«Америка» 1962 г. август (?) (№71), с.7-9


Радостно, но не без чувства тревоги следили миллионы за запуском капсулы со Скоттом Карпентером. Видел старт космонавта и его сын Марк — и быстро понесся по пляжу к телевизору, чтобы наблюдать дальнейший полет отца. В то утро 24 мая Карпентер вышел на орбиту, чтобы повторить достижение Джона Гленна: совершить три витка, В полете Гленн сосредоточил все внимание на ведении корабля, Карпентер же пять часов в космосе посвятил наблюдениям и опытам. Он проверял восприятие цветов и перспективы, выяснял возможность ведения корабля по звездам, много фотографировал, проводил опыты с питанием и движениями в состоянии невесомости, постоянно сообщал на Землю о своем самочувствии. Случайно он сделал интересное открытие, имел в полете два вида неполадок и допустил ошибку, едва не ставшую роковой.

Запуск, приземление и самый полет прошли гладко, лучше чем у Гленна. («Как будто ехал по городу в автобусе», — сострил один репортер.) Но не все было благополучно. Во время двух первых витков произошли затруднения с регулировкой температуры в скафандре. Стараясь провести как можно больше наблюдений, Карпентер израсходовал слишком много топлива и истощил все свои резервы. Эта ошибка заставила космонавта порядком попотеть; при возвращении на Землю ему еле-еле хватило горючего, чтобы правильно ориентировать корабль.

В полете Карпентер нечаянно ударился о стенку капсулы и увидел в иллюминатор, что от корабля отделился рой частиц, на которые обратили внимание и Гленн и Титов. Частицы эти, решил Карпентер, не что иное, как кристаллы инея, осевшего на холодной оболочке корабля.

Вообще полет был весьма успешным, хотя все следившие за космическим кораблем пережили тяжелые минуты, когда Карпентер опустился дальше предполагавшегося места приводнения. Только через сорок пять минут стало наконец известно, что космонавт находится вне опасности. Вскоре радио донесло его первые слова; «Чувствую себя прекрасно». Мир вздохнул с облегчением.

От отсчета времени до выхода на орбиту запуск был безупречен. Корабль мог пройти семь витков. Больше пятисот специалистов, дежуривших на станциях прослеживания во всем мире, следили за телеметрическими приборами, давали советы космонавту и были готовы выслать спасательные экспедиции в случае преждевременного приземления.
Зорко следил весь мир за космонавтом на орбите — радостно встречал его на земле


Корреспонденты газет, радио и телевидения сообщали о полете с мыса Канаверал. В центре (без шляпы) Карел Кинцл, сотрудник Пражского радио.

Вертолет подобрал Карпентера, качавшегося три часа в надувной лодке. Парашютисты-медики прикрепили к капсуле устройство, позволившее ей продержаться на воде до прибытия эсминца.


Все еще в костюме космонавта, отважный пилот корабля-спутника весело болтает с друзьями на вертолете, летящем к ожидающему их судну.


Карпентер и Гленн обмениваются опытом на острове Гранд-Терк. Космонавты по-разному объясняют появление загадочных частиц в космосе.


Старшая из двух дочерей, шестилетняя Кристен, обнимает вернувшегося во Флориду отца. В торжественной встрече космонавта в Вашингтоне и Нью-Йорке принимали участие его жена и четверо детей.



Младший сын Карпентера, одиннадцатилетний Робин, знакомится с капсулой, в которой его отец три
раза облетел Землю. Космический корабль был выставлен для обозрения недалеко от места запуска.