вернёмся в список?

Желательно смотреть с разрешением 1024 Х 768

25
1996
НОВОСТИ
КОСМОНАВТИКИ



Журнал Компании “Видеокосмос”




Том 6 №25/1402-15 декабря 1996

НОВОСТИ КОСМОНАВТИКИ

Журнал издается с августа 1991 года
Зарегистрирован в МПИ РФ №0110293

© Перепечатка материалов только с разрешения редакции. Ссылка на “НК” при перепечатке или использовании материалов собственных корреспондентов обязательна.
Адрес редакции: Москва, ул. Павла Корчагина, д. 22, корп. 2, комн. 507
Тел/факс:
(095) 742-32-99


E-mail:
cosmos@space.accessnet.ru

Адрес для писем и денежных переводов:
127427, Россия, Москва, “Новости космонавтики”, До востребования, Маринину И.А.
Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Ответственность за достоверность опубликованных сведений несут авторы материалов. Точка зрения редакции не всегда совпадает мнением авторов.
Банковские реквизиты
ИНН-7717042818, “Информвидео”, р/счет 000345619 в Межотраслевом коммерческом банке “Мир”, БИК 044583835, корр. счет 835161900.
Учрежден и издается АОЗТ “Компания ВИДЕОКОСМОС”

при участии: ГКНПЦ им. М.В.Хруничева. Мемориального музея космонавтики и Ассоциации Музеев Космонавтики.
Генеральный спонсор — ГКНПЦ им. М.В.Хруничева
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:
А.В.Бобренев
С.А.Жильцов
Н.С.Кирдода
М.И.Лисун
Т.А.Мальцева
И.А.Маринин
П.Р.Попович

В.В.Семенов
Ю.М.Соломко
— руководитель группы по связям с СМИ ГКНПЦ
— нач. отдела по связям с общественностью ГКНПЦ
— вице-президент Ассоциации музеев космонавтики
— зам. директора Мемориального музея космонавтики по науке
— главный бухгалтер АОЗТ “Компания ВИДЕОКОСМОС”
— главный редактор “НК”
— президент AMКОС, дважды Герой Советского Союза, Летчик-космонавт СССР
— генеральный директор АОЗТ “Компания ВИДЕОКОСМОС”
— директор Мемориального музея космонавтики
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Игорь Маринин
Владимир Агапов
Валерия Давыдова
Алексей Козуля
Константин Лантратов
Игорь Лисов
Лариса Меднова
Юрий Першин
Артем Ренин
Максим Тарасенко
Олег Шинькович
— главный редактор
— компьютерная связь
— менеджер по распространению
— доставка
— редактор по российской космонавтике
— редактор по зарубежной космонавтике
— обработка публикаций
— редактор исторической части
— компьютерная верстка
— редактор по военному космосу и ИСЗ
— зам. главного редактора
Номер сдан в печать: 12.02.97





Том 6 №25/140
2-15 декабря 1996
НОВОСТИ
КОСМОНАВТИКИ

Содержание:

Официальные документы
Распоряжение Правительства РФ №1391-р
Пилотируемые полеты
Россия Полет орбитального комплекса “Мир”

Первый выход экипажа ЭО-22

Второй выход “Фрегатов”
США Полет по программе STS-80

Итоги полета
Повреждение ускорителей STS-80
ESA. Испытания технологии сближения ATV в полете STS-80
Почему на “Колумбии” не открылся люк
На “Мир” придет “Pathfinder”
О безопасности полетов шаттлов
“Атлантис” стартует 12 января
США. План пилотируемых полетов на 1997-2002 гг
Космонавты. Астронавты. Экипажи
Томас Райтер вновь на подготовке
Награда Шеннон Люсид
США-Россия-Франция. Объявлен экипаж STS-86
О российско-французских космических полетах
Автоматические межпланетные станции
США. Запуск и полет АМС “Mars Pathfinder”

Конструкция, научная аппаратура и план полета

Подготовка и запуск

Первые дни полета
В просторах Солнечной системы
Россия. Поиск причин гибели “Марса-8”
Россия. Где покоятся останки “Марса-96”
Искусственные спутники Земли
Россия. Запущен ИСЗ “Космос-2335”
Британия-США. Передача спутников STRV
Запуск “Биона-11” перенесен
Япония. Идут испытания ИСЗ COMETS
Ракеты-носители
Огневые испытания РД-180
“Старт-1” полетит в январе
Международная космическая станция
Россия срывает график сборки МКС
Международное сотрудничество
Призыв к европейской координации в космосе
Проекты. Планы
Сокращение австралийской космической программы
США. Обсуждение плана космических исследований
Бизнес
Россия-Франция. Первый контракт “Starsem”
Россия. Отложены коммерческие запуски “Протонов”
Предприятия. Учреждения. Организации
США. “Lockheed Martin” смотрит в будущее
США. Слияние “Boeing” и “McDonnell Douglas”
Совещания. Конференции. Выставки
II съезд Федерации космонавтики России
Космическая биология и медицина
На борту “Мира” созрела пшеница
Новости космической науки.
Ганимед похож на планету, а не на спутник
США. Лед на Луне: об открытии “Клементины” объявлено официально
Памятные даты
Перечень знаменательных дат в истории космонавтики
Календарь памятных дат
Биографическая справка из архива “Видеокосмос”
Экипаж полета по программе STS-80
Обзор публикаций
Короткие новости 20, 24, 26, 27, 32, 36, 37, 43, 45, 51, 60, 66

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ


Распоряжение Правительства Российской Федерации

Принять предложение Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, согласованное с Министерством иностранных дел Российской Федерации, Российским космическим агентством и Государственным комитетом Российской Федерации по науке и технологиям, о проведении переговоров о заключении Соглашения между Федеральной службой России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды и Европейской организацией по эксплуатации метеорологических спутников об оперативном обмене изображениями с геостационарных метеорологических спутников для анализа и прогноза погоды.

Председатель Правительства

Российской Федерации

В.Черномырдин

13 сентября 1996 г.
№ 1391-р

ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ

Россия. Полет орбитального комплекса “Мир”

Продолжается полет экипажа 22-й основной экспедиции в составе командира экипажа Валерия Корзуна, бортинженера Александра Калери и бортинженера-2 Джона Блаха на борту орбитального комплекса “Союз ТМ-24” — “Мир” — “Квант” — “Квант-2” — “Кристалл” — “Спектр” — СО — “Природа” — “Прогресс М-32”

В.Истомин. НК.

2 декабря. 108-й день полета. Первый сеанс связи с экипажем был в 12:48. До 12 часов космонавты отдыхали. Затем они провели измерения артериального давления и температуры тела. После приема пищи Валерий и Александр провели также измерение массы тела, Джон им в этом помогал.

Настроение у космонавтов было хорошее, они сообщили что уже готовы новогодние подарки, на борту есть елка. Космонавты проверили еще раз системы скафандров и блок сопряжения систем (БСС), а затем начали одевать снаряжение.

В сеансе связи (с/с) 17:06-17:23 космонавты уже начали шлюзование. В следующем сеансе Земля отключила систему ориентации солнечных батарей базового блока и батареи по IV-й плоскости модуля “Квант-2”, чтобы вращение батарей при отслеживании Солнца не мешало космонавтам.

Первый выход экипажа ЭО-22

2 декабря. О.Шинькович. НК. Целью этой работы за бортом станции была прокладка силовых кабелей от американской “кооперативной” солнечной батареи, которая была установлена на II-ю плоскость модуля “Квант” 21 мая экипажем ЭО-21 (см. “НК” №11, 1996) к герморазъемам на базовом блоке. Дело в том, что гермовводы на “Кванте” по своему сечению рассчитаны лишь на половину той мощности, на которую способна эта СБ (а способна она на 180А). Чтобы обеспечить полный энергосъем и необходимо проложить кабель для оставшихся 90А. После подсоединения всех коммуникаций будет отключена третья солнечная батарея ББ, дающая сейчас всего лишь 20А электроэнергии. По расчетам, после успешного выполнения всех “операций с электричеством” суммарная энерговооруженность станции достигнет 24 кВт.

С этой целью космонавты вынесут за борт катушку с 22 метрами электрокабеля массой около 400 кг, закрепят ее с внешней стороны агрегатного отсека ББ и будут разматывать кабель в две противоположные стороны.

Все предварительные операции — одевание скафандров, шлюзование, прошли штатно. Люк ШСО модуля “Квант-2” был открыт в 18:54 ДМВ. Через четыре минуты комплекс ушел из зоны видимости ОКИКа в Петропавловске-Камчатском.

После установки защитного кольца Валерий и Александр вместе с укладками оборудования перебрались по грузовой стреле (Гст-4) к ее основанию, на базовый блок. За время радионевидимости космонавты начали монтаж кабеля по скобам агрегатного отсека с предварительной фиксацией его за поручни рабочего отсека базового блока.

Укладка кабеля представляет собой матерчатую ленту, на которую нашит собственно электрокабель, и все это хозяйство свернуто двумя катушками навстречу друг другу. Одну из них сейчас “Фрегаты” и разматывают, попутно подвязывая кабель.

Как рассказал нам Олег Семенович Цыганков, начальник отдела по ВКД в РКК “Энергия”, подобная схема прокладки электрокоммуникаций (с двумя катушками) была ранее уже апробирована во время прокладки кабеля к выносной двигательной установке на ферме “Софора” 7 сентября 1992 года космонавтами Соловьевым и Авдеевым. Эта технология себя оправдала, ее было решено использовать и впредь.

В следующем сеансе связи (20:12:57) экипаж был уже у основания МСБ (монтируемая солнечная батарея) на III-й плоскости ББ. Александр доложил, что они прокладывают кабель к МСБ, параллельно его фиксируя. Валера находился у электроразъемов, но никак не мог пересчитать все восемь шин, к которым подключена МСБ.

В ЦУПе тем временем проверили телеметрию СОЖ скафандров — температуру, давление, мед. параметры.

— Ребята, у вас лучшая в галактике электрокардиограмма, — сказал кто-то из медиков. В ответ раздался дружный смех.

Процесс поиска разъемов шел полным ходом, на орбите была тень и работы проводились при свете прожекторов. Александр и Валерий вели оживленные переговоры с ЦУПом, разбавляя диалог обозначениями разъемов, которые они обнаружили. В конце концов все во всем разобрались — какие разъемы расстыковывать и какие пристыковывать.

Дальше события пошли не совсем по циклограмме. ЦУП настоятельно рекомендовал космонавтам на производить перестыковку разъемов, т.к. появилась неуверенность в коммутации одного прибора в базовом блоке. В случае наличия нагрузки может произойти КЗ или какая-нибудь другая неприятность. Можно конечно было попросить Джона прояснить ситуацию, но решили не рисковать и оставили подстыковку шин на следующий выход (9 декабря).

Сейчас же космонавты должны будут перейти на модуль “Квант”, подключить там кабель к солнечной батарее дооснащения (СБД) и в оставшееся время сделать внеплановую работу — перенести ферму “Рапана”, закрепленную сейчас к боку “Софоры”, на вершину “Стромбуса” (Фермы-3). Дело в том, что “Рапана” мешает движению остронаправленной антенны на ББ, отвечающей за проведение сеансов через спутник-ретранслятор.

Джон все это время мысленно был с российскими космонавтами. Он постоянно был на связи, хотя его голос был слышен лишь изредка — он напоминал своим коллегам за бортом о приближающейся разгрузке гиродинов. На это время космонавты должны где-нибудь зафиксироваться и не лезть под работающие сопла системы ориентации и стабилизации.

Следующий сеанс связи через спутник-ретранслятор в 21:30 застал Корзуна и Калери на пути к модулю “Квант”. Они находились у основания грузовой стрелы на ББ и пережидали разгрузку гиродинов (с 21:35:58 до 21:40:58 по плану). “Фрегаты” доложили, что работы у гермовводов на ББ полностью завершены согласно изменениям в циклограмме.

Путь на “Квант” лежал через так называемую “яму” что между ББ и 37КЭ. У космонавтов непроизвольно вырвалось: “Ну и грязи тут!” — выхлопы гидразиновых двигателей станции не столь экологичны как хотелось бы. В этой же яме “Фрегаты” пережидали очередную разгрузку (“А мы сидим тут как два таракана”).

Прокладку кабеля к отсеку научных приборов “Кванта” командир и бортинженер завершили уже без присмотра Земли — закончился сеанс. ЦУПу о проделанной работе они доложили уже в 23:12. Были подстыкованы разъемы и установлена “Рапана” на “Стромбус”. В перспективе верхний торец получившейся ферменной конструкции может быть использован для установки там какого-либо экспозиционного научного оборудования.

Выход завершился уже 3 декабря в 00:52 ДМВ на 9 минут позднее запланированного. Продолжительность выхода в открытый космос у “Фрегатов” составила 5 часов 58 минут. Снятие и сушка одежды и скафандров, мед-контроль после “Выхода” заняли у космонавтов еще 4 часа.

В.Истомин. НК.

3 декабря. 109-й день полета. Экипаж поднялся в 15 часов. Они дозаправили водяные баки в скафандрах и затем отдыхали. Джон готовил файлы для сброса на Землю и занимался прямым (при помощи пальцев и инструмента) передавливанием питательной среды в инкубатор бычего хряща ВЕМ (около 100 мл).

Космонавты поделились опасением, что они во время выхода задели радиолюбительскую антенну, т.к. связи с радиолюбителями нет и просили учесть в циклограмме следующего выхода время на проверку этой версии и устранение неполадки. Они также подтвердили, что на гермоплате F17 в ББ нет никаких состыкованных разъемов, в том числе и силовых. Именно из-за возникшего внезапно (во время выхода) опасения, что изнутри к разъемам подключена нагрузка, произошли изменения в циклограмме.

Ночью состоялся сеанс съемок стереосканером MOMS-2P и фотокомплексом КФА-1000. На этом же витке на заходе Солнца по атмосфере отработал спектрометр “Озон-Мир”.

4 декабря. 110-й день полета. Утром космонавты смотрели видеофильм по следующему выходу. Т.к работы по прокладке кабелей электропитания внутри ББ были отменены, экипажу были срочно запланированы новые работы: замена затвора в первом аппарате фотокомплекса КФА-1000 (пока снимали только вторым фотоаппаратом), перекачка урины в “грузовой корабль” и проверка работоспособности крышки иллюминатора №1 в модуле “Природа”. Выяснилось, что крышка иллюминатора открывается только на 60° и дальше не идет.

Теперь выяснилась и причина отсутствия информации с оптического зондировщика “МOS-Обзор”. Пришлось убрать аппаратуру на хранение. Зато съемка фотокомплексом КФА-1000 в 15:50-16:00 прошла без замечаний обоими аппаратами. После обеда Джон проводил отбор проб с внутренних поверхностей станции и пробы воздуха, а Александр брал пробы воды для эксперимента по программе “Мир-НАСА”.

5 декабря. 111-й день полета. Космонавты начали подготовку к следующему выходу. Они выполнили сепарацию гидросистем скафандров (СК), установили сменные элементы на СК, проверили их герметичность. После обеда была проведена проверка СК и БСС по телеметрии. Осталось время и поработать с новым программным обеспечением, был даже проведен ТВ-сеанс, чтобы помочь разобраться с новыми программами.

В автомате состоялся сброс информации со спектрометра МСУ-СК и радиолокатора бокового обзора “Траверс” на российский пункт в Обнинске, а также съемка видеоспектрометром MOMS-2P.

6 декабря. 112-й день полета. Валерий и Александр продолжили подготовку к выходу в открытый космос. Сначала космонавты посмотрели видеофильм по предстоящей работе. Затем они начали готовить оборудование и инструмент. Вечером в ТВ-сеансе состоялся показ оборудования из шлюзового отсека.

Джон занимался сбором урожая пшеницы в “Оранжерее”.

В автомате состоялась съемка комплексами КФА-1000 и MOMS-2P районов Южной Америки и съемка атмосферы спектрометром “Озон-Мир”.

7 декабря. 113-й день полета. Космонавты отдыхали, в сеансах связи разговаривали со специалистами по выходу. Из-за экономии электропитания съемки Земли не проводились. Блаха провел обработку образца среды для эксперимента CART портативным клиническим анализатором крови.

8 декабря. 114-й день полета. Космонавты отдыхали, разговаривали со своими семьями. В автомате состоялась съемка КФА-1000 и спектрометром “Исток-1” и съемка атмосферы спектрометром “Озон-Мир”.

Второй выход “Фрегатов”

К.Лантратов. НК. 9 декабря 1996 года космонавты Валерий Корзун и Александр Калери совершили второй выход в открытый космос. Люк шлюзового специального отсека (ШСО) модуля “Квант-2” был открыт в 16:50 ДМВ (13:50 GMT), выход продолжался 6 часов 38 минут (плановая длительность выхода была 5 часов 46 минут). Задач на этот выход было две:

— смонтировать на стыковочном отсеке 316ГК (СО) орбитального комплекса “Мир” антенну АКР-ВКА системы автоматического сближения и стыковки “Курс” и подключить ее вместо антенны 2АР-ВКА, установленной на приборно-стыковочном отсеке модуля 77КСТ “Кристалл”;

— подстыковать электроразъемы от проложенного в предыдущем выходе 2 декабря кабеля солнечной батареи дооснащения к бортовым электроразъемам базового блока 17КС№127.

Кроме того в качестве факультативной задачи рассматривался осмотр и, если это потребуется, ремонт антенны радиолюбительской связи на базовом блоке.

В первоначальных планах полета “Фрегатов” этого выхода не было. Выход был спланирован уже после старта Корзуна и Калери. Чтобы экипаж лучше к нему подготовился, на борт была отправлена видеокассета с записью отработки этапов этого выхода инженерами 293-го отдела внекабинной деятельности РКК “Энергия”.

Выход потребовался для установки новой антенны системы “Курс” на СО. Как рассказал начальник 293-го отдела Олег Цыганков, такой перенос потребовался для улучшения работы системы “Курс” при подходе американских шаттлов к “Миру” со стороны СО. Дело в том, что на “Атлантисе” в полетах STS-84 и STS-86 будет стоять российский (а если точнее — украинский, учитывая его “хартроновское” происхождение) “Курс”. Лазерная система измерения расстояния и скорости останется на шаттле основной. “Курс” же будет работать лишь в режиме измерения параметров сближения. Значения, выдаваемые им, будут потом сравнены с показаниями лазерного дальномера. Тем самым пройдет тарировка “Курса” для шаттла. Что то подобное уже выполнял экипаж транспортного корабля “Союз ТМ-16” во время стыковки 26 января 1993 год к модулю “Кристалл”.

Пока не идет речи о полном переходе американцев при стыковке с “Миром” на систему “Курс”. Однако, если система покажет себя с лучшей стороны, то в будущем для полетов шаттлов к Международной космической станции “Альфа” может быть создана аналогичная американская система автоматического сближения и стыковки. При этом “Курс” может быть взят за основу. (Добавлю, что установка новой антенны никак не была вызвана какими-то планами запуска нового “Союза” с АПАСом, типа 11Ф732 №101 (“Союз ТМ-16”), так как планов постройки корабля 11Ф732 №102 в РКК “Энергия” на сегодняшний день не рассматривается.)

Чтобы провести эти испытания на “Атлантисе”, и потребовалось установить дополнительную антенну системы “Курс” на стыковочном отсеке. Раньше, когда этого отсека не было, переднюю полусферу рабочей зоны системы “Курс” при сближении аппаратов с “Миром” со стороны “Кристалла” обеспечивала антенна 2АР-ВКА, установленная на приборно-стыковочном отсеке (ПСО) модуля Т между I и II плоскостями. После стыковки к “Кристаллу” 15 ноября 1995 года СО, антенна оказалась затенена. Чтобы “Курс” со стороны СО продолжал нормально работать, стало необходимым вынести как можно ближе к стыковочному узлу АПАС-П на СО, к которому причаливает шаттл, новую антенну АКР-ВКА. А чтобы антенна вошла в единый станционный контур системы “Курс”, было решено подключить ее вместо старой 2АР-ВКА.

Место для установки новой антенны на СО предусмотрено не было. Поэтому конструкторы предложили для этого использовать место крепления такелажного узла на андрогинно-периферийном стыковочном узле АПАС-II между II-й и III-й плоскостями СО. Этот такелажный узел использовался при транспортировке, кантовке и установке узла на стыковочный отсек. После установки АПАСа на СО, такелажный узел был снят, место его крепления закрыто экранно-вакуумной теплоизоляцией.

Рис.1. Место крепления такелажного узла. Рисунок “НК”.

Место крепления такелажного узла (Рис.1) на корпусе АПАС-II (1) представляло собой фланец (2), посредине которого имеется отверстие большого диаметра (3). С одной стороны от него расположено отверстие малого диаметра с внутренней резьбой под болт (4), с другой — направляющий штырь (5). На ответном фланце такелажного узла (7) имелась цапфа (8), которая с небольшим зазором вставляется в отверстие большого диаметра на фланце шпангоута. Для направляющего штыря во фланце такелажного узла был сделана прорезь (9), а с противоположной стороны стояла втулка (10) с несколькими витками внутренней резьбой. Во втулку вкручивался болт (11), вначале штока которого — резьба (12), а ближе к шляпке сделана проточка (13). При закручивании болт, пройдя свою резьбовую часть и дойдя до проточки, проваливался во втулку. Тем самым он не мог выкрутиться самостоятельно обратно при вибрациях и потеряться. Для соединения фланцев сначала направляющий штырь вставлялся в прорезь на фланце такелажного узла, затем фланец попадал в отверстие большого диаметра, а уж потом фланцы стягивались болтом.

Для установки антенны АКР-ВКА на место такелажного узла, на ней был изготовлен точно такой же фланец. Для установки антенны космонавты должны были нащупать на корпусе АПАС-II отверстие большого диаметра, вскрыть экранно-вакуумную теплоизоляцию, правильно соединить фланцы и зафиксировать их болтом. Затем экипаж развернет высокочастотный коаксиальный кабель, идущий от антенны АКР-ВКА, проложит его вдоль СО, перекинет на ПСО “Кристалла”. Чтобы кабель не повредился и на него не подействовали внешний наводки от работы другой аппаратуры станции, на кабеле установлена специальная медная оплетка. Однако именно эта оплетка доставляла немало тревог конструкторам: ее нельзя было слишком сильно изгибать, чтобы не повредить или не переломить. Поэтому кабель антенны АКР-ВКА, чтобы его поменьше гнуть, было решено проложить прямо поверх поручней стыковочного отсека. В будущих работах на поверхности станции он может, конечно, мешаться, но другого выхода не было: со слишком хрупкой вещью приходилось работать экипажу.

После прокладки кабеля на ПСО космонавты должны были раскрутить разъем подключения антенны 2АР-ВКА, на его место прикрутить и законтрить разъем кабеля антенны АКР-ВКА.

Антенна АКР-ВКА с фланцем и подсоединенным кабелем была доставлена на “Мир” транспортным грузовым кораблем “Прогресс М-33”. Однако при ее осмотре космонавты не обнаружили во втулке ... болта, который должен был быть ввернут на Земле. Как выше говорилось, конструкция болта полностью исключала его выпадение из втулки. Скорее всего болт или не был вкручен, или на “Прогрессе М-33” шалил домовой. Чтобы выйти из сложившейся ситуации, “Фрегаты” в отверстии втулки сточили внутреннюю резьбу, а болт нужного диаметра позаимствовали из конструкции грузового корабля.

Вторая задача была тоже по расстыковке и подстыковке разъемов, но не нежных высокочастотных, а электрических. Электроразъемы и кабельная сеть модуля 37КЭ “Квант” не были рассчитаны на подключение российско-американской кооперативной солнечной батареи дооснащения (СБД), которая вырабатывает ток силой 180А (расчетная величина силы тока для разъемов на “Кванте” — 90А). Поэтому конструкторы предложили проложить от СБД по “Кванту” и Базовому блоку электрокабель и подключить его к разъему на III плоскости малого диаметра ББ, куда с 16 июня 1987 года была подключена монтируемая солнечная батарея (МСБ). Эта батарея последнее время сильно затенена новыми модулями и, практически, не вырабатывает энергию. Поэтому было решено МСБ совсем отключить от системы электропитания “Мира”, а к ее разъему подключить СБД. В прошлом выходе 2 декабря Корзун и Калери успели проложить кабель к нужному разъему, но отключать МСБ и подключать СБД не стали (см. выше). Разъем на III плоскости ББ был специально разработан для стыковки в условиях вакуума с учетом работы с ним космонавтов в перчатках скафандра. Конечно, никто не мог предположить, что этот разъем придется расстыковывать после 9,5 лет работы в состыкованном состоянии. Однако конструкторы разъема не сомневались в возможности такой операции.

Выход 9 декабря начался точно по графику. С 14:05 до 14:55 ДМВ Валерий и Александр надели выходное снаряжение, закрыли люк между шлюзовым специальным (ШСО) и приборно-научным (ПНО) отсеками модуля “Квант-2”. Затем с 14:55 они приступили к входу в скафандры, закрытию ранцев и шлюзованию перед выходом. Процедура шлюзования “Фрегатов” транслировалась в сеансе связи 16:00-16:49 через восточный спутник-ретранслятор “Луч” (аппарат “Альтаир” в точке стояния 95° в.д.). В 16:38:18 экипаж закончил проверку герметичности скафандров и люка ШСО-ПНО, космонавтам дали разрешение перейти на автономное питание скафандров. К концу сеанса космонавты получили добро на открытие люка, что и было выполнено сразу после конца сеанса в 16:50 ДМВ.

После открытия люка бортинженер Александр Калери установил на его обрез защитное кольцо, чтобы не повредить об острый край скафандры. Затем “Фрегаты” покинули ШСО, прихватив с собой наружу укладки с инструментом и антенну АКР-ВКА с кабелем. Переход к такелажному узлу грузовой стрелы ГСт-4 (по IV плоскости базового блока) и фиксация на нем укладки заняло время до начала следующего сеанса связи через СР “Луч” (17:37 —18:31 ДМВ). Когда этот сеанс начался Александр Калери был еще у основания стрелы, а Валерий Корзун — на кольцевом поручне модуля “Квант-2”. Сперва бортинженер-1 полностью выдвинул стрелу на всю ее длину, чтобы достать до стыковочного отсека (17:45). Справившись с регулировкой Калери по ГСт-4 перешел к ее основанию и перевел стрелу, на конце которой закрепился командир с укладкой и антенной, на СО.

Корзун, перейдя на кольцевой поручень стыковочного отсека (17:57). В 17:58 станция вошла в тень, но и в темноте как и в других выходах, космонавты продолжили работу в свете фонариков на шлемах скафандров. Корзун зафиксировал на СО стрелу за поручни. Теперь Калери мог опять пуститься в путь по ГСт-4 и присоединиться к командиру, находившемуся на СО.

Поиск фланца на корпусе АПАСа занял у космонавтов много времени. По заметным элементам конструкции АПАСа (электроразъемы, жгуты, защелка №2 на узле) ЦУП вывел “Фрегатов” к искомому месту на боковой поверхности стыковочного узла. Руками в перчатках через экранно-вакуумную термоизоляцию (ЭВТИ) Валерий Корзун все-таки смог найти большое отверстие фланца.

— Такое ощущение, что я нащупал углубление во фланце, отверстие под штангу, — сообщил “Фрегат-1” (18:06). — Да, похоже по диаметру! Вот оно. Точно... Саша, давай резак.

Убрав мешавшийся электрожгут, экипаж вырезал кусочек ЭВТИ и “оголил” искомый фланец. Установка антенны не вызвала у экипажа больших проблем, хотя и заняла больше расчетного времени. Сначала ЦУП беспокоился, что в большом отверстии фланца окажется технологическая заглушка, но космонавты развеяли все сомнения на Земле:

— Ее тут нет, — заверил “Фрегат-1” и обратился к Калери. — Давай сюда антенну и болт.

В 18:25 экипаж установил цапфу антенны в отверстие фитинга.

— Ребята, когда будете затягивать болт, то аккуратнее, а то можно сорвать его головку, — предупредила о другой возможной проблеме Земля. — У нас на испытаниях такое было.

— Сорвать головку болта? — удивился Корзун. — Это же какая сила там должна была быть? С дуру все что угодно можно свернуть.

На креплении антенны АКР-ВКА комплекс “Мир” ушел в 18:31 из зоны видимости восточного “Альтаира”. По планам к этому моменту “Фрегаты” должны были уже проложить кабель с высокочастотными разъемами фидерного тракта по стыковочному отсеку к антенне 2АР-ВКА и расстыковывать разъем этой антенны. Отставание от графика составляло, примерно, один час. Встал вопрос об отмене осмотра антенны радиолюбительской связи (РЛС) и даже об отмене стыковки электрокабелей.

Через час в начале следующего сеанса связи (19:30:31, щелковский ОКИК) “Фрегаты” установили антенну АКР-ВКА, сняли с нее красный защитный колпак и все еще продолжали прокладывать кабель антенны АКР-ВКА по стыковочному отсеку. За 10 сек до этого комплекс “Мир” вошел в тень. Но опять работа продолжалась и в темноте.

— Произвели первую фиксацию за кольцевой поручень, — сообщил Корзун.

— Я вяжу тут узелки, — уточнил положение Калери. — Нам же запретили проволочками...

— Да-а, тут без “поллитры” не разберешься, — посетовал командир. — Идея с растяжками оказалась не очень хорошей. Никакого проку от этих растяжек нет, а получилась паутина. Веревки могут попасть в стыковочный узел, и получиться еще хуже.

Специальные растяжки предназначались для фиксации чувствительного к перегибам кабеля на стыковочном отсеке. К его прокладке и фиксации космонавты подошли очень ответственно. Хоть у “Фрегатов” и накопилось отставание от графика, зам, руководителя полетом Виктор Благов успокоил космонавтов, которых вопрос времени сильно беспокоил:

— У вас есть небольшое отставание, ребята. Но вы не волнуйтесь. Мы когда закладывали график, то резерв оставили. Тем более вы хорошо работаете в тени. Сейчас положение не очень катастрофическое, но есть небольшое отставание. Мы планировали выход примерно на 5:40 и 20 минут держали в резерве. Вот эти 20 минут наверное придется использовать. Но тем ни менее не спешить будет быстрее (19:43).

Космонавты зафиксировали кабель еще в трех местах на СО (в середине продольного поручня, на подкос (“тренога”) и на втором кольцевом поручне), а затем перекинули его на ПСО “Кристалла”. Были при этом и “щекотливые” моменты.

— Это что там такое, батарея солнечная? — удивился Корзун. — Осторожно, Саша! Осторожно!!! Ты батареи спиной касаешься!

— Какой такой батареи? — удивился Калери.

— По четвертой плоскости!

— Ох и ни фига себе! Дай-ка я перецеплюсь поудобней.

В 19:54:29 этот сеанс завершился (в зоне радиовидимости уссурийского ОКИКа). “Фрегаты” завершали прокладку кабеля на ПСО. Для следующего сеанса (начало 20:26:00) был использован западный спутник-ретранслятор “Альтаир” (“Космос-2054” в точке стояния 16° з.д.). Космонавты в этот момент занимались расстыковкой высокочастотного разъема антенны 2АР-ВКА на модуле Т и подстыковкой на его место высокочастотного разъема от проложенного кабеля антенны АКР-ВКА к бортовой кабельной сети “Кристалла” (20:35). С этими задачами космонавты, в отличие от испытателей на Земле, справились значительно быстрее и, практически, вошли в график выхода. Затем они подвязали остатки бухты кабеля от антенны АКР-ВКА на поручень ПСО модуля “Кристалл”. Можно было идти на базовый блок для подстыковки электроразъемов СБД.

— Со временем у вас уже гораздо лучше — порадовали космонавтов с Земли.

— Тогда мы перебираемся на стрелу, — сообщил Валерий Корзун (20:41)

Оба “Фрегата” перебрались к ГСт-4. В 21:00 Калери дошел до основания стрелы. Там его попросили чуть передохнуть. Сюда же подошел и Валерий Корзун.

Отдыхая, Валерий сообщил:

— Вижу радиолюбительскую антенну

— Тут Самбуров даже подпрыгнул, — ответил ЦУП (Сергей Самбуров — сотрудник РКК “Энергия”, большой энтузиаст радиолюбительской связи, один из инициаторов установки РЛС-передатчика на “Мире”).

— Осматриваю антенну. Следов механического повреждения нет. Разъем, по моему, плотно сидит. Я пробую его внизу, он не качается. Антенна тоже плотно сидит на поручне.

— Подоткни высокочастотный разъем на антенне, — попросил Самбуров.

Корзун подергал и подоткнул кабель, идущий от антенны РЛС в месте разъема на корпусе базового блока, которая неожиданно замолчала после предыдущего выхода. Антенна стояла на кольцевом поручне в районе цилиндрической части малого диаметра базового блока по диагонали между I-й и II-й плоскостями. После этого Джон Блаха для проверки включил бортовую радиолюбительскую станцию и успешно связался по ней с радиолюбителями. Радиолюбительская связь была восстановлена. Если бы ремонт не удался, то новую антенну можно было бы поставить лишь в марте, когда планируется следующий выход из “Мира”.

После окончания сеанса связи (через улан-удинский ОКИК в 21:24:25), как только станция вышла из тени, “Фрегаты” приступили к перестыковке электроразъемов. Они успешно отстыковали разъем МСБ, свернули идущий от монтируемой солнечной батареи кабель и подвязали его на поручень. Затем космонавты сняли заглушки с электроразъемов проложенного кабеля, подстыковали эти разъемы к соответствующим бортовым разъемам, закрыли чехлами ЭВТИ состыкованные электроразъемы.

Эта операция завершилась уже в следующем сеансе связи (западный СР, 22:02:00 — барнаульский ОКИК, 22:56:00). “Фрегаты” перевели стрелу ГСт-4 опять на модуль “Квант-2” и перешли на него. Командир зашел в шлюзовой отсек, бортинженер передал “Фрегату-1” укладку и последовал за ним. В заключение выхода Калери снял защитное кольцо с обреза люка и 23:28 ДМВ (20:28 GMT) закрыл выходной люк ШСО. Об этом космонавты доложили в сеансе связи через спутник-ретранслятор 23:39 — 00:31.

— Они сделали все, — так подвел итоги выхода 9 декабря Олег Цыганков на следующий день во время телефонного разговора с корреспондентом “НК”.

В.Истомин. НК.

10 декабря. 116-й день полета. Космонавты встали в 13 часов. Уточнив количество воды в баках скафандров, они провели их дозаправку, а затем провели инвентаризацию сменных элементов. Затем Александр одновременно с Джоном выполнили забор проб воздуха станции с помощью аппаратуры SSAS и GSC. Вечером российские космонавты завершив сушку скафандров, уложили их на хранение.

11 декабря. 117-й день полета. Рано утром в автомате состоялся сеанс съемок Австралии видеосканером MOMS-2P — многоканальным спектрометром с электронной разверткой МСУ-Э1 и фотококомплексом КФА-1000. Космонавты в это время спали.

Первой работой после подъема было проведение Джоном на себе медицинского эксперимента “Иммунитет” с введением под кожу антигена. В это время он находился под наблюдением Калери и ЦУПа.

Затем космонавты выполнили внутреннюю прокладку и коммутацию кабелей электропитания и подстыковались изнутри к герморазъемам. Через них пошел ток с американской солнечной батареи.

После обеда экипаж поздравил жителей Калининграда (теперь Королев) с юбилеем города.

Джон доложил, что ростки пшеницы, высаженной 6 декабря, пока не проклюнулись. Температура в оранжерее была +26°С, но когда он запустил программу автоматического поддержания режима освещенности и полива (18 часов на свету и 6 часов в темноте) температура начала быстро расти и освещение пришлось выключить.

Вечером в автомате состоялась еще одна съемка аппаратурой КФА-1000 и сброс информации с аппаратуры MOMS-2P на пункт Нойштрелиц.

12 декабря. 118-й день полета. День российской конституции. Отдыхали все, в том числе и Джон. Оценка эффективности американской солнечной батареи была отменена, т.к. требовалось более 3-х часов для выполнения этой работы, а было запланировано всего 30 минут. Оценка эффективности должна дать официальные цифры приходов электроэнергии.

Космонавты переговорили со своими семьями. Джон доложил, что за прошедшую ночь появились ростки пшеницы. Он насчитал 48 побегов, приблизительно по 10 в каждом ряду. По эксперименту “Иммунитет” Джон собирал сегодня (как и каждый день) слюну и кровь. Он также провел ежедневную подпитку питательной средой по эксперименту CART (выращивание бычего хряща).

Джон Блаха давал интервью американским корреспондентам, рассказал о собранном урожае пшеницы, об книгах, фильмах и записях футбольных игр, доставленных на “Прогресс” и о том, что рождественские подарки от семьи он не будет вскрывать до Рождества.

13 декабря. 119-й день полета. Рано утром в автомате прошла съемка аппаратурой КФА-1000. Затем была проведена калибровка по звезде ультрафиолетового спектрометра БРИЗ.

Космонавты провели ТВ-сеанс с ведущими программы “Удивительный мир”. Джон доложил, что им подготовлены три мешка “Для возвращения в Хьюстон”. В одном мешке фотопленка, во втором урожай с оранжереи “Свет”, в третьем пробы на микробиологический анализ.

Поздно вечером состоялся сброс информации с MOMS-2P на пункт Нойштрелиц.

14 декабря. 120-й день полета. Первой утренней работой Валерия Корзуна была замена сменной панели насосов в модуле “Кристалл”, а Александр Калери провел забор проб на химический и микробиологический анализ по программе “Мир-NASA-3”.

После набора программы в 13:49 был запущен технологический эксперимент по выращиванию микрокристалла арсенида галлия на установке “Галлар”. Длительность эксперимента 175 часов. Длительность эксперимента определяется методом выращивания кристалла (газоперенос), длительного, но малочувствительного к микрогравитации на станции. После обеда космонавты приводили в исходное состояние шлюзовой и приборный отсеки модуля “Квант-2” после выхода.

Вечером состоялся сеанс съемок фотокомплексом КФА-1000 и видеоспектрометром MOMS-2P и сброс информации на Обнинск со спектрометров МСК-СК, МСУ-Э, атмосферного спектрометра “Озон-Мир”.

15 декабря. 121-й день полета. До завтрака все трое космонавтов выполнили обмер голени и измерение массы тела. После завтрака Валерий и Александр перестыковали датчик инфракрасной вертикали (прибор поддержания ориентации) на другой комплект, т.к. ресурс работавшего датчика истек.

После обеда космонавты смонтировали в базовом блоке электронный фотометр ЭФО-2 и провели два сеанса наблюдений захода звезды альфа Орла в атмосфере. По мерцанию звезды будет определен спектральный состав атмосферы в районе Земли, над которым зашла звезда.

США. Полет по программе STS-80

(Окончание. Начало в “НК” №24)

И.Лисов по материалам НАСА, Центра Джонсона, Центра Кеннеди, сообщениям ИТАР-ТАСС, Рейтер, ЮПИ, Франс Пресс.

2 декабря, понедельник. День 14

14-й день экипажа Кеннета Кокрелла начался в 18:56 с песни “Stay” (Jackson Browne), и это означало, что принято решение продлить полет “Колумбии” на сутки. Это было сделано, чтобы, во-первых, дать возможность постановщикам экспериментов на КА ORFEUS-SPAS провести больше наблюдений и скомпенсировать перерыв в работе во время автономного полета ИСЗ WSF. Возвращение ORFEUS-SPAS было перенесено на среду 4 декабря в 03:26 EST (здесь и далее приводится стандартное восточное время EST, если не указано иначе). Во-вторых, экипажу было поручено еще раз повозиться с люком шлюзовой камеры и задокументировать его поведение. Посадка теперь намечалась на 6 декабря в 08:02.

В первой половине дня Тамара Джерниган, Томас Джоунз и Стори Масгрейв продолжали испытания инструментов для внекорабельной деятельности внутри “Колумбии”, на средней палубе.

Бортовая пресс-конференция началась в 22:21. Командир Кен Кокрелл сказал, что его экипаж “очень, очень счастлив”, несмотря на застрявший выходной люк и отмененные выходы.


Традиционная бортовая фотография экипажа. Слева направо:
Кокрелл, Джерниган и Роминджер; ниже: Джоунз и Масгрейв. NASA.

Джерниган и Джоунз сказали, что сорванные выходы являются большой неприятностью в планировании работ по строительству Космической станции, но неудача полезна тем, что показала вполне реальную нештатную ситуацию. Джоунз сказал, что при сборке станции экипажу было бы необходимо справиться с такой неисправностью. “Мы не можем позволить себе привезти большой элемент станции и не иметь возможности установить его, оказавшись в тупике из-за подобной механической неисправности.”

Джерниган сказала, что причина неисправности все же может быть в механизме, находящемся внутри корабля. Если, не дай Бог, потребуется аварийный выход, экипажу придется “очень усердно работать, чтобы открыть люк, и очень усердно работать, чтобы герметично закрыть его снова”. А вообще они с Джоунзом “приняли бы с радостью” назначение на повторный полет для отработки тех же вопросов во время выхода.

Стори Масгрейву был задан вопрос об объявленном в этот день открытии запасов льда в районе Южного полюса Луны (см. статью “Лед на Луне: об открытии “Клементины” объявлено официально”). Астронавт сказал, что это — открытие “экстраординарной важности”.

“Ясно, что если там есть лед и вода, то это природные ресурсы, которые исключительно важны для основания постоянной... обсерватории на Луне, или какой-то колонии, — сказал Масгрейв. — В конечном итоге нам нужно найти там природные ресурсы, стать добывающим обществом, извлечь кислород и изготавливать там материалы, которые нам нужны, вместо того чтобы привозить их туда.”

В понедельник Джерниган, Джоунз и Масгрейв подписали так называемые донорские карты, позволяющие использовать их органы для пересадки больным в случае внезапной смерти. Это мероприятие было организовано для пропаганды донорских карт: в США более 50000 человек ожидают донорских органов для проведения хирургических операций. Кокрелл и его пилот Кент Роминджер отправили на Землю шутливое пожелание по случаю предстоящей в выходные встречи по американскому футболу сборных Армии и ВМФ. Поскольку Кокрелл — кэптен в резерве, а Роминджер — коммандер, содержание их послания было кратким: “Давай, флот, бей армию!” “Только во сне,” — немедленно отозвался капком, полковник Армии США Билл Мак-Артур.

“Колумбия” шла в 37 км впереди ORFEUS-SPAS. Чтобы сохранить требуемое расстояние до спутника, пилоты провели очередные маневры с использованием двигателей корабля.

14-й рабочий день закончился в 10:26.

3 декабря, вторник. День 15

В 19:26 ЦУП передал экипажу для подъема песню “Return to Sender” (Elvis Presley). Марк Гарно, вышедший на связь с экипажем, начал с неприятной новости: дополнительного дня полета может и не быть. “Метеорологи продолжают оценивать погоду на следующие несколько дней на мысе [Канаверал], и похоже, есть возможность того, что на 17-й день полета, который у вас сейчас посадочный, погода может испортиться.” На мысе Канаверал обещали дождь, а на базе Эдвардс — сильный ветер.

“Мы бы предпочли провести по плану оставшиеся работы на этот полет, включая документирование состояния люка, которые были нам заданы, — возразил Кокрелл, — и нацеливаться на приземление на 17-е сутки... У нас есть криогенные [компоненты]. У нас есть пища. У нас есть чистая одежда и отличное настроение экипажа на любую отсрочку по погоде — на одни сутки или на несколько.”

Марк Гарно сказал на это, что он все понял, но горячая речь командира может оказаться бесполезной. “Возможно, погода окажется непригодной в течение нескольких дней подряд. Это нужно учитывать.”

Решение этого вопроса было отложено, а задачей дня было возвращение спутника ORFEUS-SPAS. Кен Кокрелл и Кент Роминджер выполнили необходимые маневры для сближения со спутником, после чего командир подвел “Колумбию” на расстояние 11-12 м к ORFEUS-SPAS. Томас Джоунз и Тамара Джерниган захватили спутник манипулятором в 03:23, на 230-м витке при подходе к Южной Америке. “Хьюстон, Колумбия. У нас надежный захват ORFEUS-SPAS,” — доложила Джерниган. “Надежный захват SPAS, — ответил капком Марк Гарно. — Еще раз отличная работа, Колумбия.”

Автономный полет спутника продолжался рекордно долго — 14 сут 04 час 12 мин. План наблюдений был перевыполнен — телескоп ORFEUS провел 420 наблюдений около 150 объектов — звезд и межзвездной среды, галактик, комет, Марса, Юпитера, Сатурна и Луны. “Это был невероятный и несомненный успех, — прокомментировал первые результаты один из исследователей проекта ORFEUS Роналд Полидан. — Мы увидели много различных объектов, которые выглядели не так, как мы ожидали.”

Около 04:30 был отключен из-за явного отказа электроники инерциальный измерительный блок IMU №1, один из трех на “Колумбии”. В принципе такая неисправность должна повлечь досрочную посадку. Но, так как два остальных работали нормально, а до конца полета все равно оставалось недолго, решено было ничего не менять, и астронавты продолжили работу с захваченным спутником. Они выполняли его перемещение на манипуляторе, испытывая в течение 4 часов систему космического зрения OSVS. Система, используя расположенные в грузовом отсеке камеры и ряд точек на КА, выдает в графическом и цифровом формате данные по относительному положению, ориентации и скорости разворота. Наконец, в 08:14 спутник был уложен в грузовой отсек и зафиксирован защелками.

В 08:42 Стори Масгрейв превысил по суммарному налету на шаттлах достижение Джеффри Хоффмана (50 сут 11 час 57 мин.)

Утром, перед окончанием рабочего дня, экипажу было передано окончательное решение группы управления полетом садиться по первоначальному графику, в четверг в 07:33. Запасные времена посадки — в 09:10 на мысе Канаверал и в 10:38 на Эдвардс. Как сказал корреспондентам Уэйн Хейл, основным фактором в этом решении была погода, а отказ IMU №1 “играл незначительную роль”.

Чтобы обеспечить эти посадочные возможности, “Колумбия” была переведена с орбиты высотой 339.8x359.7 км, на которой она провела почти весь полет, на более высокую орбиту — 339.7x375.9 км. В 10:01 (расчетное время) была убрана антенна для связи в диапазоне Ku, обеспечивающая работу через орбитальные ретрансляторы TDRS.

Рабочий день на “Колумбии” закончился в 11:26.

4 декабря, среда. День 16

В 19:26 астронавты начали свой 16-й рабочий день, который должен был быть очень напряженным. ЦУП передал на борт песню “Should I Stay or Should I Go” (“Остаться или уйти”), после чего Марк Гарно объяснил: “Ну, это вопрос риторический. На него всегда нелегко отвечать, но мы думаем, что лучше всего — уйти”.

В первой половине смены Кокрелл и Роминджер опробовали работу аэродинамических поверхностей “Колумбии” и 38 двигателей системы реактивного управления. Остальные члены экипажа консервировали остававшиеся в работе эксперименты, паковали вещи и готовили кабину корабля к приземлению.

Подготовка к сходу с орбиты началась в 02:30. Примерно в 03:45 экипаж успешно закрыл створки грузового отсека. ЦУП настороженно следил за этой операцией, которая всегда, за все 80 полетов, заканчивалась успешно, но в случае отказа автоматики требовала бы аварийного выхода и поставила бы экипаж в очень сложное положение. Надев высотно-компенсационные костюмы, астронавты заняли места в креслах.

ИТОГИ ПОЛЕТА

STS-80 — 80-й полет по программе “Space Shuttle”

Космическая транспортная система: ОС “Колумбия” (Columbia OV-102 с двигателями №2032, 2026, 2029 типа Phase II — 21-й полет), внешний бак ЕТ-80, твердотопливные ускорители: набор RSRM-49/BI-084.

Старт: 19 ноября 1996 в 19:55:47.060 GMT (14:55:47 EST, 22:55:47 ДМВ)

Место старта: США, Флорида, Космический центр имени Дж.Ф.Кеннеди стартовый комплекс LC-39B, подвижная стартовая платформа MLP-3

Посадка: 7 декабря 1996 в 11:49:05 GMT (06:49:05 EST, 14:49:05 ДМВ)

Место посадки: США, Флорида, Космический центр имени Дж.Ф.Кеннеди. Посадочный комплекс шаттлов, полоса №33

Длительность полета корабля: 17 сут 15 час 53 мин 18 сек (рекорд), посадка на 279-м витке

Орбита (19 ноября, 1-й виток, высоты над эллипсоидом): i = 28.47, Нр = 352.32 км, На = 358.28 км, Р = 91.453 мин

Задание: Выведение и возвращение автономных спутников WSF и ORFEUS-SPAS

ЭКИПАЖ:

Командир:

Кеннет Дейл 'Тако' Кокрелл (Kenneth Dale 'Taco' Cockrell), 3-й полет, 287-й астронавт мира, 179-й астронавт США

Пилот:

коммандер (капитан 2-го ранга) ВМФ США Кент Вернон Роминджер (Kent Vernon Rominger), 2-й полет, 332-й астронавт мира, 210-й астронавт США

Специалист полета-1, Руководитель работ с полезной нагрузкой:

д-р Тамара Элизабет Джерниган (Tamara Elizabeth Jemigan), 4-й полет, 251-й астронавт мира, 156-й астронавт США

Специалист полета-2, Бортинженер:

д-р Томас Дэвид Джоунз (Thomas David Jones), 3-й полет, 307-й астронавт мира, 194-й астронавт США

Специалист полета-3:

д-р Франклин Стори Масгрейв (Franklin Story Musgrave), 6-й полет, 116-й астронавт мира, 53-й астронавт США

Выход в открытый космос:

28 ноября Тамара Джерниган (EV-1) и Томас Джоунз (EV-2) в течение 46 мин находились в разгерметизированной шлюзовой камере “Колумбии”, но за пределы корабля не выходили.


Кокрелл должен был начать торможение в 06:27. Однако за 15 мин до включения двигателей OMS капком Кёртис Браун вместо разрешения дал отбой. “Облака вокруг KSC не хотят сотрудничать с нами в этой конкретной попытке, — сказал он. — Сход с орбиты не разрешаем.” Облачность появилась досрочно и шла с Атлантического океана на посадочную полосу. Ничего не вышло и на следующем витке. “Погода не хочет сотрудничать с нами, — сообщил на борт Браун. — Нас беспокоит низкая облачность.”

Прогноз на утро пятницы был более благоприятным (ночью ожидалось прохождение холодного фронта), и руководитель посадочной смены в Хьюстоне Уэйн Хейл принял решение пропустить и единственную посадочную возможность в Калифорнии. Приземление было перенесено на пятницу. “Мы собираемся отказаться от попытки вернуться сегодня и будет планировать на завтра, — передал на “Колумбию” Браун. — Погода в KSC завтра ожидается намного лучше и суше, чем мы ожидали.”

“Мы всегда найдем, как использовать лишний день в космосе,” — ответил Кокрелл. А Масгрейв передал руководителям полета, что ему лично их очень жалко — еще одна ночь на работе, да еще в День Благодарения такая неудача. “Но дайте мне еще день, и я заберу его до последней секунды.”

В 12:56 астронавтов отправили спать.

5 декабря, четверг. День 17

После 8.5 часов сна, в 21:26, на борту “Колумбии” начался второй посадочный день. (В четверг IMU №1 на некоторое время возобновила работу, но затем отказала вновь, вызвав аварийный сигнал, который разбудил экипаж.)

План предусматривал возможность приземления в Центре Кеннеди в 08:01 или 09:38 и на базе Эдвардс в 09:30 или 11:06. Астронавты вновь закрыли створки грузового отсека и приготовились, но вновь ни одной из этих возможностей не удалось воспользоваться. Командир отряда астронавтов Боб Кабана поднял ночью с посадочного комплекса шаттлов во Флориде тренировочный самолет STA для разведки погоды — и не смог сесть обратно из-за густого тумана и уменьшения видимости до 200 метров. В конце концов ему пришлось приземлиться на полосе авиабазы Патрик в 40 км южнее. А в Калифорнии сильный ветер с порывами до 15 м/с делал посадку рискованной. Полет экипажа Кокрелла был продлен еще на одни сутки. Вторая суточная отсрочка приземления по погоде произошла в первый раз после полета STS-57 в июнe 1993 г.

Прогноз на утро субботы на обеих точках был немного лучше (“У нас хорошая уверенность на завтра”), но на случай продолжающегося невезения “Колумбия” имела запас расходуемых материалов еще на 5 суток, до 11 декабря. “Мы отправили Стори [Масгрейва] наверх и теперь не можем вернуть его... — пошутил Кёртис Браун, сообщая экипажу об отмене посадки. “Да, в нем-то наверное и причина, — подхватил шутку Кокрелл. — Все эти мозговые колебания, которые он посылает, чтобы остаться.” “Хорошо то, что при первой возможности завтра вы побьете рекорд длительности [полета шаттла] более чем на 18 часов.” “Берем все возможное с каждой сдачи,” — вступил Масгрейв. “Ладно, завтра пустим в ход джокеров, потому что нам нужно вернуть вас домой,” — отозвался Браун.

Приземление было назначено на субботу в 06:49 (запасные возможности — в 08:25 во Флориде и в 09:53 в Калифорнии). На этот раз, сообщил Уэйн Хейл, “Колумбия” вряд ли будет ждать воскресенья и сядет там, где будет лучше.

Утром в пятницу орбита “Колумбии” была изменена еще раз. Ее высота уменьшилась с 339.7x375.9 км до 312.2x376.1 км.

В 12:43:32 EST, когда экипаж готовился ко сну, “Колумбия” превысила свой собственный, установленный в июле, рекорд длительности полета — 16 сут 21 час 47 мин 45 сек.

6 декабря, пятница. День 18 и посадка

Астронавты отдыхали с 13:26 до 21:26, после чего в третий раз приготовились к посадке. На этот раз Кокрелл и Роминджер успешно выполнили сход с орбиты и торможение в атмосфере, заключительный разворот над Центром Кеннеди для доведения энергии до посадочной и выход на узкую бетонную посадочную полосу, окруженную флоридскими болотами. За несколько минут до восхода Солнца, 7 декабря в 06:49:05 EST (11:49:05 GMT), колеса основного шасси “Колумбии” коснулись полосы 33. В 06:49:19 опустилось носовое колесо, и в 06:50:07 шаттл закончил пробег и остановился. Рекордный полет, длина которого составила 11.336 млн км, закончился. “Добро пожаловать после рекордного полета,” — радировал


Экипаж STS-80 после посадки. Слева направо. Джоунз, Кокрелл, Масгрейв, Джерниган, Роминджер. NASA/Reuters.
Кёрт Браун. “Спасибо, Кёрт. Это был фантастический полет, — подвел итог работе своего экипажа Кен Кокрелл. — Мы чувствуем, что нам была дана привилегия участвовать в нем.”

На пресс-конференции после посадки Кен Кокрелл сказал, что этот полет будут помнить — не за то, что было сделано отлично, а за то, что не удалось. На одном спутнике были выращены сверхчистые пленки, второй отнаблюдал все заданные ему космические объекты. Но — “на нашей отличной машине застряла одна маленькая дверная ручка”, которая не позволила провести выходы. “Но мы не позволили ей помешать нам почувствовать большое достижение.”

Настоящим героем дня был, конечно, Стори Масгрейв, вернувшийся из своего шестого полета на шаттле. “Это был настоящий экстаз, — сказал Стори. — Если это был последний полет, то на таком и надо заканчивать.”

Экипаж STS-80 остался на ночь в Центре Кеннеди и вернулся на базу Эллингтон под Хьюстоном утром в воскресенье.

После обслуживания систем и извлечения результатов экспериментов, критичных по времени, во второй половине дня “Колумбия” был увезена с посадочной полосы и поставлена в 1-й отсек Корпуса подготовки орбитальных ступеней. Здесь она будет готовиться к полету по программе STS-83, запланированному на март 1997 г.

Повреждение ускорителей STS-80

7 декабря. И.Лисов по сообщениям NASA, Рейтер, ЮПИ. Тепловая защита в соплах обоих ускорителей, использованных при запуске “Колумбии” 19 ноября, была обожжена выходящими газами.

Проблема в чем-то похожа на ту, которая была обнаружена при анализе ускорителей “Атлантиса” после запуска 16 сентября и задержала старт “Колумбии” более чем на 10 дней. В соплах ускорителей STS-79 были обнаружены примерно 60 канавок, “прорытых” выходящими из них газами. Две специальные группы, исследовавшие ускорители, не смогли выявить причину однозначно и решили, что одновременно действовали несколько факторов и замечание не должно повториться вновь, а в самом крайнем случае его проявления далеки от катастрофических.

Но при инспекции ускорителей STS-80 на одном было обнаружено 30 обожженных выемок, а на втором — 22. Ожоги были не такими глубокими, как в предыдущем полете, но по их глубине и количеству STS-80 занял второе место.

Руководители полета заявили на послеполетной пресс-конференции, что проблема должна быть полностью изучена до запуска “Атлантиса”, запланированного на 12 января. “Мы имеем ситуацию, в которой сопла ведут себя немного не так, как в прошлом, — сказал менеджер программы “Спейс Шаттл” Томми Холлоуэй. — Мы всегда воспринимаем эти замечания очень серьезно.” Третья специальная группа, собранная для анализа новых замечаний, должна представить свой отчет 20 декабря.

В общем, как говорил командир STS-80 Кеннет Кокрелл, “ускорители всегда меня пугают”, однако ничем лучше заменить их нельзя.

ESA. Испытания технологии сближения ATV в полете STS-80

9 декабря. Сообщение ESA. Европейское космическое агентство провело успешные испытания элементов системы автоматического сближения и стыковки автоматического грузового корабля ATV в ходе полета шаттла по программе STS-80.

ESA разрабатывает грузовой корабль ATV (Automated Transfer Vehicle) для Международной космической станции. ATV будет частью вклада европейских стран в этот проект. ATV, первый полет которого на РН “Ариан-5” запланирован на март 2002 г., будет использоваться для доставки грузов и периодического подъема орбиты МКС.

Для отработки технологий автоматического сближения и стыковки ESA реализует проект их демонстрации и подтверждения, названную ARP (ATV Rendezvous Pre-development). Общее руководство проектом возложено на компанию “Matra Marconi Space”, a конкретное проведение летных экспериментов — на “Daimler Benz Aerospace”.

В полете STS-80 проверялись абсолютная и относительная навигационные системы, разрабатываемые для ATV на основе использования американской Глобальной навигационной системы GPS. Приемник системы GPS, разработанный итальянской фирмой “Laben” по заданию ESA, был установлен на германском научном спутнике ORFEUS-SPAS, который выполнил 14-суточный автономный полет. С его помощью определялось точное положение спутника по отношению к шаттлу.

Было проведено три сеанса измерений — во время выведения спутника, в автономном полете и во время возвращения. Все три сеанса прошли успешно и дали большое количество ценных данных. Чтобы оценить качество относительной навигации, полученную информацию предполагается сравнить с данными, полученными одновременно приемником GPS на борту шаттла, поставленным NASA, и аппаратурой TCS (Trajectory Control Sensor) в грузовом отсеке шаттла.

Вторая и третья часть проекта ARP будет осуществлена в 1997 г. в полетах STS-84 и STS-86, в ходе которых будут выполнены стыковки шаттла с российским ОК “Мир”.

Почему на “Колумбии” не открылся люк

10 декабря. И.Лисов по сообщениям Центра Кеннеди, Рейтер. Причина, по которой астронавтам Джерниган и Джоунзу не удалось открыть в полете внешний люк шлюзовой камеры, оказалась банально проста.

7 декабря, когда “Колумбия” приземлилась, менеджер программы Томми Холлоуэй говорил, что он ожидает найти какой-нибудь мусор или оставшийся инструмент в приводе люка. Майкл Мак-Калли, бывший астронавт, а теперь вице-президент “United Space Alliance”, выразил надежду, что это не так. Все-таки персонал “Альянса”, готовя к запуску свой первый корабль, начинал с пылесоса каждую смену и каждую смену пылесосом заканчивал.

Вечером в понедельник 9 декабря рабочие добрались до люка и, как и астронавты в полете, не смогли открыть его. Они заменили привод люка на запасной — люк открылся без замечаний. При вскрытии летного механизма привода люка оказалось, что один винт отсутствовал на положенном ему месте.

Вместо этого четвертьдюймовый винт был обнаружен во время рентгеноскопирования в зубьях шестеренчатого механизма, который приводит в действие защелки выходного люка. Возможно, он вылетел со своего места от вибраций во время запуска “Колумбии”.

Будет ли “U.S.AIIiance” оштрафован за недокрученный винт, пока неясно. Тем временем инженеры NASA выясняют, нужен ли осмотр люков и какие-либо дополнительные действия на остальных кораблях, в частности, на “Атлантисе”, который 10 декабря в период с 13:10 до 20:00 EST был вывезен на стартовый комплекс LC-39B. Всего на нем пять люков, через которые должны проходить астронавты с шаттла на станцию “Мир” и обратно. Эти люки должны работать обязательно.

На “Мир” придет “Pathfinder”

С.Валяев. НК. Конечно, на российский орбитальный комплекс придет не американская межпланетная станция “Mars Pathfinder”, а одноименная аппаратура фирмы “Boeing”.

Как рассказал корреспонденту “НК” заместитель руководителя полетом Виктор Благов, в конце ноября делегация РКК “Энергия” посетила отделение фирмы “Boeing” в г.Хатсвил. Среди прочих вопросов было подписано соглашение о проведение на орбитальной станции “Мир” коммерческого эксперимента “Pathfinder”.

Цель эксперимента — определить источники выброса в атмосферу окиси углерода СО. СО, взаимодействуя с радикалом гидроксила ОН и озоном образует двуокись CO2 и молекулу водорода H2. Тем самым разрушается озоновый слой Земли. В адрес “Boeing'a” раздаются обвинения, будто основную часть СО выбрасывают в атмосферу двигатели самолетов. Фирма хочет доказать, что источники СО — лесные пожары в Африке и бассейне Амазонки в Южной Америке.

Подобные исследования фирма “Boeing” уже проводила трижды на шаттлах. Однако станция “Мир” дает возможность вести более широкие и длительные наблюдения процессов выбросов СО в атмосферу, которые позволят более четко выявить тенденцию. Поэтому “Boeing” рассчитывает провести с помощью аппаратуры “Pathfinder” на “Мире” четыре сезонных цикла наблюдений, каждый длительностью 30 суток. Проведение своего эксперимента на российской орбитальной станции “Boeing”, естественно, оплатит.

Так как аппаратура “Pathfinder” требует постоянной определенной ориентации на Землю, решено установить ее на поворотной платформе. Так как единственная платформа АСП-Г-М, закрепленная на шлюзовом специальном отсеке модуля “Квант-2”, занята, то “Энергия” предложила создать вторую подобную платформу и установить ее на модуле “Спектр”. Для дистанционного управления ею в Центре управления полетом (г. Королев) будет оборудовано рабочее место, такое же как и для платформы АСП-Г-М. Со здание платформы оплатит тоже фирма “Boeing”. Место для крепления поворотной платформы на “Спектре” было предусмотрено еще при его изготовлении, так что это не потребует никаких существенных дополнительных переделок модуля. В дальнейшем на этой платформе можно будет монтировать и другое научное оборудование, требующее определенного наведения.

Новая платформа будет доставлена на “Мир” на транспортном грузовом корабле “Прогресс М-34” (старт предварительно запланирован на начало марта 1997 года). Сама же аппаратура “Pathfinder” прибудет на станцию со следующим грузовиком — “Прогрессом М-35” в мае 1997 года. Затем в июне российские командир и бортинженер-1, члены экипажа ЭО-23, совершат два выхода в открытый космос. В первом они установят снаружи модуля “Спектр” поворотную платформу, во время второго — смонтируют на платформе аппаратуру “Pathfinder”.

Первый цикл наблюдений с ее помощью намечен на июль-август, второй — в октябре, третий — в январе 1998 года, четвертый — в мае. При этом будет делаться особый упор на регистрацию выбросов СО над районами больших лесных пожаров и над местами наиболее оживленных трансконтинентальных авиалиний.

Однако некоторые сотрудники российского ЦУП высказывают относительно эксперимента “Pathfinder” и не столь восторженные отзывы. Непонятно, как будет реализовываться эксперимент чисто технически. Так как наблюдения будут вестись в течение месяца по 12 витков в сутки. Информация должна передаваться на Землю в телевизионных сеансах. Получается вся станция “Мир” на месяц будет работать в основном на фирму “Boeing”. Ведь в этом случае нельзя проводить другие исследования, требующие ориентации, кроме “Pathfinder”. Хоть американская аппаратура и будет установлена на поворотной платформе, но при этом нельзя делать никаких разворотов станции. Иначе во время них будет возникать непрогнозируемая ориентация “Мира”, при котором платформа не сможет обеспечит наведение на требуемый участок трассы. Проще было бы поставить такую аппаратуру на какие-нибудь специализированные спутники. Почему эта программа завязана на станцию “Мир” — непонятно. Это какие же надо было заплатить деньги, чтобы на 4 месяца купить русскую станцию?

О безопасности полетов шаттлов

13 декабря. С.Головков по сообщениям NASA, Рейтер. Один раз в год Консультативная комиссия по аэрокосмической безопасности, созданная решением Конгресса США, представляет NASA доклад о состоянии безопасности пилотируемой программы. Официальным заказчиком работы является Управление научно-технической политики Администрации США.

Очередной доклад, ставший результатом 6-месячного исследования и оценивший проведенную осенью передачу эксплуатацию системы “Спейс Шаттл” частному подрядчику, получил диаметрально противоположный отзыв директора NASA и независимых информационных агентств.

В официальном пресс-релизе NASA утверждается: исследование подтвердило, что в результате проведенной реорганизации не произошло увеличение риска. “Я очень доволен тем, что комиссия выдала программе “Спейс Шаттл” чистое свидетельство о здоровье, — заявил Д.Голдин. — Но комиссия также указала на некоторые области, которые требуют постоянного внимания и улучшения.”

В сообщении агентства Рейтер как основной вывод доклада подается положение о том, что прекращение повседневного контроля за производством работ со стороны NASA и переход к периодическим инспекциям, аудиторским проверкам и анализу документации может поставить безопасность полетов шаттлов под угрозу. В отчете прямо говорится, что этих мероприятий недостаточно для выполнения программы “Спейс Шаттл” на минимально возможном уровне риска. Кроме того, подрядчики будут в меньшей степени склонны сообщать о потенциальных проблемах безопасности и жаждать постоянного присутствия персонала NASA.

Доклад комиссии включает 22 рекомендации, многие из которых подчеркивают необходимость сохранить опытную рабочую силу как залог сохранения безопасности. В качестве угроз безопасности названы сокращение кадров во время сборки Международной космической станции и угроза того, что недостаточный уровень финансирования и навязанный график полетов может создать ненужное давление на руководство NASA и подрядчика и повлечь решения, увеличивающие риск.

“NASA не следует заблуждаться в связи с внешним начальным успехом всех усилий по передаче” эксплуатации подрядчику, говорится в докладе, и подчеркивается, что передача состоялась, а запланированные изменения в независимой программе обеспечения безопасности NASA еще только предстоят.

“Атлантис” стартует 12 января

15 декабря. В.Романенкова. ИТАР-ТАСС. “Пятая стыковка американского корабля “Атлантис” с российской станцией “Мир” должна состояться через месяц, 15 января 1997 года. Как сообщили сегодня корреспонденту ИТАР-ТАСС в российском Центре управления полетами, “шаттл” привезет на орбиту астронавта НАСА Джерри Линенджера — “сменщика” Джона Блахи, работающего ныне на “Мире”.

По планам НАСА, “Атлантис” стартует 12 января. На третьи сутки полета он причалит к российскому комплексу. Несколько следующих дней оба экипажа будут вместе работать в космосе. Затем Джон Блаха со своими соотечественниками вернется на Землю, а Джерри Линенджер останется в космосе до июня, когда намечен следующий рейс “челнока”.

Первоначально пятая стыковка российского и американского космических объектов планировалась на декабрь. Однако из-за изменений в графиках работ как российской, так и американской сторон ее пришлось отложить. Впрочем, предыдущая, четвертая, стыковка тоже откладывалась и “предшественница” Джона Блахи — Шеннон Люсид задержалась на “Мире” почти на месяц.

США. План пилотируемых полетов на 1997-2002 гг.

И.Лисов. НК. С назначением экипажа STS-86 закрыта последняя крупная “дыра” в плане полетов шаттлов на 1997 год. В списках экипажей отсутствует пока только имя украинского члена экипажа STS-87.

Публикуемый ниже график запусков шаттлов на 1997-2002 гг. составлен на основе неофициального графика Стивена Пьетробона (Австралия) по состоянию на 20 ноября 1996 г. и графика Центра Кеннеди за 13 ноября.

В графике 1997 г., по сравнению с графиком, опубликованным в “НК” №3, 1996, произошли лишь незначительные, изменения связанные со сдвигом полетов “Атлантиса” к станции “Мир”: STS-81 — с 5 декабря на 12 января, STS-84 — с 1 на 15 мая и STS-86 — с 11 на 18 сентября.

График полетов на 1998 и последующие годы является предварительным и может быть значительно изменен. В приведенном варианте учтены изменения, принятые NASA и его международными партнерами в сентябре 1996 г. (“НК” №20, 1996). График сборки несколько детализирован по сравнению с приведенным в “НК” №11, 1996.

Знаком “...” показано отсутствие информации. В графе “Полезные нагрузки” не везде указаны второстепенные ПН, перечень которых подвержен наиболее сильным изменениям. В перечне обозначений и сокращений приводится объяснение, не являющееся переводом официального наименования.

Назначенные в экипажи астронавты приведены в отдельной таблице.

* Сенатор Джон Гленн обсудил с президентом КНР Чжан Цземинем возможность участия Китая в программе Международной космической станции в беседе, состоявшейся 14 ноября. Гленн подчеркнул, что его слова не являются официальным предложением, каковое должно исходить из Белого дома

* Экипаж STS-88, которому предстоит выполнить стыковку американского модуля “Node 1” к российскому ФГБ в декабре 1997 г., в середине ноября посетил ГКНПЦ имени М В.Хруничева и наблюдал начало комплексных испытаний ФГБ.

* 12 декабря “Lockheed Martin Western Development Laboratories” объявила о получении контракта от Центра электронных систем ВВС США на продукцию и услуги, связанные с разведывательными наземными системами (R/IGS — Reconnaissance/Intelligence Ground Systems). Компания поставит ВВС наземные станции нового поколения, использующие коммерческие информационные технологии и совместимые со стандартами архитектуры открытых систем. С их помощью до командиров стратегического и тактического звена будет доводиться разведывательная информация. Стоимость пятилетнего контракта составляет 450 млн $.


Табл 1. График запусков шаттлов

ПолетДата и время
старта (GMT)
Орбит, ступень
и номер полета
Накло-
нение
Высота,
км
Длит.,
сут
Основная полезная нагрузка
STS-8112.01.199709:17Атлантис-1851.603949+1S/MM-5. Spacehab-DM
STS-8213.02.199707:59Дискавери-2228.4558010HST/SM-02
STS-8327.03.199719:19Колумбия-2228.4529816MSL-01, CRYOFD, OARE-09
STS-8415.05.199707:49Атлантис-1951.603949+1S/MM-6, Spacehab-DM
STS-8517.07.199714:04Дискавери-2357.0029611+1CRISTA-SPAS-2, MFD, TAS-01, SEDSAT/SLA-02/CVX, IEH-02, SEH, UVSTAR
STS-8618.09.1997...Атлантис-2051.603949+1S/MM-7, Spacehab-DM, MEEP-R, HMC-D, EDFT-06
STS-8709.10.1997...Колумбия-2328.4529616USMP-04, Spartan 201-04, OARE-10
STS-8804.12.1997...Индевор-1251.603157+2ISS-01-02A: PMA1, PMA2, Node 1
STS-8915.01.1998...Дискавери-2451.60394...S/MM-8, Spacehab-DM
STS-9019.03.1998...Колумбия-2428.4529616 Neurolab
STS-9129.05.1998...Дискавери-25 51.60394...S/MM-9, Spacehab-SM, AMS— 01. IEH-03
STS-9223.07.1998... Индевор-13 51.603529+1ISS-02-3A: Ферма Z1, ITS-Z1, SLP 1-01 (CMG, Ku-band, S-band, PMAS, EVAS)
STS-9327.08.1998...Колумбия-2528.452969AXAF-l
STS-9429.10.1998...Дискавери-2651.603529+1 ISS-03-4A: Р6, PV Array (4 комплекта батарей, радиаторы EATCS, S-band)
STS-9503.12.1998...Индевор-1451.60......ISS-04-5A: Lab (5 системных стоек). Lab PDGF
STS-9614.01.1999...Атлантис-2151.60......ISS-05-6A: MPLM 1(Р)-01 (1 складская и 6 лабораторных стоек), SLP 2-01 (UHF, SSRMS)
STS-9725.03.1999...Дискавери-2751.60......ISS-06-UF1: MPLM 2(P)-01 (стойки ISPR, 3 складские стойки), SLP 3-01 (2 комплекта PV-батарей), 2 OTD
STS-9822.04.1999...Индевор-1551.60......ISS-07-7A: SLP 1-02 (Airlock), SLP 4-01 (HP Gas)
STS-9910.06.1999...Атлантис-2251.60......ISS-08-8A: ITS SO (MT, GPS, Коммуникации, A/L Spur)
STS-10012.08.1999...Дискавери-2851.60......ISS-09-UF2: MPLM 1-02 (стойки ISPR, 1 системная и 3 складские стойки) MBS, FGB PDGF
STS-10116.09.1999...Индевор-1651.60......ISS-10-9A: ITS S1 (3 радиатора, TCS, СЕТА, S-band)
STS-10204.11.1999...Атлантис-2351.60......ISS-11-9A.1: SPP, 4 солнечных батареи
STS-10302.12.1999...Колумбия-2628.45......HST SM-03
STS-10413.01.2000...Дискавери-2951.60......ISS-12-11A: Ферма Р1 (3 радиатора) TCS, СЕТА, UHF
STS-10510.02.2000...Индевор-1751.60......ISS-13-12A: Р3/4, PV Array (4 комплекта батарей) 2 ULCAS
STS-10623.03.2000...Атлантис-2451.60......ISS-14-10A: Node 2 (4 стойки DDCU). NTA
STS-10704.05.2000...Колумбия-2757.00......SRTM
STS-10822.06.2000...Индевор-1851.60......ISS-15-01J/A: JEM ELM PS (4 системных стойки JEM, 3 стойки ISPR, 1 складская), SLP (P5 с радиатором OSE, 1 кислородный бак)
STS-10910.08.2000...Атлантис-2551.60......ISS-16-13A: S3/4, PV Array (4 комплекта батарей), 4 PAS
STS-11009.11.2000...Индевор-1951.60......ISS-17-01J: JEM PM (3 системные стойки JEM), JEM RMS
STS-11107.12.2000...Дискавери-3051.60......ISS-18-UF3: MPLM (стойки ISPR, 1 складская стойка)
STS-11218.01.2001...Атлантис-2651.60......ISS-19-UF4: AMS, Express Pallet, SLP (ATA, 1 кислородный бак SPDM)
STS-11322.02.2001...Колумбия-28.........MSP-01, USMP-05, LTRM, TAS-02
STS-11403.05.2001...Дискавери-3151.60......ISS-20-02J/A: JEM EF, JEM ELM ES, SLP (4 комплекта PV-батарей)
STS-11514.06.2001...Атлантис-2751.60......ISS-21-14A: EDO Pallet (4 батареи SPP), SLP (Cupola), SLP (рельсовый путь MT/CETA по левому борту)
STS-11613.09.2001...Дискавери-3251.60......ISS-22-UF5: MPLM (стойки ISPR) Express Pallet
STS-11701.11.2001...Индевор-2051.60......ISS-23-02E: S5, MPLM (2 американские складские стойки, 7 стоек JEM, стойки ISPR)
STS-11806.12.2001...Атлантис-2851.60......ISS-24-15A: S6, PV Array (4 комплекта батарей), рельсовый путь MT/CETA no правому борту
STS-11907.02.2002...Дискавери-3351.60......ISS-25-UF6: MPLM (стойки ISPR, 1 складская стойка)
STS-12018.04.2002...Индевор-2151.60......ISS-26-16A: Наb (6 стоек)
STS-12123.05.2002...Атлантис-2951.60......ISS-27-17A: MPLM (1 системная стойка для Lab, 8 системных стоек для Hab), SLP (1 кислородный бак, 2 комплекта PV-батарей)
STS-12227.06.2002...Дискавери-3451.60......ISS-28-19A: MPLM (3 системных стойки для Hab, 11 американских складских стоек)
STS-12308.08.2002...Колумбия-29.........TAS-03
...11.2002......51.60......ISS-29-UF7: САМ

Обозначения:

1. Для полетов, не связанных со сборной МКС


AMS-Alpha Magnetic Spectrometer
Альфа-магнитный спектрометр
AXAF-1-Advanced X-Ray Astrophysics Facility-Imager
Рентгеновский телескоп
CRISTA-Cryogenic Infrared Spectrometer Telescope for Atmosphere
Криогенный ИК телескоп-спектрометр для изучения атмосферы
CRYOFD-Cryogenic Flexible Diode Heat Pipe Experiment
Технический эксперимент с тепловыми трубами
CVX-Critical Viscosity of Xenon
Эксперимент по исследованию поведения ксенона вблизи критической точки
EDFT-EVA Development Flight Test
Выход для испытаний и отработки
HMC-D-Hydrogen Maser Clock (Deployment)
Аппаратура для точного измерения времени
HST/SM-Hubble Space Telescope Service Mission
Полет для обслуживания Космического телескопа имени Хаббла
ICBC-IMAX Cargo Bay Camera
Камера IMAX в грузовом отсеке
IEH-International Extreme Ultraviolet Hitchhiker
Международный УФ-эксперимент
LTRM-информации нет
MEEP-R-Mir Environmental Effects Payload (Retrieval)
Возвращение контейнеров эксперимента МЕЕР с поверхности ОК “Мир”
MFD-Manipulator Flight Demonstration
Летная демонстрация манипулятора Японского экспериментального модуля МКС “Альфа”
MSL-Material Science Laboratory
Лаборатория материаловедения
MSP-информации нет
Neurolab-Лаборатория для исследования деятельности мозга
OARE-
Orbital Acceleration Research Experiment
Эксперимент по измерению ускорений орбитальной ступени
SEDSAT- Students for the Exploration and Development of Space Satellite
Привязной спутник с радиолюбительской аппаратурой
SEH -Solar Extreme Ultraviolet Hitchhiker
Эксперимент по измерению солнечного ультрафиолета
SLA -Shuttle Laser Altimeter
Лазерный высотомер
S/MM-Shuttle/Mir Mission
Полет по программе “Мир-Шаттл”
Spacehab SM -Одинарный коммерческий лабораторный модуль
Spacehab DM-Двойной коммерческий лабораторный модуль
Spartan-Автономный астрономический спутник
SPAS-Shuttle Pallet Satellite
Автономный спутник-платформа
SRTM-Shuttle Radar Topography Mission
Полет для глобальной радиолокационной топографической съемки
STS-Space Transportation System
Космическая транспортная система
TAS-Technology Applications and Science
USMP- US Microgravity Payload
Микрогравитационная полезная нагрузка США
UVSTAR-Ultraviolet Spectrograph Telescope for Astronomical Research
УФ-телескоп/спектрограф для астрономических исследований

2. Для полетов для сборки и эксплуатации МКС

Airlock-Шлюзовая камера
A-L Spur-информации нет
АТА-информации нет
САМ-Centrifuge Accomodations Module
Модуль центрифуги
СЕТА-Crew and Equipment Translation Aid
Устройство для перемещения экипажа и оборудования
CMG-Control Moment Gyro
Силовой управляющий гироскоп
Cupola-Купол
DDCU-DC-to-DC Converter Unit
Модуль преобразователей постоянного тока
EATCS-Early External Active Thermal Control System
Первоначальная внешняя активная система терморегулирования
EVAS-Extravehicular Activity System
Система внекорабельной деятельности
Express Pallet-информации нет
FGB-Функционально-грузовой блок
GPS-Global Positioning System
Аппаратура GPS для определения положения и ориентации
Hab-Американский жилой модуль
HP Gas-Баллоны высокого давления для шлюзовой камеры
ISPR-International Standard Payload Rack
Международная стандартная стойка аппаратуры
ISS-International Space Station
(Полет для сборки Космической станции)
ISS UF-International Space Station Utilization Flight
(Полет для эксплуатации Космической станции)
ITS-Integrated Truss Segment
Сегмент интегрированной фермы
JEM-Japanese Experiment Module
Японский экспериментальный модуль
JEM EF-JEM Exposed Facility
Открытая платформа JEM
JEM ELM ES-JEM Experimental Logistics Module Exposed Section
Открытая секция экспериментального модуля снабжения JEM
JEM ELM PS-JEM Experimental Logistics Module Pressurised Section
Герметичная секция экспериментального модуля снабжения JEM
JEM PM-JEM Payload Module
Модуль полезной нагрузки JEM
JEM RMS-JEM Remote Manipulator System
Манипулятор JEM
Ku-band-Аппаратура связи диапазона Ku
Lab-Американский лабораторный модуль
MBS-Mobile Base Support
Базовая конструкция мобильного дистанционного устройства
MPLM-Mini Pressurized Logistics Module
Малый герметичный модуль снабжения
MT-Mobile Transporter
Мобильный транспортер
Node-Американский узловой модуль
NTA-Nitrogen Tank Assembly
Комплект азотных баков
OSE-Orbital Support Equipment
Орбитальное вспомогательное оборудование
OTD-информации нет
Pn-Port Truss Element n
Элемент n фермы левого борта
PAS-информации нет
PDGF-Power and Data Grapple Fixture
Средства подключения каналов питания и данных
РМА-Pressurized Mating Adapter
Герметичный переходный отсек
PMAS-Propulsion Module Attach Structure
Средства крепления двигательного модуля
PV Module-Модуль солнечных батарей
Sn-Starboard Truss Element n
Элемент n фермы правого борта
S-band-Аппаратура связи диапазона S
SLP-Spacelab Pallet
Негерметичная платформа лаборатории “Spacelab” (используемая как транспортная)
SPDM-Special Purpose Dexterous Manipulator
Специальный высокоподвижный манипулятор
SPP-Science Power Platform
Научно-энергетическая платформа
SSRMS-Space Station Remote Manipulator System
Манипулятор Космической станции
TCS-Thermal Control System
Аппаратура системы терморегулирования
ULC-Unpressurized Logistics Carrier
Негерметичная платформа снабжения
ULCAS-Unpressurized Logistics Carrier Attach System
Система крепления негерметичных платформ снабжения
UHF-Ultra High Frequency
Аппаратура УВЧ-связи
Zn-Z Truss Element n
Элемент фермы Zn

* Через 25 лет появится возможность направить космический корабль с тремя космонавтами на Марс. Такое предположение сделал российский космонавт Валерий Поляков, установивший рекорд длительности пребывания в космосе, выступая 15 декабря с лекцией в Мадриде в фонде имени Рамона Аресеса. По мнению космонавта, экипаж корабля должен состоять из “мужчин-добровольцев”, учитывая серьезный риск возможного полета на далекую планету. А семьи будущих космонавтов, по словам Валерия Полякова, должны быть защищены в социально-экономическом плане. “Я категорически против, — подчеркнул он, — чтобы на Марс отправилась женщина”. Российский космонавт считает, что успех исследования планеты во многом будет зависеть от степени международного сотрудничества в этой области.


КОСМОНАВТЫ. АСТРОНАВТЫ. ЭКИПАЖИ

Томас Райтер вновь на подготовке

2 декабря. И.Маринин. НК. Астронавт Европейского космического агентства (№5/7/330) Томас Райтер, совершивший свой первый космический полет на орбитальном комплексе “Мир” с сентября 1995 по февраль 1996 гг., вновь на подготовке в Российском Государственном НИИ ЦПК имени Ю.А.Гагарина.

В этот раз он готовится не к конкретному космическому полету, а как бы повышает свою квалификацию.

Дело в том, что экипаж Международной космической станции “Альфа” по плану должен состоять из шести человек. Трое из них будут доставлены на борт МКС с помощью Российского ТК “СоюзТМ” и в случае аварийной ситуации на станции могут эвакуироваться на этом же корабле. Командиром “Союза” будет российский космонавт-испытатель.

Другие три члена экипажа будут доставлены на МКС на борту американского шаттла, который через несколько дней совместного полета вернется на Землю. Для эвакуации этой части экипажа, в случае аварии на борту МКС, предусмотрено постоянное наличие в составе станции модифицированного корабля “Союз ТМ”. Один из этих трех космонавтов должен взять на себя обязанности командира такого корабля-спасателя, причем им может быть не только россиянин или американец, но и космонавт других стран-участниц проекта. ЕКА хотело бы иметь подготовленного космонавта на эту роль и выбрало Томаса Райтера.

Именно по программе “Командир корабля-спасателя” и проходит он подготовку в ЦПК. Райтер не будет как российский командир осваивать управление кораблем на этапе выведения и автономного полета. Не будет он и отрабатывать различные варианты стыковки с МКС. Но зато особое внимание в его подготовке уделено изучению систем корабля, отработке управления им на этапе расстыковки и возвращения на Землю. Причем, им будут освоены как автоматическая посадка корабля в заданный район по штатной программе, так и ручное управления при выполнении срочного спуска по баллистической траектории. Будет он отрабатывать и навыки ручного управления спускаемым аппаратом при полете в атмосфере. Для этого в ЦПК создан специальный тренажер на центрифуге, имитирующий перегрузки.

Объём подготовки не позволит Райтеру быть полноценным командиром корабля “Союз ТМ”, но он сможет эвакуировать часть экипажа на Землю в случае необходимости.

Томас Райтер планирует завершить подготовку летом этого года.

Награда Шеннон Люсид

2 декабря. И.Лисов по информации Отдела пресс-секретаря Президента США, ИТАР-ТАСС, Рейтер, Франс Пресс, ЮПИ. Президент США Уилльям Клинтон вручил сегодня астронавтке NASA д-ру Шеннон Люсид высшую специальную награду США за космические полеты — Космическую медаль почета Конгресса США.

Во время пяти исторических и сложных полетов “Спейс Шаттл” за 18 лет в NASA, д-р Шеннон У. Люсид олицетворяла выдающееся мастерство, являющееся отличительным признаком нашей космической программы, — говорится в документе о награждении. — На борту российской космической станции “Мир” она выполнила, с тактом и хорошим юмором, важные научные эксперименты, связывалась с гражданами всего мира, и побила американский рекорд и мировой рекорд для женщин времени непрерывного пребывания в космосе. Ее вклад в международное сотрудничество и исследования в космосе вдохновляют всех, кто вглядывается в ночное небо. Шеннон Люсид — исследователь с лучшими традициями тех, кто бросает вызов неизвестному.”

На церемонии вручения медали в Белом доме присутствовали сенаторы Гленн и Бернс, директор NASA Дэниел Голдин, советник президента по науке д-р Джон Гиббонс, посол Российской Федерации Юлий Воронцов, представляющий российский экипаж ОК “Мир”, с которым летала Шеннон, экипаж Уилльяма Ридди, с которым она вернулась на Землю, муж астронавтки Майкл Люсид. При вручении награды У.Клинтон, в частности, сказал:

“Этой медалью отмечена ее служба, но означает это нечто большее — ее миссия много сделала для того, чтобы сцементировать союз в космосе, который мы образовали с Россией. Она показывает, что, по мере того как мы движемся к действительно глобальному обществу, освоение космоса может служить углублению нашего понимания — не только нашей планеты и нашей Вселенной, но и тех, кто делит эту Землю вместе с нами. Вот почему мы приняли на себя обязательства сохранять сильную космическую программу, продолжать полеты шаттлов, работать над Международной космической станцией, разработать Х-33, который заменит шаттлы, продолжать исследование Марса и Солнечной системы роботами.”

Уилльям Ридди вручил Президенту от имени NASA подборку снимков, сделанных в ходе полета, а также флаг Соединенных Штатов и эмблему экипажа, которые находились в полете на “Атлантисе”.

Историческая справка. Согласно закону, принятому 91-м Конгрессом 29 сентября 1969 г., Президент США от имени Конгресса может наградить Космической медалью почета Конгесса США (The Congressional Space Medal of Honor) “любого астронавта, который, выполняя свои обязанности, отличил себя исключительными, заслуживающими награды усилиями и жертвами на благо народа и всего человечества”. Ранее медалью награждены: Нейл Армстронг, Фрэнк Борман, Чарлз Конрад, Джон Гленн, Вирджил Гриссом (посмертно), Алан Шепард (все — 1 октября 1978 г.); Джон Янг (19 мая 1981 г.); Томас Стаффорд (19 января 1991 г.); Джеймс Ловелл (26 июля 1995 г.).

Шеннон Люсид — первая женщина и первый ученый-астронавт, удостоенный этой награды.

В телевизионных интервью CNN и ABC в тот же день Люсид сказала, что она на практике убедилась в возможности длительных полетов и предпочитает их из-за менее лихорадочной работы.

* 12 декабря астронавт США Джери Линенджер отбыл в НАСА, США для прохождения предполетной подготовки в составе экипажа STS-81 в январе 1997 г.

Шеннон отметила, что реадаптация к земным условиям оказалась намного легче, чем она ожидала. Часы ежедневных упражнений на борту позволили ей остаться в форме. Потеря кальция в костях произошла, но “начать с того, что у меня были очень хорошие кости, так что они и сейчас в очень хорошем состоянии”. Химия крови по возвращении на Землю оказалась без существенных изменений.

Люсид сказала, что она очень хочет поработать на Международной космической станции.

США-Россия-Франция. Объявлен экипаж STS-86

6 декабря. И.Лисов по сообщению NASA. Сегодня NASA наконец объявило состав международного экипажа STS-86, который выполнит седьмую стыковку “Атлантис” с российским орбитальным комплексом “Мир” в сентябре 1997 г.

Кэптен (капитан 1-го ранга) ВМФ США Джеймс Уэзерби назначен командиром этого экипажа. Майор ВВС США Майк Блумфилд, астронавт набора 1994 г., будет пилотом. Специалистами полета названы д-р Скотт Паразински (NASA), полковник ВВС РФ Владимир Титов (РКА) и бригадный генерал ВВС Франции Жан-Лу Кретьен (CNES).

Как уже сообщалось ранее, астронавт NASA Венди Лоренс включена в состав экипажа STS-86 и будет доставлена “Атлантисом” на борт станции “Мир” для 4-месячного полета в составе экипажей 23-й и 24-й основных экспедиций. Майкл Фоул, закончив свой 4-месячный полет с экипажем ЭО-23, вернется на Землю в составе экипажа STS-86.

Владимир Титов первым из российских космонавтов выполнит второй полет на шаттле. Титов был членом экипажа “Дискавери” в полете STS-63 в феврале 1995 г., в котором была проведена “генеральная репетиция” стыковки шаттла с “Миром” со сближением до расстояния 11 м. Хотя за плечами Владимира Титова три космических полета и одно аварийное катапультирование в спускаемом аппарате с горящей ракеты, он только во второй раз попадет на “Мир”.

Джим Уэзерби был командиром Титова в полете STS-63 (и, видимо, остался доволен работой своего российского коллеги), а Майкл Фоул — специалистом полета в этом же экипаже. Для Уэзерби, который в настоящее время занимает должность заместителя директора Космического центра имени Джонсона, полет STS-86 будет четвертым.

STS-86 будет третьим полетом для первого французского спасьонавта Жан-Лу Кретьена, который работал на советских орбитальных станциях “Салют-7” в июне-июле 1982 г. и “Мир” в ноябре-декабре 1988 г. Кретьен вернулся на Землю 21 декабря 1988 г. вместе с Владимиром Титовым и Мусой Манаровым, которые завершили тогда рекордный 366-суточный полет. Теперь Титов и Кретьен — наиболее опытные космонавты в экипаже STS-86.

Паразински и Лоренс в 1995 г. назначались на подготовку к длительному полету на станции “Мир”, но Скотт был снят, а Венди не допущена к подготовке, согласно официальной версии, из-за недопустимых антропометрических параметров. Уже в 1996 году Лоренс все же допустили к подготовке к длительному полету. Редакции “НК” очень приятно, что наше давнее пожелание Скотту Паразински — поработать на станции “Мир” — все-таки исполнится.

В ходе 9-суточного полета “Атлантис” проведет пять суток состыкованным с ОК “Мир”. За это время будет выполнена частичная замена экипажа станции и обмен грузами, размещаемыми в двойном модуле “Спейсхэб”. Запланирован выход в открытый космос для возвращения аппаратуры МЕЕР, установленной на стыковочном отсеке станции Линдой Гудвин и Риком Клиффордом во время полета STS-76.

О российско-французских космических полетах

9 декабря. И.Маринин. НК. Как нам стало известно из неофициальных источников, в конце декабря намечается подписание Соглашения между РКА (Россия) и CNES (Франция) о проведении двух полетов космонавтов CNES на борту российского орбитального комплекса “Мир”.

Согласовано, что первый 30-суточный полет французского космонавта начнется 24 июня 1997 г. на корабле “Союз ТМ-26” (в составе экипажа 24-й экспедиции по российской программе).

Первый экипаж: А.Я.Соловьев, П.М.Виноградов.

Второй экипаж: Г.М.Падалка и С.В.Авдеев.

Ожидается, что на этот полет будет назначен в основной экипаж Леопольд Эйартц, бывший недавно дублером Клод и Андре-Деэ по программе “Кассиопея”.

Его дублером вероятнее всего утвердят Мишеля Визо (Michel Viso). (Родился в 1951г. По образованию — ветеринар. Работал врачем-исследователем по иммунологии и патологии вирусов. С 1985—астронавт-экспериментатор CNES. В ноябре — декабре 1992 прошел шестинедельную стажировку в российском ЦПК)

Согласовано так же, что 120 суточный полет французского космонавта состоится в первой половине 1999 года в составе российского экипажа ЭО-27. Пока основным экипажем на этот полет утверждены В М.Афанасьев и С.Е.Трещев.

Правда Виктору Михайловичу 31 декабря 1998 года исполнится 50 лет — возраст в котором уходят в запас полковники Вооруженных Сил России. Как будет решаться эта проблема — пока не ясно, прецедентов подобного рода до сих пор не было. Но решать придется и довольно скоро. 1 января 1997 г. другому российскому космонавту Владимиру Титову тоже исполняется полвека, но он находится на подготовке и полетит на шаттле по программе STS-86. Очевидно, приказом Министра обороны ему продлят срок службы на один год. Очевидно так же поступят и с Афанасьевым.

На роль основного космонавта (космонавт-исследователь или второй бортинженер) претендует небезызвестный Жан-Пьер Эньерэ. Он стал четвертым космонавтом Франции после двадцатисуточного космического полета на ОК “Мир” в июле 1993 года.

Его дублером, вероятнее всего, будет назначена очаровательная Клоди Андре-Деэ.

В настоящее время К.Андре-Деэ и Ж-П.Эньерэ проходят медицинское обследование в ИМБП.

* Бюджет NASA на 1998-2001 ф.г. может остаться на уровне около 13 млрд $ и не будет сокращен до 11.8 млрд $, как было объявлено ранее. Таковы, по неофициальной информации, предложения Администрации США, которые будут представлены Конгрессу с бюджетом 1998 ф.г. в феврале.

* В конце декабря 1996 г. NASA намерено рассмотреть предложения по следующей серии проектов в рамках программы “Discovery”, ограниченные по стоимости потолком 183 млн $. Среди предложенных — космические телескопы для поиска планет у других звезд, аппараты для исследования Меркурия, Венеры и Марса.

* В пятницу 13 декабря китайская ракета-носитель семейства “Long March” длиной 50 метров и массой 30 тонн, а также сопровождающие ее 60 техников прибыли в Гонконг, где носитель станет “гвоздем” китайской экспозиции на местной торгово-промышленной выставке. В течение нескольких дней ракету задерживала китайская таможня в Чжухае, требуя повторения на месте таможенного оформления, уже проведенного в Пекине. Интересно, что хотя в сообщении Франс Пресс не указан конкретный тип РН, зато указана ее стоимость — 99 млн долларов США.

* В течение 1996 г. Национальное разведывательное управление США (NRO) совершило поворот на 180° в отношении малых спутников — от крайне скептического до весьма благожелательного. NRO традиционно использовало очень большие и дорогие спутники.


АВТОМАТИЧЕСКИЕ МЕЖПЛАНЕТНЫЕ СТАНЦИИ

США. Запуск и полет АМС “Mars Pathfinder”

И.Лисов по материалам NASA, JPL, АП, Рейтер, ЮПИ и электронного журнала “Live from Mars”.

4 декабря 1996 г в 01:58:06 EST (06:58:06 GMT) с площадки В стартового комплекса LC-17 Станции ВВС “Мыс Канаверал” был выполнен пуск РН “Дельта-2” (вариант 7925) с американской автоматической межпланетной станцией “Mars Pathfinder” (MPF).

После первого включения двигателя второй ступени была достигнута опорная орбита с наклонением 28.7° и высотой 173x191 км. Второе включение позволило выйти на переходную орбиту высотой 175x3072 км. Здесь прошло включение двигателя “Star 48B” третьей ступени PAM-D, который придал станции необходимую отлетную скорость. Через 75 мин после запуска на высоте около 800 км над Гавайями космический аппарат отделился от 3-й ступени и вышел на траекторию перелета к Марсу. Вторая ступень выполнила затем боковой маневр выжигания остатков топлива, в результате которого наклонение ее орбиты возросло до 36.4°

Согласно сообщению Секции оперативного управления Центра космических полетов имени Годдарда NASA, космическому аппарату “Mars Pathfinder” было присвоено международное регистрационное обозначение 1996-068А. Он также получил номер 24667 в каталоге Космического командования США.

Конструкция, научная аппаратура и план полета

“Mars Pathfinder” должен стать первым космическим аппаратом, который выполнит посадку на поверхность Марса со времени прибытия двух американских АМС “Viking” в 1976г.

Табл. 1. Расчетная циклограмма пуска РН “Дельта-2”
с АМС “Mars Pathfinder”


СобытиеВремя от стартаВремя, GMT
Старт00:00:00.00006:58:07
М=100:00:32.21606:58:39
Максимальный скоростной напор00:00:49.30506.58:56
Отключение 6 стартовых ускорителей00:01:03.12006:59:10
Включение 3 стартовых ускорителей00:01:05.50006:59:12
Отключение 3 стартовых ускорителей00:02:08.82007:00:16
Отсечка основного двигателя 1-й ступени00:04:20.66407:02:28
Отсечка верньерных двигателей00:04.26.66407:02:34
Отделение 1-й ступени00:04:28.66407:02:36
Включение двигателя 2-й ступени00:04:34.16407:02:41
Сброс обтекателя00:04:39.00007:02:46
Выключение двигателя 2-й ступени00:09:2837207:07:35
Второе включение двигателя 2-й ступени01:06.22.38308:04:29
Вход в тень01:0652.45608.04:59
Выключение двигателя 2-й ступени01:07:54.27008:06:01
Закрутка верхних ступеней01:08:44.27008:06:51
Отделение 2-й ступени01:08:47.36008:06:54
Включение двигателя 3-й ступени01:09.27.78008:07:32
Выключение двигателя 3-й ступени01:10:52 36008:08:59
Замедление вращения01:15:30.50008:13:37
Отделение 3-й ступени01:15:35 48008:13:42
Начало сеанса связи01:18:17.00008.16:24
Выход из тени01:37:40 81908:35:48



Посадочный аппарат MPF. JPL.

Проект начинался под названием “MESUR Pathfinder”. Космический аппарат задумывался как средство отработки технологических решений для будущей сети станций для исследования природной среды Марса MESUR (Mars Environment Survey Network), а потому название — “следопыт”, “разведчик”. В 1993 г., после потери АМС “Mars Observer”, проект сети MESUR был прекращен, а технологический аппарат превратился в один из проектов программы “Discovery”, которая нацелена на создание дешевых межпланетных КА для решения ограниченного количества научных задач. Создание станции MPF обошлось в 171 млн $ (в текущих ценах), марсохода — в 25 млн, запуск в 61 млн и обеспечение полета — в 14 млн.

Основная задача проекта — отработка технологии дешевой доставки посадочного аппарата с научной аппаратурой на поверхность Марса.

Станция “Mars Pathfinder” состоит из посадочного аппарата (ПА), перелетной ступени, лобового щита и хвостовой тепловой защиты и несет внутри себя марсоход. Суммарная масса КА при запуске, включая посадочный аппарат, перелетную ступень с двигательным отсеком и солнечной батареей, лобовой и хвостовой экраны, антенны среднего и высокого усиления — 890 кг. В эту величину входит около 100 кг топлива двигательного отсека перелетной ступени.

Перелетная ступень имеет форму цилиндра с диаметром 2.65 м и высотой 1.5 м. На ней расположены солнечная батарея с элементами на арсениде галлия площадью 2.5м2 (для питания станции на трассе перелета достаточно 178 Вт), восемь двигателей ориентации тягой по 1 фунту (0.45 кгс), четыре бака гидразина, солнечные и звездные датчики, унаследованные от АМС “Mars Observer” и “Magellan” соответственно. Перелетная ступень обеспечивает возможность изменения скорости аппарата на 130 м/с.

Посадочный аппарат имеет форму, близкую к тетраэдру, высотой около 0.9 м. Тетраэдр образован основанием и тремя боковыми лепестками, внутренняя поверхность которых покрыта фотоэлементами и образует солнечную батарею общей площадью 3.3м2. На основании ПА расположен блок электроники. Посадочный аппарат имеет активную систему терморегулирования с фреоном в качестве теплоносителя, причем фреон прокачивается для охлаждения по периметру перелетной ступени. До входа в атмосферу Марса ПА находится во внешнем корпусе диаметром 2.65 м, образованном лобовым теплозащитным экраном и хвостовым обтекателем.

ПА имеет интегрированную систему управления и данных AIM с управляющим компьютером RAD6000 фирмы IBM — коммерческой радиационно-защищенной одноплатной микро-ЭВМ. Компьютер имеет 32-битную архитектуру на шине VME и может выполнять более 22 млн инструкций в секунду. В его памяти объемом 128 Мбайт будут храниться технические и научные данные, в том числе информация и изображения с ровера. В электрически программируемом ПЗУ емкостью 4 Мбайт хранится летное программное обеспечение и каталог около 200 навигационных звезд, по которым определяется ориентация станции на трассе перелета.

Шестиколесный ровер “Sojourner”, известный также под техническим обозначением MFEX (Microrover Flight Experiment) и неофициальным названием “Rocky IV”, имеет размеры 630x480x280 мм и массу 11.5 кг. В эту величину входят алюминиевая конструкция, подвеска “Rocker-Bogie”, разработанная в JPL в конце 1980-х годов, прибор APXS и средства его развертывания. В перелетном состоянии марсоход зафиксирован на внутренней стороне одного из лепестков ПА с помощью трех тросов из нержавеющей стали, которые на поверхности будут перерезаны пироножом, и занимает всего 18 см в высоту. Масса ровера вместе со средствами его крепления и развертывания на посадочном аппарате достигает 17.5 кг. Обеспечение теплового режима ровера и прием данных возложены на перелетную ступень станции.

Основой энергетики ровера является расположенная у него “на спине” солнечная батарея из 234 элементов (арсенид галлия на германии) площадью 0.22м2, которая при полуденном освещении дает 16.5 Вт при напряжении 14-18 В. Планируется, что ровер будет “ходить” только в течение 4 полуденных часов, и вырабатываемая мощность будет достаточна даже во время пылевой бури. Дополняют солнечную батарею и служат запасным источником питания три литий-тионил-хлоридные (Li/s o cl) батареи емкостью по 36 Вт-час в блоке электроники ровера. Это батареи однократного действия; они будут использоваться только для проверки состояния ровера в полете, для ночных экспериментов и работы ранним утром. Для обогрева электроники в отсеке WEB (Warm Electronics Block) размещены три радиоизотопных нагревателя — таблетки плутония массой по 2.6 г, а внешняя теплозащита обеспечивается почти невесомым кремниевым аэрогелем (20 мг/см3).

Система управления ровера основана на микропроцессоре 80С85 фирмы “Intel”, выбранном из-за низкой стоимости и хорошей стойкости к одиночным радиационным повреждениям. Этот 8-битный процессор исполняет 0.1 млн инструкций в секунду. Объем оперативной памяти — 576 кбайт. Компьютер имеет массу 0.5 кг и потребляет 1.5 Вт. Система управления принимает от оператора цель движения и обеспечивает самостоятельный переход к цели и выполнение задач. Стандартная скорость перемещения ровера — 1 см/с. Кинематика шасси рассчитана на адаптацию к поверхности и преодоление препятствий, которые превышают диаметр колес (130 мм) вдвое и достигают почти такой же высоты, как и сам ровер. Клиренс ровера — 180 мм. Марсоход может подниматься по склону с крутизной 30° и обходить крупные препятствия, используя систему предотвращения столкновений с лазерным дальномером. Повороты осуществляются с помощью четырех внешних колес, причем ровер может развернуться на месте.

Ровер несет три камеры — стереосистему впереди и цветную камеру сзади — для обзора местности и навигации. Задняя камера с разрешением 1 мм будет использоваться для управления спектрометром APXS:

Научная программа имеет в этом проекте подчиненную роль. Она направлена на изучение ранней эволюции и геологической истории Марса. Посадочный аппарат и марсоход несут три основных прибора, с помощью которых исследователи планируют понять:

— морфологию поверхности и геологию в масштабе сантиметров и метров (грунт, породы, холмы, их размер и распределение на поверхности);

— состав и минералогию пород, фунта и поверхностных материалов;

— базовую механику грунта (когезия, угол внутреннего трения и проскальзывания) и магнитные свойства марсианской пыли;

— структуру марсианской атмосферы;

— погоду на поверхности Марса, суточные и сезонные вариации;

— внутреннее строение планеты. Камера посадочного аппарата IMP (Imager for Mars Pathfinder) располагается в цилиндрическом корпусе на вершине выдвижной мачты посадочного аппарата высотой 1.5 м. Камера имеет двухосную систему наведения с шаговыми двигателями, обеспечивающую перемещение на +/-178° по азимуту и от -72 до +83° по углу места. Камера имеет два оптических пути для стереоскопической съемки; активная настройка на фокус не требуется. В каждом пути оптической системы работает колесо с 12 оптическими фильтрами в диапазоне 0.35-1.1 мкм. Четыре пары фильтров предназначены для изучения атмосферы и регистрации водяного пара, две — для стереосъемки, 11 фильтров оптимизированы для задач геологии Марса, в частности, для выявления железа и пироксенов, и один имеет линзу для съемки магнитных пылевых частиц1. С помощью фильтров может формироваться цветное изображение.

1В различных источниках приводятся существенно разные перечни фильтров.

Поле зрения камеры составляет 14.4° как по горизонтали, так и по вертикали. Фокальная плоскость и электроника IMP являются почти точной копией соответствующих компонентов спектрорадиометра DISR зонда “Huygens” станции “Cassini”. Каждая половинка поля зрения проецируется на ПЗС-матрицу размером 256x256 пикселов, с которых раз в две секунды снимается изображение. Разрешение на поверхности вблизи аппарата составит 0.6 мм. Камера разработана в Университете штата Аризона с участием компании “Lockheed Martin”, германских и датских университетов. Научный руководитель группы изображений — д-р Питер Смит.

Вторым прибором посадочного аппарата является комплекс ASI/MET (Atmospheric Structure Instrument/Meteorology Package), предназначенный для изучения параметров атмосферы и метеообстановки. Акселерометры ПА, входящие в состав атмосферного комплекса, будут измерять ускорение станции по трем осям в верхней атмосфере планеты на этапе спуска, что позволит получить профили давления, температуры и плотности. Температура и давление будут измеряться на этапе спуска и непосредственно. На поверхности после посадки будут регистрироваться температура, давление, прозрачность атмосферы и скорость ветра. Инструмент разработан в JPL на основе опыта “Викингов”; работами руководит д-р Элвин Сейфф из Государственного университета Сан-Хосе.

С изображающим комплексом IMP и метеокомплексом МЕТ связаны несколько дополнительных экспериментов. Так, два магнита различной силы, расположенные на лепестках ПА, будут собирать магнитные пылевые частицы размером до 100 мкм, которые затем будут сниматься камерой IMP, а также исследоваться спектрометром APXS ровера. Скорость ветра на высотах до 1 м будет определяться как по показаниям ветрового датчика, так и в результате съемки положения трех алюминиевых ветровых “колбас”. Ветровой датчик расположен на вершине штанги, основание которой находится в вершине одного из лепестков. Термопары и “колбаски” размещены на штанге на разной высоте, что позволяет получать профили температуры и скорости ветра на высоту до 1 м. Спектральные наблюдения Солнца, Фобоса и неба с помощью IMP позволят вычислять размер и форму аэрозольных и пылевых частиц, их распределение по высоте и количество водяного пара.

Посадочный аппарат несет антенны высокого (HGA) и низкого (LGA) усиления. Передача через HGA с поверхности Марса может осуществляться со скоростью до 6 кбит/с. Регулярное радиослежение за ПА с измерением расстояния до него с точностью до 1-5 м позволит точнее определить положение полюса Марса и его прецессию и обнаружить изменения за 20 лет после работы ПА “Викингов”. По прецессии может быть определен момент инерции планеты. Таким образом, после нескольких месяцев измерений можно подтвердить или отвергнуть теории о внутреннем строении Марса, в том числе о наличии металлического ядра и собственного магнитного поля.

Альфа-протонно-рентгеновский спектрометр (APXS) ровера является копией аналогичного прибора, устанавливавшегося на АМС “Вега”, “Фобос” и “Марс-96”, и предназначен для изучения элементного состава пород и грунта. Спектрометр должен контактировать с исследуемым образцом, для чего предусмотрен механизм развертывания с максимальным отклонением до 20°. Аналитический процесс основан на трех механизмах взаимодействия излучаемых альфа-частиц заданной энергии с веществом: упругое рассеяние, излучение протонов и рентгеновских лучей. Сбор данных хотя бы по одному образцу будет продолжаться 10 часов. Прибор способен определить количества большинства элементов, кроме водорода (легких — по рассеянию и протонному излучению, тяжелых — по рентгеновскому) Альфа— и протонная части инструмента изготовлены в Институте Макса Планка (Германия), а рентгеновская — в Чикагском университете, Научный руководитель — д-р Рудольф Ридер.
Табл.2. Масса и
энергопотребление
научной аппаратуры


ASI/MET2.04 кг3.2 Вт
IMP5.20 кг2.6 Вт
APXS0.74 кг0.8 Вт

Исследователи Центра Льюиса подготовили эксперименты по определению количества оседающей марсианской пыли и ее прозрачности (МАЕ — Materials Adherence Experiment), по определению характеристик грунта по износу поверхностей колес ровера (WAE — Wheel Abrasion Experiment), и ввели в конструкцию точки разряда для сброса статического электрического заряда, если таковой будет накапливаться.

“Mars Pathfinder” был запущен почти через месяц после американской станции “Mars Global Surveyor”, но направлен по относительно быстрой трассе. Во время перелета запланированы четыре коррекции. Пройдя 500 млн км, станция достигнет Марса 4 июля 1997 г. (Предварительные расчеты баллистиков показывали, что дата прилета будет в начале июля. Раз так, почему не выбрать для нее дату национального праздника? Двухсуточная задержка пуска была скомпенсирована более высокой отлетной скоростью.)

4 июля Землю и Марс будет разделять 203 млн км. Посадочный аппарат станции должен десантироваться в районе долины Ареса, в точке с координатами 19.5°с.ш., 32.8°з.д., в 850 км юго-восточнее точки посадки КА “Viking Г. Эллипс рассеяния имеет размер 100x200 км. Точка посадки была выбрана исходя из следующих условий: в экваториальной зоне, чтобы обеспечить питание от солнечных батарей, в достаточно низком месте, чтобы сработала парашютная система, и в районе, интересном с точки зрения геологии (устье бывшего водного потока, куда могло принести различный материал).

За 24 часа до подлета станция будет развернута примерно на 7° и примет ориентацию для входа. За 30 мин до входа в атмосферу аппарат сбросит свою перелетную ступень, обеспечившую прибытие к Марсу. Войдя в атмосферу непосредственно с траектории подлета со скоростью 7.6 км/с под углом 14.2°, аппарат массой около 570 кг выполнит торможение с помощью лобового тормозного щита, сходного с использованными “Викингами”. Входящий аппарат будет стабилизирован вращением со скоростью 2 об/мин. На этапе спуска, начиная с высоты 100 км и до поверхности, будет вестись запись научной информации с частотой, определяемой скоростью спуска. Максимальная перегрузка в 25g будет достигнута на высоте 32 км; за две минуты скорость спуска уменьшится до 360-450 м/с — двойной скорости звука.

На высоте 6-11 км командой бортового компьютера по данным от акселерометров будет введен парашют диаметром 11.5 м; через 20 сек произойдет сброс лобового экрана, причем аппарат будет подвешен под хвостовым обтекателем на 20-метровом тросе. Использование парашюта в разреженной атмосфере Марса дает снижение скорости только до 50-60 м/с. Радиолокационный высотомер начинает работать на высоте около 1.5 км за 32 сек до посадки. По сигналу от высотомера на высоте 300 м с помощью пороховых газогенераторов в течение 1 сек будут надуты четыре посадочных амортизатора, которые смягчат касание. Каждый амортизатор состоит из 6 сфер диаметром 0.9 м, изготовленных из герметичного “мешка” и высокопрочного материала вектран. Диаметр сферы, описанной вокруг всех амортизаторов — 5.25 м. За 4 сек до удара о поверхность на высоте 50-70 м сработают три твердотопливных двигателя “Star 5” системы замедления RAD на хвостовом обтекателе, которые снизят скорость до менее 20 м/с. В процессе работы двигателей трос между аппаратом и хвостовым обтекателем будет перерезан, и аппарат упадет с высоты 12-18 м, причем перегрузка при ударе достигает 40g.

Аппарат будет прыгать на амортизаторах около 2 минут. Первый прыжок будет иметь примерно 12 м в высоту, а всего их может случиться с десяток. Примерно через час амортизаторы сдуются и частично уберутся в корпус при помощи микролебедок и высокопрочных тросов, и по истечении трех часов после посадки ПА с помощью лепестков примет правильное вертикальное положение и

* Технику компании “ILC Dover” Элеанор Форейкер пришлось немало потрудиться над восстановлением воздушных амортизаторов во время их испытаний в Центре Льюиса. Испытания состояли из 16 сбросов, и на них ушли четыре полных комплекта амортизаторов. Почти 30 лет назад Э.Форейкер шила лунные скафандры Нейла Армстронга и Базза Олдрина.

выдвинет мачту с камерой IMP. Масса аппарата после посадки будет около 360 кг, включая механизм раскрытия и выпрямления, кабельную сеть и электронику, научную аппаратуру и ровер. На поверхности посадочный аппарат имеет 2.75 м в диаметре.

Подсолнечная точка в это время года находится на 15°с.ш., поэтому в полдень Солнце будет стоять почти прямо “над головой”. Солнечные батареи посадочного аппарата обеспечивают заряд 850 Вт-час в ясные дни и половину этого количества, когда Солнце затенено пылью. Посадочный аппарат расходует 100 Вт-час в день; ночью заряд хранится в серебряно-цинковых аккумуляторах емкостью 40 А-час.

Первой задачей посадочного аппарата будет передача технической информации и научных данных, записанных на этапе спуска в атмосфере. Затем камера IMP сделает несколько круговых панорамных снимков района посадки. После этого посадочный аппарат будет использоваться главным образом для измерений состояния атмосферы и грунта и для обеспечения работы ровера. Для этого на посадочном аппарате установлен УВЧ-модем и обеспечивающая аппаратура общей массой 4.5 кг. Тем не менее отдельные области ландшафта могут сниматься и позже, а с помощью спектрозональной съемки будут определяться образцы для изучения с ровера.

Ровер “Sojourner” доставляется со сложенными шасси, системой перемещения и колесами на одном из посадочных лепестков станции. После того как солнечная батарея ровера будет выставлена на Солнце, ровер получит питание, зарядит аккумуляторы, выпрямится и в первый же день по команде с Земли (основной “водитель” — Брайан Купер, разрабатывающий системы и программы для роверов в JPL в течение 11 лет) сойдет с посадочного лепестка по одной из двух рамп. Помимо анализа пород комплексом APXS, в задачи ровера входят съемка посадочного аппарата (“Sojourner” должен сделать три черно-белых снимка ПА с разных направлений, чтобы изучить возможный ущерб от приземления), окрестностей, собственных следов, испытания на проходимость, тепловой режим и работу датчиков. Производя съемку объектов на поверхности,


Так представил выполнение научной программы MPF на поверхности Марса художник из JPL
ровер будет передавать изображения по УВЧ-каналу (9600 бит/с) на посадочный аппарат, где они будут храниться и откуда будут передаваться на Землю.

Посадочный аппарат и ровер должны исследовать геологию и элементный состав скальных пород и грунта в радиусе нескольких десятков метров от точки посадки, состав атмосферы и погоду. На небольшом пространстве ученые ожидают найти множество образцов разного возраста и происхождения. Район должен быть сложен гладкими слоями отложений, сквозь которые проступают несколько крупных горок и небольших вторичных кратеров. Предполагается, что область посадки будет иметь такое же количество камней, как и точки посадки КА “Viking”, но меньше пыли.

MPF должен проработать на поверхности около 30 местных суток; чтобы сократить расходы на проект, наиболее важные результаты должны быть получены в течение первых нескольких дней. Рассматривается возможность продления работы посадочного аппарата на срок до 1 года Расчетная продолжительность работы ровера 7 суток с удалением от посадочного аппарата на 10 м, но он может проработать до 30 суток и отходить на большие расстояния. Одна из дополнительных задач в случае продления работы — изучение характеристик солнечных батарей в пылевых условиях и работы электроники. Официальная дата завершения проекта, включая наземную обработку данных — сентябрь 1998 г.

Проектом руководят менеджер от JPL Энтони Спиэр, научный руководитель д-р Мэт-тью Голомбек, менеджер ровера д-р Джейкоб Матиевич. В работах участвовали исследовательские центры имени Эймса, Льюиса и Лэнгли, университеты и промышленные фирмы. Опыт полета MPF будет использован при разработке будущих посадочных станций и марсоходов.

Подготовка н запуск

Как мы уже сообщали, “Mars Pathfinder”, изготовленный в Лаборатории реактивного движения (JPL), был доставлен в Космический центр имени Кеннеди 13 августа, a “Sojourner” — 24 августа. Автономные испытания посадочного аппарата и ровера под руководством Гая Бейтелшиса прошли в течение сентября и первых чисел октября. Всякие были неприятности — например, перезагрузка компьютера как раз перед отделением посадочного аппарата с полным срывом спуска. После испытаний ровер был установлен в транспортное положение на один из лепестков посадочного аппарата, поверхности с фотоэлементами покрыты защитной


Установка ровера “Sojourner” на посадочный аппарат. JPL
мембраной, и 5 октября лепестки были сведены

В отличие от КА “Mars Global Surveyor”, который будет работать на орбите спутника Марса, “Mars Pathfinder” был подвергнут достаточно тщательной обработке, чтобы не занести на Марс споры земных микроорганизмов. Необходимость таких мер основана на предположении, что своя собственная жизнь на Марсе есть. Если это так, было бы непростительной ошибкой занести туда земную жизнь и дать ей вытеснить местную.

Во время испытаний аппарат находился в хирургически-чистых условиях. Его поверхности периодически протирались спиртом. Некоторые наиболее сложные части станции были подвергнуты тепловой стерилизации в печах в течение 50 час при 110°С. Конечно, войну “до последнего микроба” выиграть нельзя, но NASA установило предельно допустимый уровень в 300 бактериальных спор на квадратный метр и 10000 на весь космический аппарат. (В чайной ложке почвы их — миллион.)

Предполагается, что споры земных микроорганизмов могут выжить на поверхности Марса, но не могут размножаться. Начиная с 1992 г., требование полной стерилизации направляемых на Марс аппаратов было снято. Сейчас рекомендуется ограничивать число микроорганизмов уровнем, при котором они не смогут загрязнить образцы, не допускать быстрого падения на Марса нестерилизованных орбитальных аппаратов и столкновения верхних ступеней РН с Марсом.

В октябре на станции было обнаружено ЧП. При осмотре станции выяснилось, что тонкие проводники ветрового датчика прибора ASI/MET (Atmospheric Structural Instrument/ Meteorology Experiment) порваны в нескольких местах. (Проводники, обдуваемые ветром, охлаждаются, что изменяет их электрическое сопротивление. По падению напряжения на проводнике рассчитывается скорость ветра.) Кто и при каких обстоятельствах повредил инструмент, который предназначен для измерения скорости и направления ветра на поверхности Марса, установить не удалось — но его надо было спасать, и на это оставались только выходные 12-13 октября. После этого посадочный аппарат должны были упаковать в тепловую защиту.

Ведущий инженер по инструменту ASI/MET Колин Махони и Джина Аллеруззо, которая собирала этот прибор, срочно вылетели из Калифорнии во Флориду с запасным датчиком и мотком тонкой проволоки (0.08 мм). На месте обнаружилось, что лепестки посадочного устройства уже сведены и между ними остается всего 15-20 см для работы. В то же время для того, чтобы снять лепестки, затем вертикальную штангу с инструментом, выполнить ремонт и снова все собрать, потребовалось бы две недели. С помощью микроскопа Аллеруззо нашла место обрыва и в течение часа сумела заменить порванный провод. Эксперимент был спасен, а исполнительницу поздравили менеджер проекта Э.Спиэр и менеджер всей марсианской программы Донна Ширли.

16 октября посадочный аппарат был закрыт лобовой и хвостовой теплозащитой, 18-21 октября прошел балансировку, и 22 октября был состыкован с перелетной ступенью. Были проведены испытания перелетной ступени, в частности, проверка знака (когда звезды движутся в поле зрения датчика слева направо, программа должна сообщать именно о таком, а не об обратном движении) и тестовое включение двигателя №1 на азоте.

4 ноября в четыре бака двигательной установки MPF был заправлен гидразин. На следующий день полностью собранный аппарат был вновь балансирован. Третья твердотопливная ступень РН “Дельта-2” стабилизируется вращением со скоростью 70 об/мин. Неправильно балансированный аппарат может вызвать раскачивание и ошибку в величине и направлении импульса. Была проведена проверка средств связи в сеансе с аппаратом. На борт записали последнюю версию летного программного обеспечения.

Наконец, станция была поднята краном и поставлена на третью ступень. 21 ноября после завершения последних проверок “Mars Pathfinder” и третья ступень были доставлены в транспортном контейнере на стартовый комплекс LC-17B и пристыкованы к ракете-носителю. Еще одна проверка КА показала, что транспортировка ему не повредила.

30 ноября после предстартовой пресс-конференции в Центре Кеннеди корреспондентам предоставили возможность осмотреть один из вариантов ровера и даже поуправлять им.

Запуск станции был возможен в течение 24 суток, начиная со 2 декабря, в один фиксированный момент в течение каждого дня с допустимой задержкой не более минуты. Запуск был первоначально назначен на 2 декабря в 02:09:11 EST. В этот день старт не состоялся из-за прохождения холодного фронта, который принес сильный ветер, плотную облачность и дождь. В восемь утра 1 декабря запуск был перенесен на 3 декабря в 02:03 EST.

3 декабря сначала нехорош был ветер на высоте. Метеослужба полигона подняла четыре аэростата, и лишь последний показал, что ветер стал лучше. Тем временем “отстал от событий” наземный компьютер, обрабатывающий телеметрию с двигательной установки 1-й ступени ракеты. Переключились на резервный компьютер — за две минуты до запуска отказал и он. Отбой был дан за 1 мин 33 сек до расчетного времени старта. Разочарованные участники проекта и учителя и школьники, приглашенные на запуск, разошлись спать, CNN прекратила прямой репортаж. Утром NASA объявило, что запуск перенесен на 4 декабря.

4 декабря. Холодно. Ржаво-оранжевая Луна висит на востоке, левее и выше ее — Марс. Яркая вспышка, светло как днем. Ракета уходит, целясь точно в Луну. На полпути отлетают и, сверкая, падают шесть стартовых ускорителей. Пятно света темнеет и пропадает вдали. Запустили!

В этот день “Дельта-2” отработала безукоризненно и вывела станцию на трассу перелета с отклонениями в пределах допустимых. Два грузика, выведенные в стороны с 3-й ступени, замедлили ее вращение до 12 об/мин. 34-метровая антенна станции Сети дальней связи DSN в Голдстоуне (Калифорния) приняла сигнал с AMС в диапазоне 8 ГГц по графику, примерно через 5 мин после отделения после 3-й ступени PH. “Mars Pathfinder” вышел из тени через 98 мин после запуска, пошло питание с солнечных батарей. К 20:00 GMT “Pathfinder” удалялся от Земли со скоростью 3.9 км/с.

Первые дни полета

4 декабря. Итак, “Mars Pathfinder” вышел на связь, передавая телеметрические данные сначала со скоростью 40, а затем 1185 бит/с. Вскоре группа управления установила, что все критические системы — энергопитания, терморегулирования, ориентации — работают хорошо. Все температуры на борту, все давления в двигательной установке были в норме. Выходная мощность солнечных батарей оказалась на 10% выше ожидаемой. Единственным замечанием был низкий выход по напряжению с основного солнечного датчика. Тем не менее сигнал был осмысленным — как по навигационным данным, так и по показаниям датчика получалось, что станция идет в расчетной ориентации, вращаясь со скоростью 12 об/мин вокруг оси, отклоненной на 26° от Солнца. На станции имеется резервный солнечный датчик, но, по-видимому, можно будет использовать и основной.

6 декабря. “Mars Pathfinder” работает нормально, за исключением солнечного датчика. Температура посадочного аппарата и его электроники, солнечной батареи, двигательного отсека и его электроники находится в заданных пределах. В настоящее время работают две из четырех секции солнечной батареи, дающие около 250 Вт. Аккумуляторная батарея заряжена до 75% максимальной емкости, ее температура 9°С при наилучшей устойчивой температуре 8°С. Телекоммуникационная система работает хорошо и, по-видимому, ее можно будет использовать на больших скоростях передачи, чем предусмотрено заданием.

Группа управления в JPL продолжает исследование проблемы с солнечным датчиком. Установлено, что датчик дает адекватные данные, хотя и с меньшим уровнем выходного напряжения, чем положено. Поэтому решено внести изменения в программу обработки, пересчитывающие выходной сигнал к нормальному уровню и позволяющие системе управления использовать их. Изменения уже запрограммированы и проверяются на наземном аналоге станции. После того как будет подтверждена возможность автономного расчета ориентации, скорость вращения станции будет снижена до 2 об/мин.

По состоянию на 20:00 GMT, “Mars Pathfinder” находился в 750000 км от Земли и удалялся со скоростью 3.3 км/с. Ось вращения станции отклонена на 55° от направления на Землю и на 25° — от направления на Солнце. Поскольку антенна не направлена точно на Землю, группа управления имеет возможность наблюдать ее движение и знает, что станция вращается со скоростью 12.3 об/мин.

Первая коррекция орбиты запланирована на 4 января. Если эта дата не будет изменена, расчетное приращение скорости составит 29.5 м/с.

10 декабря. Полет станции “Mars Pathfinder” проходит нормально. Температура и энергопотребление посадочного аппарата и перелетного блока остаются в заданных пределах.

Единственная проблема связана с солнечными датчиками. Станция имеет пять чувствительных элементов — два установлены вдоль оси вращения аппарата, а три равномерно размещены по окружности перелетного блока и смотрят под 105° к оси. Три периферийных датчика (№1, 2 и 3) работают отлично. Из двух осевых датчиков один (№4) затемнен или загрязнен до такого состояния, что не может быть использован, а у второго (№5) — низкий выходной уровень.

В субботу 7 декабря группа управления отправила на станцию измененное программное обеспечение, позволяющее обрабатывать данные датчика №5. После этого система ориентации станции стала нормально вычислять текущую ориентацию.

Группа управления подготовила разворот оси вращения станции, которая отклонилась от направления на Землю уже на 58° и позволяла использовать антенну лишь на пределе ее возможностей. Так как это было первое использование двигательного отсека станции в полете, было решено сделать два отдельных разворота. При первом опытном повороте ось должна быть повернута на 2°, и если все пройдет нормально, через полчаса будет выполнен второй разворот на 20°.

9 декабря развороты были успешно выполнены. В новой ориентации ось вращения станции отклонена на 44° от Солнца и на 37° от Земли, что позволяет использовать для связи скорость 1185 бит/с.

По состоянию на 10 декабря станция находится в 1.8 млн км от Земли и движется с относительной скоростью 3.2 км/с.

* Национальный центр космических исследований Франции образовал 4 декабря комиссию по расследованию отказа ИСЗ SPOT-3 14 ноября во главе с Жоэлем Барре (Генеральная делегация по вооружениям). В сентябре 1993 г. спутник превысил свой 3-летний ресурс, но эксплуатирующая его компания “SPOT Image” надеялась, что аппарат прослужит значительно дольше. CNES полагает, что отказ спутника произошел вследствие потери ориентации. Рассматривается вопрос об ускорении работ над спутником SPOT-4 с целью запуска его в первом квартале 1998 г.

* Измерения температуры нижней стратосферы (на высотах 14-22 км) с помощью микроволновых приемников на метеоспутниках типа “Tiros-N” показали, что сентябрь 1996 г. был самым холодным месяцем за весь период наблюдений с 1979 г.


далее