вернемся в библиотеку?

«Наука и жизнь» 1935 г. №11



Константин Эдуардович Циолковский

Пионер в области
завоевания космоса


Даже открытие диференциального и интегрального исчисления невозможно было бы без фантазии. Фантазия есть качество величайшей ценности.

В. И. Ленин


Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет, и уже в конце концов исполнение венчает мысль.

К. Э. Циолковский


«Нет! Я не умру сегодня!»

«Так хочется жить и жить, работать и работать, ведь всю свою жизнь я мечтал своими трудами хоть немного продвинуть человечество вперед».

Так писал Константин Эдуардович Циолковский за несколько дней до смерти в телеграмме вождю трудящихся товарищу Сталину. 78 лет жизни, из них свыше 60 лет упорнейшей работы, чтобы «своими трудами хоть немного продвинуть человечество вперед».

«До революции, — писал Циолковский, — моя мечта не могла осуществиться. Лишь Октябрь принес признание трудам самоучки, лишь советская власть и партия Ленина — Сталина оказали мне действенную помощь».

В царской России величайший ученый-самоучка был затравлен ограниченными заправилами науки, видившими в лице создателя теорий межпланетных сообщений мечтателя, фантаста. Жалкие эпигоны науки высмеивали, а затем замалчивали великого ученого современности. Только Октябрь разбил стену недоверия, презрения и насмешек. Вокруг Циолковского группировалась молодежь, с энтузиазмом разрабатывавшая его идеи.

«Я почувствовал любовь народных масс, и это дало мне силы продолжать работу, уже будучи больным. Однако болезнь не дает мне закончить начатого дела. Все свои труды по авиации, ракетоплаванию и межпланетным сообщениям передаю партии большевиков и советской власти — подлинным руководителям прогресса человеческой культуры. Уверен, что они успешно закончат эти труды» 1.


1 Из телеграммы К. Э. Циолковского тов. Сталину (см. газету «Известия» и др. от 18 сентября 1935 г)

В какой стране, в какое время было это возможно, чтобы великий ученый завещал плоды своих многолетних трудов партии, трудящимся!

Наша страна, построившая величайшую гидростанцию в мире и лучший в мире метро, поднявшая в заоблачные выси стратосферы своих лучших сынов, — наша страна успешно закончит труды величайшего самоучки, первого теоретика межпланетных сообщений, Константина Эдуардовича Циолковского.

С 17 лет Циолковский стал заниматься вопросами межпланетных путешествий. В 1895 г. он выпустил книгу «Грезы о земле и небе». В 1903 г. впервые в мире появляется математически разработанная К. Э.Циолковским теория реактивного прибора. После работ 1911—1914 гг. Циолковский становится всемирно известным первым теоретиком реактивного движения. Работа Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами» заслуженно считается классической. Все остальные работы в этой области написаны значительно позже и непосредственно под влиянием его работ. Так например, во Франции первая работа Эсно-Пельтри по вопросу о реактивном движении появилась в 1912 г. В США проф. Годдард написал свой труд о ракетах лишь в 1919 г. Оберт выпустил свой труд лишь в 1923г. Приоритет Циолковского не оспаривают и за границей.

Константин Эдуардович — не только теоретик реактивного движения, пионер звездоплавания, который указал основные черты устройства ракеты на жидком топливе. Он разработал также идею цельнометаллического дирижабля переменного объема, метод гидростатического испытания модели дирижаблей и изложил оригинальную теорию полета и расчета дирижаблей. Он построил первую в СССР аэродинамическую трубу и произвел при ее помощи ряд опытов по определению влияния формы тел на сопротивление воздуха. Он за пять лет до полетов братьев Райт разработал динамику полета аэропланов. Именно благодаря своим работам в области дирижаблестроения он имел право с гордостью заявить:

«Я уверен и знаю, что советские дирижабли будут лучшие в мире».

Несомненно, что в историю имя Циолковского войдет как имя первого теоретика межпланетных пyтешествий, первого теоретика реактивных, ракетных аппаратов, дерзнувшего перешагнуть узкие границы нашей планеты.

Много мыслей, труда и энергии затратил Циолковский на разработку теории реактивного движения. Он никогда не был беспочвенным мечтателем, но, работая над любимой проблемой, он иногда рисовал захватывающие картины будущего, вполне представляя себе, насколько плодотворна фантазия, основанная на научном предвидении, как много полезного и нужного она может дать науке, человечеству. Вот что он говорит по этому вопросу:

«Фантазия также меня привлекала. Много раз я брался за сочинения на тему: «Космическое путешествие», но кончал тем, что увлекался точными соображениями и переходил на серьезную работу. Фантастические рассказы на тему межпланетных рейсов несут новую мысль в массы. Кто этим занимается, тот делает полезное дело: вызывает интерес, побуждает к деятельности мозг, рождает сочувствующих и будущих работников великих намерений. Что может быть прекраснее — найти выход из тесного мира нашей планеты, приобщиться к мировому простору и дать людям выход от земной тесноты и из тяжести! До последнего времени я предполагал, что нужны сотни лет для осуществления полетов с астрономической скоростью (8—17 км/сек.). Но непрерывная работа в последнее время указала приемы, которые дадут удивительные результаты уже через десятки лет» 1.


1 Из статьи Циолковского «Только ли фантазия?», см. «Комсомольскую правду» от 23 мая 1935 г.

Об этих трудностях, до сих пор еще нерешенных, и о новом решении, предложенном Циолковским почти буквально перед самой смертью, говорит лучший популяризатор идей Циолковского, инж. Перельман. Главнейшая трудность, которая стояла на пути практической реализации полетов в межпланетное пространство, заключается в следующем: нельзя спроектировать ракету, которая могла бы при преодолении притяжения Земли (при огромной скорости) вместить необходимое громадное количество топлива, так как конструктивно нельзя создать ракету, в которой 99 или 95% веса составляло бы топливо. Были предложены составные ракеты, соединенные так, что после использования отработавшая ракета отпадет. Это уменьшает трудности, но не устраняет их.


Схемы ракет К. Э. Циолковского

Самое новейшее средство преодоления указанной трудности, предложенное Циолковским, заключается в следующем:

Предположим, что в нашем распоряжении имеется пассажирский ракетный корабль, весящим без горючего 1 т. Подобный корабль может вмещать около 2 т горючего. Сооружение подобной ракеты не представляет конструктивных затруднений. На запас топлива приходится 83% веса ракеты. Если ракета сожжет все 5 т, то она приобретает, как это показывает расчет, скорость в 3000 м/сек. Если же будет израсходована половина запаса, то скорость будет 900 м/сек. Вообразите теперь, что в полет отправилась не одинокая ракета, а целая флотилия ракет указанного типа (т. е. конструкция которых дает 83% топлива по отношению к весу ракеты); когда каждая из них израсходует половину своего горючего, они будут лететь со скоростью 900 м/сек, держась неподалеку друг от друга. Пусть в этот момент горение приостановится и половина флотилии перельет на лету свой неизрасходованный запас горючего в полуопорожненные баки другой половины (для нынешних самолетов это вполне возможная операция). Лишенные горючего корабли планируют на землю. Флотилия, пополнившая запасы топлива, может израсходовать их без остатка и развить скорость, равную 900 + 3 000 = 3 900 м/сек. Но она не делает этого, а вновь выполняет прежний маневр: сжигает только половину запаса, и затем половина уменьшенной флотилии пополняет свои запасы топлива из ресурсов второй половины. Мы имеем ¼ первоначального числа кораблей, летящих со скоростью 900 + 900 = 1 800 м/сек. Повторяя этот маневр несколько раз, можно довести скорость ракеты до огромной величины. Чтобы получить скорость ракеты в 11 000 м/сек, доносящую ракету до орбиты Луны, нужно отправить в полет 512 ракет и произвести переливание 9 раз»1.


1 См. ст. Перельмана «Новый шаг звездоплавания» в газ. «Ленинградская правда» от 21 мая 1935 г.

Так перед самой смертью попытался решить вопрос о возможности межпланетных путешествий Циолковский. Мы знаем, что это решение еще не самое радикальное и не снимает многих других трудностей. Мы знаем, что для возможности осуществления межпланетных путешествий надо решить еще очень много вопросов овладения ракетной техникой в поясах стратосферы. Мы знаем, что до первой межпланетной «вылазки» нужно прочно овладеть высотами стратосферы в 75—100 км. И поэтому пока мы должны заниматься разрешением вопросов освоения ракетных двигателей, приборов и автоматов для управления ими.

Мы живем в необычайно интересное время. На наших глазах наша родина становится самой передовой, образованной, культурной и ведущей страной мира. Так хочется жить и работать, когда впереди не только построение коммунистического общества на земной планете, но и осуществление величайшей мечты человека — путешествия в космос.

Инж. Г. В. Авербух
Реактивный научно-иссле-
довательский институт НКТП