вернёмся в список?

Желательно смотреть с разрешением 1024 Х 768

17
1996
НОВОСТИ
КОСМОНАВТИКИ




Том 6 №17/13212-25 августа 1996

НОВОСТИ КОСМОНАВТИКИ

Журнал издается с августа 1991 года
Зарегистрирован в МПИ РФ №0110293

© Перепечатка материалов только с разрешения редакции. Ссылка на “НК” при перепечатке или использовании материалов собственных корреспондентов обязательна.
Адрес редакции: Москва, ул. Павла Корчагина, д. 22, корп. 2, комн. 507
Тел/факс: (095) 282-63-66
E-mail: cosmos@space.accessnet.ru

Адрес для писем и денежных переводов:
127427, Россия, Москва, “Новости космонавтики”, До востребования, Маринину И.А.
Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Ответственность за достоверность опубликованных сведений несут авторы материалов. Точка зрения редакции не всегда совпадает мнением авторов.
Банковские реквизиты ИНН-7717042818, “Информвидео”, р/счет 345619 в Межотраслевом коммерческом банке “Мир”, МФО 994194, уч.S1

Для иногородних — ИНН-7717042818, “Информвидео”, р/счет 345619 в МКБ “Мир”, корр.счет 835161600 уч.ЕЕ в ЦОУ при ЦБ РФ, МФО 44531835.
Учрежден и издается АОЗТ “Компания ВИДЕОКОСМОС”

при участии:
ГКНПЦ им. М.В.Хруничева. Мемориального музея космонавтики и Ассоциации Музеев Космонавтики.
Генеральный спонсор — ГКНПЦ им. М.В.Хруничева
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:
А.В.Бобренев
С.А.Жильцов
Н.С.Кирдода
М.И.Лисун
Т.А.Мальцева
И.А.Маринин
П.Р.Попович

В.В.Семенов
Ю.М.Соломко
— руководитель группы по связям с СМИ ГКНПЦ
— нач. отдела по связям с общественностью ГКНПЦ
— вице-президент Ассоциации музеев космонавтики
— зам. директора Мемориального музея космонавтики по науке
— главный бухгалтер АОЗТ “Компания ВИДЕОКОСМОС”
— главный редактор “НК”
— президент AMКОС, дважды Гepoй Советского Союза, Летчик-космонавт СССР
— генеральный директор АОЗТ “Компания ВИДЕОКОСМОС”
— директор Мемориального музея космонавтики
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Игорь Маринин
Владимир Агапов
Валерия Давыдова
Алексей Козуля
Константин Лантратов
Игорь Лисов
Лариса Меднова
Юрий Першин
Артем Ренин
Максим Тарасенко
Олег Шинькович
— главный редактор
— компьютерная связь
— менеджер по распространению
— доставка
— редактор по российской космонавтике
— редактор по зарубежной космонавтике
— обработка публикаций
— редактор исторической части
— компьютерная верстка
— редактор по военному космосу и ИСЗ
— редактор по российской космонавтике
Номер сдан в печать: 24.09.96





Том 6 №17/132
12-25 августа 1996 г.
НОВОСТИ
КОСМОНАВТИКИ

Содержание:

Официальные сообщения
Благодарность Президента
Юбилей РКК “Энергия”
Ракетно-космической корпорации “Энергия” — 50 лет
Пилотируемые полеты
Россия. Полет орбитального комплекса “Мир”
Россия. 22-я основная экспедиция началась

“Крайние” дни на Земле
В полете ТК “Союз ТМ-24”
ТКГ “Прогресс М-32” в автономном полете
Стыковка ТК “Союз ТМ-24” с ОК “Мир”
“Промывание желудка — это вещь штатная”
Приветствие Государственного секретаря Франции
Отклики французской прессы
Поздравления международному экипажу
Программа “Кассиопея”
Хроника совместного полета
США. Подготовка полетов шаттлов
США. Астронавты STS-90 будут испытывать мелатонин
Космонавты. Астронавты. Экипажи
Россия. Чрезвычайное происшествие с “Вулканом”
США. Девять иностранцев пройдут подготовку в NASA
США-Канада. Астронавты для полета STS-90
США. Они будут собирать “Альфу”
CШA-Россия. Лоренс и Вулф будут работать на “Мире”
CШA-Россия. Линенджер отделался легким испугом
Русские опять полетят на шаттлах
СШA-Россия. О полете Елены Кондаковой
Автоматические межпланетные станции
США. На Европе может быть вода
США. Полет “Галилео”
США. Марсианские АМС на космодроме
Искусственные спутники Земли
Россия. Запущена “Молния-1Т”
Япония. Стартовал ADEOS
Китай. “Zhongxing 7” выведен на нерасчетную орбиту
США. FAST будет исследовать полярные сияния
Франция. CERISE столкнулся с космическим мусором
Россия. Подготовка к запуску ИСЗ “Inmarsat 3”
Международная космическая станция
Новости с американского сегмента
Международное сотрудничество
О будущих российско-французских полетах
Китай и Россия углубляют сотрудничество
Проекты. Планы
Япония-Австралия. Завершены испытания “Alflex”
Япония будет финансировать разведывательный спутник
США. Спутник радиолокационной съемки “LightSAR”
Бизнес
Контракт между “Eutelsat” и НПО ПМ вступил в силу
Япония. Экспортные планы IHI
Новости астрономии
Откуда был выбит ALH84001?
Люди и судьбы
Памяти В.М.Сайгака
Календарь памятных дат
Обзор публикаций
Биографическая справка из архива “Видеокосмос”

Биографии членов экипажа ТК “Союз ТМ-24”
Короткие новости............12, 14, 20, 21, 24, 27, 34, 36, 42, 44, 45
На обложке: экипаж ТК “Союз ТМ-24”. Фото И.Маринина

ОФИЦИАЛЬНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Благодарность Президента

17 августа. ИТАР-ТАСС. Президент России Борис Ельцин объявил благодарность коллективу Ракетно-космической корпорации “Энергия” имени С.П.Королева (г.Королев, Московская область). В распоряжении главы государства отмечается выдающийся вклад корпорации, которой исполнилось 50 лет, в развитие отечественного ракетостроения и космонавтики, укрепление межгосударственных отношений России с ведущими странами мира при реализации крупномасштабных космических проектов. Об этом сообщила сегодня пресс-служба президента.


ЮБИЛЕЙ РКК “ЭНЕРГИЯ”
Ракетно-космической корпорации “Энергия” — 50 лет

26 августа. В.Давыдова. НК. Ракетно-космическая корпорация “Энергия” имени С.П.Королева отметила полувековой юбилей. Завеса секретности в последние годы убрана, и журналисты имели возможность посетить уникальные цеха фирмы, которая имеет особую роль в реализации Федеральной космической программы России.

Немного из истории предприятия

26 августа 1946 года нарком вооружений СССР Устинов издал указ об образовании отдела №3, который возглавил С.П.Королев, основоположник практической космонавтики, главный конструктор первых ракетно-космических систем. В стенах завода №88 — первого оружейного завода в России, созданного еще в 1866 году, сотрудниками НИИ-88 были начаты разработки всех основных направлений ракетно-космической техники. Здесь создавались первые образцы боевых баллистических ракет Р-1. Вслед за первой ракетой с ядерным зарядом Р-5М ОКБ-1 — одно из первых названий корпорации — в 1957 году запускает первый искусственный спутник Земли, первый биологический спутник с собаками на борту; именно созданный в РКК космический аппарат доставил на Луну вымпел СССР. Потом были первая межпланетная станция “Венера-1”; первыми людьми в космосе стали наши соотечественники, летавшие на легендарной теперь уже ракете “Восток”. Она тоже была создана в РКК “Энергия”.

Сергей Павлович Королев, начав с создания боевых ракет, с самого начала нацеливал коллектив на одновременную разработку технических средств для изучения и освоения верхних слоев атмосферы, ближнего космоса, Солнечной системы.

По мере расширения объема и углубления исследований многие самостоятельные направления космической тематики и будущие проекты были отданы Королевым другим заводам и КБ. Он же оставлял за собой только наиболее сложные и ответственные задачи: пилотируемые полеты, создание орбитальных станций и крупных ракет-носителей. В период с 1966 по 1974 год, производитель космических кораблей становится ведущей организацией — разработчиком проектов по тяжелым ракетам-носителям и создает многоцелевую ракету-носитель Н-1 для полетов на Луну. Однако в угоду тогдашней политике вечного соревновательства с американцами, высадившимися на Луне первыми, в одночасье 14 лет разработок, заделы на будущее были перечеркнуты — тема закрыта.

В конце 1970-х — начале 1980-х лидер пилотируемой космонавтики — Советский Союз в лице НПО “Энергия” — продолжил негласно вести разработку ракеты-носителя будущего, многое для которой было уже заложено в Н-1. Велась разработка многоразовой ракетно-космической системы. Испытательный полет в 1988 году системы “Энергия-Буран”, осуществленный в автоматическом режиме, был успешным с первой попытки и имел огромное значение для космической науки.

В 1986 году из-за технических проблем была остановлена работа над многоразовым космическим кораблем “Заря”. Ракета-носитель “Энергия”, самая мощная в мире, способная поднять в космос стотонный груз, пока еще не востребована космической индустрией.

Сегодня ракетно-космическую корпорацию возглавляет член-корреспондент Российской Академии наук Юрий Семенов. Он полон смелых планов и почти фантастических проектов. Семенов считает, что ракета “Энергия” может быть использована для создания системы глобальной связи на базе мощных космических платформ. И тогда можно будет принимать телепрограммы сразу на комнатные антенны. И появятся общедоступные карманные телефоны — связь будет осуществляться без АТС по принципу “каждый с каждым”. И еще: ракеты на экологически чистом топливе могут отправлять в звездные дали особо опасные радиоактивные отходы (это не превысит 10% стоимости электроэнергии, вырабатываемой на АЭС). В будущем возможна реализация и таких сенсационных международных проектов, как создание обитаемой лунной базы и отправка пилотируемой экспедиции на Марс.

Но спустимся с звездных высот на землю. В дни празднования юбилея фирмы настроение у юбиляров не совсем праздничное. Со дня на день они ждут объявления о полной финансовой несостоятельности своего предприятия. Без зарплаты останутся люди. Те самые специалисты, которые разрабатывают сложнейшую технику, занимаются планированием полетов, запусками и стыковками, принимают решения в нештатных ситуациях.

Главное, пострадает дело. Повисает в воздухе и без того достаточно проблемное наше участие в самом большом международном проекте в области высоких технологий — создании орбитальной станции “Альфа”. А ведь именно она дает пилотируемой российской космонавтике серьезный шанс на выживание.

Несмотря на то, что пилотируемая космонавтика должна полностью быть на бюджетном финансировании, 60% всего объема работ РКК выполняет за счет коммерческих запусков, контрактов, полетов иностранцев, за счет сотрудничества с США и за счет кредитов. Государственное же финансирование идет крайне нерегулярно, сейчас расплатились только за долги прошлого года, и то векселями, хотя контрольный пакет акций РКК “Энергия” — у государства.

По словам Ю.П.Семенова, если бы не было совместных работ, все бы закрылось. Сегодня РКК “Энергия” участвует в создании международной космической станции, совместно с компанией “Боинг”, украинским КБ “Южное”, норвежской фирмой “Кварнер” работает над созданием плавучего комплекса для старта трехступенчатой ракеты “Зенит” из экваториальных вод. В ноябре этого года платформа будет уже готова и отправится к месту назначения. По заказу РАО “Газпром” создается спутник связи “Ямал”, есть заказы на коммерческие запуски спутников, около 40 контрактов с различными странами мира.

Несмотря на все переживаемые трудности, в ракетно-космической корпорации смотрят уже в XXI век и создают технику завтрашнего дня. Пожелаем им удачи и славного празднования столетнего юбилея.

ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ

Россия. Полет орбитального комплекса “Мир”

Продолжается полет экипажа 21-й основной экспедиции в составе командира экипажа Юрия Онуфриенко, бортинженера Юрия Усачева и космонавта-исследователя Шеннон Люсид на борту орбитального комплекса “Союз ТМ-23” — “Мир” — “Квант” — “Квант-2” — “Кристалл” — “Спектр” — СО — “Природа” — “Прогресс М-32”

13 августа. ИТАР-ТАСС. Экипаж 21-й основной экспедиции продолжает полет на борту орбитального комплекса “Мир” Сегодня российские космонавты Юрий Онуфриенко и Юрий Усачев в основном занимаются заменой передатчика в бортовой радиотехнической системе “Антарес”. Шеннон Люсид продолжает работать по программе “Мир-NASA”, выполнит ряд контрольных медицинских экспериментов.

В минувшие дни на станции проводились исследования потоков заряженных частиц высоких энергий с помощью магнитоспектрометра “Мария”, астрофизические эксперименты по изучению космического гамма-излучения с использованием аппаратуры “Букет”, наблюдение за солнечными галактическими вспышками. На электронагревательной установке “Кристаллизатор” проведена очередная плавка по программе космического материаловедения. Были продолжены также эксперименты с высшими растениями в оранжерее “Свет”.

По докладам с орбиты, полет проходит по намеченной программе. Самочувствие членов экипажа хорошее.

16 августа. Сообщение NASA. У астронавтки Шеннон Люсид закончилась 21-я неделя работы в космосе. Она и ее коллеги по экипажу Юрий Онуфриенко и Юрий Усачев готовятся встретить экипаж 22-й основной экспедиции — Валерия Корзуна и Александра Калери — и французского исследователя Клоди Андре-Деэ (о замене российских членов экипажа см. статью “Чрезвычайное происшествие с “Вулканом”” — Ред.).

“Союз ТМ-24” должен стартовать с Байконура в субботу 17 августа в 16:18 ДМВ и состыковаться с ОК “Мир” 19 августа в 17:49 ДМВ. Оба экипажа пробудут на борту станции две недели. 2 сентября примерно в 07:20 ДМВ “Союз ТМ-23” с Онуфриенко, Усачевым и Андре-Деэ отстыкуется от станции и примерно через три часа космонавты приземлятся в Центральной Азии.

“Прогресс М-32” отстыкуется от “Мира” 18 августа, чтобы освободить место для “Союза”, и вновь состыкуется со станцией 3 сентября.

С уходом экипажа ЭО-21 Шеннон Люсид останется на станции “Мир” в составе экипажа ЭО-22. Ее сменщик, астронавт Джон Блаха, должен стартовать на “Атлантисе” примерно 12 сентября и приземлиться в январе 1997 г.

Научные исследования на борту “Мира” проходят хорошо. Шеннон Люсид готовится завершить несколько экспериментов перед прибытием экипажа ЭО-22. Во время работы Клоди Андре-Деэ на борту станции программа Ш.Люсид будет иметь более низкий приоритет. Состояние американской астронавтки после 147 суток в полете отличное.



Фото 1. РН “Союз-У” с КК “Союз ТМ-24” на стартовом комплексе. Фото автора.

Россия. 22-я основная экспедиция началась

И.Маринин. НК.

“Крайние” дни на Земле

12 августа космонавты Валерий Корзун, Александр Калери, Джон Блаха, Клоди Андре-Деэ, Павел Виноградов и Леопольд Эйартц на самолетах ЦПК прибыли на космодром Байконур и разместились, как обычно, на 17-й площадке в гостинице “Космонавт”.

13 августа значительную часть времени первый экипаж потратил на “примерку” теперь уже своего корабля “Союз ТМ-24”, находящегося в МИКе 2-й площадки, недалеко от Гагаринского старта. К прибытию Корзуна, Калери и Андре-Деэ специалисты РКК “Энергия” успели заменить индивидуальные ложементы и вытащить укладки с личными вещами прежнего экипажа.

Валерий, Александр и Клоди проверили все системы корабля, разместили необходимые личные вещи. Правда, из-за меньшей грузоподъемности ракеты-носителя приходилось считать каждый килограмм. Поэтому вместо 4.5 кг личного имущества было разрешено брать всего по 1.5 кг. Но это не расстроило космонавтов, ведь полет, к которому они стремились многие годы, неожиданно оказался так близок и это подымало настроение.

На следующий день, 14 августа, первый экипаж прошел тренировку на тренажере “Бивни”, занимался с бортовой документацией, отдыхал. Большая часть времени этого и последующих двух дней ушла на физические упражнения и прием сауны, причем все это было не ради удовольствия, а ради уменьшения веса. Новый экипаж оказался тяжелее прежнего килограммов на 10, и эту прибавку массы необходимо было ликвидировать.

15 августа в 7:00 местного времени состоялся вывоз РН “Союз-У” с ТК “Союз ТМ-24” на стартовый комплекс. Створки МИКа открылись на рассвете, и ракета медленно проплыла на нулевую площадку в лучах восходящего солнца. Зрелище было необыкновенно красивым. Все прошло штатно.

К сожалению, не обошлось без неприятных эксцессов. Работе фото— и видео-журналистов здорово мешали представители режима. На этот раз весь режим охраны стартового комплекса был в руках представителей РКА, в частности служащих КБОМ. Для них работа с прессой на старте оказалась делом незнакомым: куда “пущать”, а куда не “пущать” — заранее оговорено не было, и поэтому не “пущали” никуда. А прорвавшихся операторов выдворяли чуть не пинками. На одевание космонавтов были допущены все, подчеркиваю, все иностранцы, даже нежурналисты, а российскую прессу пускали по сильно сокращенному списку. На нулевую отметку запечатлеть посадку космонавтов в корабль не был допущен никто. И если ужесточение санитарно-эпидемиологического режима на 17-й площадке, где жили космонавты, легко объяснимо — дублеров не было, то к ужесточение режима на старте трудно было привыкнуть, особенно тем, кому раньше приходилось работать с корректной и профессиональной службой режима Военно-космических сил.

Видимо, сработала поговорка “Первый блин комом”. Думается, что к следующему пуску с этой площадки, а он состоится через несколько лет после завершения ее капитального ремонта, режим РКА окажется на высоте.

16 августа в актовом зале гостиницы “Космонавт” состоялась парадное заседание Госкомиссии. Заседание вел председатель Государственной (в данном случае Межгосударственной) комиссии командующий ВКС генерал-полковник Владимир Иванов. В президиуме были Генеральный директор РКА Юрий Коптев, начальник ЦПК имени Ю.А.Гагарина генерал-лейтенант Петр Климук, президент РКК “Энергия” Юрий Семенов, директор ИМБП Анатолий Григорьев, начальники Генеральный конструктор КБОМ Игорь Бармин, начальник космодрома Байконур генерал-лейтенант Алексей Шумилин и другие. На Государственной комиссии присутствовал и представитель Президента Российской Федерации Юрий Батурин.

Космонавты Александр Калери, Джон Блаха, Клоди Андре-Деэ, Леопольд Эйартц, Валерий Корзун и Павел Виноградов, как и положено улетающим космонавтам, разместились за толстым стеклом и разговоры с ними велись через микрофон.

Петр Климук доложил Госкомиссии о готовности космонавтов к выполнению программы полета 22-й основной экспедиции на комплекс “Мир”, а так же программ “Кассиопея” и NASA-3/4/5. Он отметил, что экипажи в составах:

— 1 экипаж: Г.Манаков, П.Виноградов, Дж.Блаха, К.Андре-Деэ

— 2 экипаж: В.Корзун, А.Калери, Дж.Линенджер, Л.Эйартц

полностью завершили подготовку к полету и успешно сдали все экзамены и зачеты. Но 9 августа врачами ЦПК было обнаружено отклонение в работе сердца Манакова, которое привело к его госпитализации. В результате командир первого экипажа не смог завершить предстартовую подготовку. 12 августа коллегия РКА приняла решение заменить основной экипаж дублирующим, за исключением Андре-Деэ, на полете которой настоял CNES. Климук далее отметил, что экипаж в новом составе провел тренировки и полностью готов к выполнению программы полета.

Юрий Семенов доложил комиссии, что подготовка к запуску РН “Союз-У” с кораблем “Союз ТМ-24” идет по графику без замечаний.

Начальник ИМБП Анатолий Григорьев рассказал о медико-биологической подготовке космонавтов.

Алексей Шумилин доложил о готовности совместного стартового расчета ВКС и РКА (КБОМ) произвести запуск РН точно в срок.

Выступили и другие члены комиссии. Практически без обсуждения единогласно был принят протокол Государственной комиссии, который утвердил основной экипаж в составе:

командир экипажа — полковник Валерий Корзун;

1-й бортинженер — летчик-космонавт Александр Калери;

2-й бортинженер — астронавт NASA Джон Блаха;

космонавт-исследователь CNES — Клоди Андре-Деэ.

В резерве были объявлены бортинженер Павел Виноградов и космонавт-исследователь CNES Леопольд Эйартц. Таким образом, настоящих дублеров у экипажа корабля “Союз ТМ-24” не оказалось.

Затем члены-Госкомиссии обратились к утвержденному экипажу с различными пожеланиями, а космонавты и астронавт заверили, что оправдают доверие и выполнят программу полета.

После получасового перерыва, во время которого президиум Госкомиссии конфиденциально встречался с экипажем, состоялась пресс-конференция для российских и иностранных журналистов. Ее вел замначальника ЦПК полковник Юрий Богородицкий.

Фото 2. “Фрегаты” на Госкомиссии (слева направо; А.Калери, К.Андре-Деэ, В.Корзун, Дж.Блаха). Фото автора.

Подавляющее большинство журналистов было из-за рубежа. Кроме французской прессы, были большие команды из Канады и Австралии. Европа и Америка были представлены меньшим количеством журналистов. Видимо поэтому подавляющее большинство вопросов было адресовано очаровательной Клоди:

Корреспондент: Как вы ощущаете себя единственной женщиной в мужском экипаже?

К.А.-Д.: Я считаю, что женщина вполне может входить в состав мужских экипажей и выполнять мужскую работу. Своей подготовкой женщины завоевали право заниматься исследованиями в космосе наравне с мужчинами.

Корреспондент: Каково ваше душевное состояние за сутки до старта?

К.А.-Д.: Чем ближе старт, тем напряжение возрастает. Возрастает эмоциональный настрой на работу, возрастает эмоциональный подъем. Я надеюсь, что усилия тех людей, которые помогли нам подготовиться к полету, помогут нам так же успешно его выполнить.

Корреспондент: Каковы ваши планы на время после полета?

К.А.-Д.: Я свой выбор уже сделала и стала космонавтом. Своего первого полета я ждала 11 лет и готова ждать еще 11 лет второго полета. Сразу же после полета я буду заниматься космической медициной и обрабатывать результаты исследований, проведенных в космосе.

Корреспондент “Новостей космонавтики” задал вопрос Корзуну и Калери:

— Валерий и Александр, вы сегодня кажетесь более усталыми, чем после тяжелейшей комплексной тренировки. Скажите, вам пришлось очень напряженно готовиться в последние дни и проводить какие-то дополнительные специфические тренировки или все идет штатно, как обычно?

— Мы прошли подготовку такую же, как и первый экипаж, ответил Александр Калери. — Конечно, существуют и некоторые различия в подготовке первого и второго экипажей. К примеру, у первого экипажа существовали какие-то домашние заготовки, какие-то специфические навыки в выполнении программы полета. Кроме того, они отправили часть своих вещей на шаттле и на “Прогрессе М-32”, а нам их придется использовать. Геннадий и Павел были полны идей по проведению экспериментов, выработали свои методики. Нам придется все менять. Да и в новом составе мы не работали, поэтому в оставшиеся два дня (10 и 11 августа) нам пришлось выполнить две тренировки в новом составе. Вместе с Клоди мы в тренажере корабля “Союз” отработали все этапы автономного полета корабля: выведение, стыковка, расстыковка, посадка. В остальное время мы просто принимали дела у первого экипажа, у Павла Виноградова, и знакомились с их наработками и особенностями.

Кроме того уже здесь, на космодроме, было много работы по переукладке личного снаряжения, вещей, и всего прочего, что мы должны были взять с собой на станцию. Были многочисленные совещания со специалистами. Но я не думаю, что это было слишком утомительно и чувствуем мы себя прекрасно.

И вопрос к Блахе:

— Джон, вы не готовились в составе этого экипажа, но с ними вам придется довольно долго летать. Как вы успели сработаться с Сашей и Валерой? Не возникнет ли в полете проблем с психологической совместимостью?

— Я уже несколько раз летал на шаттлах в разных экипажах и поэтому привык работать с разными людьми. Я думаю, что с Сашей и Валерой не будет никаких проблем. Мы знакомы уже полтора года и привыкать друг к другу нам не надо. Я думаю, что никаких проблем не возникнет и мы нормально поработаем в космосе.

Это был единственный вопрос к Блахе. Затем опять корреспонденты бросились опрашивать Клоди, которая подробно рассказала об экспериментах программы “Кассиопея”.

На этом пресс-конференция завершилась.

17 августа все шло в соответствии с многолетней традицией. Валерий, Александр и Клоди поднялись на рассвете и после легкого завтрака попали в руки врачей. После малоприятных процедур в одном из номеров сотрудники ЦПК попрощались с экипажами, выпили традиционное шампанское. Космонавты оставили первые автографы на дверях своего номера и под знакомые звуки “Трава у дома” сели в автобусы. Через полчаса космонавты вновь попали в руки врачей ЦПК и ИМБП, которые помогли им облачиться в полетные спасательные скафандры. За этой процедурой из-за стекла наблюдали множество журналистов, родственники Клоди, Жан-Пьер Эньерэ, который прилетел в Россию специально, чтобы проводить в космос свою “боевую подругу”, члены Госкомиссии. Владимир Иванов, Юрий Коптев, Юрий Семенов, Юрий Батурин пожелали космонавтам всего самого наилучшего.

Затем, уже на улице, состоялся традиционный рапорт председателю Государственной комиссии, а еще через 20 минут экипаж “Фрегатов” занял свои места в космическом корабле на вершине ракеты.

Предпусковая подготовка прошла без замечаний и в точно назначенное время — 17 час 18 мин московского летнего времени ТК “Союз ТМ-24” взмыл в небо.

В полете ТК “Союз ТМ-24”

Пресс-центр ВКС. 17 августа 1996 г. в 16:18:03.053 ДМВ (13:18:03 GMT — Ред.) с 5-й пусковой установки 1-й площадки космодрома Байконур сотрудниками КБОМ РКА совместно с боевыми расчетами ВКС произведен пуск ракеты-носителя “Союз-У” (11А511У — Ред.) с космическим кораблем “Союз ТМ-24” (11Ф732 №73 — Ред.).

В составе международного российско-французского экипажа — командир российский космонавт Валерий Григорьевич Корзун, бортинженер Герой Российской Федерации, летчик-космонавт РФ Александр Юрьевич Калери и космонавт-исследователь гражданка Французской Республики Клоди Андре-Деэ.

“Союз ТМ-24” был выведен на орбиту с параметрами:

— наклонение орбиты 51.633°;

— минимальное удаление от поверхности Земли 195.8 км;

— максимальное удаление от поверхности Земли 242.8 км;

— начальный период обращения 88.62 мин.

(Согласно сообщению Мирового центра данных по ракетам и спутникам, космическому аппарату “Союз ТМ-24” было присвоено международное регистрационное обозначение 1996-047А. Он также получил номер 24280 в каталоге Космического командования США — Ред.)

По данным телеметрической информации и докладам экипажа, полет проходит нормально.

Российская программа 22-й основной экспедиции на “Мир” включает в себя совместную работу с астронавтами США по программам NASA-2 и NASA-3, с космонавтом Франции по программе “Кассиопея” и космонавтом ФРГ по программе “Мир-96”.

И.Маринин. НК. ТКГ “Союз ТМ-24” (11Ф732 №73) был выведен на орбиту РН “Союз-У” (11А511У). Выведение корабля прошло гладко, несмотря на все опасения по поводу обтекателей, грузоподъемности и прочих вещей. После отделения от третьей ступени масса корабля составила 6947 кг.

Хочу сообщить, что 17 августа мне удалось наблюдать запуск "Союза" с российско-французским экипажем. Любопытно только то, что точка моего наблюдения была достаточно удалена от Байконура, — это поселок Листвянка возле места, где вытекает Ангара из Байкала, юг озера. Я поднялся на гору, где стоит большой солнечный телескоп нашего института, обзор был очень хороший, небо ясное, местное время запуска — 22.17. Грубая оценка расстояния до стартового комплекса — не менее 1500 км.

Выглядело все это следующим образом. На юго-западе над горами за Байкалом появилось яркое размытое пятно, которое на фоне сумеречного сегмента стало быстро подниматься. Как раз на этом этапе, на небольшой угловой высоте над горизонтом, яркость резко упала, — видимо, произошла отсечка двигателя третьей ступени, — и расплывающееся туманное облако, теряя яркость, продолжало движение к зениту. В области зенита были отлично видны стремительно перемещающиеся к северо-востоку две звездочки, летевшие рядом, причем "левая" — при наблюдении "в угон",

— периодически меняла яркость, видимо, за счет вращения. В области зенита небо было уже темно-синее, но были видны лишь наиболее яркие звезды.

Угловое расстояние между летящими звездочками грубо оцениваю в полградуса. Когда они проходили вблизи Арктура, можно было сопоставить видимые звездные величины всех трех объектов и сделать вывод, что они близки по этому параметру.

Сергей Язев
27 августа 1996, Иркутск

В соответствии с намеченной программой были проведены штатные операции по проверке работоспособности бортовых систем корабля. В тот же день корабль в автоматическом режиме под контролем экипажа выполнил двухимпульсный маневр дальнего сближения с орбитальным комплексом “Мир”. В 19:56:23 ДМБ двигатель был включен в первый раз на 32.89 с и выдал импульс величиной 13.96 м/с. Второй импульс величиной 14.74 м/с был выдан в 20:46:12 ДМВ включением двигателя на 34.56 с. В результате корабль перешел на орбиту с параметрами:

— Наклонение — 51.673°;

— Высота орбиты — 237.9x309.01 км;

— Период обращения — 89.702 мин.

Масса его после двух импульсов составляла 6868 кг. Таким образом, на два включения было израсходовано около 79 кг топлива. Стыковка космических аппаратов планировалась на 19 августа в 17:50 ДМВ.

18 августа Клоди Андре-Деэ доложила ЦУПу, что на борту все хорошо. “Вот только кофе не хватает, — пожаловалась она. — На борту “Союза” нет возможности вскипятить воду.”

Юрий Онуфриенко, Юрий Усачев и Шеннон Люсид вели подготовку к встрече экипажа 22-й основной экспедиции. Космонавты проверяли функционирование систем стыковки, средств радио— и телевизионной связи.

18 августа в 17:16:23 ДМВ на 18-м витке КК “Союз ТМ-24” был выполнен третий корректирующий импульс величиной 2.13 м/с. Двигатель включался на 4.97 с, было затрачено около 8 кг топлива. “СоюзТМ-24” оказался на орбите:

— Наклонение — 51.673°;

— Высота орбиты — 243.9x308.7 км;

— Период обращения — 89.766 мин.

ТКГ “Прогресс М-32” в автономном полете

18 августа. И.Маринин. НК. Сегодня в 12:33:45 ДМВ (09:33:45 GMT) произведена расстыковка транспортно-грузового корабля “Прогресс М-32” с орбитальным комплексом “Мир”. Стыковочный агрегат, расположенный на переходном отсеке базового блока, освободился для приема ТК “Союз ТМ-24”.

В 12:36:35 ДМВ ТКГ по командам с Земли сориентировался в пространстве и включил двигатели малой тяги на 10 с для увода от станции. Величина импульса увода была 0.5 м/с.

В отличие от предыдущих грузовиков “Прогресс М-32” не разрушится в ближайшее время в плотных слоях атмосферы, а останется на орбите в нескольких десятках километрах от комплекса и будет ожидать окончания российско-французского полета.

1 сентября на 1-м суточном витке он должен выполнить первый маневр фазирования с комплексом, 2 сентября на 4-м суточном произвести, если потребуется, дополнительный импульс. 3 сентября, на следующий день после ухода от комплекса ТК “Союз ТМ-23”, “Прогресс М-32” выполнит двухимпульсный маневр и стыковку и займет освободившийся стыковочный узел на модуле “Квант”.

* 18 августа в 21:54-21:57 ДМВ корреспондент “НК” И.Лисов наблюдал в московском небе совместный полет “Мира” и “Прогресса М-32”. Грузовой корабль шел позади комплекса. Европейские наблюдатели сообщили тем же вечером о чрезвычайно высокой яркости обоих аппаратов. Андреас Борманн, наблюдая из Виттена (ФРГ), оценил яркость “Мира” в -5, а “Прогресса” в -4 звездную величину.

Такой “пилотаж” первоначально не планировался и решение о его проведении было принято по следующим причинам. Во-первых, чтобы система терморегулирования функционировала без напряжения во время ориентированного полета комплекса, было необходимо загородить осевой стыковочный узел от солнца. Роль источника тени и должен был выполнять “Прогресс М-32” до прихода следующего грузовика. Во вторых, в его баках осталось достаточно много топлива, чтобы не только вернуться к станции, но и поднять высоту орбиты всего комплекса, специально пониженную во время подготовки к стыковке с “Союзом ТМ-24”. В-третьих, после двухнедельной работы на станции экипажа из шести человек, естественно, останется много бытовых отходов и отработавшего оборудование, с которым можно расстаться с помощью грузовика-мусорника, а не хранить на комплексе до очередной оказии.

Стыковка ТК “Союз ТМ-24” с ОК “Мир”

19 августа. И.Маринин. НК. Сегодня день стыковки. В 15:10 ДМВ экипаж “Скифов” сориентировали комплекс, после чего его ориентация была застабилизирована до самой стыковки с кораблем.

В 15:35 начался процесс автономного сближения. Четвертый импульс “Союза ТМ-24”, величина которого составила 28.05 м/с, был выполнен на 33-м витке в 15:45:09 ДМВ включением двигателя на 65.10 с.

В результате корабль перешел на орбиту с параметрами:

— Наклонение — 51.684°;

— Высота орбиты — 292.3x338.3 ни;

— Период обращения — 90.721 мин.

В 16:06 ДМВ “Фрегаты” включили аппаратуру сближения и стыковки “Курс”. В 16:11 свой “Курс” включили “Скифы” на “Мире”.

Последний, пятый импульс автоматика должна была начать в 16:34:16 ДМВ. По расчетам двигатель должен был включиться на 73.31 сек и выдать импульс 31.91 м/с.

Маневр прошел штатно, и вскоре корабль и станция оказались в пределах прямой видимости. В 17:23 автоматика, используя двигатели причаливания и ориентации, повела корабль на облет комплекса. В 17:37 корабль завис на расстоянии около 136 м напротив стыковочного агрегата на переходном отсеке. В 17:40 Валерий Корзун выдал команду на разрешение причаливания и автоматика осторожно повела корабль навстречу комплексу.

Касание произошло в 17:50:23 ДМВ (14:50:23 GMT) на 34-м витке корабля и 59992-м витке станции к осевому стыковочному узлу, расположенному на переходном отсеке базового блока комплекса. Для “Скифов” смена пришла на 181-е сутки полета. В этому времени базовый блок “Мира” находился на орбите 3833-е сутки, “Квант” — 3429-е, “Квант-2” — 2459-е, “Кристалл” — 2271-е, “Спектр” — 458-е, “Союз ТМ-23” — 181-е, а “Природа” — 117-е.

После стыковки орбита комплекса имела следующие параметры:

— Наклонение — 51.671°;

— Высота — 377.8x407.6 км;

— Период обращения — 92.142 мин.

Система “Курс” сработала надежно и вмешательства экипажа в процесс автоматической стыковки не потребовалось.

В 18:08 экипажи начали проверку герметичности. В.Корзун, А.Калери и К.Андре-Деэ перешли в бытовой отсек и, сняв скафандры, поставили их на сушку. Затем давление между кораблем и станцией было выравнено — впрочем, оно оказалось практически одинаковым и процесс не занял много времени. Около 19:30 открылся переходный люк и “Фрегаты” попали в объятия “Скифов”.

Начался двухнедельный период пересменки и осуществление программы ЭО-22/” Кассиопея”.

Российская часть программы ЭО-22/NASA-3 включает в себя 157 экспериментов, а американская — 40. В рамках этих программ пройдут исследования по разделам: новые технологии, наука о Земле, фундаментальная биология, Международная космическая станция, снижение риска. Кроме того, примерно в сентябре космонавты подключат на базовом блоке станции “Мир” американскую солнечную батарею. Американская программа NASA-3 начнется с приходом шаттла в сентябре.

“Промывание желудка — это вещь штатная”

И.Маринин. НК. Сразу после стыковки корреспондент “Новостей космонавтики” встретился с бортинженером бывшего основного экипажа Павлом Владимировичем Виноградовым и попросил его ответить на несколько вопросов.

Игорь Маринин (И.М): Павел, расскажи пожалуйста, в чем особенность именно этой стыковки.

Павел Виноградов (П.В.): Основное отличие от обычной стыковки в том, что для ее выполнения было зарезервировано мало топлива. Недолив, необходимый для облегчения корабля, составил около 170 кг. Из-за этого была возможна только одна попытка стыковки. Если при первой попытке произойдет что-либо нештатное, ребята “зависнут” на очень маленьком расстоянии от комплекса, порядка 500-400 м, и будут пытаться решить все проблемы. По штатной программе при отказе стыковки с первого раза корабль уходит от комплекса, а стыковка переносится на сутки, такого в этот раз быть не может. Таким образом, если корабль уйдет от комплекса, то вернуться он уже не сможет. Только с первого раза... с первого захода...

И.М.: А в чем отличие ТК “Союз ТМ-24” (11Ф732 №73) от предыдущих кораблей этой серии?

П.В.: В связи с дефицитом веса, связанным с другим топливом носителя, корабль был облегчен, если не ошибаюсь, на 180 кг. Это кроме топлива. С него был снят ряд приборов. В частности, были сняты практически все средства ручного сближения: аппаратура расчета ручного сближения, комплект ручек для ручного сближения, расположенный в бытовом отсеке, все конструктивные элементы, которые держали лазерный дальномер. Правда сам дальномер оставили, мы настояли и его оставили. Иначе ребята остались бы совсем безо всего. Его оставили, но сняли с него контейнер, в общем, облегчили по возможности. Сняли голографический экран, которым мы, космонавты, редко пользуемся. Убрали из БО спальные мешки и средства личной гигиены для командира и бортинженера. Потерпят... Убрали один иллюминатор в БО, поставили вместо него заглушку. Стекло там толстое, многослойное и одно это дало выигрыш в 6 кг. Уменьшили запасы по системе жизнеобеспечения. В частности, был убран один комплект питания (раньше укладывали на 5 суток, теперь на трое), уменьшили запасы воды, в общем выгребли все, что можно.

И.М.: Это все сделали до замены экипажа. Но новый экипаж оказался тяжелее вашего. Как же успели скомпенсировать эту разницу?

П.В.: Да, Валерий с Сашей оказались тяжелее нас с Геннадием на 14 кг. Ребята за шесть дней умудрились похудеть. Я знаю точно, что Валерий сбросил 8 кг, Саша почти 5.5 кг.

И.М.: Как же это удалось? Наверное, постоянные промывания желудков?

П.В.: Нет, что ты! Промывание желудка — это вещь штатная. Они нормально питались. Сауна, бег, усиленная физическая подготовка, частичное ограничение питания, конечно, дало такой эффект и ребята сбросили вес почти до нашего уровня. У них осталось килограмма 3-4.

И.М.: А что с личными вещами, вообще не взяли?

П.В.: Личных вещей взяли немного. Обычно разрешают 4.5 кг на троих, то есть по полтора на человека. Так вот Клод и разрешили взять все полтора килограмма, а ребятам по полкило. Честно говоря, и вещей-то личных у них не было. Такие... так сказать... быстрые сборы... Да нет, не подумай, они нормально собрались, но личных вещей набрали немного.

И.М.: Паш, много слухов ходит о здоровье Геннадия Михайловича. Что же произошло с ним на самом деле?

П.В.: У Геннадия Михайловича обнаружено заболевание сердца на предполетном медицинском обследовании. Мы отдохнули с семьями в Рузе, потом на два дня слетали на Байконур, и уже перед окончательным отлетом начали проходить штатно предполетное медицинское обследование. Это было в пятницу (9 августа — И.М.). На обследовании было выявлено отклонение в кардиограмме сердца Геннадия. Первоначально идентифицировали как возможность инфаркта миокарда. В связи с этим он был госпитализирован в кардиологию в [госпиталь] Бурденко. В дальнейшем инфаркт вроде бы подтвердился. Я не специалист в этой области, там сложная ситуация. Медицина однозначно не ставит категорического диагноза, но уже с теми отклонениями, которые были зафиксированы, вопрос о полете однозначно не стоял.

И.М.: А как он чувствует себя сейчас?

П.В.: Я у него вчера был. Чувствует он себя прекрасно. Он поддерживает свою обычную физическую форму. Правда бегать ему пока не дают, но он отжимается много раз в вертикальной стойке, как делал всегда. Чисто субъективно, самочувствие хорошее. Перед случившимся он ничего необычного не ощущал. Не было и никаких причин для этого. И когда летали на полигон, и в Рузе не было никаких потрясений. Не было никаких нарушений режима. И такой диагноз и для нас, и для него был просто как удар молнии — сильным и неожиданным. Я думаю, учитывая его характер, а он очень ответственный человек и очень серьезно подходит ко всему. Особенно последние несколько месяцев Гена очень строго подходил ко всему и в плане своего режима, и в плане вообще подготовки. Может быть эта сверхответственность и могла привести к таким вещам.

* ОК “Мир” в полностью собранном виде с раскрытыми панелями солнечных батарей и внешними конструкциями имеет длину 45.5 м, ширину 28.5 м и высоту 24.4 м. Масса станции с пристыкованным кораблем “Союз ТМ” составляет 115 тонн.

И.М.: Ты имеешь ввиду перетренировку?

П.В.: Нет, это не перетренировка. Это просто, когда человек очень сосредоточен на одной задаче и очень ответственно ко всему подходит, то забывает про себя. Это достаточно тяжело несколько лет быть в форме, готовиться... Наверное, врачи разберутся, в чем причина.

На этом наш разговор закончился. Я поблагодарил Павла Владимировича за интервью и попросил передать пожелание скорейшего выздоровления Геннадию Манакову.

Приветствие Государственного секретаря Франции

17 августа. М.Калмыков. ИТАР-ТАСС. Результатом “отличного российско-французского сотрудничества в космической области” назвал сегодня государственный секретарь Франции по вопросам научных исследований Франсуа д'Обер успешный запуск корабля “Союз ТМ-24”. Обращаясь с приветствием к участнице полета Клоди Андре-Деэ, он поздравил “первую французскую космонавтку” с успешным стартом.

Аплодисментами было встречено сообщение об успешном запуске “Союза ТМ-24” в штаб-квартире Французского космического агентства в Тулузе. “Мы восхищены профессионализмом и спокойствием французской космонавтки”, — заявил руководитель тулузского центра Жёрар Ривьер, который вспомнил, как одиннадцать лет Клоди Андре-Деэ прошла отборочное сито из семи тысяч кандидатов и поступила на работу в тулузский центр.

Отклики французской прессы

17 августа. М.Калмыков. ИТАР-ТАСС. Отметив, что сегодняшний старт российского космического корабля “Союз-ТМ-24” прошел нормально, агентство Франс Пресс обращает внимание, что первая французская астронавтка Клоди Андре-Деэ стала четвертым представителем Франции, участвующим в совместном российско-французском полете.

“В Звездном городке я встретилась с многими американскими астронавтами, которые готовятся к полетам на российских космических кораблях, — заявила астронавтка в интервью газете “Фигаро”. — Тот факт, что американцы не боятся летать на российских аппаратах, избавило и меня от всякого опасения.” Астронавтка уверена, что ей удалось “без проблем” пройти все испытания перед полетом. По ее мнению, для участия в полете совсем не обязательно быть “суперменом”.

За несколько часов до старта астронавтка предстала “намного более раскованной”, чем накануне вечером, отмечает АФП. Агентство приводит ее слова о том, что она чувствует “особую ответственность” своей миссии, намереваясь подтвердить, что женщины могут работать в космосе наравне с мужчинами. Перед полетом Клоди Андре-Деэ на французском и русском языках выразила благодарность его организаторам и своим коллегам по экипажу, на что российский космонавт Александр Калери пошутил: “Ваше присутствие станет для нас дополнительным стимулом”.

Совместная миссия “Кассиопея” стоила французской стороне около 80 млн франков (16 млн $), сообщает газета “Паризьен”. Это почти в три раза больше, чем аналогичный полет в 1992 году, поэтому Французское космическое агентство и Европейское космическое агентство “задаются вопросом”, имеет ли смысл их участие в подобных пилотируемых полетах за такую цену.

Поздравления международному экипажу

19 августа. С.Колмаков. ИТАР-ТАСС. Французский государственный министр по вопросам почты, дальней связи и освоения космоса Франсуа Фийон выразил “самые горячие поздравления” международному космическому экипажу орбитальной станции “Мир”, в состав которого входит первая французская женщина-космонавт Клоди Андре-Деэ, а также ее русские коллеги Валерий Корзун и Александр Калери.

Французский министр обратился к ним сразу после успешного перехода русско-французского экипажа корабля “Союз ТМ-24” на орбитальную станцию, где их встретили русские коллеги из 21-й экспедиции Юрий Онуфриенко, Юрий Усачев и американка Шеннон Люсид.

Программа “Кассиопея”

И.Маринин. НК. В феврале 1993 г. между Национальным центром космических исследований CNES (Франция) и НПО “Энергия” (ныне РКК “Энергия”) был подписан договор, предусматривающий осуществление на коммерческой основе двух космических полетов космонавтов Франции на ТК “Союз ТМ” и ОК “Мир”. Первый полет, программа которого называлась “Альтаир”, выполнил Жан-Пьер Эньерэ в июле 1993 г. Продолжительность полета составила 21 сутки. Дублером Эньерэ два года назад была Клоди Андре-Деэ. Именно ей CNES доверил выполнить второй полет, программа которого называется “Кассиопея”. Полет планируется продолжительностью 16 суток, из них 14 на борту комплекса “Мир”. Сумма контракта — 82 миллиона франков, из них 63 миллиона реально будут перечислены на счета РКК “Энергия”, на 10 миллионов РКК “Энергия” получила различного оборудования, в 9 миллионов оценена аппаратура, изготовленная Францией для предыдущих экспедиций и эксплуатирующаяся на “Мире” российскими космонавтами.

Проект “Кассиопея” предусматривает исследования по следующим направлениям; медицина и физиология человека, биология, физика, технология. Эксперименты разработаны в течение 3 лет на основе предложений французских научных лабораторий CNRS, СЕА, INSERM, IMASSA и университетов. Часть экспериментов разработаны совместно с российскими партнерами из ИМБП, ИППИ и РКК “Энергия”. Руководителем проекта “Кассиопея” является Лионель Суше (Lionel Suchet).

1. Медицина и биология

1.1. “Физиолаб” (“Physiolab”) — программа (комплекс приборов, соединенных с компьютером), предназначенная для исследований сердечно-сосудистой системы человека до, во время и после полета с целью изучения особенностей ее адаптации. Результат — выработка рекомендаций по улучшению профилактических мероприятий во время длительного космического полета.

В комплекс аппаратуры “Физиолаб” входят: монитор “Холтер”, “Портапресс”, “Плетизмограф”, Том”, “Чибис”, “Допплер”.

С помощью этой аппаратуры будет проведено исследование суточной динамики артериального давления, ритма сердца и ЭКГ; исследование вегетативной регуляции артериального давления и сердечного ритма, включая их связь с дыханием; исследование динамики венозного кровообращения, в том числе тонуса скелетных мышц, окружающих вены, исследование изменений артериального кровотока в аорте, сосудах мозга и бедренной артерии; исследование вегетативной регуляции артериального давления и сердечного ритма, венозного кровообращения и сосудистой реактивности при ОДНТ до, во время и после полета; исследование изменений вегетативной регуляции артериального давления и сердечного ритма, а так же артериального давления в различных сосудистых областях на начальном периоде воздействия невесомости и на участке спуска.

1.2. “Когнилаб” (“Cognilab”) — программа по нейросенсорной физиологии, включающая в себя проведение серии из 12 экспериментов по трем основным темам:

“Сила и движение” — позволит исследовать механизмы изменения восприятия человеком воспроизведенной силы, а так же изменения восприятия воспроизведенного движения при практическом отсутствии гравитации Эксперименты OS-02, OS-06. Один из экспериментов обеспечивает изменение взаимной ориентации различных сегментов тела: рука/туловище, голова/шея и др. Другой позволяет провести исследование двух биологических часов человека: “внутренних” и “часов двигательной системы”

“Зрительное восприятие и ориентация” — позволяет исследовать возможное влияние гравитации на процесс обработки зрительной информации в мозге на примере возможностей чтения перевернутого текста и скорости распознавания слов вне зависимости от ориентации. Другой эксперимент позволяет сравнивать характеристики правого и левого полушарий мозга. Эксперименты OS-07..OS-09.

“Работа и телеуправление” — эксперименты с платформой “Стюард” дают возможность исследовать механизмы управления платформой с параллельной архитектурой, дающей одновременно и большую динамику и большую жесткость. Рукоятка “Роботоп” дает возможность исследовать возможности управления механизма с тремя степенями свободы двумя руками. Этот эксперимент даст возможность выяснить, может ли “Роботоп” стать эффективным средством для управления на орбите рукой манипулятора. Эксперименты OS-10..OS-12.

1.3. “Фертиль” (“Fertile”). Цель эксперимента — осуществление оплодотворения и развитие икры амфибий в невесомости. Эксперимент поможет ответить на вопросы:

а) Возможно ли оплодотворение в микрогравитации без гиногенеза, то есть характерны ли для данного случая овуляция, встреча мужской половой клетки с женской, а также произойдет ли повторение генома каждого проядра и слияние проядер?

б) Возможно ли нормальное развитие в микрогравитации? В частности, влияет ли гравитация на образование симметрии, на плоскость дробления, синхронность первых дроблений, органогенез и морфогенез?

в) Каковы могут быть генетические последствия?

г) Возможно ли в космосе тератологическое развитие? Будут ли нарушены определение зародышевых листиков, клеточная дифференциация и органогенез?

д) Какое будет потомство животных, зачатых в космосе? Какова будет плодовитость, появятся ли мутации в первом и последующих поколениях?

Все эти эксперименты ставятся на трех самках ребристых тритонов, которые доставляются на станцию в специальном термостатируемом контейнере. Этот контейнер на станции помещается в комплекс “Фертиль”, в котором и проводится исследование. Установка включает, в частности, центрифугу, рассчитанную на ускорение 1 g. В результате тритоны и икра будут доставлены на Землю.

2. Физика

2.1. “Алис-2” (“Alice-2”) — исследование поведения жидкостей вблизи их критической точки в условиях микрогравитации. Исследуемые жидкости — двуокись углерода и шестифтористая сера.

Программа исследования является продолжением работ, выполненных на станции “Мир” с использованием аппаратуры “Алис-1” в 1992 и в 1993 г. Основой установки является прецизионный термостат, в котором введены датчики давления. Поведение жидкостей исследуется посредством оптических методов диагностики. Одним из исследуемых явлений будет т.н. пистон-эффект — особый механизм тепломассопередачи, возникающий в невесомости в сжимаемых жидкостях.

3. Технология

3.1. “Кастор” (“Castor”) — программа технических исследований по определению характеристик конструкций в полете. В ее состав входят два прибора:

“Диналаб” (“Dynalab”) предназначен для измерения амплитуды микроускорений на борту станции.

Прибор дает возможность для получения и записи информации с акселерометров и блоков ускорителей, получения и записи информации, а также управления возбуждающим устройством в эксперименте “Стержневая конструкция”; датировку записей; отображение проводимых экспериментов, передачу получаемой информации через интерфейсный блок на телеметрический канал ОК “Мир” и на Землю как в записи, так и в реальном времени.

“Треллис” (Treillis) — аппаратура для исследования динамики двухметровой металлической стержневой конструкции. Цель эксперимента — проверить правильность разработанных в CNES математических моделей и опробовать новые методы устранения вибрации.

Штатные места расположения аппаратуры: “Когнилаб” — модуль “Кристалл”, “Физиолаб” и “Диналаб” — базовый блок, “Алис” и “Треллис” — модуль “Квант”, “Фертиль” — модуль “Спектр”.

С экспериментальной аппаратурой поставляется интерфейсный блок телеизмерений для передачи на Землю информации по экспериментам “Физиолаб”, “Когнилаб” и “Диналаб”. По окончании работ по программе “Кассиопея” он может использоваться для любого другого эксперимента, требующего передачи данных.

Во время полета будут также выполняться эксперименты, предложенные членами молодежных клубов и школьниками.

Общая масса научного оборудования по программе Кассиопея”, доставленного ТКГ “Прогресс М-32” на ОК “Мир”, составила около 300 кг. После полета будет возвращено на Землю 12 кг.

Хроника совместного полета

20 августа. ИТАР-ТАСС. Второй день на борту орбитального комплекса “Мир” ведет совместные работы международный экипаж, в составе которого граждане России, Соединенных Штатов Америки и Франции.

В рамках российско-французского проекта “Кассиопея” Клоди Андре-Деэ выполнила серию медико-биологических экспериментов. С помощью аппаратуры “Физиолаб” и “Когнилаб” будут проводиться исследования процессов адаптации организма человека к невесомости.

Шеннон Люсид продолжает работы по программе “Мир-NASA”. Для нее запланированы серия технических и астрофизических экспериментов и контрольное медицинское обследование.

Российские космонавты Юрий Онуфриенко, Юрий Усачев, Валерий Корзун и Александр Калери помогают своим зарубежным коллегам в проведении научных исследований и занимаются передачей смены.

Для журналистов, освещающих этот полет, вечером состялась бортовая пресс-конференция международного экипажа.

Франс Пресс. Хотя по программе это следовало сделать позже, поздно вечером в понедельник Клоди не удержалась от соблазна вскрыть контейнер с шестью икринками тритонов. Обитатели оказались “в лучшем виде”.

23 августа. ИТАР-ТАСС. Работу по программе “Мир-NASA” продолжила на борту научно-исследовательского комплекса “Мир” американская астронавтка Шеннон Люсид. Ей провела съемки некоторых районов земной поверхности, прошла контрольно-медицинские обследования. Клоди Андре-Деэ будет работала по российско-французской программе “Кассиопея”, в которую включены различные биологические эксперименты, исследования процессов адаптации организма человека к условиям космического полета.

Старожилы космоса Юрий Онуфриенко и Юрий Усачев, у которых в этот день завершился шестой месяц работы на станции, провели очередные тренировки с использованием пневмовакуумного костюма “Чибис”, имитирующего земное притяжение, выполнили ряд технических экспериментов. В ходе продолжена передача смены космонавтам 22-й экспедиции Валерию Корзуну и Александру Калери.

В минувшие дни в программу полета шестерых космонавтов экипажей 21-й и 22-й основных экспедиций “Мира”, работающих на орбите уже пятый день, были включены астрофизические, геофизические, медико-биологические исследования и эксперименты, а также телевизионные репортажи с орбиты.

23 августа. Сообщение NASA. Космическая станция “Мир” стала домом для шестерых космонавтов из трех стран — России, Франции и США — после успешной стыковки “Союза ТМ-24” 19 августа. Все шесть членов экипажа участвовали в объединенной пресс-конференции 26 августа.

На прошедшей неделе Люсид подготовилась к завершению своей работы на “Мире” и провела тщательную инвентаризацию экспериментов и аппаратуры в модулях “Спектр” и “Природа” для Джона Блахи. К настоящему времени Люсид упаковала семь мешков готовых образцов, данных и аппаратуры, являющихся результатом ее 5-месячной работы на “Мире”. “Атлантис” доставит этот груз ученым на Землю.

Люсид продолжала научные исследования, и в частности наблюдала за ростом карликовой пшеницы в российско-словацкой установке “Свет” в рамках эксперимента “Оранжерея”. Недавно Шеннон доложила, что посаженные в начале августа растения выросли до 5 см. Периодически Шеннон фиксирует отдельные растения для последующего изучения на Земле, в то время как некоторые смогут расти в течение трех месяцев.

В конце текущей недели возобновились после двух опытных прогонов для поиска неисправностей работы на печи QUELD. После двух прогонов была выявлена ошибка в программном обеспечении печи, и сегодня должны быть обработаны четыре образца. После этого останется сделать еще два образца, и программа экспериментов на QUELD будет выполнена полностью. Всего за время полета Люсид выполнено более 40 экспериментов на QUELD.

Готовя “фронт работ” для Джона Блахи, Люсид провела проверки биотехнологической системы BTS в модуле “Природа”. По ее сообщениям, BTS находится в хорошем состоянии и будет использована для разнообразных длительных экспериментов, начиная с роста культур тканей в “Биореакторе” во время полета Дж.Блахи.

Остальные системы “Мира” находятся в хорошем состоянии. Система “Электрон” “Мира”, которая производит кислород путем каталитического преобразования бортовой воды, ожидает перезарядки азотом, который используется для периодической продувки и наддува системы. В сентябре “Атлантис” доставит на “Мир” запас азота, и дополнительное количество будет доставлено “Прогрессом М-33” в октябре. Однако малое количество азота в системе “Электрон” не оказало вредного влияния на работу на борту ОК “Мир”.

Другие российские космонавты и американские астронавты, ожидающие следующих полетов на “Мире”, продолжают месячную подготовку в Космическом центре имени Джонсона в Хьюстоне. Они вернутся в ЦПК имени Ю.А.Гагарина в начале сентября для возобновления подготовки по системам “Мира”.

США. Подготовка полетов шаттлов

И.Лисов по материалам Центра Кеннеди

STS-79 “Атлантис”

С 10 июля Атлантис” стоял в 1-м высоком отсеке Здания сборки системы VAB, ожидая окончания сборки нового набора ускорителей RSRM-56/BI-83 на подвижной стартовой платформе MLР-1 в 3-м высоком отсеке VAB. 29 июля стык между вторым и третьим сегментом правого ускорителя был проверен и найден герметичным. Установка четвертого сегмента планировалась на 30 июля, но была отложена из-за повреждения и состоялась только 31 июля. Наконец, 1 августа была установлена носовая часть ускорителя, и можно было разбирать старый комплект на стартовой платформе MLP-2 (“Атлантис”/RSRM -54/ЕТ-80).

Утром 2 августа “Атлантис” был отстыкован от ЕТ-80 и в два часа ночи на 3 августа был временно перевезен в 3-й отсек Корпуса подготовки орбитальных ступеней OPF. Корабль с транспортера не снимали и створки грузового отсека не открывали. 6 августа на “Атлантис” было подано питание для проверок микроволновой посадочной системы MSBLS и приводов основных двигателей. Был обеспечен доступ в кабину экипажа и из нее в модуль “Спейсхэб”, проведена разгрузка лаборатории с заменой критичных по времени образцов, закончены операции по установке переходного тоннеля и выполнен контроль герметичности. Были заменены уплотнения у 17-дюймовых горловин, через которые компоненты топлива из внешнего бака поступают к двигательной установке орбитальной ступени.

После завершения проверок ускорителей набора RSRM-56 внешний бак ЕТ-82 был состыкован с ними 5 августа. 13 августа, как и планировалось, “Атлантис” был возвращен из OPF в VAB (начало движения в 10.45 EDT). В тот же день вечером корабль был переведен в вертикальное положение и состыкован с ЕТ-82. 14 августа стыковка “Атлантиса” с ЕТ и RSRM закончилась. Начались контрольные интерфейсные испытания шаттла, цель которых — убедиться, что все механические и электрические соединения выполнены должным образом.

(А набор RSRM-54/BI-82 планируется теперь использовать для запуска STS-81. Для этого ускорители будут разобраны, очищены, проверены и собраны вновь. 8 августа ЕТ-80 был отстыкован от ускорителей, а 12 августа началась их разборка.)

20 августа, как и планировалось, “Атлантис” во второй раз вывезли на стартовый комплекс LC-39A. Движение MLP-1 началось

* Отсрочка запуска “Атлантиса” в полет STS-79 с 31 июля на 12 сентября вызвала сдвиг следующих полетов. Если не платить сверхурочных персоналу, на каждой подготовке удается отыграть всего неделю. Поэтому STS-81 съехал с 5 декабря 1996 на 17 января 1997 г. в 04:30 GMT. STS-84 с 1 мая перенесен на 5 июня 1997 г. Полет STS-86, последний перед модификацией “Атлантиса”, сейчас является настоящей головной болью программы. Формально он сдвинут с 11 сентября на 16 октября 1997 г. в то время как STS-87 планируется на 9 октября. Чтобы “развести” 86-й и 87-й, рассматриваются разные решения — замена орбитальной ступени, отмена полета или объединение его с другим.

* Полет шаттла по программе SRTM в мае 2000 г. вставлен в график (“НК” №11, 1996) после STS-106 и получил обозначение STS-107.

в 14:28 EDT, а в 20:29 система был закреплена на старте. 21 августа были открыты створки грузового отсека и установлены электрические и гидравлические соединения между кораблем и модулем “Спейсхэб”. 22 августа в 17:40 EDT грузовой отсек закрыли. Провели проверку готовности основной ДУ; 23 августа прошли контрольные интерфейсные испытания модуля “Спейсхэб”. Все прошло по графику, и на выходные 24-25 августа работы не планировались.

Вечером в воскресенье 25 августа в Центр Кеннеди прилетел для участия в демонстрационном предстартовом отсчете экипаж Уилльяма Ридди. Запуск “Атлантиса” пока планируется на 12 сентября.

STS-80 “Колумбия”

“Колумбия” готовится к полету по программе STS-80 в 1-м отсеке OPF. 29 июля были выполнены проверки бортовых компьютеров GPC и испарительной системы FES. 31 июля выполнялись бороскопический контроль магистралей FES и замена старой кабельной сети GPC. Позже потребовалась замена разъема GPC №5.

30 июля проверялся дистанционный манипулятор RMS. Были выполнены подключения вспомогательной силовой установки APU №1. 31 июля начались и ко 2 августа завершились функциональные испытания системы орбитального маневрирования OMS. 1 августа проходили испытания главного программно-временного устройства МЕС.

6 августа сняли теплозащиту основных двигателей “Колумбии”, а 8-10 августа были сняты сами двигатели. Установка нового комплекта двигателей была запланирована на 15-16 августа. Между снятием и установкой двигателей 12-15 августа на “Колумбию” установили тормозной парашют.

21 августа закончились функциональные испытания механизма позиционирования манипулятора RMS, и вечером того же дня RMS вновь установили в грузовой отсек. 22 августа были проведены ее испытания. В ночь на 22 августа в грузовом отсеке начались предварительные электрические испытания, проводимые перед установкой полезных нагрузок.

23 августа начались функциональные испытания правого блока двигателей OMS. 24-25 августа были проведены проверки фреонового контура охлаждения.

STS-82 “Дискавери”

“Дискавери” готовится к полету по программе STS-82 во 2-м отсеке OPF. В конце июля-начале августа велась подготовка к установке правого блока OMS и к окончанию установки манипулятора RMS. 2 августа проводились проверки гидросистем. Велась подготовка к подключениям вспомогательных силовых установок. 13 августа проводились механические функциональные испытания радиаторов и подготовка грузового отсека.

5 августа правый блок ОМS был доставлен в OPF. Установка началась 14 августа, а к 23 августа уже велись электрические подключения OMS.

21 августа велись испытания подсистемы криогенных компонентов системы энергопитания. Функциональные испытания APU закончились к 22 августа. Было решено снять батарею топливных элементов FC №3 и на всякий случай заменить в ней диафрагму.

22 августа на летную палубу “Дискавери” установили дисплеи представления данных. 23 августа была начата установка звездного датчика “Индевор”

Утром в понедельник 29 июля “Индевор” был отбуксирован из 3-го отсека OPF на Посадочный комплекс шаттлов (начало движения в 09:50 EDT). Вечером того же дня орбитальная ступень была установлена на самолет-носитель SCA.

30 июля в 06:55 EDT самолет SCA с “Индевором” вылетели из Центра Кеннеди. Запланированная посадка в Форт-Кэмпбелл в Кентукки была отменена по метеоусловиям, и в 10:10 EDT SCA прибыл на авиабазу Келли в Сан-Антонио (Техас), где был дозаправлен. Погода на западном участке трассы оставалась благоприятной, и в этот же день в 11:45 EDT “Боинг-747” вылетел с Келли и в 15:45 выполнил посадку в Палмдейле (Калифорния). Трансамериканский перелет был выполнен за один день, что бывает очень нечасто.

Утром в четверг 1 августа “Индевор” был снят с “Боинга” и отбуксирован на сборочный завод фирмы “Rockwell” в Палмдейле.

“Индевор” пробудет в Калифорнии примерно 8 месяцев — это его первая значительная модификация. Инженеры “Rockwell” выполнят тщательную инспекцию деталей конструкции орбитальной ступени, выпущенной в 1991 г. Наиболее существенным изменением конструкции станет установка внешней шлюзовой камеры вместо существующей внутренней, которая позволит “Индевору” стыковаться с Международной космической станцией. Всего же из примерно 100 изменений 8-10 связаны непосредственно с предстоящими работами по МКС.

Кроме того, будут усовершенствованы энергосистема корабля, компьютеры GPC, система теплозащиты. Будут установлены новые, более легкие кресла командира и пилота, проведены другие мероприятия по уменьшению массы “Индевора”. Ряд решений связан с повышением безопасности и сокращением объема межполетного обслуживания.

“Индевор” вернется в Центр Кеннеди в апреле 1997 г. Его первым полетом после модификации будет миссия STS-88 — доставка первых американских элементов МКС.

* Национальный аэрокосмический музей США располагает техническим экземпляром АМС “Вега”, Станция была направлена в Вашингтон из НПО имени С.А.Лавочкина три года назад и на временной основе, однако затем двое американских коллекционеров выкупили аппарат у российской фирмы и подарили его музею. “Вега” войдет в новую экспозицию, посвященную “космической гонке”, которая откроется в марте 1997 г.


США. Астронавты STS-90 будут испытывать мелатонин

13 августа. Рейтер. Известно, что в ходе 15-дневного полета шаттла астронавт в среднем недосыпает 30 часов, но неизвестно точно, каков механизм нарушения сна — то ли нерегулярное чередование восходов и закатов, то ли влияние невесомости на активность мозга, например, по регулированию температуры тела.

Нарушениям сна в ходе космического полета и способам их преодоления будет посвящен один из экспериментов в полете лаборатории “Neurolab” (STS-90) в 1998 г., подготовленный Национальным институтом здравоохранения США и бостонским госпиталем “Brigham and Women's Hospital”.

Во время полета астронавты будут использовать головные электроды, монитор на запястье и специальный костюм для измерения активности мозга, движений тела, дыхания и содержания кислорода в крови во время сна. Для улучшения сна испытуемые астронавты будут принимать гормон мелатонин, а контрольные — нейтральные таблетки. После подъема они будут проводить тесты на познавательные способности (типа запоминания списков слов), по результатам которых станет ясно, дает ли мелатонин какие-либо побочные эффекты.

Считается, что мелатонин, находящийся в естественном состоянии в шишковидном узле мозга, дает телу сигнал: “Сейчас ночь”. Он не является гипнотическим или снотворным препаратом: на типично ночных животных мелатонин действует возбуждающе. Есть данные, что этот гормон, разрешенный к применению в США в качестве пищевой добавки, помогает приспособиться к новому ритму при перелете через несколько часовых поясов, а также при тривиальной бессоннице. Однако, и это достоверно неизвестно, и в ходе эксперимента вполне могут выявиться неблагоприятные явления — головная боль, бессонница или сонливость.

Испытание в полете на шаттле — это последняя фаза исследований мелатонина в бостонском “Brigham and Women's”. До этого госпиталь проведет испытания на 36 добровольцах, которые проведут месяц в темном помещении без каких-либо временных ориентиров, принимая мелатонин.


КОСМОНАВТЫ. АСТРОНАВТЫ. ЭКИПАЖИ
Россия. Чрезвычайное происшествие с “Вулканом”

13 августа. И.Маринин. НК. На прошедшей неделе оба экипажа ЭО-22 завершали предполетную подготовку. Напомню: первый экипаж, “Вулканы”, — Г.Манаков, П.Виноградов, К.Андре-Деэ; второй экипаж, “Фрегаты”, — В.Корзун, А.Калери, Л.Эйартц.

Экипажи побывали на космодроме Байконур, где провели “примерку” и приемку корабля, прошли тренировки по стыковке на тренажере “Бивни-3”. Основной экипаж много времени уделил укладке личных вещей и оборудования в корабль.

Успели космонавты и отдохнуть с семьями в пансионате ЦПК под Рузой. До отлета на Байконур оставалось четверо суток, ничто не предвещало беды.

Но настала пятница, 9 августа, когда космонавтам было предписано пройти одно из последних медицинских обследований в ЦПК. Все шло хорошо. Клоди и Леопольд, Александр и Валерий, Павел прошли обследование без замечаний. Но на электрокардиограмме командира первого экипажа Геннадия Манакова были обнаружены отклонения. При расшифровке ЭКГ возникло подозрение на перенесенный микроинфаркт. Геннадий Михайлович настоял на повторном тестировании, ссылаясь на предыдущее обследование трехнедельной давности, когда отклонений от нормы обнаружено не было. Повторная ЭКГ подтвердила неслучайность опасения врачей: у космонавта, до старта которого оставалась неделя, был обнаружен процесс изменения в работе сердца, а с этим в полет идти по российским правилам нельзя.

Фото 3. Межведомственная комиссия. Экипаж “Вулканов” назначен основным (слева направо: К.Андре-Деэ, Г.Манаков, П.Виноградов). Фото автора.

Такое заключение не успокоило Манакова. Борясь за право полета и руководствуясь самочувствием, Геннадий Михайлович потребовал независимого обследования. Прибывшая из военного госпиталя имени Бурденко реанимационная бригада после предварительного обследования диагноз врачей ЦПК подтвердила. И, хотя жизни Манакова в этот момент ничто не угрожало, ему пришлось время до понедельника провести в реанимационном отделении госпиталя, после чего его перевели в обычную палату.

Всем стало ясно, что первый экипаж в первоначальном составе не полетит, а до старта оставалась всего неделя.

Рассматривались три варианта. Первый: замена Манакова командиром дублирующего экипажа. По действующему положению, так надо было поступать, когда экипаж находился еще в ЦПК. Этот вариант замены был логичным раньше, когда на полигон экипажи отправлялись за месяц-полтора до полета.

Оставалось время для проведения дополнительных тренировок экипажа в новом составе. Но сейчас экипажи улетают на полигон за 4-5 суток, и эта методика явно не подходила. Кроме того, в экипаже оказались бы только нелетавшие космонавты (Корзун, Виноградов, Андре-Деэ), а это еще в октябре 1977 г. было признано нецелесообразным и исключение сделали только однажды — для Юрия Маленченко и Талгата Мусабаева.

По этой же причине не подходил и другой вариант: включение в основной экипаж опытного командира из резерва. Наверстать утраченные навыки за неделю не сможет ни один космонавт.

Пришлось остановиться на третьем варианте: замена основного экипажа на дублирующий. Дублеры — на данный момент наиболее подготовленные к выполнению именно этой программы. Но такому решению воспротивились представители CNES, настаивая на полете именно Клоди Андре-Деэ, а не ее дублера Леопольда Эйартца. Наконец пришли к компромиссу. Была заменена только российская часть экипажа: вместо Манакова и Виноградова основными стали Корзун и Калери. Андре-Деэ, и конечно Блаха, который в качестве второго бортинженера станции будет доставлен на ее борт шаттлом в сентябре, продолжили подготовку.

В наступившие выходные 10 и 11 августа Корзун, Калери и Андре-Деэ прошли интенсивные тренировки по этапу автономного полета корабля “Союз ТМ” и 12 августа (на сутки раньше запланированного) отправились на космодром. Пока космонавты летели на космодром, в РКА состоялась коллегия, которая рассмотрела вышеприведенные варианты замены и приняла решение рекомендовать Государственной комиссии основной экипаж в составе: Валерий Корзун, Александр Калери, Джон Блаха, Клоди Андре-Деэ.


Фото 4. Командир основного экипажа Геннадий Манаков (в центре) с двумя бортинженерами: Павлом Виноградовым (справа) и Джоном Блохой (слева). Фото автора.

Таким образом уникальная частичная замена основного экипажа дублирующим состоялась.

Следует отметить, что средства на подготовку дублеров тратятся немалые, но система себя оправдывает. В случае замены программа полета не страдает.

И последнее, если бы в России действовала система медицинского тестирования, принятая в NASA, а наш экипаж летел бы на шаттле, то замены бы не было: Геннадий Манаков стартовал бы в космос и один Бог знает, к чему бы это привело. Дело в том, что в NASA астронавты перед полетом не проходят столь углубленное медицинское обследование и обнаружить микроинфаркт перед полетом было бы невозможно. Изменят ли после этого случая свой подход американцы — покажет время, а пока — наша система значительно снизила риск невыполнения программы полета.

Наша справка: Первый случай замены основного экипажа в нашей стране произошел в октябре 1969 г. Тогда уже на космодроме решением Госкомиссии первый экипаж КК “Союз-8” Андриян Николаев и Виталий Севастьянов были заменены дублерами Владимиром Шаталовым и Алексеем Елисеевым. Причиной замены была слабая подготовка основного экипажа, поэтому замена не стала неожиданностью.

Второй случай произошел в июне 1971 г. Тогда уже на Байконуре основной экипаж станции “Салют” и корабля “Союз-11” Алексей Леонов, Валерий Кубасов и Петр Колодин были заменены дублерами Георгием Добровольским, Владиславом Волковым и Виктором Пацаевым. Причина замены — отклонение в состоянии здоровья бортинженера Кубасова, причем впоследствии диагноз не подтвердился, и Кубасов еще дважды слетал в космос.

Третий случай произошел с экипажем “Союза-13” в 1973 г. опять же на космодроме, но такое решение Госкомиссии также не оказалось неожиданным. Основной экипаж, Лев Воробьев и Валерий Яздовский, были заменены дублерами Петром Климуком и Валентином Лебедевым из-за психологической несовместимости в экипаже

Четвертый случай произошел в 1981 г. с экипажем КК “Союз Т-4” Вячеславом Зудовым и Борисом Андреевым. Несмотря на то, что они неплохо завершили подготовку к полету, первым экипажем после сдачи всех экзаменов и зачетов Госкомиссия утвердила второй экипаж: Владимир Коваленок и Виктор Савиных. Именно они наиболее подходили для проведения ремонтных работ во время последней экспедиции на “Салют-6”.

* Как первым заметил Джеймс Оберг, в новом экипаже "Союза ТМ-24" совпали дни рождения бортинженера и космонавта-исследователя. Александр Калери родился 13 мая 1956 г., а Клоди Андре-Деэ — ровно на год позже. Это второй случай такого рода — родившиеся 16 января 1946 и 1952 г. Майкл Коутс и Блейн Хэммонд были командиром и пилотом шаттла в полете STS-39 в апреле 1991 г.

В 1983 году была проведена частичная замена экипажа. За три недели до полета волюнтаристским решением Дмитрия Федоровича Устинова без очевидных причин была выведена из первого экипажа ТК “Союз Т-8” космонавт-исследователь Ирина Пронина. Ее место в корабле занял бортинженер дублирующего экипажа Александр Серебров.

В 1987 г. из-за заболевания Александра Сереброва уже на Байконуре был отстранен от полета основной экипаж ТК “Союз ТМ-2”. Вместо Владимира Титова и Александра Сереброва в годовой полет ушли дублеры Юрий Романенко и Александр Лавейкин.

Были и другие замены в составах основных экипажей, но они происходили до окончания цикла подготовки.

США. Девять иностранцев пройдут подготовку в NASA

12 августа. И.Лисов по сообщениям NASA и Центра Джонсона. Сегодня в Космическом центре имени Л.Б.Джонсона в Хьюстоне начали общекосмическую подготовку 35 кандидатов в астронавты NASA 16-го набора (“НК” №9,1996) и 9 иностранных кандидатов. В два часа дня по местному времени кандидатов приветствовали менеджеры NASA, а затем они были представлены журналистам.

“Набор 1996 года продолжает наше международное сотрудничество в космосе в то время как мы входим в эпоху Международной космической станции, — говорит заместитель директора операций летных экипажей Центра Джонсона Роберт Гибсон. — Мы приветствуем весь набор. У них впереди — очень насыщенное время.”

Общекосмическая подготовка (по терминологии NASA — период тренировок и оценки) включает ознакомительные лекции и командировки, многочисленные занятия по научным и техническим дисциплинам, интенсивную подготовку по системам шаттла и Международной космической станции, физиологическую тренировку и наземное обучение, которое подготовит кандидатов к летным тренировкам на самолете Т-38. Американские и иностранные члены набора 1996 года также пройдут обучение технике выживания в воде и в условиях дикой природы.

Девять иностранных астронавтов, представленных своими национальными космическими агентствами и ESA, должны получить квалификацию специалистов полета для будущих экипажей шаттлов и Космической станции. По сообщению ESA, их подготовка продлится 22 месяца. Это Стив Маклин и Жюли Пайетт (Канада), Педро Дуке и Кристер Фуглесанг (ESA), Мамору Мори и Сойти Ногути (Япония), Филипп Перрен (Франция), Герхард Тиле (Германия) и Умберто Гуидони (Италия).

Краткие биографические справки на этих астронавтов приведены ниже. Подробные биографии летавших на шаттлах Маклина, Мори и Гуидони, а также Дуке и Фуглесанга, подготовленных в ЦПК имени Ю.А.Гагарина в качестве дублеров, были опубликованы в “НК” ранее.

Стив Маклин (Steve Maclean) родился 14 декабря 1954 г. в г. Оттава, провинция Онтарио, Канада. Получил степени бакалавра наук по физике в 1977 и доктора философии (физика) в 1983 г. в Йоркском университете в Торонто. В декабре 1983 г. был отобран в группу канадских астронавтов. В октябре-ноябре 1992 г. совершил космический полет на борту шаттла по программе STS-52, выполнял эксперименты по канадской программе. В настоящее время — исполняющий обязанности генерального директора Канадской программы астронавтов.

Жюли Пайетт (Julie Payette) родилась 20 октября 1963 г. в Г.Монреаль (провинция Квебек, Канада). В 1982 г. получила степень международного бакалавра в Международном колледже Атлантики Объединенного мира (Южный Уэльс), в 1986 — бакалавра по технике в Мак-Гиллском университете (Монреаль), в 1990 — магистра прикладных наук в Университете Торонто. В июне 1992 г. отобрана в отряд астронавтов Канадского космического агентства. В настоящее время — менеджер проекта по исследованиям человеко-машинного взаимодействия Канадской программы астронавтов.

Педро Дуке (Pedro Duque) родился 14 марта 1963 г. в Мадриде, Испания. В 1986 г. окончил Высшую техническую школу авиационных инженеров в Политехническом университете Мадрида. В мае 1992 г. отобран в отряд астронавтов Европейского космического агентства. Готовился в ЦПК имени Ю.А.Гагарина в качестве дублера для 30-суточного полета по программе “Euromir-94”, был координатором взаимодействия с экипажем во время этого полета. В июне-июле 1996 г. Дуке был дублером специалиста по полезной нагрузке во время полета “Колумбии” по программе STS-78 с лабораторией LMS-1.

Кристер Фуглесанг (Christer Fuglesang) родился 18 марта 1957 г. в Стокгольме, Швеция. В 1981 получил степень магистра наук по технической физике в Королевском технологическом институте, в 1987 — доктора по экспериментальной физике частиц. В 1991 г. стал доцентом (физика частиц). В мае 1992 г. отобран в отряд астронавтов Европейского космического агентства. Готовился в ЦПК имени Ю.А. Гагарина в качестве дублера для 180-суточного полета по программе “Euromir-95”, был координатором взаимодействия с экипажем во время этого полета.

Мамору Мори (Mamoru Mohri) родился 28 января 1948 г. на о-ве Хоккайдо (Япония). В 1972 получил степень магистра наук по физическим наукам в Университете Хоккайдо, а в 1976 — доктора (физические науки) в Университете Флиндерса в Южной Австралии. В сентябре 1992 г. совершил космический полет в качестве специалиста по полезной нагрузке на шаттле (STS-47) с лабораторией “Spacelab J”. В настоящее время — руководитель Отдела астронавтов.

Сойти Ногути (Soichi Noguchi) родился 15 апреля 1965 г. в Иокогаме (Япония). Получил в Университете Токио степени бакалавра (1989) и магистра (1991) по авиационной технике. В мае 1996 г. отобран в отряд астронавтов Японии с должности инженера группы аэродинамики компании “Ishikawajima-Harima Heavy Industries Co. Ltd.”.

Филипп Перрен (Philippe Perrin) родился 6 января 1963 г. в г. Мекнес (Марокко). В 1985 г. получил диплом инженера-политехника в Политехнической школе в Пализо, Франция. В 1990 г. отобран в отряд астронавтов CNES. В настоящее время — шеф-пилот Испытательного центра Бретиньи, отвечает за разработку и оценку самолета “Mirage 2000-5” для ВВС Франции. Подполковник ВВС.

Герхард Тиле (Gerhard P. J. Thiele) родился 2 сентября 1953 г. в Хайденхельм-Бренце (Германия). В 1976-1982 изучал физику в Университете Людвига Максимилиана в Мюнхене и Универистете Рупрехта Карла в Гейдельберге. Подготовил в 1982-1985 и защитил докторскую диссертацию в Институте физики окружающей среды при Гейдельбергском университете. В 1987 отобран в западногерманский отряд астронавтов. В настоящее время — астронавт DARA.

Умберто Гуидони (Umberto Guidoni) родился 18 августа 1954 г. в Риме, Италия. Получил степень бакалавра наук по физике, а в 1978 — доктора философии по астрофизике в Римском университете. Астронавт Итальянского космического агентства. В феврале 1996 г. был дублером специалиста по полезной нагрузке во время полета по программе STS-75 с привязным спутником TSS-1.

США-Канада. Астронавты для полета STS-90

12 августа. Сообщение NASA. Астронавты Ричард Линнехан (NASA) и Дэфидд Рис Уилльямс (Канадское космическое агентство) стали первыми назначенными членами экипажа для полета STS-90 с лабораторией “Neurolab”. Эта 16-дневная миссия посвящена сбору информации об адаптации людей и животных к условиям космического полета и способности людей жить в условиях микрогравитации в течение длительного времени.

Исследования будут сконцентрированы главным образом на влиянии условий невесомости на нервную систему человека. В частности, будут изучаться адаптация вестибулярной системы, синдром космической адаптации, адаптация центральной нервной системы, пути контроля способности чувствовать положение при отсутствии тяжести, а также влияние невесомости на развитие нервной системы.

Д-р ветеринарной медицины Линнехан только что вернулся из полета по программе STS-78. Для д-ра медицины Уилльямса полет STS-90 станет первым. Остальные члены экипажа будут назначены позже.

Полет “Колумбии” запланирован на март 1998 г. (запуск планируется на 19 марта — И.Л.).

США. Они будут собирать “Альфу”

16 августа. Сообщение NASA. Астронавт NASA, полковник Корпуса морской пехоты США, начальник Отдела астронавтов Роберт Кабана будет командиром первого экипажа, который доставит в космос части и начнет сборку Международной космической станции.

Пилотом экипажа STS-88 назначен майор Корпуса морской пехоты Фредерик Стёркоу, астронавт набора 1995 года. Это его первое назначение в летный экипаж. Остальные члены экипажа имеют опыт космических полетов. Это специалисты полета майор Армии США Нэнси Кёрри (3-й полет), полковник ВВС США Джерри Росс (6-й полет) и д-р Джим Ньюман (3-й полет). Для Боба Кабана полет будет четвертым.

“Мы довольны тем, что Боб будет командиром этого первого полета... — говорит директор операций летных экипажей Дэвид Листма. — Этому талантливому экипажу предстоит очень ответственный и волнующий полет.” Менеджер программы Космической станции Рэнди Бринкли выразил удовлетворение “исключительным” составом экипажа и полную уверенность в выполнении им программы полета.

В ходе семидневного полета экипаж “Индевора” осуществит сближение с запущенным в ноябре 1997 г. российской РН “Протон-К” с космодрома Байконур функционально-грузовым блоком ФГБ. Сближение будет вестись по схеме, многократно опробованной во время работы с другими космическими объектами.

За это время Нэнси Кёрри с помощью манипулятора шаттла извлечет из грузового отсека “Индевора” первый американский узловой элемент Node 1 и пристыкует его к системе стыковки ODS в ГО. Кабана подведет шаттл к ФГБ на расстояние 11 м, давая Кёрри возможность захватить его манипулятором и подстыковать адаптером РМА к стыковочному узлу на ФГБ.

Node 1 будет иметь герметичные адаптеры РМА1 и РМА2 с двух сторон. Один РМА предназначен для стыковки с ФГБ, а ко второму смогут в дальнейшем пристыковываться шаттлы, доставляя экипажи на станцию.

В двух выходах в открытый космос астронавты Росс и Ньюман (оба они имеют опыт внекорабельной деятельности — И.Л.) состыкуют энергетические коммуникации и линии данных между ФГБ, Node 1 и обоими РМА.

На следующий день после второго выхода “Индевор” отстыкуется от связки ФГБ-Node 1. На этом первое задание по сборке МКС будет считаться выполненным.

В Node 1 будет находиться одна международная стандартная стойка ПН, которая будет расконсервирована и начнет “работать” после пятого полета шаттла для сборки станции.

*Астронавт NASA Кэтрин Торнтон ушла из Отдела астронавтов и из NASA с 1 августа 1996 г. Торнтон будет профессором Школы технических и прикладных наук Университета Вирджинии и директором Центра научного образования. NASA объявило о предстоящем уходе Торнтон 5 июня, но по каким-то загадочным причинам это сообщение не было замечено редактором зарубежной информации “НК”


США-Россия. Лоренс и Вулф будут работать на “Мире”

16 августа. Сообщение NASA. Астронавты NASA коммандер ВМФ США Венди Лоренс и д-р медицины Дэвид Вулф выбраны для подготовки к полетам на космической станции “Мир” и должны прибыть в Центр подготовки космонавтов имени Ю.А.Гагарина в середине августа.

Венди Лоренс будет доставлена на “Мир” на “Атлантисе” с экипажем STS-86 в сентябре 1997 г. и проработает на станции 4 месяца с экипажами 24-й и 25-й основных экспедиций. Дэвид Вулф заменит ее на “Мире” в начале 1998 г. Он будет доставлен “Дискавери” во время полета STS-89 и будет работать с экипажами 25-й и 26-й основных экспедиций в течение еще 4 месяцев.

“Венди и Дейв являются отличной добавкой к группе астронавтов, в настоящее время готовящихся в Звездном городке или летающим на “Мире”, — говорит директор 1-й фазы программы МКС Фрэнк Калбертсон. — Они продолжат американское присутствие на “Мире” в то время, как мы работаем с нашими российскими партнерами и приближаемся к запуску первого элемента Международной космической станции в конце 1997 г.” “И Венди, и Дэвид с нетерпением ждут своих назначений,” — добавляет директор операций летных экипажей Дэвид Листма.

Венди Лоренс участвовала в 16-суточном полете STS-67 с обсерваторией ASTRO-2 в 1995 г. В настоящее время она работает координатором NASA в ЦПК имени Ю.А.Гагарина. Дэвид Вулф участвовал в полете STS-58 с медико-биологической лабораторией SLS-2 в 1993 г.

С учетом Лоренс и Вулфа, график длительных полетов американских астронавтов в рамках 1-й фазы выглядит следующим образом:

ПолетЭООсновной
астронавт
ДублерСтартПосадка
Shuttle/Mir-4ЭО-22Джон БлахаДжерри ЛиненджерSTS-79STS-81
Shuttle/Mir-5ЭО-22/23Джерри ЛиненджерМайкл ФоулSTS-81STS-84
Shuttle/Mir-6ЭО-23/24Майкл ФоулДжеймс ВоссSTS-84STS-86
Shuttle/Mir-7ЭО-24/25Венди ЛоренсДейв ВулфSTS-86STS-89
Shuttle/Mir-8ЭО-25Дейв ВулфSTS-89STS-91

И.Лисов. НК. Это официальное сообщение NASA вызывает сразу два недоуменных вопроса. Сначала о Венди. Хотя NASA предпочло об этом промолчать, это уже вторая попытка направить ее на подготовку к длительной экспедиции на “Мире”. 20 сентября 1995 г. NASA объявило ее дублером Джона Блахи и кандидатом на один из следующих полетов (“НК” №19,1995). Буквально через несколько дней “нулевая комиссия” Калбертсона-Рюмина, разбиравшая дело “длинного” Скотта Паразински, отвела кандидатуру Венди “по антропометрическим параметрам” — американка оказалась слишком... маленького роста (“НК” №21, 1995). В результате 24 октября 1995 г. NASA сообщило, что назначение Лоренс аннулировано.

Представить, что конструкция спускаемого аппарата “Союза”, на котором в случае нештатной ситуации должен садиться американский член экипажа, может быть изменена для обеспечения полета более высокого астронавта, в общем несложно. Более того, представители NASA заявляли, что такая модификация готовится. Но вот будет ли она достаточна для того, чтобы очень низкая астронавтка, которая “не могла дотянуться до органов управления”, смогла-таки лететь? Ведь трудно предположить, что Венди подросла на несколько сантиметров. Где же гарантии, что через месяц ее со скандалом не отправят домой еще раз?

В любом случае перед Венди следует снять шляпу за ее желание лететь и целеустремленность.

Во-вторых, неясно, чем провинился Джеймс Восс, который получил дублирование, но не получил полета. Зачем готовить астронавта к полету на российской станции в течение двух лет, если он останется на Земле?

США-Россия. Линенджер отделался легким испугом

17 августа. И.Досталь. НК. В газете “Труд” от 16 августа Виталий Головачев в статье “Француженка выходит на орбиту...” сообщил, что 1 июля 1996 г. решением Главной медицинской комиссии России дублер Джона Блахи в программе ЭO-22/NASA-3 Джерри Линенджер признан негодным к выполнению космического полета по состоянию здоровья из-за ограничений по зрению. Но в соответствии с договоренностью за состояние здоровья астронавтов NASA отвечают американские врачи, а по их критериям Линенджер может лететь в космос. Поэтому Линенджер скорее всего будет работать на станции.

Мы провели проверку этой информации и выяснили, что все это правда лишь отчасти. Действительно было такое медицинское заключение, потому что зрение Джерри не соответствует принятым в России нормам для космонавтов-исследователей. (Требования по зрению для командира и бортинженера значительно выше). Причем, как и в случае со Скоттом Паразински, это не явилось неожиданностью. Еще при первоначальном медицинском освидетельствовании было был поставлен соответствующий диагноз по зрению, который был доведен до американской стороны, но никакого решения принято не было. Решение же ГМК о недопущении к полету Линенджера подстегнуло соответствующие инстанции и через сутки было принято соответствующее решение, в принципе позволяющее Линенджеру лететь на “Мир”. Договоренность о том, что за состояние здоровья американских астронавтов, летящих на “Мир” несет ответственность американская сторона, действительно существует. Такая джентльменская договоренность, конечно, снимает ответственность с наших врачей за американских астронавтов, но в то же время в случае заболевания американца в полете эвакуировать его на Землю можно только на “Союзе”. А это в свою очередь ведет к прерыванию полета и оставлению станции без присмотра экипажа, что может привести к ее потере. Экономические убытки от всего вышеперечисленного в этом случае несет российская сторона и никакая компенсация со стороны США не предусмотрена.

Русские опять полетят на шаттлах

19 августа. И.Маринин. НК. В прошлом номере “НК” мы сообщали о возможном полете Елены Кондаковой на американском шаттле. Нам удалось побеседовать с Владимиром Титовым и Еленой Кондаковой перед их отлетом в США для очередной подготовки к полету.

Владимира Георгиевича Титова, пришедшего в ЦУП посмотреть на стыковку Валеры Корзуна, я попросил рассказать о предстоящих полетах, по мнению некоторых, свалившихся как снег на голову. Вот что он сообщил.

Предложения о дальнейшем сотрудничестве в пилотируемых полетах на шаттлах американской стороной было оглашено сразу после завершения их с Сергеем Крикалевым полетов. Им предлагали быть постоянно в NASA в качестве консультантов-координаторов. Но тогда на это наши лидеры не решились. В этом году у американцев появилась новая возможность включать россиян в экипажи шаттлов, и они вновь обратились с предложением отобрать русских космонавтов для подготовки в США. В этот раз предложение было принято.

Во время визита А. Гора в Россию в этом году NASA и РКА договорились о постоянном пребывании в NASA российского координатора. Первым из таких координаторов стал Анатолий Соловьев, который почти три месяца выполняет эту непростую функцию. 27 августа ему на смену отправится Юрий Маленченко. Кто будет следующим, пока не ясно.

Кроме того, договорились о включении двух россиян в экипажи шаттлов, которые полетят по программам STS-84 и STS-86 в мае и сентябре следующего года. РКК “Энергия” выбрало Елену Кондакову для программы STS-84. (При хроническом дефиците космонавтов с “Энергии” Лена, имеющая допуск медиков к коротким полетам и не занятая на непосредственной подготовке оказалась единственной подходящей кандидатурой — Ред.) Для STS-86 ЦПК предложил меня, но решение должно быть принято командующим ВВС П.Дейнекиным как только он выйдет из отпуска. А время уходить. Без него некому решать такие вопросы.

В программе STS-86 основная задача — седьмая стыковка шаттла с “Миром” с пересменкой американских астронавтов, выполняющих длительные полеты на ее борту. Другая интересная задача — одновременный выход в открытый космос четырех человек: двух из шаттла, двух из “Мира”. Причем, одним из выходящих шаттла, возможно, буду я. Моя функция в экипаже “Атлантиса” пока не определена. Будущий командир экипажа предлагает мне быть вторым специалистом полета и бортинженером. Это очень серьезно. Одно дело отвечать за проведение экспериментов и за отдельные бортовые системы, другое — участвовать в управлении шаттлом да еще и во время такой сложнейшей операции как стыковка. Видимо, решать будем на месте.

В разговоре с Владимиром Георгиевичем я заметил, что ему вновь придется получать статус космонавта-испытателя, ведь он в настоящее время таковым не числится. Дело в том, что с 1 декабря 1995 г. В.Титов — начальник управления Центра подготовки космонавтов, а это административная должность не имеет приписки “космонавт-испытатель”, и Титов не числится в отряде космонавтов. Такая ситуация с Титовым уже второй раз! Первый раз его назначили заместителем начальника управления и он выбыл из отряда космонавтов еще 6 апреля 1990 г. Но в сентябре 1992 г. его и Крикалева отобрали для полетов на шаттлах. Административная машина ворочалась медленно, и только в июле 1994 он был “переведен с понижением на должность инструктор-космонавт-испытатель 1-й группы отряда космонавтов ЦПК” с примечанием: “Назначен на низшую должность по личной просьбе для подготовки к последующим космическим полетам”. Так что Титов отдублировал Крикалева в полете по программе STS-60, официально не будучи в отряде российских космонавтов и только перед своим полетом на STS-63 был восстановлен. И вот теперь ситуация повторяется. На это Владимир Георгиевич только посмеялся. Он добавил, что в этом особой проблемы не видит. Форма у него хорошая, с медициной проблемы тоже не будет. А как все будут оформлять штабисты, не так важно.

Елена Кондакова сегодня тоже пришла в ЦУП “поболеть” за своих товарищей прямо с Главной медицинской комиссии, и настроение у нее было приподнятое. Она получила “добро” на подготовку в США и завтра, 20 августа, должна улететь в Хьюстон. Несмотря на то, что Лена торопилась домой, я успел задать ей несколько вопросов.

И.М.: Лена, а как ты думаешь, что тебя ждет в Штатах?

Л.К.: Дело в том, что первое время будут, конечно, занятия облегченные. Из-за отсутствия хорошего знания английского языка занятия будут с помощью переводчика. В середине сентября начнется непосредственная подготовка в экипаже к полету по программе STS-84.

И.М: А Владимир Титов и Сергей Крикалев поделились опытом с тобой?

Е.К.: Конечно, мы говорили на эту тему. Они предупредили, что в экипаже настоящие мужчины, суровые мужчины. Но приедем, разберемся на месте... Ими, конечно, проложена тропинка в Америку. Сейчас там есть постоянный представитель Центра подготовки космонавтов. Сейчас там Толя Соловьев, его сменит Юра Маленченко. Благодаря их помощи подготовка облегчится.

И.М.: Говорят, что все астронавты NASA должны уметь пилотировать самолет? Будут ли у тебя с этим проблемы?

Е.К.: Я думаю, что умение летать на самолете особых знаний в космонавтике не прибавит. Поскольку я не особый любитель пилотажа, то я использую отведенное для полетов время для изучения английского языка.

И.М.: А что уже известно о программе полета, кем ты будешь в экипаже?

Е.К.: Нет, роли в экипаже пока не определились, программа полета сейчас верстается. Но я знаю, что во время полета STS-84 будет тестироваться новая аппаратура по сближению на шаттле, по биотехнологии, другая аппаратура. Что касается моей роли в экипаже, то для меня это не так важно. Опыт моего полета подсказал, что любой наш космонавт является специалистом широкого профиля. У американцев это иначе. Они четко разделяют роли в экипаже между специалистом по полезной нагрузке и бортинженером.

И.М.: А почему тебя включили именно в экипаж шаттла, а не “Мира”? Какие у тебя были перспективы полететь на нашем корабле?

Е.К.: На ближайшие два года все экипажи расписаны... и меня там нет...

И.М: А почему нет? Муж не пускает?

Е.К. (со смехом): Рюмин сказал, что сделает все возможное, чтобы я больше не улетала так надолго... Обрати внимание, опять я ухожу на подготовку в канун сентября, когда первый урожай практически собран, — пошутила Лена. — Подход замечательный. Он считает, что главное — дом, семья... а в межсезонье можно и поразвлечься.

Я желаю, чтобы вся наша отрасль, все космические предприятия имели достаточное финансирование, чтобы наша космонавтика не загнулась. Ведь это одна из тех немногих отраслей, о которой мы можем говорить с понятой головой и сотрудничать с американцами на равных. Ведь у нас накоплен такой богатый опыт, которого нет у других. Хотелось бы, чтобы наше правительство обратило внимание на бедственное положение отрасли. Хотелось бы пожелать нашему предприятию, которое на этой неделе отпраздновало свой юбилей, дотянуть до конца века и удержать достойное место мирового лидера в космосе.

США-Россия. О полете Елены Кондаковой

22 августа. И.Лисов. НК. Сегодня NASA объявило официально о предстоящем полете на шаттле Елены Кондаковой.

В сообщении NASA говорится, что “опытный русский космонавт Елена Кондакова” названа специалистом полета в экипаже STS-84 в дополнение к шести астронавтам, назначенным в экипаж ранее — командиру полковнику ВВС США Чарлзу Прекурту, пилоту подполковнику ВВС США Айлин Коллинз и специалистам полета майору Корпуса морской пехоты Карлосу Норьеге, д-ру Эдварду Лу, Жану-Франсуа Клервуа и д-ру Майклу Фоулу. Этот экипаж выполнит шестую стыковку шаттла с комплексом “Мир”.

Таким образом, Елена Кондакова получила тот же статус в экипаже STS-84, что и Сергей Крикалев и Владимир Титов в экипажах STS-60 и STS-63. Кстати, Айлин Коллинз летала в одном экипаже с Владимиром Титовым, а Чарлз Прекурт уже побывал на “Мире” с экипажем STS-71.

Е.В.Кондакова в настоящее время держит мировой рекорд длительности космического полета для женщины — 169 суток. (Шеннон Люсид превысит это достижение 7 сентября.)

далее