вернёмся в библиотеку?
Если Вы не видите дореволюционных „ятей“, установите шрифт Palatino Linotype или читайте на современном

Проектъ воздухоплавательнаго аппарата
Н. И. Кибальчича

Защитникъ Н. И. Кибальчича — В. Н. Герардъ — въ своей рѣчи, въ особомъ присутствiи сената, характеризуя своего подзащитнаго, сказалъ: «когда я явился къ Кибальчичу, какъ назначенный ему защитникъ, меня прежде всего поразило, что онъ былъ занятъ совершенно инымъ дѣломъ, ничуть не касающимся настоящаго процесса. Онъ былъ погруженъ въ изысканiе, которое онъ дѣлалъ о какомъ-то воздухоплавательномъ снарядѣ онъ жаждалъ, чтобы ему дали возможность написать свои математическiя изысканiя объ этомъ изобрѣтенiи. Онъ ихъ написалъ и представилъ по начальству».

Самъ Кибальчичъ закончилъ свое послднее слово заявленiемъ о своемъ изобретенiи: «по частному вопросу я имѣю сдѣлать заявленiе на счетъ одной вещи, о которой уже говорилъ мой защитникъ. Я написалъ проектъ воздухоплавательнаго аппарата. Я полагаю, что этотъ аппаратъ вполнѣ осуществимъ. Я представилъ подробное изложенiе этого проекта съ рисунками и вычисленiями. Такъ какъ, вѣроятно, я уже не буду имѣть возможности выслушать взгляда экспертовъ на этотъ проектъ и вообще не буду имѣть возможности слѣдить за его судьбою, и возможно предусмотреть такую случайность, что кто-нибудь воспользуется этимъ моимъ проектомъ, то я теперь публично заявляю, что проектъ мой и эскизъ его, составленный мною, находится у г. Герарда».

О проектѣ Кибальчича много говорили и писали въ иностранныхъ газетахъ, но онъ остался необнародованнымъ. Авторъ воспоминанiй о Н. И. Кибальчичѣ, появившихся въ 1882 году, писалъ: «что касается его проекта воздухоплавательной машины, то, если не ошибаюсь, онъ состоялъ въ слѣдующемъ: всѣ нынѣ употребляемые двигатели (паръ, электричество и т. д.) не достаточно сильны для того, чтобы направлять воздушные шары. Идея Кибальчича состояла, кажется, въ томъ, чтобы замѣнить существующiе двигатели какимъ-нибудь взрывчатымъ веществомъ, вводимымъ подъ поршень. Сама по себѣ, эта идея, насколько мнѣ извѣстно, не нова; но здѣсь важны подробности: какое вещество вводится, при какихъ условiяхъ и т. д. Будетъ, конечно, очень жаль, если инквизиторская ревность правительства заставитъ его сражаться даже съ мертвымъ врагомъ и похоронить бмѣстѣ съ нимъ его, можетъ быть, въ высшей степени важное изобретенiе. Но всего вѣроятнѣе, конечно, что оно будетъ просто украдено, — благо протеста съ того свѣта никто не услышитъ.

«Знающiе Кибальчича не могутъ удивляться его философски-спокойной кончинѣ. Онъ не былъ ни на iоту боевымъ человѣкомъ, онъ не способенъ былъ поднять руку на себѣ подобное существо, онъ не могъ быть и хладнокровнымъ въ такую минуту, когда приходится сражаться. Но, при его глубокомъ убѣжденiи въ правотѣ своего дѣла, при его способности сливаться всей душой съ любимой идеей, онъ, конечно, могъ спокойно глядѣть въ глаза смерти, болѣе спокойно, чѣмъ большинство другихъ людей. И наканунѣ смерти, его, какъ известно, тревожила только судьба его проекта воздухоплаванiя, какъ Архимеда — судьба его круговъ» 1).

1)„Николай Ивановичъ Кибальчичъ, Лондонъ, 1882 г." (Сборъ въ пользу краснаго креста „Народной Воли", 24 стр.). На 3-ьей стр. указано въ примѣчанiи издателя: „рукопись получена изъ редакцiи „Народной Воли". Эта брошюра перепечатана вновь napтiей с.-р. — „Русскiй революцiонеръ. Николай Ивановичъ Кибальчичъ. Типографiя партiи с.-р. 1903". Въ этомъ изданiи добавлены выдержки изъ отчета о процессѣ 1 марта, относящiяся къ Кибальчичу, и статья Е. К. Брешковской: "Встрѣча съ Кибальчичемъ".

Ред.

Судьба проекта Кибальчича такова:

26 марта 1881 года (№1617) начальникъ жандармскаго управленiя, генералъ Комаровъ, доносилъ въ департаментъ государственной полицiи: «въ удовлетворение ходатайства обвиняемаго въ государственномъ преступленiи сына священника Николая Кибальчича, проектъ его о воздухоплавательномъ приборѣ при семъ представить честь имѣю».

На этомъ донесенiи сдѣланы двѣ помѣты: «прiобщить къ дѣлу о 1 марта» и «давать это на разсмотрѣнiе ученыхъ теперь едва-ли будетъ своевременно и можетъ вызвать только неумѣстные толки». Во избѣжанiе неумѣстныхъ толковъ, проектъ Кибальчича былъ вложенъ въ конвертъ, запечатанъ и подшитъ къ дѣлу.

Этотъ конвертъ оставался при дѣлѣ запечатаннымъ долго... 36 лѣтъ. Только въ августѣ 1917 года дѣло было обрѣтено въ архивѣ департамента полицiи, пакетъ былъ вскрытъ, и проектъ появляется на свѣтъ впервые на страницахъ «Былого».

Но Кибальчичу сказали, что проектъ его передадутъ на разсмотрѣнiе ученыхъ, и онъ ждалъ ихъ отвѣта, ихъ суда. Кончался мартъ мѣсяцъ, до смертной казни оставалось два дня, и Н. И. Кибальчичъ рѣшился утруждать 31 марта «его сiятельство господина министра внутреннихъ дѣлъ» слѣдующимъ прошенiемъ:

«По распоряженiю вашего сiятельства, мой проектъ воздухоплавательнаго аппарата переданъ на разсмотрѣнiе техническаго комитета. Не можете-ли, ваше сiятельство, сдѣлать распоряженiе о дозволенiи мнѣ имѣть свиданiе съ кѣмъ-либо изъ членовъ комитета по поводу этого проекта не позже завтрашняго утра, или, по крайней мѣрѣ, получить письменный отвѣтъ экспертизы, разсматривавшей мой проектъ, тоже не позже завтрашняго дня. Прошу еще ваше сiятельство дозволить мнѣ предсмертное свиданiе со всѣми моими товарищами по процессу или, по крайней мѣрѣ, съ Желябовымъ и Перовской».

Нечего н добавлять, что предсмертныя просьбы Кибальчича были оставлены безъ послѣдствiй.

Черезъ тридцать семь лѣтъ проектъ Кибальчича становится общимъ достоянiемъ. Воспроизводимъ его совершенно точно. Вслѣдъ за проектомъ помѣщаемъ статью современнаго спeцiaлиста по исторiи и теорiи воздухоплаванiя, инженера Н. А. Рынина, статью, въ которой читатель найдетъ высокую оценку творческой идеи Кибальчича.

П. Щ.  


Проэктъ воздухоплавательнаго прибора.

Бывшаго студента института инженеровъ путей cooбщeнiя 1), Николая Ивановича Кибальчича, члена русской соцiально-революцiонной партiи.

1) Въ институтѣ былъ принятъ на I-й курсъ 19 сентября 1871 г.: уволенъ былъ съ III курса по прошенiю 25 августа 1873 г.

Прим. ред.

Находясь въ заключенiи, за несколько дней до своей смерти, я пишу этотъ проэктъ. Я вѣрю въ осуществимость моей идеи, и эта вѣра поддерживаетъ меня въ моемъ ужасномъ положенiи.

Если же моя идея, послѣ тщательнаго обсужденiя учеными спецiалистами, будетъ признана исполнимой, то я буду счастливъ тѣмъ, что окажу громадную услугу родинѣ и человѣчеству. Я спокойно тогда встрѣчу смерть, зная, что моя идея не погибнетъ вмѣстѣ со мной, а будетъ существовать среди человѣчества, для котораго я готовъ былъ пожертвовать своей жизнiю. Поэтому я умоляю тѣхъ ученыхъ, которые будутъ разсматривать мой проэктъ, отнестись къ нему какъ можно серьезнѣе и добросовѣстнѣе и дать мнѣ на него отвѣтъ какъ можно скорѣе.

Прежде всего считаю нужнымъ замѣтить, что, будучи на свободѣ, я не имѣлъ достаточно времени, чтобы разработать свой проэктъ въ подробностяхъ и доказать его осуществимость математическими вычисленiями. Въ настоящее же время, я, конечно, не имѣю возможности достать нужные для этого матерiалы. Слѣдовательно, эта задача — подкрѣпленiе моего проэкта математическими вычисленiями — должна быть сдѣлана тѣми экспертами, въ руки которыхъ попадетъ мой проэктъ. Кромѣ того, я не знакомъ съ той массой подобныхъ же проэктовъ, которая появилась за послѣднее время, т. е., вѣрнѣе сказать, мнѣ извѣстны приблизительно идеи этихъ проэктовъ, но неизвѣстны тѣ формы, въ какихъ изобрѣтатели думаютъ осуществить свои идеи. Но, насколько мнѣ известно, моя идея еще не была предложена никѣмъ.

Въ своихъ мысляхъ о воздухоплавательной машинѣ, я прежде всего остановился на вопросѣ: какая сила должна быть употреблена, чтобы привести въ движенiе такую машину. Разсуждая a priori, можно сказать, что сила пара здѣсь не пригодна. Я не помню точно, какой процентъ тепловой энергiи, переданный пару нагрѣванiемъ, утилизируется въ видѣ работы, но знаю, что этотъ процентъ весьма невеликъ. Между тѣмъ, паровая машина громоздка сама по себѣ и требуетъ много угольнаго нагрѣванiя для приведенiя въ дѣйствiе. Поэтому я думаю, что какiя бы приспособленiя ни были придѣланы къ паровой машинѣ, — въ родѣ крыльевъ, подъемныхъ винтовъ и пр., — паровая машина не въ состоянiи поднять самое себя на воздухъ.

Въ электродвигателяхъ гораздо большая доля переданной энергiи утилизируется въ видѣ работы, но для большого электродвигателя нужна опять-таки паровая машина. Положимъ, что паровая и электродвигательная машины могутъ быть установлены на землѣ, а гальваническiй токъ можетъ по проволокамъ, на подобiе телеграфнымъ, передаваться воздухоплавательному прибору, который скользя, такъ сказать, особой металлической частью по проволокамъ, получаетъ ту силу, которою можно привести въ движенiе крылья или другiя подобныя приспособленiя снаряда. Не берусь утверждать, что подобное устройство летательнаго снаряда возможно, но если бы оно и было возможно, то, во всякомъ случаѣ, оно было бы неудобно, дорого и не представляло бы никакихъ преимуществъ передъ движенiемъ по рельсамъ.

Многiе изобрѣтатели основываютъ движенiе воздухоплавательныхъ снарядовъ на мускульной силѣ человека, какъ напримѣръ, докторъ Арендтъ. Беря типомъ устройство своихъ проэктируемыхъ машинъ — птицу, они думаютъ, что можно устроить такiя приспособленiя, которыя, будучи приведены въ движенiе собственной силой воздухоплавателя, позволять ему подниматься и летать по воздуху. Я думаю, что если и возможно устроить такого типа летательное приспособленiе, то оно все-таки будетъ имѣть характеръ игрушки и серьезнаго значенiя имѣть не можетъ.

Какая же сила применима къ воздухоплаванiю? Такой силой, по моему мнѣнiю, являются медленно горящiя взрывчатыя вещества.

Въ самомъ дѣлѣ, при горѣнiи взрывчатыхъ веществъ образуется болѣе или менѣе быстро большое количество газовъ, обладающихъ, въ моментъ образованiя, громадной энергiей. Я не помню въ точности, какую работу, если выразить ее въ килограммометрахъ, производитъ воспламененiе 1 фунтъ пороху, но, если не ошибаюсь, 1 фунтъ пороху, будучи взорванъ въ землѣ, можетъ выбросить земляную глыбу, вѣсящую 40 пудовъ. Словомъ, никакiя другiя вещества въ природѣ не обладаютъ способностью развивать въ короткiй промежутокъ времени столько энергiи какъ взрывчатыя.

Но какимъ образомъ можно применить энергiю газовъ, образующихся при воспламененiи взрывчатыхъ веществъ, къ какой-либо продолжительной работѣ? Это возможно только подъ тѣмъ условiемъ, если та громадная энергiя, которая образуется при горѣнiи взрывчатыхъ веществъ, будетъ образовываться не сразу, а въ теченiе болѣе или менѣе продолжительнаго промежутка времени.

Если мы возьмемъ фунтъ зернистаго пороха, вспыхивающаго при зажиганiи мгновенно, спрессуемъ его подъ большимъ давленiемъ въ форму цилиндра, и затѣмъ зажжемъ одинъ конецъ этого цилиндра, то увидимъ, что горѣнiе не сразу охватитъ цилиндръ, а будетъ распространяться довольно медленно отъ одного конца къ другому и съ определенной скоростью. Скорость распространенiя горѣнiя въ прессованномъ порохѣ опредѣлена изъ многочисленныхъ опытовъ и составляетъ 4 линiи въ секунду.

На этомъ свойствѣ прессованнаго пороха основано устройство боевыхъ ракетъ. Сущность этого устройства состоитъ въ слѣдующемъ. Въ жестяный цилиндръ, закрытый съ одного основанiя и открытый съ другого, вставляется плотно цилиндръ изъ прессованнаго пороха, имѣющiй по оси пустоту въ видѣ сквозного канала; горѣнiе прессованнаго пороха начинается съ поверхности этого канала и распространяется въ теченiе опредѣленнаго промежутка времени къ наружной поверхности прессованнаго пороха; образующееся при горѣнiи пороха газы производятъ давленiе во всѣ стороны, но боковыя давленiя газовъ взаимно уравновѣшиваются, давленiе же на дно жестяной оболочки пороха, не уравновѣшенное противоположнымъ давленiемъ (такъ какъ въ эту сторону газы имѣютъ свободный выходъ), толкаетъ ракету впередъ по тому направленiю, на которомъ она была установлена въ станкѣ до зажиганiя. Траэкторiя полета ракеты составляетъ параболу, подобно траэкторiи ядеръ, выпущенныхъ изъ орудiй.

Представимъ себѣ теперь, что мы имѣемъ изъ листового железа цилиндръ, извѣстныхъ размѣровъ, закрытый герметически со всѣхъ сторонъ и только въ нижнемъ днѣ своемъ заключающiй отверстiе извѣстной величины. Расположимъ по оси этого цилиндра кусокъ прессованнаго пороха цилиндрической же формы и зажжемъ его съ одного изъ основанiй (черт. 1); при горѣнiи образуются газы, которые будутъ давить на всю внутреннюю поверхность металлическаго цилиндра, но давленiя на боковую поверхность цилиндра будутъ взаимно уравновешиваться, и только давленiе газовъ на закрытое дно цилиндра не будетъ уравновешено противоположнымъ давленiемъ, такъ какъ съ противоположной стороны газы имѣютъ свободный выходъ — черезъ отверстiе въ днѣ. Если цилиндръ поставленъ закрытымъ дномъ кверху, то, при извѣстномъ давлениi газовъ, величина котораго зависитъ съ одной стороны отъ внутренней емкости цилиндра, а съ другой — отъ толщины куска прессованнаго пороха, цилиндръ долженъ подняться вверхъ.

Я не имѣю подъ руками данныхъ, которыя позволили бы хотя приблизительно опредѣлить, какое количество прессованнаго пороха должно сгорѣть въ единицу времени для того, чтобы при данныхъ извѣстныхъ размѣрахъ цилиндра и извѣстной величинѣ его тяжести, образующiеся при горѣнiи пороха газы могли бы оказать на дно цилиндра такое давленiе, которое уравновѣсило бы силу тяжести цилиндра. Но я думаю, что на практикѣ такая задача вполнѣ разрѣшима, т. е. что при данныхъ раамѣрахъ и вѣсѣ цилиндра можно, употребляя цилиндрическiе куски прессованнаго пороха извѣстной толщины, достигнуть того, что давленiе газовъ на дно будетъ уравновѣшивать тяжесть цилиндра. Реальнымъ

Черт.1.

подтвержденiемъ этого могутъ служить ракеты. Въ настоящее время изготовляются такiя ракеты, которыя могутъ поднять до пяти пудовъ разрывного снаряда. Правда, примѣръ ракеты не совсѣмъ подходить сюда, такъ какъ ракеты отличаются такой громадной быстротой полета, которая немыслима для воздухоплавательнаго прибора. Но эта быстрота происходитъ оттого, что въ ракеты помѣщаютъ значительныя количества прессованнаго пороха и, притомъ, поверхность горѣнiя его велика. Если же требуется гораздо меньшая быстрота полета вверхъ, то и количество пороха, сгорающаго въ единицу времени, должно быть гораздо меньше. Я въ точности не знаю, нужно ли для соблюденiя условiя медленности и правильности горѣнiя заключать прессованный порохъ въ плотно прилегающую къ нему оболочку? Но если бы заключенiе въ оболочку и было необходимо, то это все-таки не помѣшало бы употребленiю прессованнаго пороха для устройства аппарата.

Итакъ, вотъ схематически описанiе моего прибора:

Въ цилиндрѣ А, имѣющемъ въ нижнемъ днѣ отверстiе С, устанавливается по оси, ближе къ верхнему дну, пороховая свѣчка К (такъ буду я называть цилиндрики изъ прессованнаго пороха). Цилиндръ А, посредствомъ стоекъ N — N, прикрѣпленъ къ средней части платформы Р, на которой долженъ стоять воздухоплаватель. Для зажиганiя пороховой свѣчки, а также для устанавливанiя новой свѣчки на мѣста сгорѣвшей (при томъ, конечно, не должно быть перерыва въ горѣнiи) должны быть придуманы особые автоматическiе механизмы. Такъ, для установленiя пороховыхъ свѣчей, по мѣрѣ ихъ сгоранiя, самымъ подходящимъ автоматическимъ приспособленiемъ было бы приспособленiе, приводимое въ движенiе часовымъ механизмомъ — вслѣдствiе правильности сгоранiя пороховыхъ свѣчей. Но я не коснусь здѣсь этихъ приспособленiй, такъ какъ все это легко можетъ быть разрѣшено современной техникой.

Представимъ теперь, что свѣча К зажжена. Черезъ очень короткiй промежутокъ времени цилиндръ А наполняется горячими газами, часть которыхъ давитъ на верхнее дно цилиндра, и если это давленiе превосходитъ вѣсъ цилиндра, платформы и воздухоплавателя, то приборъ долженъ подняться вверхъ. Замѣтимъ, кстати, что въ подниманiи прибора вверхъ будетъ участвовать не одна только сила давленiя пороховыхъ газовъ: горячiе газы, наполняющiе цилиндръ А, имѣютъ меньшiй удѣльный вѣсъ, чѣмъ вѣсъ вытѣсненнаго ими воздуха, поэтому, на основанiи аэростатическаго закона, приборъ долженъ сдѣлаться легче на разницу въ вѣсѣ воздуха, наполнявшаго цилиндръ А, и вѣсѣ пороховыхъ газовъ въ немъ. Слѣдовательно, здѣсь встрѣчается также и то выгодное обстоятельство, которое въ аэростатѣ составляетъ причину поднятiя. Давленiемъ газовъ приборъ можетъ подняться очень высоко, если величина давленiя газовъ на верхнее дно будетъ все время поднятiя превышать тяжесть прибора. Если же желаютъ остановиться на извѣстной высотѣ, въ неподвижномъ состоянiи, то для этого нужно вставить менѣе толстыя пороховыя свѣчи, такъ, чтобы давленiе образующихся газовъ какъ разъ уравновѣшивало бы тяжесть прибора.

Такимъ путемъ воздухоплавательный приборъ можетъ быть поставленъ — по отношенiю къ воздушной средѣ — въ такомъ же положенiи, какъ неподвижно стоящее судно — по отношенiю къ водѣ. Какимъ же образомъ можно двинуть теперь нашъ аппаратъ въ желаемомъ направленiи? Для этого можно предложить два способа.

Можно употребить второй, подобный же цилиндръ, установленный только горизонтально и съ обращеннымъ не въ низъ, а въ сторону отверстiемъ въ днѣ. Если въ такой цилиндръ вставить подобное же праспособленiе съ пороховыми свѣчками и зажечь свѣчку, то газы, ударяясь въ дно цилиндра, заставятъ летѣть приборъ по тому направленiю, куда обращено дно. Для того же, чтобы горизонтальный цилиндръ можно было устанавливать въ какомъ угодно направленiи, онъ долженъ имѣть движенiе въ горизонтальной плоскости. Для опредѣленiя направленiя можетъ служить компасъ точно также, какъ и для плаваiя на водѣ.

Но мнѣ кажется, что можно ограничиться и однимъ цилиндромъ, если устроить его такимъ образомъ, чтобы онъ могъ быть наклоняемъ въ вертикальной плоскости, а теперь могъ бы имѣть конусообразное вращенiе. Наклоненiемъ цилиндра достигается, вмѣстѣ, и поддерживанiе аппарата въ воздухѣ, и движенiе въ горизонтальномъ направленiи. Такъ, положимъ, что сила давленiя газовъ на дно цилиндра выражается графически черезъ Р; разложимъ эту силу на составляющiя Q и R (черт. 2). Если сила Q какъ разъ равняется тяжести прибора. то онъ будетъ летѣть въ горизонтальной плоскости, движимый силой R. Слѣдовательно, цилиндръ долженъ быть наклоненъ на столько, чтобы летѣнiе происходило въ горизонтальной плоскости. Для того же, чтобы летѣнiе происходило въ опредѣленномъ направленiи, нужно конусообразнымъ поворачиванiемъ цилиндра установить ось его въ этомъ направленiи.


Черт. 2.

Но при двухъ цилиндрахъ достигается, мнѣ кажется, большая правильность полета и большая устойчивость аппарата. Дѣйствительно, при двухъ цилиндрахъ колебанiя всего аппарата меньше отклоняютъ аппаратъ отъ желаемаго направленiя, чѣмъ при одномъ. Кромѣ того, при одномъ цилиндрѣ труднѣе достигнуть такой скорости, какъ при двухъ.

Что же касается вообще до устойчивости, то, мнѣ кажется, она будетъ достаточна, въ виду того, что цилиндры расположены выше тяжелыхъ частей аппарата и при томъ такимъ образомъ, что центръ тяжести, по крайней мѣрѣ одного изъ нихъ, напр. верхняго, находится на одной отвѣсной линiи съ центромъ тяжести аппарата. Впрочемъ, для устойчивости могутъ быть придуманы какiе-нибудь регуляторы движенiя въ виде крыльевъ и т. п.

Для того, чтобы аппаратъ опустился на землю, нужно вставлять пороховыя свѣчки постепенно все меньшаго дiаметра, и тогда аппаратъ также будетъ постепенно опускаться.

Въ заключенiе замечу, что, по моему мнѣнiю, не одинъ прессованный порохъ можетъ служить для этой цѣли. Существуетъ много медленно горящихъ взрывчатыхъ веществъ, въ составь которыхъ входятъ тоже селитра, сѣра и уголь, какъ и въ порохъ, но только въ другой пропорцiи или съ примѣсью еще другихъ веществъ. Можетъ быть, какой-нибудь изъ этихъ составовъ окажется еще удобнѣе прессованнаго пороха.

Вѣрна или невѣрна моя идея — можетъ рѣшить окончательно лишь опытъ. Изъ опыта же можно лишь определить необходимыя соотношенiя между размѣрами цилиндра, толщиной пороховыхъ свѣчей и вѣсомъ поднимаемаго аппарата. Первоначальные опыты могутъ быть удобно произведены съ небольшими цилиндриками даже въ комнатѣ.

 1881 года 23 марта.




О проектѣ воздухоплавательнаго прибора системы Н. И. Кибальчича.

Помещенная выше статья Н. И. Кибальчича представляетъ интересъ для исторiи развитiя воздухоплавательныхъ аппаратовъ тяжелѣе воздуха.

Въ основу проекта авторомъ положенъ принципъ «ракеты», т. е. прибора, относящагося къ типу «реактивныхъ двигателей».

Въ этихъ двигателяхъ, напоминающихъ известное изъ физики Сегнерово колесо, необходимая для передвижения аппарата энергiя доставляется взрывами какого-либо вещества, при чемъ продукты взрыва — газы, вырываясь изъ прибора наружу черезъ отверстiе, сообщаютъ прибору движенiе въ сторону, противоположную выходу газа, благодаря своему давленiю или «реакцiи» на стѣнку, противоположную отверстiю.

Н. Кибальчичъ, учитывая необходимость использовать громадную энергiю взрыва не сразу, а постепенно, предлагаетъ примѣнять съ этой цѣлью прессованный порохъ (или другое взрывчатое вещество), который онъ помѣщаетъ въ желѣзный цилиндръ съ отверстiемъ въ одномъ днищѣ. Къ цилиндру, при помощи стоекъ, прикрѣпляется платформа, на которой располагается воздухоплаватель.

Кромѣ того, авторъ учитываетъ еще и то обстоятельство, что цилиндръ, наполненный горячими газами, будетъ обладать еще добавочной подъемной силой, благодаря разности вѣсовъ въ одномъ и томъ же объемѣ газа и вытѣсненнаго имъ воздуха. Дальнѣйшiя детали управленiя приборомъ ясны изъ статьи Кибальчича.

Въ общемъ, Кибальчичъ даетъ лишь идею устройства и дѣйствiя прибора, не подтверждая практическую осуществимость его ни разсчетами, ни конструктивными чертежами — недостатокъ, свойственный многимъ, недостаточно технически образованнымъ изобрѣтателямъ.

Отмѣтимъ здѣсь попутно главнѣйшiе недостатки подобныхъ двигателей, препятствующiе пока ихъ практическому осуществленiю: 1) быстрое нагрѣванiе стѣнокъ цилиндра и трудность ихъ охлажденiя, 2) трудность регулировки эффекта взрыва, 3) значительная быстрота сгоранiя смеси и, въ связи съ этимъ необходимость брать въ полетъ большое количество ея, 4) значительный вѣсъ цилиндровъ, 5) въ частности, въ проектѣ Кибальчича, большое сопротивленiе движенiю представляетъ платформа, на которой располагается воздухоплаватель и т. д.

Мнѣ неизвестно въ точности, кѣмъ была изобрѣтена ракета, по идеѣ которой Кибальчичемъ былъ составленъ его проектъ, и была ли кѣмъ-нибудь до Кибальчича предложена идея примѣненiя принципа ракеты къ движенiю летательнаго аппарата.

Повидимому, еще Жюль-Вернъ въ одномъ изъ своихъ романовъ даетъ продставленiе о воздушномъ кораблѣ реактивнаго типа. По крайней мѣрѣ, на этотъ романъ есть ссылка въ статьяхъ К. Цiолковскаго 1) и Вегнера 2).

1) К. Цiолковскiй. „Изслѣдованiе мiровыхъ пространствъ реактивными приборами" въ „Вѣстнике Воздухоплаванiя", 1911, № 9.

2) „Реакцiонный летательный апааратъ въ „Воздухоплавателѣ", 1909, стр. 449.

Мнѣ этого романа найти не удалось. Не смѣшиваютъ-ли оба упомянутыхъ автора полетъ въ ядрѣ на луну, описанный въ извѣстномъ романѣ Жюль-Верна «Вокругъ луны», полетъ, основанный на эффектѣ выстрѣла изъ пушки, съ «реактивнымъ» полетомъ, идея котораго совсѣмъ другая.

Если это такъ, то, насколько мнѣ удалось разобраться въ русскихъ и иностранныхъ сочиненiяхъ по воздухоплаванiю, за Н. И. Кибальчичемъ долженъ быть установленъ прiоритетъ въ идеѣ примѣненiя реактивныхъ двигателей къ воздухоплаванiю, въ идеѣ, правда, практически еще не осуществленной, но въ основѣ правильной и дающей заманчивыя перспективы въ будущемъ, въ особенности, если мечтать о межпланетныхъ путешествiяхъ.


Записка Кибальчича помѣчена 23 марта 1881 года. Интересно отмѣтить здѣсь упоминанiе о проектѣ Кибальчича въ вышедшей недавно въ Лондонѣ книгѣ: «Aerial Russia» By Lieut.-Col. В. Roustam — Bek. 1916. Авторъ, на стр. 12, пишетъ: «зародышъ русской авiацiи слѣдуетъ отнести къ началу царствованiя императора Александра III, который наслѣдовалъ въ 1881 году своему убитому отцу. Говорятъ, что одинъ изъ убiйцъ Александра II-освободителя, искусный инженеръ и математикъ Кибальчичъ (Kibaltich), будучи заключенъ въ Петропавловской крѣпости, разрабатывалъ проектъ воздушнаго корабля. Послѣ казни Кибальчича этотъ проектъ былъ представленъ на усмотрѣнiе военнаго министра, генерала Ванновскаго, который сильно заинтересовался этимъ проектомъ».

Мы знаемъ теперь, что проектъ Кибальчича не вышелъ изъ стѣнъ департамента полицiи и дальнѣйшаго движенiя не получилъ, и лишь теперь, спустя 37 лѣтъ, появляется впервые въ свѣтъ.

Послѣ Кибальчича ту же идею разрабатывалъ К. Цiолковскiй, первыя печатныя статьи котораго о реактивныхъ двигателяхъ относятся къ 1903 году (Научное обозрѣнiе, № 5). Аналогичный приборъ былъ предложенъ французомъ Лореномъ. который даже взялъ во Францiи патентъ на свое изобрѣтенiе (за № 390256) въ 1909 году (см. журналъ «L'Aerophile», 1909, р. 464). Нѣкоторые разсчеты, относящiеся къ подобному двигателю, даны Рене Арну въ журналѣ «L'Aerophile», 1 mai, 1909.

Въ 1911 году шведскiй полковникъ Унге примѣняетъ тотъ же принципъ для воздушной торпеды — рода бомбы, которая должна летѣть по принципу ракеты, вращаться и взрываться, попадая въ цѣль.

Схематическiй проектъ реактивной летательной машины по тому же принципу былъ составленъ А. Гороховымъ въ 1911 году (журналъ «Воздушный Путь» 1911 г. № 2). Довольно подробные разсчеты и описанiе устройства реактивныхъ двигателей даетъ К. Цiолковскiй въ своей вышеупомянутой статьѣ (Вѣстникъ Воздухоплаванiя, №№19, 20, 21).

Развитiе этой работы сделано К. Цiолковскимъ въ статьѣ:

«Изслѣдованiе мiровыхъ пространствъ реактивными приборами». Калуга. 1914 г. Повидимому, эта же идея заинтересовала извѣстнаго русскаго изслѣдователя въ области аэродинамики Д. П. Рябушинскаго, какъ намъ это пришлось слышать отъ него на торжественномъ засѣданiи 24 апреля 1914 года въ основанномъ имъ аэродинамическомъ институтѣ, въ Кучинѣ (близъ Москвы). Наконецъ, заслуживаетъ вниманiя книга Я. Перельмана: «Межпланетныя путешествiя», 1915 г., въ которой авторъ дѣлаетъ критику всѣхъ фантастическихъ проектовъ достичь сосѣднихъ планетъ и наибольшее вниманiе обращаетъ именно на реактивные двигатели, какъ на единственные, по его мнѣнiю, при помощи которыхъ, можетъ быть, удастся осуществить эту мечту.

Инженеръ Н. Рынинъ.
23 марта 1918 г.