вернёмся в библиотеку?
Русский архив 1904 г кн 3, с 287
Перевод на современный
на дореволюционном
(отрывок)

СРАЖЕНИЕ ПРИ КУРЮК-ДАРА.

(Из воспоминаний Н. П. Поливанова).

В конце Апреля 1854 года я был определен юнкером в Эриванский карабинерный полк. Получив подорожную и конверты из штаба и из канцелярии наместника к командующему войсками на Турецкой границе князю В. О. Бебутову, я выехал из Тифлиса в Александрополь. На станциях встречались мне партии солдат выздоровевших от ран, полученных в сражении с Турками под Башкадыкляром 19 Ноября прошлаго 1853 года. Они разсказывали про удаль наших девяти тысяч против сорокатысячной Турецкой армии хорошо вооруженной и обученной. Многие из разсказчиков были украшены Георгиевскими крестами и сожалели, что их выписали «в чистую».

В Александрополе я пошел к командующему. В приемной было человек пять. Дежурный ординарец, в форме линейскаго казака с Георгиевским крестом, принял от меня бумаги и отнес в кабинет князя Бебутова. Ординарец этот был Д. И. Романовский, разжалованный из капитанов генеральнаго штаба*). В приемную вышел князь Василий Осипович Бебутов. Обойдя явившихся, он


<...>


фланг и принял над ним начальство. Немедленно ракетная команда выдвинута на правую оконечность фланга и начала действовать против улан и баши-бузуков. Это неожиданное и странное оружие произвело желанный успех. Кавалерия, стоявшая твердо под картечью и пулями, не могла выстоять под ракетами. Ракеты разом остановили натиск и произвели безпорядок в колонах. Тогда линейные казаки, три сотни Донцов, драгуны Его Высочества и мусульманская бригада бросились в атаку. Башибузуки и уланы не выдержали атаки. Турецкая конная батарея, подоспевшая на поддержку кавалерии, едва снялась с передков, была уже в руках Донцов и Линейцев полковника Скобелева, которые, изрубив прислугу, овладели тремя орудиями этой батареи. Турецкая колона пехоты пошла в штыки на шесть рот Ряжскаго полка. Силы были несоразмерны, Ряжцев подкрепили драгуны Его Высочества, и Турецкая пехота была опрокинута. Прибывшие с леваго фланга канонеры драгунскаго Паскевича полка пошли также в атаку; тогда неприятельский центр отступил, и правый фланг его уже был оттеснен от Кара-яла. Чтоб нанести последний удар, князь Бебутов лично повел в атаку на Турецкую колону два батальона Тульскаго полка, батарею полковника Де-Сажа, Донскую батарею и всю кавалерию бывшую под рукой, два дивизиона драгун Паскевича полка, охотников полковника Лорисъ-Меликова и даже свой собственный конвой. Успех наш на левом фланге и в центре не позволил неприятелю долго противустоять этой решительной атаке, и здесь неприятель должен был отступать. На нескольких пунктах Турки делали попытки удержать натиск, но безуспешно. Дружный напор наших войск скоро обратил отступление в решительное бегство. Четыре орудия драгуны отбили во время преследования. В ужасе бежали Турецкия колоны от преследования нашей кавалерии, которая рубила и топтала бегущих, бросавших ружья, ранцы, патронташи. Ура, ура! раздавалось по нашим войскам, и тучи чугуна и свинца посылали мы в след бегущаго неприятеля. Далеко преследовать мы не могли. С восхода солнца до полудня длился бой без отдыха, заряды были на исходе, раненые оставались в поле без помощи, до трех тысях выбыло у нас из строя и слишком две тысячи пленных было у нас на руках. Свежих войск, не бывших в бою, мы не имели. Войска остановлены.

Еще гремели наши орудия, еще не простыли стволы наших ружей, еще свежа была кровь на штыках и шашках, когда любимые Кавказом, храбрые полководцы князь Бебутов, князь Барятинский, генерал Брюммер, которых мы видели в самых опасных местах

<...>