидетелями дрейфа в сторону использования оружия в космосе. Если бы в космосе вспыхнула война, это было бы исключительно опасно, потому что космическая среда сама по себе уникальна. (...) спутники при уничтожении не уходят с дороги - вместо этого они становятся неконтролируемыми и потенциально смертоносными обломками. Даже крошечные обломки, которые не могут быть обнаружены с помощью текущих возможностей космического наблюдения, могут убить работающий спутник из-за скорости удара. (...) оружие, размещенное в космосе, будет трудно или невозможно отличить от доброкачественных спутников, а это означает, что все станет потенциальной целью. (...) Атаки на эти космические аппараты [такие как созвездие GPS] могут нанести вред мировой экономике. (...) космическому сообществу национальной безопасности США необходимо сделать стратегическую паузу, чтобы рассмотреть, есть ли альтернативы. Это не означает, что опасения США в отношении Китая и России неоправданны. Отнюдь нет. (...) Открытое китайское антиспутниковое испытание в 2007 году стало первым в мире за два десятилетия таким испытанием, которое вызвало международное осуждение. Скорее всего, ракета была увенчана транспортным средством разрушения с кинетической энергией. Это создало массу опасного космического мусора. Китай продолжает экспериментировать с неразрушающими запусками баллистических ракет, которые привлекают меньше внимания. (...) Наибольшую тревогу вызвал запуск в сентябре 2014 года еще одного российского спутника маневрирования, выведенного на геосинхронную орбиту. После нескольких месяцев дрейфа назад и вперед спутник припарковался между двумя действующими спутниками связи Intelsat в течение примерно пяти месяцев. (...) Интелсат утверждал, что российский спутник находился в 10 км от одного из своих спутников связи, что ни в коем случае не является стандартной эксплуатационной процедурой и, безусловно, представляет потенциальную опасность столкновения. Интелсат запросил объяснения у российского оператора (через Министерство обороны США), но безрезультатно. (...) Китай в 2013 году запустил три малых спутника на LEO [низкую околоземную орбиту], один из которых был оснащен роботизированным захватом. Один из спутников проводил операции в непосредственной близости от спутника-спутника, по крайней мере, дважды, один раз в 2013 году и один раз в 2014 году. Как и в случае российских маневров, официальные лица Пентагона высказали опасения, что Китай, возможно, испытывал технологии для достижения и прикосновения к спутникам другой страны. (...) Проблемным аспектом этих эпизодов является отсутствие прозрачности. У каждой нации есть свои секреты, но, как уже отмечалось, космические державы должны зарегистрировать название космического аппарата и его основные функции в Организации Объединенных Наций. (...) США время от времени играли быстро и без проблем с регистрацией секретных спутников, регистрировав их с опозданием на годы или не предоставив точных орбитальных данных. Редко представлены последние орбиты секретных спутников. (...) США, тесно сотрудничая с Россией, проложили путь к достижению консенсусного доклада в 2013 году от Группы правительственных экспертов США по транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности. Группа рекомендовала добровольные, но важные действия по укреплению доверия и снижению восприятия риска. (...) Но доклад Группы правительственных экспертов находился в подвешенном состоянии с момента его одобрения Генеральной Ассамблеей ООН, и ни одна страна не двигалась к тому, чтобы наладить процесс выполнения своих рекомендаций, даже таких базовых, как установление контактных пунктов для запросов о космической деятельности. (...) многие развивающиеся страны с подозрением относятся к западным мотивам, полагая, что США и их союзники могут пытаться лишить их паритета на космическом рынке или стремиться сохранить военное преимущество. Но главная причина дипломатической трясины - последствия украинского кризиса в российско-западных отношениях. (...) В основе этого неаккуратного дипломатического выступления лежит несогласие с наилучшим способом предотвращения войны в космосе. США как ведущая космическая держава выступают за установление политически обязательных норм. Это были бы добровольные кодексы поведения, которые государства обязуются соблюдать. Вашингтон все еще не желает заключать юридически обязывающий договор, за что выступают Россия и Китай (...) Сегодняшнее непростое положение дел может усугубиться отходом Вашингтона от стратегической сдержанности. Как сказал мне в частном порядке один из высокопоставленных чиновников из области национальной безопасности , «стратегическая сдержанность потерпела неудачу». Это спорно, но данные свидетельствуют о том, что администрация Обамы и Конгресс воспринимает это как так. (...) бюджет на 2017 год будет направлен на увеличение расходов на «отрицание» возможностей противоборства. Официальные лица США до сих пор не выяснили, какие типы наступательных способностей могут быть использованы (...) США не заинтересованы в том, чтобы космос стал потенциальным полем битвы. Несмотря на успехи в российском и китайском потенциале, США остаются страной, наиболее зависимой от спутников, как в экономическом, так и в военном отношении. Также важно помнить, что США продемонстрировали или внедрили технологии, аналогичные тем, которые сейчас испытывают Россия и Китай. (...) Стратегическая пауза дала бы время решить, как пассивно защищать как правительство США, так и коммерческие спутники. (...) Дипломатия может быть усилена путем как более конкретных дискуссий с Россией и Китаем о том, что именно они видят в своих интересах в космосе, так и более активных усилий по поиску многостороннего консенсуса в отношении установления норм поведения. Хорошее дело для начала было бы обязательство всех отказаться от создания космических аппаратов ASAT, которые подвергли бы риску все спутники. (...) Это не означает, что США должны отказаться от исследований и разработок технологий, чтобы победить наступательное контрразведочное оружие противника. (...) Гонка вооружений в космосе никому не выгодна и не является гонкой, в которую США должны легко втягиваться».
  24. Дебра Вернер. Получая контроль (Debra Werner, Getting a grip) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №5, 2016 г., стр. 6 в pdf — 470 кб
    «Астронавты на Международной космической станции испытывают адгезивные устройства, вдохновленные замечательной способностью геккона взбираться на стены и поперечные потолки, прикладывая силу к миллионам микроскопических волосоподобных структур на пальцах ног. Захваты геккона были сделаны в Лаборатории реактивного движения НАСА. Испытания на борту станции проходят хорошо, захваты могут иметь самые разные приложения, от захвата орбитального мусора до удержания датчиков или обслуживания роботов на поверхности более крупных космических аппаратов. Астронавт Джеффри Уильямс прикрепил пять из них к переборке в космической станции в лаборатории США в марте [2016 г.] и прикрепил датчик для измерения силы их адгезионной способности в различных направлениях. Два из захватов должны были оставаться на месте в течение двух недель, а третий - в течение года, чтобы показать, уменьшается ли сила адгезии со временем ... (...) Гекконовые лапки не липкие. Рептилии лезут на гладкие поверхности, прикладывая силу в определенном направлении к наконечникам миллионов волосков волосоподобных структур, называемых щетиной, на нижней части ног. Это создает электростатическое притяжение между щетинками и стеной или потолком. Когда гекконы перестают оказывать давление, электростатическое притяжение прекращается. (...) Синтетические щетинки намного более устойчивы, чем у гекконов. Каждый из них имеет диаметр от 10 до 15 микрометров и длину от 60 до 70 микрометров, в то время как щетинки геккона имеют диаметр около пяти микрометров и длину от 30 до 130 микрометров. Средний диаметр человеческого волоса составляет 100 микрометров. (...) [Основной исследователь Аарон] Парнесс и его коллеги тестировали более крупные версии Gecko Gripper в 2014 и 2015 годах во время полетов параболических самолетов, предназначенных для имитации микрогравитации. Эти тесты показали, что устройства могут захватывать и удерживать 100-килограммового человека в таком жилете на гладкой поверхности».
  25. Том Джонс. Лунное жильё (Tom Jones, Living lunar) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №5, 2016 г., стр. 12-15 в pdf — 633 кб
    «НАСА сейчас возрождает идею создания небольшого аванпоста, включая жилой модуль, в окололунном пространстве между Землей и Луной или на орбите вокруг Луны. Почему? Необходимость приобретения опыта работы в глубоком космосе, то есть на Луне или после, в сочетании с широко распространенным противодействием в Конгрессе миссии к астероидам. (...) После одного или нескольких дополнительных испытаний SLS [Space Launch System] - Orion НАСА надеется отправить команду вокруг Луны на встречу с астероидом в 2026 году. (...) Если миссия не получит поддержки в 2017 году от нового президента и Конгресса, у Ориона не будет выбора цели через десять лет. (...) НАСА, таким образом, хотело бы иметь другое ближайшее направление для Ориона в Глубоком космосе. (...) НАСА изучает, как оно может использовать SLS и Орион для сборки форпоста вблизи Луны. (...) В прошлом году НАСА пригласило отрасль изучить архитектуру и технологии, необходимые для возможный окололунного аванпоста. (...) Каждый из партнеров отрасли сдаст экзамен по технологии среды обитания, операций и этапов сборки. (...) Создание окололунной среды обитания позволило бы прочно закрепить НАСА в глубоком космосе, расширив его возможности по направлению к Марсу, одновременно помогая отрасли перейти от поддержки космической станции к строительству коммерческих станций на LEO [низкой околоземной орбите]. (...) Конгресс согласился профинансировать исследования среды обитания на 53 миллиона долларов США в 2016 финансовом году (...) НАСА предусматривает среду обитания в окрестностях Луны, которую астронавты будут посещать несколько недель в году, а не присутствовать непрерывно, как на МКС. (...) Для дизайнеров среды обитания, хорошие новости и плохие новости вокруг луны. Тепловая обстановка на высокой лунной орбите является более благоприятной, чем на низкой околоземной орбите (...) Лунная окрестность лишена искусственного космического мусора, но природные микрометеориты все еще представляют опасность. Среди негативов нет вариантов быстрого схода с лунной орбиты. (...) Окололунный аванпост, в отличие от низкой земной орбиты, подвергается воздействию солнечных протонных бурь и постоянного потока галактических космических лучей. Тем не менее, по мере решения каждой проблемы НАСА будет гораздо ближе к пониманию того, как доставлять экипажи на Марс и обратно. (...) Аванпост будет путешествовать либо по отдаленной ретроградной орбите, либо по гало-орбите вокруг точки Лагранжа L2 Земля-Луна. (...) Астронавты могли бы телеуправлять роверами на поверхности. Марсоходы будут исследовать геологически интригующие особенности, такие как древний ударный бассейн Южного полюса-Эйткена, и, возможно, установить чувствительные радиоастрономические антенны на радио-экранируемом Фарсайде. (...) Если ARM [Asteroid Redirect Mission] будет отменено, окололунная среда обитания все же даст НАСА возможность практиковать свои навыки в дальнем космосе в 2020-х годах. (...) Как эти нынешние передовые исследования выдержат шок от первого контакта с космическими приоритетами новой администрации? [2016 год - год выборов нового президента США]"
  26. 10 вопросов к кандидатам - Роберт Уокер. «Сохранение превосходства» США в космосе, авиация (10 questions for the candidates -- Robert Walker, Maintaining U.S. ‘superiority’ in space, aviation) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №5, 2016 г., стр. 30-35 в pdf — 633 кб
    Редакция "решила задать конкретные письменные вопросы об авиакосмической отрасли кандидатам в президенты, полагая, что вы живете в мире фактов, а не в предвкушении предвыборной агитации. Приняли ли кандидаты вызов?" - Ответы только от Берни Сандерса и Дональда Трампа. - Кампании Клинтона и Круза не отреагировали на вопросы прессы. - «Кампания «Kasich» отказалась отвечать на наши вопросы, но представила это эссе, написанное советником кампании Робертом Уокером». - Ответы Трампа носят довольно общий характер: «Нашим главным приоритетом является восстановление сильной экономической базы в этой стране. Тогда мы сможем обсудить расходы». - «Многое из того, что порекомендует моя администрация, зависит от нашего экономического состояния». - «Мы должны тратить наши ресурсы на программы и мероприятия, которые продвигают и защищают интересы Соединенных Штатов». - «Мы должны расставить приоритеты на расходы, когда эти расходы делают больше всего для продвижения и защиты национальных интересов Соединенных Штатов».
  27. Томас Берд. Профилактика новых MH370s (Thomas Byrd, Preventing more MH370s) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №6, 2016 г., стр. 12-15 в pdf — 837 кб
    «Уроки для MH370 так и не получены [Рейс 370 Malaysia Airlines исчез с радаров через 40 минут после взлета из Куала-Лумпура 8 марта 2014 года]. Прошли часы, месяцы, а теперь и годы, а мир все еще находится в неведении относительно события, которое привело к его исчезновению. (...) Вдохновленные MH370, Джейсон [Кизлер] и я основали AlulA Aerospace. Наша команда создает потоковую службу, которая будет, если ключевой компонент будет сертифицирован Федеральным управлением гражданской авиации (FAA). Он будет передавать аудиосигналы и данные из кабины спасателям в чрезвычайных ситуациях, в то же время большую часть времени транслируя обычнуюинформацию и данные о погоде авиакомпаниям или подрядчикам для повышения эффективности технического обслуживания и уточнения планирования маршрута. (...) в чем заключается проблема, которая привела к нашей неспособности разгадать тайну MH370? (...) самолеты исчезают каждую ночь. В североатлантическом регионе, через который мы с женой летели по пути домой, более 2500 самолетов исчезали с экранов управления воздушным движением каждую ночь. Они появляются как только они окажутся в зоне действия радаров на другой стороне океана. В настоящее время большинство авиалайнеров не имеют радиостанций, способных передавать голосовые и полетные данные, поскольку чрезвычайные ситуации редки, а инвестиции в них в основном неоправданны. (...) Наша стратегия для решения этой проблемы предусматривает разработку сертифицированного FAA многоцелевого цифрового радио под названием AlulA Heart. Каждое Сердце AlulA будет иметь возможность передавать голос и данные посредством спутниковой связи в режиме SOS, но большую часть времени будет передавать полетные данные и базовые данные телеметрии, которые FAA обязал сообщать все авиалайнеры в контролируемом США воздушном пространстве к 2020 году. ( ...) Еще одним нововведением является способность сердца AlulA одновременно выполнять несколько задач. Мы будем использовать спутниковую связь для режима SOS и для покрытия пробелов, но большую часть времени AlulA Heart будет передавать данные прогнозного технического обслуживания с использованием приемников данных с самолетов из краудсорсинга через поставщика приложений для отслеживания рейсов или FTA. (...) Мы считаем, что эта стратегия побудит авиационную отрасль передавать данные в режиме реального времени не только в чрезвычайных ситуациях, но и для различных нужд. (...) Сердце AlulA Heart будет весить не более 4,5 килограмма, и оно будет не больше вашего среднего портфеля. Каждый из них будет передавать зашифрованные полетные данные по сети FTA, так что только авторизованные пользователи смогут их декодировать. Голос будет передаваться только через SOS-режим SATCOM. (...) Чтобы заполнить пробелы в покрытии, данные можно связать последовательно, связавшись с другим самолетом AlulA Heart-based; это может быть передано через спутниковую связь; или он может быть интегрирован в бортовой Wi-Fi. (...) Промышленность (а именно производители самолетов и двигателей) оценила потенциальную экономию от профилактического обслуживания в размере от 30 до 40 процентов в год. Это равняется почти 1,2 млрд. долл. США в год для авиакомпании размером с American Airlines, поскольку техническое обслуживание часто конкурирует с топливом, это самые высокие накладные расходы для перевозчиков. (...) Проще говоря: наша способность SOS - это то, почему мы важны, плата за данные и возможность прогнозного обслуживания - это то, как мы заработаем наши деньги и почему авиакомпании наконец-то приобретут эту возможность. (...) Теперь мы собираемся взять на себя нашу самую большую задачу. Мы должны соответствовать строгим требованиям сертификации FAA для установки нового радиооборудования на пассажирский самолет".
  28. Дебра Вернер. Амбиции Европы (Debra Werner, Ambition Europa) (на англ.) «Aerospace America», том 54, №6, 2016 г., стр. 22-28 в pdf — 1,17 Мб
    «Ученые формулируют планы, чтобы выяснить, могут ли бактерии или другая жизнь существовать в океане под ледяной коркой луны Юпитера Европа. (...) Закон об ассигнованиях 2016 года предписывает НАСА направить «орбитальный аппарат на Европу с лэндером» и запуск «не позднее 2022 года». (...) Штаб-квартира НАСА одобрила изучение конструкции посадочного аппарата на Европу, но еще не согласилась заказать его конструкцию. (...) Данные магнитного поля, собранные 16 лет назад космическим кораблем Галилео, показали, что огромный океан находится под её поверхностью [Европы]. Результаты были настолько интригующими, что в 2011 году американские ученые-планетологи и технологи назвали миссию Европы своей второй наивысшей приоритетной задачей до 2022 года, после дополнительных роботизированных миссий на Марс, которые в конечном итоге завершатся возвращением образца на Землю. (...) На Капитолийском холме один из законодателей принял к сведению результаты опроса. Республиканец Джон Калберсон, республиканец из Техаса, стал самым ярым сторонником миссии на Европу. (...) План на Европу, направленный Конгрессом, резко контрастирует с традиционным методическим подходом НАСА для исследования новых миров. (...) Калберсон полон решимости сжать этот процесс для Европы. Ученые будут сканировать изображения, отправленные домой с орбиты, а затем направят посадочный аппарат, который, возможно, уже будет вращатся вокруг Юпитера, туда, где надо приземлиться. (...) В марте [2016 г.] Управление по подотчетности правительства рассчитало, что даже без посадочного аппарата миссия Europa Multiple Flyby будет стоить от 3 до 4 млрд долл. В течение срока ее службы, включая ракету для ее запуска, но не включая посадку, (...) НАСА оказывается между энтузиастами в Конгрессе и Управлением бюджета и управления Белого дома. (...) Лучшие фотографии НАСА о Европе получены из 11 пролётов, совершенных Галилеем в 1990-х годах. Лучшие из этих изображений показывают небольшую часть поверхности Европы с разрешением от 10 до 20 метров на пиксель. (...) «Мы не знаем, как выглядит поверхность Европы в масштабе Земли, или она гладкая, или она невероятно неровная», - заявил в 2015 году во время пресс-конференции ученый программы НАСА на Европу Курт Нейбур, анонсировавший научные приборы для космического аппарата на Европу. «Не зная, как выглядит поверхность, трудно спроектировать спасательный аппарат, который мог бы выжить». (...) Вместо того, чтобы стоять на металлических ножках, посадочная шлюпка на Европу будет иметь форму многоугольника и сможет приземлиться на любую сторону (...) Если посадочная шлюпка отправится на Юпитер одновременно с орбитальным аппаратом, она будет оставайтесь на очень высокой орбите, чтобы ограничить радиационное воздействие, пока орбитальный аппарат проводит год или два, картируя Европу и получая изображения с очень высоким разрешением потенциальных мест посадки вблизи трещин на его поверхности. (...) Как только ученые сойдутся на месте, где приземлиться, второй космический аппарат понесёт посадочный аппарат к поверхности Европы. Sky crane будет использован, чтобы посадить посадочную шлюпку на Европу, подобно тому, как sky crane опустил научную лабораторию на поверхность Марса . (...) С помощью сейсмометра на посадочной площадке НАСА также будет измерять глубину льда, потому что лучший способ выяснить, что находится под ледяной оболочкой Европы, - это пробурить ее. НАСА пока точно не знает, как оно это сделает, но Калберсон хочет, чтобы инженеры начали разработку технологии, чтобы растопить дыру во льду. (...) Калберсон также уверен, что ближайшая миссия НАСА на Европу будет продолжена. «Европа - единственная миссия, которую НАСА запрещают планировать», - говорит он.
  29. номер полностью (на англ.) «The Planetary Report» 2016 г. том 36. №1 (Мартовское Равноденствие 2016) в pdf - 5,57 Мб
    Выпуск блога (The Blog Issue)
    На обложке: красочные и потрясающе красивые изображения космоса стали частью нашей повседневной жизни. Некоторые зрители воспринимают их как должное как естественный результат нашего растущего технического мастерства. Но другие спрашивают: «Это реально?» В «Цветной планетарной визуализации» астроном и астрофотограф Трэвис Ректор описывает процессы, которые приводят к этим захватывающим и очень реальным взглядам на нашу вселенную. Этот портрет туманности Конская Голова был получен с помощью 0,9-метрового телескопа Национального научного фонда на Аризонском Китт-Пик с помощью камеры CCD от Mosaic Национальной оптической астрономической обсерватории.
    T.A. Rector (NOAO / AURA / NSF) и Команда Наследия Хаббла (NASA / STScI / AURA)

    Истории Curiosity с AGU: Эмили Лакдавалла делится двумя удивительными сообщениями с конференции Американского геофизического союза.
    Проект оцифровки геодезистов: Джейсон Дэвис посещает Лунную и планетарную лабораторию Аризонского университета, чтобы посмотреть историю, спасенную из фильма, который был создан десятилетиями.
    Солнечная система с разрешением 1 км на пиксель: популярная викторина Эмили о планетных поверхностях.
    Что в мире (мирах) являются Tholins? Сара Хёрст имитирует сложную грязь, которая делает Плутон красным.
    Цветов планетарной визуализации: Трэвис Ректор рассказывает, как ученые дают нам прекрасные изображения космоса.
    Солнечная система с разрешением 1 километр на пиксель: Эмили дает ответы на свои вопросы.
    Вы голосуете за космос? Кейси Драйер призывает членов Общества использовать своё право голоса в этом году выборов.
    Ваше место в космосе. Билл Най размышляет о наших усилиях вдохновить поколения исследователей.
    Меркурий на фоне Солнца
  30. номер полностью (на англ.) «The Planetary Report» 2016 г. том 36. №2 (Июньское солнцестояние 2016) в pdf - 2,94 Мб
    Освещение Цереры (Illuminating Ceres)
    На обложке: Церера - самое большое тело между Марсом и Юпитером - когда-то не поддавалоськлассификации относительно его истинной природы. Это звезда, планета, астероид или комета? Хотя ученые в конечном итоге остановятся на «карликовой планете», прибытие Dawn поможет нам начать понимать Цереру. На этом увеличенном цветном изображении кратера Хаулани виден гладкий материал и центральный гребень на дне, а также признаки оползней с его края. Лучи синеватого выброса, окружающие кратер, указывают на недавно обнаженный материал. Haulani составляет 34 километров (21 миля) в диаметре. Dawn запечатлел это изображение с высоты 1470 километров (915 миль) над поверхностью.
    НАСА / JPL-Caltech / UCLA / MPS / DLR / IDA / Эмили Лакдавалла

    Открытие Цереры: Симоне Марчи о том, почему Церера является научным сундуком с сокровищами для Dawn.
    «Путь к звездам»: Джейсон Дэвис вспоминает годы, проведенные Обществом в разработке солнечных парусов, когда был объявлен прорыв Starshot.
    Жизнь, Вселенная и все: Мэт Каплан доносит до нас Планетарное радио из Долины Смерти.
    Узкопатийная опасность: Кейси Драйер рассматривает влияние Президента США на космическую политику и законодательство.
    Обновление LightSail 2: Брюс Беттс подробно описывает прогресс, достигнутый нами за год с момента выпуска LightSail 1.
    Мы в движении! Ричард Шут объявляет о наших новых уровнях членства. снимки темных базальтовых песчаных дюн Намиб из Космического Марса.
    Ваше место в космосе. Билл Най о том, каким путём идёт общество.
    Метеорный поток Персеид и многое другое.
    Что происходит на планетарном радио. Вы слушаете это отмеченное наградами шоу?
    На Planetary.org
    Центр внимания волонтеров. Кейт Хауэллс аплодирует удивительным волонтерам Общества в Вашингтоне, округ Колумбия.
  31. Цзоу Юнляо, Ван Цинь, «Дальние космические миссии — планы и реальность» (Zou Yongliao, Wang Qin, Vision and Voyages for Deep Space Exploration) (на англ.) «Chinese Journal of Space Science», том 36, №5, 2016 г., стр. 606-609 в pdf — 1,27 Мб
    «Более 50 лет освоения космоса не только удовлетворило человеческое любопытство и наладило международное сотрудничество, но и улучшило жизнь на Земле. Исследование космоса — это открытый процесс, который начался 50 лет назад. Он обеспечивает доступ к неизвестным районам с помощью роботов и людей, тем самым открывая новые рубежи. Был рассмотрен ход исследования целей в дальнем космосе. В настоящее время также кратко представлены текущие космические миссии Китая. Сосредоточены на видении и путешествиях для дальних миссий Китая через 5 или 10 лет. Согласно Китайской программы изучения Луны (CLEP), мы отправляемся в путешествие на Марс. Мы проведем несколько десятилетий на Марсе с роботизированными исследователями. В отличие от CLEP, ученые предложили построить лунную исследовательскую станцию к 2030 году».
  32. Цзоу Юнляо, Сюй Линь, Ван Цинь, «Прогресс в лунной исследовательской программе Китая» (Zou Yongliao, Xu Lin, Wang Qin, Progress in China’s Lunar Exploration Program) (на англ.) «Chinese Journal of Space Science», том 36, №5, 2016 г., стр. 610-619 в pdf - 1,72 Мб
    «Chang'E-1 и Chang'E-2 Китайской лунной исследовательской программы (CLEP) успешно выполнили свою миссию. В настоящее время только Chang'E-3 все еще находится в эксплуатации, который был успешно запущен 2 декабря, 2013. Зонд Chang'E-3 является третьей роботизированной лунной миссией CLEP, состоящей из посадочного устройства и ровера с восемью полезными нагрузками на борту космического аппарата. До 21 декабря 2015 года было получено более 2,86 терабайтных необработанных данных с этих приборов на борту зонда Chang'E-3. В этом документе приводится подробное введение в новые научные результаты, полученные из миссий Chang'E-3».
  33. номер полностью (на англ.) «Go Taikonauts!», №18, январь 2016 г. в pdf — 2,76 Мб
    Содержание:
    «Один пояс, одна дорога, один Inmarsat», в том числе интервью с Рупертом Пирсом, генеральным директором CEO Inmarsat — предложение о сотрудничестве по CSS и ISS — Лозунг на Луне — Но для всего человечества
    — Китайское пилотируемое космическое агентство Презентация CMSA на IAC 2015, Иерусалим: мировые ученые приветствуют модули китайской космической станции CSS!
    — Global-V в 2018 году: китайско-бельгийский спутник для мониторинга глобальной биосферы каждые два дня ...
    — Популярные символы и ритуалы в исследовании космоса в Китае и их посредничество в "мягкой силе" (агитация китайского образа жизни)
  34. Халиф ибн Зайд объявляет исторический проект ОАЭ: космический зонд "Hope" — практический шаг на пути к исследованиям Марса — Команда из 150 инженеров и ученых ОАЭ будет строить и управлять зондом "Hope" — Научные цели: изучение климата на Красной планете (Khalifa bin Zayed Announces the Historic UAE Hope Space Probe Project -— Taking Practical Steps Towards Exploring Mars -— An Emirati Team of 150 Engineers and Scientists will Build and Manage the Hope Probe -— Scientific Goals: Studying the Climate on the Red Planet) (на англ.) «Majarat», №1, 2015 г., стр. 1-2, 6, 8-17 в pdf — 3,38 Мб
    Несколько статей о марсианской миссии Эмиратов: Халиф бен Зайд, президент ОАЭ, "объявил о планах [в середине июля 2014 года], чтобы начать работу над отправкой первого арабского исламского зонда на Марс, под управлением национальной команды для научного полёта в 2021 году " — Мохаммед ибн Рашид, вице-президент и премьер-министр ОАЭ и правитель Дубая, "объявил научные цели миссии марсианского зонда ОАЭ, по имени "Hope" (...)" Этот проект изучит новые вопросы, в том числе, почему атмосфера планеты была утрачена в космос до такой степени, что она слишком тонкая для существования воды на поверхности. (...) "Hope" будет первым зондом для изучения динамических изменений в марсианской атмосфере и климата на протяжении его суточных и сезонных циклов". Приводится описание миссии и космического корабля. — "(...) Зонд должен быть построен и управляется командой, прежде всего, из Эмиратов." Называются некоторые из ключевых членов команды марсианского зонда, в том числе пять женщин-инженеров. — "Зонд будет выявлять причины, лежащие в основе поверхностной эрозии, а также влияние марсианского климата на потери водорода и кислорода в верхних слоях атмосферы планеты (...) Зонд будет собирать и передавать по 1000 гигабайт новых данных Марса на Землю".
  35. Салем Аль Марри: "Астронавт ОАЭ? Я надеюсь, что будет в течение ближайших пяти лет..." — Хесса Аль Матруши — Стимулирование марсианского поколения — Миссия: космос — экскурсия по выставке инноваций — 5 554 студентов НСТ могли бы быть готовы к космосу в течение трех лет — Празднование двухлетия с момента запуска DubaiSat-2 — DubaiSat-2 в статистике (Salem Al Marri: "An Emirati astronaut? I hope within the next five to years ..." — Hessa Al Matroushi — Inspiring the Mars Generation -— Mission: Space — A tour of MBRSC's Innovation Week exhibition -— HCT: 5,554 of our students could be ready for space in three years -— Commemorating two years since the launch of DubaiSat-2 -— DubaiSat-2 in numbers) (на англ.) «Majarat», №4, 2016 г., стр. 12-24, 44-51 в pdf — 5,45 Мб
    Интервью с помощником Генерального директора по научной и технологической деятельности MBRSC, Салемом Аль Марри, об успехах 2015 и вызовах 2016 года и дальше. — Хесса Аль Матруши — ведущий специалист в эмиратской марсианской миссии. "Она говорит о своих надеждах на вдохновление нового поколения, о собственных успехах, так как она присоединилась к MBRSC, и то, что она видит удивительные возможности для женщин в настоящее время в дальновидных планах ОАЭ." — В конце прошлого года была выставка о текущей и будущей космической деятельности MBRSC. Показаны различные части выставки. — Интервью с Абдулатиф Аль Шамси, вице-канцлером Высшего колледжа по технологии о приоритетах на ближайшие пять лет, которые включают в себя подготовку поколения в учебе, научно— и профессионально квалифицированных инженеров для удовлетворения требований на основе знаний экономики, передовых технологий и космической промышленности". — DubaiSat-2, спутник наблюдения Земли, была запущен в 2013 году. В статье представлены некоторые из наиболее ярких фото, которые были сделаны с высоты 600 км над Землей. — Спутник DubaiSat-2 представлен некоторыми существенными показателями статистики.
    Журнал убеждает, что космическая деятельность ОАЭ станет решающей движущей силой для создания передовой инженерной рабочей силы, которая может внести свой вклад в экономику, а также стать национальной гордостью ОАЭ.
    MBRSC = Космический центр Мохаммеда ибн Рашида
    НСТ = Высший технологический колледж
  36. выжимки (на англ.) «Scientific India», 2016 г. №1 в djvu — 945 кб
    Весь номер посвящён топовым событиям науки в мире и Индии. Очень изрядное место — космонавтика, про которую я и выбрал
  37. Инструменты для Марса (Tooling up for mars) (на англ.) «Cosmos», 2016 г. №2/3 в pdf — 2,00 Мб
    Абигель Оллвуд (Abigail Allwood) (сотрудница JPL) будет разрабатывать приборы для поиска жизни на Марсе. Она вспоминает, как учитель в женской школе в Южном Брисбене спросил класс: "Кто хочет заниматься наукой, когда вырастет?". Лишь один человек поднял руку. "И это была не я"
    Эта австралийка занималась геологией в своей Австралии, добывала нефть и газ. А в 1996 году нашли метеорит в Антарктиде с якобы с окаменевшими бактериями (позже не подтвердилось), это сбило её с привычного пути. Потом она оказалась в самолёте рядом с парнем с дырявой одеждой, солёной бородой и воняющим соляркой (он только что гонял в шторма чеез пролив Басса). Потом они вместе искали древнюю жизнь в австралийской пустыне, а потом поженились. Нашла древнюю жизнь на Земле возрастом 3,43 млрд. лет. Потом уехала в Америку, работала над Curiosity, теперь делает приборы для ровера 2020 года. Ей всего 42 — самое лучшее еще впереди.
  38. Судьба Фобоса (The fate of Phobos) (на англ.) «Cosmos», 2016 г. №2/3 в pdf — 88 кб
    20 миллионов лет до падения
  39. "Сокол" приземлился (A Falcon has landed)(на англ.) «Cosmos», 2016 г. №2/3 в pdf — 262 кб
    Первая успешная посадка "Фалкона"
  40. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2016 г №1 в pdf — 7,22 Мб
  41. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2016 г №2 в pdf — 6,95 Мб
  42. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2016 г №3 в pdf — 5,36 Мб
  43. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2016 г №4 в pdf — 4,42 Мб
  44. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2016 г №5 в pdf — 8,35 Мб
  45. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2016 г №6 в pdf — 10,1 Мб
  46. выжимки (на англ.) «Discover», 2016 г. №1/2 в pdf — 4,34 Мб
    Весь номер посвящён топовым событиям науки в мире. Космонавтику я выбрал
  47. Дебра Вернер. Широкополосный Satcom (Chasing roadband satcom) (на англ.) «Aerospace America» 2016 г №3 в pdf — 1,97 Мб
    Новые связные ИСЗ с экскурсами к первым Саткомам
    "Я стою в самом большом в мире спутниковым заводе, недалеко от международного аэропорта Лос-Анджелеса. Там где первый геосинхронный спутник связи был построен 53 года назад, когда этот объект ещё был частью Hughes Space..."
  48. "Юнона" выходит на орбиту (NASA Press Kit, Jupiter Orbit Insertion) (на англ.) 2016, июнь в pdf — 24,6 Мб
    Космический аппарат НАСА "Juno" прибудет к Юпитеру в 2016 году, чтобы изучить самую большую планету нашей Солнечной системы Некоторая справочная информация: о Юпитере и истории его наблюдения, описания 13 фаз миссии, космического аппарата и его систем, научных целей, 9 экспериментов, а также управление программами и проектами. "Для достижения своих научных целей, Juno выйдет на орбиту над полюсами Юпитера и пройдёт очень близко к планете. Juno должен пролететь очень близко к Юпитеру, чтобы сделать очень точные измерения до и после пролёта." Выход на орбиту вокруг Юпитера запланирован на 4 июля 2016 года и "является важным событием и проводится в рамках последовательности. Если торможение у Юпитера не удастся и вывести космический аппарат на орбиту вокруг Юпитера не получится, то не будет никакой научной миссии. (...) не планируется научных наблюдений в течение выхода на орбиту Юпитера (все инструменты выключены). Все научные приборы будут включены приблизительно в период от выхода на орбиту минус 5 дней до плюс 50 часов".
    Вы можете скачать Press Kit также здесь:
    http://www.jpl.nasa.gov/news/press_kits/juno/
    Есть две версии: с высоким и средним разрешением (70 и 25 МБ)
  49. Цюн Ван, Цзичжун Лю. Миссия "Чанъэ-4". Концепция и видение будущих китайских поисково-разведочных работ (Qiong Wang, Jizhong Liu, A Chang'e-4 Mission Concept and Vision of Future Chinese Exploration Activities) (на англ.) «Acta Astronautica» [in press, online June 11, 2016] в pdf — 15,4 Мб
    "Новая концепция исследования Луны миссии "Чанъэ-4" на китайском языке представлена в данной работе впервые. После успеха Чанъэ-3, его резервная копия, Чанъэ-4 в комбинации спускаемый аппарат/Ровер, будет посажен на неизведанной обратной стороне Луны по помощи спутника связи вблизи L2 системы Земля-Луна. Минералогические и геохимические исследования на Фарсайде нужны для изучения образования и эволюции лунной коры и наблюдений на низких частотах радио для отслеживания сигналов времени ранней вселенной — это приоритетные задачи. Последующая деятельность по итогам китайских лунных разведочных работ до 2030 года предусмотривает строительство роботизированной лунной научной станции и от трех до пяти миссий. В конце предложены несколько методов международного сотрудничества."
  50. О возрождении «Лунохода» (Zur Wiedergeburt des "Lunochods") (на немецком) «Wostok», том 61, №3-4, 2016 г., стр. 6 в pdf — 464 кб
    Совет космических исследований Российской академии наук вновь призвал к разработке исследовательской программы по созданию луноходов. Об этом было объявлено 21 октября 2016 года. У Совета был бюджет в 18 миллионов рублей на научное обоснование практичности такого проекта. Первый марсоход («Луноход-0») потерпел неудачу во время запуска 19 февраля 1969 года. «Луноход-1» был запущен 17 ноября 1970 года и успешно выполнил свою исследовательскую программу. «Луноход-2» приземлился на Луне 15 января 1973 года, преодолел расстояние 42 км за четыре месяца и передал около 80 000 телевизионных снимков на Землю. «Луноход-3» должен был быть запущен в 1977 году, ровер был готов, но программа была отменена. Нынешняя российская программа исследований Луны намерена постепенно исследовать Луну беспилотными системами. Планируется отправить пилотируемую экспедицию на Луну в начале 2030-х годов. Позже можно построить пилотируемую лунную базу.
Статьи в иностраных журналах, газетах 2017 года

Статьи в иностраных журналах, газетах 2015 года (июль - декабрь)